Что с нами не так?

Автор:
Николай Соловьев, Алексей Макатерчик (КиЛ)
Что с нами не так?
Работа №342
  • Опубликовано на Яндекс.Дзен

Акт I – Захар

Ранним июльским утром на краю вырубки остановился небольшой трехдверный Опель. Явно в спешке салон покинули двое мужчин. Тот, что постарше, быстро осмотрел окрестности и, оставшись довольным ясной погодой, предвещавшей хорошую видимость, захватил из багажника новенький карабин. Его молодой напарник возился куда дольше, несколько раз перепроверив содержимое своего рюкзака.

- Нервничаешь, Захар? – поинтересовался старший коллега, после чего укоризненно добавил. – Ты уж постарайся держать себя в руках, а то боюсь представить, что с тобой будет на боевом задании.

- Простите меня, Вектор, - виновато вздохнул Захар, обратившись к напарнику по кличке, ведь его имени он так и не выяснил. – Просто лес у меня вызывает болезненные воспоминания. Ну, вы понимаете.

- Понимаю, - кивнул Вектор, демонстративно указывая на часы. – Однако несобранный охотник – мертвый охотник. И раз уж ты решил стать одним из нас, пора научиться контролировать свои страхи. Ну, идем, времени у нас не так много.

Захар не стал спорить, терпеливо выслушав нравоучение. Он понимал: между ним и Вектором огромная разница в жизненном опыте, а так же в опыте борца с потусторонними силами.

«Ему легко говорить: контролируй свои страхи, - размышлял Захар, проверив напоследок, заряжен ли пистолет за его поясом, и поспешив за Вектором. – Что-то от этого места мне особенно не по себе. Но стоит ли говорить ему? Пожалуй, нет, а то посчитает меня тряпкой. Ладно, соберись Захар, соберись».

Поспешным шагом двое пересекли вырубку и углубились в лес. Тут же состояние Захара сильно ухудшилось. Несмотря на попытки себя успокоить им вновь овладевала тревога, соседствующая с паникой. Каждый раз, пересекая лесные просторы, Захар оборачивался на любой шорох. Не только из-за бремени ответственности, но и всякий раз вспоминая о тяжелом прошлом, он считал, что должен быть всегда начеку.

Ветка хрустнула под весом птицы, и Захар уже выслеживает глазами возможное движение вокруг дерева, машинально хватаясь за пояс с пистолетом. В этот миг его сердце будто бы остановилось, а перед глазами яркой вспышкой пронеслась жуткая сцена:

Кто-то кивнул и кинул дружеский взгляд, а, значит, не ожидал предательского удара. Только отвернулся, и топор рассек ему позвоночник. От настолько резкого удара не успел даже вскрикнуть…

Вектор, идущий на несколько шагов впереди, насмешливо ухмыльнулся и продолжил путь. Сделав затянутый вдох, Захар дождался, пока сердцебиение от увиденного затихнет, и перешагнул через поваленный ствол. Семнадцатилетний парень в спортивном костюме старался как можно быстрее забыть увиденное, посматривая то на старшего, то на окрестности за листвой. Его шаги замедлились. Парень постепенно начал отставать. Воздух вокруг казался ему все более тяжелым и влажным. Очередной тяжёлый вдох и перед глазами вновь заплясали невнятные образы:

Каблуки заскрипели на каменной поверхности моста, когда донесся всплеск воды. Глаза судорожно забегали, дрожащая рука пыталась найти оружие. Клинок с выгравированной на рукоятке стрелкой и не различимой надписью вонзился под ребра, затем еще и еще. Продолжал наносить удары, пока тело не обмякло и не перевалилось через парапет…

- Что-то не так? – настороженно спросил Вектор, заметив отставание напарника.

Захар отрицательно кивнул и только сейчас ослабил ладонь, в которой до сих пор был зажат пистолет. Вокруг него был лес, а впереди шел напарник, и он прекрасно это знал. Но пот продолжал течь по виску, а горло раз за разом пересыхать. Взору же открывалась новая сценка:

Он не успел бы убить последнего так, как запланировал. Тот уже поднимал оружие, но тут же получил пулю в лоб. Почти наугад, не прицеливаясь. Повезло. Выдохнув, убийца кинул пистолет с ножом в спортивную сумку и задрал рукав, чтоб посмотреть на часы. Успел…

Спрятав пистолет, Захар спустил шлейку рюкзака, потянул за молнию, нашел бутылку с водой и принялся обдавать лицо.

«Фух, кажется, закончилось, - облегченно вздохнул он, жестами объясняя Вектору, что он готов продолжить путь. – Везет же мне на первом задании. Конечно же, надо было назначить встречу в лесу, от одного вида которого мне плохо. Так еще и видения опять начались. Вот и как тут произвести хорошее впечатление на Вектора?»

Хоть Захар и причитал, видения пошли ему на пользу. Они смогли отвлечь его от тяжких воспоминаний, связанных с лесом, а вместе с ними притихло и чувство паники. Молодой парень наконец-то смог сосредоточиться на пути и как раз вовремя, поскольку было все труднее продираться через заросли.

“Он так спокоен” – думал Захар, не отводя глаз от похрамывающего на правую ногу седовласого мужчины в не по размеру большой серой толстовке. – “Неужели, я когда-нибудь стану таким же? На первом задании трудно понять точку зрения бывалого охотника. И все же, почему он мне кажется странным? Всего лишь потому, что вызвался взять меня с собой? Ведь не каждый готов нянчиться с малолетним профаном вроде меня”.

Словно услышав мысли парня, Вектор обернулся и сразу поймал его взгляд. Захар не сразу осознал, что на него смотрят, пока он искоса пялится на напарника.

- Если страшно или чего-то недопонимаешь, ты говори. Я всегда помогу советом.

- Да нет, все хорошо, - отмахнулся парень и сделал несколько глотков, после чего посмотрел на время. – Мы все еще успеваем на встречу?

- Да, - кивнул Вектор, видно решивший устроить небольшой привал под видом разговора. Об этом так же говорила усилившаяся хромота. - Не подумай, что я давлю на тебя, но, раз уж мы теперь напарники, объясни, что с тобой происходит? Когда мы вошли в лес, ты был как на иголках. Готов был пушкой в каждую тень тыкать. А потом в свои мысли ушел настолько, что будто вообще перестал обращать внимание на происходящее вокруг. Меня это немножко напрягает, Захар.

- Я надеялся, будет не так заметно, - вздохнул парень, опустив глаза. – У меня опять были видения. Кто-то убил нескольких человек.

- Где? – слегка насторожился Вектор.

- Понятия не имею. Где-то возле воды. Реки, может озера.

- Хм, не очень информативно, - с разочарованием отметил Вектор. – И часто у тебя такое случается? Только отвечай честно.

- К счастью редко, - поспешил обнадежить Захар. – В основном бывает, когда я сильно волнуюсь или напуган. Но я стараюсь это контролировать!

- Ну да, я вижу, - засмеялся Вектор, явно оставив недовольство при себе. – Ладно, не переживай. Видал я и более странных людей. Ну, отдохнули и хватит. Вперед.

- Вы не похожи на других, - не сразу, но выдавил из себя Захар. – Была одна команда, в которую меня отправил Центр, но те отказались брать меня с собой. Они только насмехались, приняв мою излишнюю осторожность за трусость. Да и рассказ о моем Даре они восприняли куда острее. Уж не знаю, испугались ли они или просто посчитали меня чокнутым.

- Все мы тут не первого сорта люди. Мне без разницы, каков человек. Я, наверное, смогу ужиться с любым. Потеряв либо близкого человека, либо того, с кем работал долгие годы, человек или уходит в себя, или находит вынужденную замену, - монотонно проговорил Вектор и ускорился. – Заметь, я даже не спрашивал подробностей про твой, как ты его называешь, Дар. Для меня важно лишь, чтоб он не мешал заданию. Остальное – твое дело.

- А я… я для вас замена? – замято спросил парень и поспешно добавил: - Заранее извиняюсь, если лезу не в свое дело.

- Никогда не извиняйся, сам не зная, за что. И лучше не пытайся привыкнуть к каждому проходимцу, который всего лишь взял тебя на очередное задание. Для многих из нас менять команды – это вполне естественно. Например, сейчас мы встретимся с вольной братией, о которой не знает Центр. Немного поработаем с ними, а потом снова разбежимся.

- Понятно.

- Ну и, чтоб между нами не оставалось вопросов, поясню. Нет, ты не замена кому бы то ни было, - после недолгой паузы пояснил Вектор, решив, что парню будет важно это услышать. – Я согласился работать с тобой, когда узнал твою предысторию. Видишь ли, мы оба пострадали от одной и той же твари.

- Как?! – от удивления Захар даже ненадолго остановился. – И вы тоже?

- А что тут удивительного? – вздохнул Вектор. – Ламия – одна из самых хитрых и коварных тварей, какие только мне попадались. Пусть их и немного, но окончательно истребить так и не выходит. Хоть и довольно много наших заняты их поисками.

- О да, - протянул Захар, невольно вспомнив злосчастный турпоход. Три года назад он со своим братом, родителями и дедом как обычно отправились летом отдыхать. Поход проходил обычно до той самой ночи. – Она убила всех… Всю семью на моих глазах, а меня… просто поцеловала! И оставила в живых.

- Ох, соболезную, - прикрывая черствость наигранной заботой, вздохнул Вектор. – Впрочем, твой случай еще относительно мягкий. Обычно Ламии куда как более жестоки со своими жертвами. Бывали случаи, когда твари эти похищали приглянувшихся им мужчин или женщин и волокли в свое логово. Правда, не очень понятно, зачем они это делают. А выживших свидетелей еще не было, чтоб рассказать.

Последние слова явно дались Вектору труднее. Будто бы тоже всколыхнули некие тяжкие воспоминания.

- Кстати, большая просьба. Научись хотя бы на вид казаться открытым дружелюбным товарищем и не кричать при знакомстве, что обладаешь Даром, которого все боятся. Особенно не стоит этого делать при наших новых друзьях, - Вектор слегка понизил тон, будто бы опасался, что их могут услышать. – Я не ручаюсь за их реакцию на такие откровения. Они, конечно, профи в деле охоты на Ламий, но иногда ведут себя как настоящие отморозки. Так что постарайся быть осторожнее с ними, договорились?

Захар молча кивнул и сам не заметил, что улыбнулся.

- Я постараюсь. Но все же интересно, почему у людей была такая острая реакция, когда они узнавали про дар? Неужто они боялись, что скажу, как они умрут, и прикрывались тем, что моего Дара не существует?

- Ну, на самом деле про твой «дар» не так много известно? – задумался Вектор. – Проявляет себя он не часто, какой либо закономерности найдено не было. А те, кто заявлял, что обладает подобным даром, Медиумы, как их принято называть в научной среде, ни разу не смогли проявить способности во время экспериментов. Так что многие вообще сомневаются в существовании такого дара.

- Значит, в их глазах я все же выглядел безумцем, - иронично произнес Захар.

- А ты, правда, видишь? Как у тебя там в голове это происходит? – попытался на ходу сформировать мысль Вектор. – Ты понимаешь, чья смерть перед тобой? И как часто у тебя такое?

- Например, оно было только что…

Он осекся, когда лес закончился. Вектор стоял у подножия узкой реки, берега которой были залиты кровью. Захар медленно подошел к нему, не в силах произнести ни слова. По правую сторону от них полукруглой аркой тянулся каменный мост, через который было опрокинуто одно из тел. Красные капли стекали в и без того мутную воду. Двое медленно подошли ближе, осматриваясь по сторонам и держа наготове оружие.

Сразу за мостом прибило к берегу еще одну жертву. Она лежала лицом в мутной воде, а из спины торчал топор.

- Черт! Прямо как в моем видении! - завороженно произнес Захар. – Как такое могло произойти?

Вектор ответил не сразу. Некоторое время он напряжённо всматривался куда-то под мост.

- Мне говорили, что логово ламии находится поблизости, и мы собирались наведаться туда вместе, - тихо заговорил Вектор, переведя взгляд на напарника. Как показалось Захару: опытный охотник не на шутку растерялся от увиденного. – Неужели, мы не успели? Тварь опередила нас?

Молодой парень пожал плечами и стал медленно спускаться к реке, желая поближе осмотреть тело. Вектор же так же осторожно ступил на каменный мост, прищурился и демонстративно зацокал зубами и языком, недовольно мотая головой. Не опуская оружие, он бегло осмотрел раны жертвы, после чего стал искоса наблюдать за молодым напарником.

- Что-то не сходится, - протянул Захар и свел брови, рассматривая труп с топором в спине, запутавшийся в тине.

- О чем ты?

- Ламии так не убивают. Уж я много про них вычитал. Совсем не похоже.

- Хочешь сказать, что Ламия не может орудовать топором? – слишком надменно произнес Вектор. – Это разумное существо, способное на многое.

- Тут все кончилось слишком быстро, а Ламии любят играться с жертвами, - говорил Захар, спускаясь по другую сторону берега и приближаясь к последнему телу, желая отметить способ убийства. – Люди – самое предпочтительное лакомство для Ламии именно из-за разума. С человеком можно поиграться, заставить раскрыться ужасу неминуемой гибели в его глазах, охмурить. Ведь жертва гораздо вкуснее, если…

- Хм, быть может ты и прав, - перебил его Вектор, вновь принявшись выглядывать что-то под мостом. – Так что думаешь? Кто их так? Другие люди?

- Наверное, - пробубнил Захар, осматривая последний труп. Причина смерти показалась парню вполне очевидной. – Пуля. Этого точно застрелили. Хм, ничего не понимаю. Если на них напали люди, то зачем?

- Я же говорил. Команда эта – типы не из приятных, - отозвался Вектор, перевесившись через край моста. – У них часто возникали стычки с другими командами. Иногда даже до драк доходило.

- Что же будем делать? – поинтересовался Захар, поёжившись от жутковатой предсмертной маски покойного с простреленным лбом. Вектор не ответил. Захар еще раз его окликнул, обернувшись в сторону моста, и к своему ужасу не увидел своего напарника. Парень встрепенулся, вскинул оружие и еще раз позвал Вектора. Никто не ответил. Ужасная догадка закралась в голову парня: они были здесь не одни. Только Захар успел отругать себя за недостаточную бдительность, как в его затылок врезался метко брошенный камень. В тот же миг Захар оказался на земле, выронив пистолет. Тут же послышались быстрые шаги. Перед глазами промелькнул тяжёлый армейский ботинок, пнувший пистолет в сторону. Чувствуя, как сознание медленно покидает его, Захар из последних сил пробовал хотя бы ползти, но тело слушалось крайне не охотно. К тому же вскоре его руки и ноги крепко были стянуты ремнями. Еще спустя непродолжительное время Захар увидел, как неизвестный ему мужчина вытаскивает из-под моста не подающего признаков жизни Вектора. Слезы сами собой наполнили глаза парня. Это было первое его задание. Оно же рисковало стать последним. А хуже всего было осознавать неизвестность: кто и за что так бесцеремонно оборвал его жизнь?

Акт 2 – Вектор

Солнечные лучи нехотя пробивались через маленькое окошко, скудно освещая небольшое помещение с низким потолком, служившее не то подвалом, не то сараем. Вокруг витал тяжёлый запах плесени и гниения. Как рассудил Вектор, источником запаха были ящики, заполнившие ближайший к нему угол. Впрочем, эта вонь едва ли могла доставить дискомфорт для пленника.

Как только сознание к нему вернулось, Вектор обнаружил себя прикованным к трубе, идущей вдоль одной из стен. Попытки освободиться ни к чему не привели. Оковы оказались надежными. Ситуацию усугубляла сильная головная боль – последствие аварии. Вектор чувствовал, как по лбу сквозь намокшие волосы все еще сочится кровь. Подступающая тошнота и шум в ушах так же говорили о серьезности травмы.

Когда глаза немного привыкли к полумраку, пленник внимательно осмотрелся. Взгляд сразу упал на молодого напарника, неподвижно лежавшего у противоположной стены. В отличие от Вектора его руки и ноги были связаны обычными ремнями. Это придало пленнику некую надежду, ведь напарник мог двигаться по комнате, хоть и ползком.

- Захар, Захар, – прохрипел Вектор, стараясь удержаться от крика. Он не знал, где сейчас находятся их враги, и в каком количестве, так что решил не привлекать к себе внимание лишний раз. – Захар, ну же, очнись.

Но никакой реакции от напарника не последовало, что вызвало у Вектора небольшой приступ паники.

- Черт, черт, черт, - тихо причитал Вектор, пытаясь составить хоть какой-то план, но с больной головой сосредоточиться было непросто. На смену невозмутимости, которой так восхищался Захар, пришла паника. – Как же так?! Неужели это конец?!

Пленник еще несколько раз дернулся, после чего без помощи рук сумел снять с ноги ботинок и швырнуть в Захара. На сей раз тот как будто бы шевельнулся.

- Ну же! Не время спать! – снова ощутив надежду, Вектор повысил голос, даже почти позабыв о главной боли. – Захар! Очнись же!

Однако воодушевление продлилось недолго. За стеной раздались быстрые шаги и вскоре дверь, на которую с опаской поглядывал Вектор, открылась.

Наклонив голову из-за потолка, в комнату вошел рослый мужчина в кожаной зеленой куртке, вращающий в руках металлический прут.

Когда мужчина ступил в лучи солнца, едва пробивающиеся через щель в потолке, Вектор скривился от ужаса. Щека мужчины была разодрана так, что можно было разглядеть жилы, двигающиеся в такт скулам. Вдоль уха тянулся широкий шрам животного происхождения, почти полностью забравший с собой правое ухо.

Он быстро и явно без особого интереса взглянул на неподвижного Захара, после чего, пнув парня, медленно обернулся к Вектору. На лице незнакомца сверкнула злобная улыбка. По ней Вектор быстро понял, что произойдет дальше, и инстинктивно подался назад, все сильнее вжимаясь в трубу. Мужчина осмотрел жертву с головы до ног и попутно, выбирая более удобный хват на пруте, водил языком по деснам, оголяя для взора Вектора всю полость рта сквозь рану.

- Очнулся, урод! - презрительно кинул рослый мужчина, после чего Захар инстинктивно дернулся.

Парень приоткрыл глаза, но не смог разглядеть ничего кроме пошарпанных ботинок того, кто собирается их убить. Глаза затянуло туманом, а в ушах ужасно звенело, и никуда от этого звона было не деться. Захар уперся подбородком в пол и, насколько мог, повернул голову вверх, но не смог распознать размытый силуэт мужчины. Играясь с прутом в руках, незнакомец вроде бы говорил куда-то, докуда Захар не мог дотянуться взором.

- Даже не думай терять сознание, - предположительно распознал Захар меж всплесками звона, раздирающего его разум.

- Я хочу насладиться твоей агонией, - добавил незнакомец и нанес удар.

Захар понимал, что Вектор кричал. Он еле различал угрожающие крики убийцы и мольбы Вектора, одновременно с тем пытаясь ползти вперед.

- Вот тут ты прав, - смог расслышать парень перед самым громким ударом, ознаменовавшим хруст костей. – Мне действительно побоку! Подохни!

Несмотря на скромный размах, удар был достаточно сильным. Он пришелся в плечо Вектора, ведь нападавший явно избегал попаданий по голове. Пленник стонал, извивался, старался использовать ноги, чтоб хоть как-то прикрыться или отбиться. Однако его врагу было не занимать проворства. Он всегда находил миг, когда Вектор оказывался открыт, и тут же наносил удар. По коленям, по плечам, по ребрам, по лицу. Несколько раз прибегал к помощи ног и начинал пинать пленника. Один из ударов пришелся в нос, второй едва не выбил челюсть. После был сильный удар кованым ботинком в грудь, едва не лишивший Вектора сознания, но наверняка повредивший несколько ребер. Заметив это, палач остановился, великодушно позволив пленнику откашляться и сплюнуть кровь.

- Ну как? Нравится? – восторженно засмеялся мужчина, любуясь окровавленным лицом дрожащего от боли пленника. – Ты только не отрубайся. Ты еще недостаточно настрадался.

- Пожалуйста! Пожалуйста, хватит! – раздался молящий вой позади. Мужчина медленно обернулся и брезгливо окинул взглядом зажавшегося в угол Захара, с большего справившегося с путами. Лицо молодого парня побледнело, в выпученных глазах ярко светился ужас. По всему видимому, увиденная жестокость была чрезмерной для еще не очерствевшего рассудка Захара. – Почему вы это делаете? Вы же человек!

- Захлопни пасть, малой! – рявкнул нападавший, пригрозив для пущей убедительности прутом.

- Прошу вас! Я не знаю, что Вектор вам такого сделал, но это не повод вот так…

Захар не успел договорить, как ему на голову опустился металлический прут. Тихо вскрикнув, он осел на холодный пол.

- Ты ничего не знаешь, сопляк, - фыркнул незнакомец. – Тот, кого ты защищаешь, тварь и крыса. И я еще мягко с ним обхожусь.

- Тебя зовут Столяров Егор Дмитриевич, - неожиданно произнес Захар звенящим, будто бы не своим голосом. – Предупреждаю тебя. Я медиум. Могу видеть людские смерти. И сейчас я вижу твою. Остановись, иначе она неизбежна.

- Да что ты себе возомнил, сопляк?! – взвыл Егор переполняемый одновременно злобой и недоумением. Свою фамилию и отчество он не говорил даже друзьям. Слова Захара заставили его ненадолго замешкаться, но гнев все же взял верх. Он несколько раз сильно пнул парня, пока тот не затих, после чего вернулся к Вектору.

- Надеюсь, ты отдохнул, - Егор сверкнул налившимися кровью глазами. – Потому что мы продолжаем.

Вектор попробовал изловчиться и сбить нападавшего с ног, но тот легко отскочил, после чего тут же посыпались удары с новой энергией. Правда, на этот раз Егор выдохся быстрее.

- Надо же, а ты стойкий, - ухмыльнулся он, достав из куртки сигарету и зажигалку. – Убивать тебя крайне приятно, Вектор.

Глядя на едва шевелившегося пленника, палач неспешно поджог сигарету и сделал пару затяжек. Он еще не знал, что это были последние затяжки в его жизни.

Захар не блефовал, говоря про смерть. Не пытался напугать врага или потянуть время. В момент удара прутом он на мгновение лишился сознания, а когда вновь очнулся, увидел комнату как будто не своими глазами.

Сперва был угол, заставленный ящиками. Наверху одного из них лежит старый нож. Чей-то силуэт проходит рядом и задевает его. Нож падает на пол и отскакивает под ящик.

В следующий миг Захар уже смотрел в спину их пленителя. Егор наслаждался сигаретой, наблюдая, как корчится его пленник, и не заметил некий силуэт позади. В руках тени возник старый ржавый нож, и тут же удар. Лезвие вонзилось в шею ничего не подозревающего Егора. Еще миг – и вот он уже корчится на полу, судорожно хватая ртом последние глотки воздуха.

Именно об этой участи Захар хотел предупредить врага. Он был от чего-то уверен, что смерть эта напрямую связана с продолжением пыток Вектора, хоть и тогда не понимал еще каким образом. Однако Егор был непреклонен и не собирался останавливаться. Убедившись в этом и получив свою долю ударов, Захар стал пытаться придумать хоть какой-то план спасения. Конечно, сперва надо было разделаться с путами.

Внезапно в памяти всплывают моменты из видения. Захар узнает знакомые ящики, и под одним из них виднеется спасительный нож. Больше парень не сомневался. Он знал, что должен был сделать, и знал, что получится. Ведь видения его всегда сбывались. И вот он уже свободный от пут встает позади Егора. Пара тихих шагов и удар. Рука парня была тверда как никогда, ведь само провидение в тот момент направляло его. Во всяком случае, так думал Захар, стараясь оправдать тяжесть убийства, пусть даже во благо своего, возможно, нового друга.

Саму сцену расправы Вектор уже не застал. Перед глазами было все размыто. Уже смирившись со своим концом, он ждал новых ударов, но они так и не последовали.

Держись, братан, - то ли во сне, то ли наяву, но словно откуда-то издали слышал Вектор голос новоприобретенного напарника. – Я не видел твоей смерти, а, значит, ты выкарабкаешься. Даю слово.

Не дожидаясь, пока дымка перед глазами развеется, Захар решил действовать самостоятельно. Выкарабкавшись с телом Вектора наружу, он сориентировался. Как оказалось, их держали в сарае рядом с небольшим, но на вид уютным домиком. Поначалу вид комфортного жилища воодушевил парня, но так же быстро пришло осознание опасности: Егор мог быть здесь не один. Сделав несколько глубоких вдохов, Захар сжал в ладони нож и как можно тише шмыгнул к распахнутой двери домика. На осмотр ушло немного времени. Дом оказался пуст, к тому же Захару удалось найти там аптечку и пару заряженных обрезов. Прихватив эти жизненно важные вещи, парень вернулся на улицу. Теперь следовало проверить остальной двор. Конечно, из-за этого Вектору пришлось дольше ждать помощи, но, одиножды утратив бдительность, Захар не хотел повторять ошибку.

К счастью во дворе Захар тоже не встретил ни души, но приметил автомобиль, который мог стать их спасением. Быстро осмотрев улицу, парень так же заметил лишь пару домиков, выглядевших заброшенными, и едва заметных за листвой одичавших яблонь. Но, не смотря на кажущуюся безопасность, Захар твердо решил уехать отсюда как можно быстрее. Вернувшись к раненому напарнику, он аккуратно приподнял его и потащил к машине. По всему видимому, это был автомобиль Егора. Потратив все силы и уйму времени, парень дотащил Вектора, уложил на заднее сиденье и оказал первую помощь, насколько позволяли знания: перемотал разорванную кожу и даже умудрился вправить плечо. По окончанию этой болезненной процедуры Вектор пришел в себя и дрожащим голосом затребовал обезболивающего. Захар еще раз сбегал в дом, однако бутылка коньяка – это единственное, что он смог там найти.

- Здорово же нам досталось, - через боль усмехнулся Вектор, не без помощи пытающийся принять сидячее положение, чтоб отпить немного крепкого напитка.

- Так почему же он хотел твоей смерти? – тут же перебил его Захар, не отводящий взгляда от собственных ладоней, с которых, как ему казалось, стекала кровь.

- Насколько я понял, не конкретно моей, - прохрипел Вектор и закашлялся. – Видимо он охотился за братией, трупы которой видели в лесу. Я же говорил, что типы они отвратные. Не для каждого хватает того, что они прекрасные охотники, ведь за их плечами есть кровь не только виновных.

- Они что, тоже убивают всех подряд?

- Не сказал бы, что подряд. Просто любой из братии легко пожертвовал бы любым невинным человеком, если это даст возможность спасти многих. Не удивлюсь, если в ходе их очередного задания, они порешали кого-то, кто был дорог Егору.

- А мы-то тут причем? – чуть ли не завопил Захар с трясущимися руками.

- Мне-то откуда знать? Судя по его расспросам, похоже, он принял нас за членов братии.

- Но…но что-же они должны были натворить, что Егор хотел не просто убивать, но жестоко избивать, глядя как…

- Думаешь, только Ламии любят играться с теми, кого считают пищей? Ты и без меня понимаешь ход мыслей таких как он или того существа, что оставило нас с тобой без семей. Ведь жертва гораздо вкуснее…

- …когда осознает неминуемую гибель, - подхватил Захар и сжал кулаки. - Так ты тоже остался без близких? Из-за Ламии?

- Ну да, - нехотя, подтвердил Вектор и отвернулся к окну. – Задолго до всего этого я жил с женой и маленькой дочкой. Идиллия продолжалась до тех пор, пока в дом не ворвалась Ламия и не забрала их.

- Забрала?

-Да! – рявкнул Вектор так, что боль пронзила все его тело. – И это важно! Она увела их живыми, поэтому есть шанс, что они все еще живы!

- Но ведь прошло уже много времени. Ты ведь понимаешь, что Ламии могут есть и зажив…

- Заткнись! – перебил Вектор, заплевав лицо парня кровью. – Никто не посмеет такого говорить, пока я не увижу их тела!

Захар повиновался, хоть и понимал всю безрассудность Вектора. Некогда он, даже лицезрев смерти членов его семьи, отказывался верить в происходящее. Он понимал, что продолжение жизни его напарника с тех пор зависит хотя бы от шанса того, что близкие ему люди могут еще находиться на этом свете.

Захар тяжело сглотнул, отер руками лицо, словно умываясь в несмываемой с ладоней крови, и натянул воображаемую маску мстителя.

- Куда дальше? Тебя сильно потрепало, но вряд ли ты способен продолжать охоту.

- Водить умеешь? – скрипя зубами, прошипел Вектор, и глаза его горели желанием добраться до правды как никогда. – Есть у меня человек, который поставит на ноги за пару недель. Если, конечно, готов продолжить путь со мной.

Захар молча перелез на водительское сиденье, осмотрел приборную панель, бардачок, затем сухо ответил:

- Пойду, поищу на теле ключи.

Вернувшись в сарай, он некоторое время просто смотрел на истекшего кровью мужчину, не осмелившись его тронуть. Шок от убийства уже прошел. Вместо него пришло осознание нелепости всей ситуации.

«На первом же серьёзном задании мне пришлось столкнуться не с потусторонним злом, а с обычным человеком. Который, возможно, еще и напал по ошибке. Теперь он мертв. Как мертвы и те люди у моста. А ведь казалось, что у нас должна быть общая цель. В мире еще столько кровожадных тварей, для которых люди - добыча. А мы… - Захар нехотя зажмурился, вспомнив, с каким безумным наслаждением Егор нападал на Вектора. – А мы с таким удовольствием режем себе подобных. Что же с нами не так?»

Акт 3 – Лира

Прошло три недели, прежде чем на вырубке вновь появился автомобиль. Только на этот раз то был новенький черный внедорожник. Своего рода трофей, конфискованный у побежденного врага.

- Надо же, а твой опель все еще на месте, - усмехнулся Захар, быстро покинув салон. – Все еще ждет нас.

- Ага, - безразлично ответил Вектор, стараясь скрыть все еще ноющие раны. – Пожалуй, по возвращению уедем на нем. Мне он как-то привычнее.

Захар снисходительно кивнул, глядя на неуклюжие движения напарника.

- Все же рановато ты с постели встал, - покачал головой парень. – Еще хотя бы неделю стоило подлечиться.

- Хватит! Належался уже, - фыркнул Вектор, наконец, выбравшийся из автомобиля и раздраженно хлопнувший дверью. – Закончим дела тут и, возможно, тогда полечусь еще немного.

- Даже не знаю, - Захар скептически оглядел уже знакомый лес. – По-моему мы зря тратим время, возвращаясь сюда. Ту братию скорее всего убил Егор, а не Ламия. А если где-то поблизости и было её логово, то сейчас уже наверняка пустое.

- Других зацепок у нас нет, - вздохнул Вектор. – Напомню: моя жена и дочь все еще могут быть живы. Я никогда не прощу себя, если с ними что случиться пока я медлил.

Захар еще раз вздохнул, но не стал дальше спорить, предвкушая тяжкие ощущения от похода по лесу. Чутье его не обмануло. Стоило парню снова оказаться в окружении деревьев, как голова закружилась, а перед глазами вновь поплыли картины чьей-то смерти.

Не сумев вовремя остановиться, Захар зацепился за корень и потерял равновесие.

- Эй! Ты как?! – испуганно окликнул его идущий позади Вектор. Хотел было броситься парню на помощь, но тут же сам чуть было не упал от резкой боли в груди. Поврежденные ребра все еще не восстановились и ныли при каждом резком движении.

- Ламия! Я видел её! – взвыл пришедший в себя Захар, потирая ушибленный лоб. – Я видел, как кто-то сцепился с ней!

- Что?! Кто?! Это уже было или будет?! – начал засыпать вопросами Вектор, склонившись над парнем.

- Не знаю! - отмахнулся Захар, и тут же снова его сознание заполнили неведомые образы, сменяющие друг друга с безумной скоростью. – Я вижу, кто-то бьется с Ламией на мосту, среди трупов. Она ранена и отступает. Черт! Это Егор! Он преследует её, бежит под мост. Вектор, там есть проход! Дверь захлопнулась перед его носом.

Дальше Захар не мог говорить из-за подступившей тошноты. Понадобилось потратить немного времени, чтоб отплеваться.

- Твой дар… он действует, - дрожащим голосом прошептал Вектор. – Сейчас ты видишь прошлое умершего человека.

- Ты был прав! Ламия еще может быть здесь! – все еще давясь приступами кашля и рвоты, продолжал Захар. – Мы найдем её! Мы спасем твою семью!

- Да, спасем, - вздохнул Вектор, медленно стянув с плеча новую двустволку. – Не держи на меня зла, Захар.

В тот же миг парень почувствовал сильный удар прикладом, после которого реальность вмиг растворилась в потоке невнятных образов пещеры, огромных корней и жуткой улыбки женского лица, покрытого чешуей.

- Эй, очнис-сь, - настаивал тонкий голосок, но тело совсем не слушалось.

Захар почувствовал одновременно нежную, но шершавую на кончиках пальцев ладонь, что стучала ему по щеке.

Открыв глаза, парень вспомнил себя связанным три недели назад, и уже как-то смиренно пырснул губами. Как и в тот раз, он оказался на каменном полу в полумраке. Единственным источником света была старая керосиновая лампа у дальней стены. Обрадовавшись даже такому тусклому свету, Захар хотел понять, где его теперь заперли, но тут увидел ее.

Рядом со связанным парнем сидела на корточках девочка лет двенадцати. Ее тело легкого болотного оттенка было прикрыто какими-то грязными обносками. Девочка с любопытством смотрела вертикальными зрачками на пленника и улыбалась уголком губ, приоткрывая тем самым длинный клык.

- Ты… Ламия?

Только и успела девочка закрыть ему рот рукой, ведь он собрался закричать от неожиданности.

- Тс-с, не бойся меня, - прошептала она смешным голосом, по-змеиному тянущим гласные. – Меня зовут Лира. Я здесь не для того, чтоб с-съесть тебя.

Справляясь с нахлынувшим приступом паники, Захар попутно стал вспоминать, как оказался в заточении, и осознал, что Ламия, сидящая перед ним, - не самое странное за день.

- Что происходит? – Захар поворочал затекшей шеей, осматривая сначала каменные стены пещеры, затем остановил взор на склоне, целиком залитом уже засохшей кровью, и только после искоса поглядел на молодую Ламию. Ее слишком острые черты лица и впалые щеки подтверждали её нечеловеческое происхождение.

- Вектор, - протянул Захар через зажатые ладонью губы. – Он предал меня? Что он наделал?

- Что? – переспросила маленькая Ламия. – Ты про папу?

Глаза парня расширились, а закричать он больше не мог, так как дар речи напрочь пропал.

- Па-пу? – процедил он сквозь зубы, переполняясь злостью. – Ты ведь так сказала?

- Да, - кивнула девочка и указала на щель, ведущую в дальние коридоры пещеры.

Захару не показалось. Где-то вдали, освещаемые естественным светом, сквозь небольшие трещины в своде пещеры, стонал от удовольствия Вектор, а под ним извивалась и ласкала его спину когтистыми ладонями взрослая Ламия.

- Это родители, - добавила девочка. – Они любят друг друга, но все, что они делают, неправильно. Я устала.

- Вектор, - не в силах справиться с осознанием происходящего раз за разом повторял парень. – Ты что творишь? Да что здесь такое происходит?

- Я расскажу тебе, - тихо произнесла девочка и ткнула парня в бок. – Но только если ты обещаешь вести себя тихо.

Вздохнув от безысходности, Захар кивнул.

- Как ты заметил, мои родители разных видов. Уже очень давно они полюбили друг друга, но не могут быть вместе ни в мире людей, ни среди подобных маме.

- Получается, Вектор не просто лгал, что его жену увели. Его жена – и есть Ламия? Да не, бред какой-то, - помотал головой Захар и, не веря глазам, снова поглядел в щель и лицезрел нездоровое на его взгляд соитие.

- Вот и получается, что маме приходится прятаться, чтоб ее не нашли охотники, а папа добывает для нас пищу. Днем он приводит на мост над пещерой жертву, убивает и оставляет там. А ночью мама выбирается и забирает еду сюда.

- Но почему я тогда все еще жив? – недоверчиво спросил Захар и тут же заметил, как замялась молодая Ламия, как будто он спросил что-то очень неприятное.

- Мама хочет, чтоб иногда люди были живыми. Она любит… поиграть с ними. И поверь, ты не хочешь знать подробности.

- Ну, пожалуй, хотелось бы знать, - натянуто улыбнулся Захар. – Я так понимаю, благодаря Вектору, скоро я стану частью этих игр.

- Нет. Если мы друг другу поможем, - прошептала Ламия, боязливо посмотрев в сторону увлеченных родителей. – Видишь ли, своего рода я тоже здесь пленница. Отец так боится за наши жизни, что готов навечно запереть в этом проклятом склепе. Возможно, мать и устраивает такая жизнь, но я не хочу до смерти просидеть здесь. Только вот одна я сбежать не смогу. Ну, так как? Я могу рассчитывать твою помощь?

“Будто у меня есть выбор, - подумал Захар, зажмурив глаза, будто надеясь что происходящее лишь очередное наваждение. – Что мне остается? Может, втереться ей в доверие? Все же она пока ведет себя дружелюбно. Что ж, Вектор, игра еще не окончена”.

- Так, что ты предлагаешь? – нарочито уверенным голосом произнес парень, открыв глаза и смущенно отметив, что Ламия не прикрывает грудь, явно не понимая, зачем ей это делать.

Девочка приподнялась, на корточках отскочила к навесу в углу помещения и что-то достала из тени. Захар недоверчиво прижался к стене, когда увидел в ее руке нож. Приглядевшись, он увидел на лезвии, лежащем в ладонях Ламии, выгравированную стрелку. Точно такую же, что предстала в его наваждении в лесу.

- Я м-могу тебе доверять? – спросила девочка. – Ты можешь пообещать, что не бросишься убивать меня, как только я тебя развяжу?

- Нет, - Захар удивился этому вопросу, но ответ его звучал искренне. – Какой же тварью я буду, если причиню вред той, что спасает мне жизнь?

- Егор по-другому считал, - с разочарованием вздохнула Лира. – Он тоже обещал исполнить все, что я захочу. А потом сразу напал. И убил бы меня, если б мама не вмешалась.

- Так вот оно что. Егор был на моем месте, - Захар поежился, догадавшись теперь, откуда у охотника были те страшные раны на лице. – Его Вектор тоже оставил вам на роль игрушки?

Лира с явным отвращением кивнула. – Мама очень любит играть с людьми. Я не могу рассказать, что бы с ним стало, но это куда хуже быстрой смерти, доставшейся его друзьям. Я не могла больше видеть такое. Я хотела помочь ему, но…

- Я не Егор, - как мог убедительно произнес Захар, не желая упустить единственный шанс на спасение. – Обещаю, я не...

Девочка, не дождавшись ответа, все равно перерезала веревку на руках парня. – Наверное, у нас обоих нет выбора. Давай поможем друг другу. Это тебе на с-случай, если придется обороняться. Только прошу, постарайся по возможности не причинить родителям серьёзного вреда…

Только Ламия протянула оружие, как позади донеслись голоса. Лира шустро заткнула рот Захару и еле слышно прошипела в сторону выхода. Было видно, как Вектор поднялся, и в данный момент одевался. Они с Ламией что-то обсудили, после чего поцеловались, и охотник направился к выходу. Ненадолго исчезнув из поля зрения, взрослая Ламия вскоре направилась к ним. Лира просунула нож за спину Захара и рывком спряталась в темном углу.

- Так-с, так-с, - протянула Ламия и предстала во весь рост перед Захаром. – Можешь не притворяться. Я вижу, что ты очнулся.

Когда парень поднял глаза, он сначала ужаснулся, но потом стал с интересом разглядывать женщину-Ламию, сопоставляя ее с убийцей своих родителей. В отличие от дочери ее тело было полностью покрыто мелкими чешуйками, а клыки были настолько длинными, что выпирали даже из закрытого рта.

Захар унесся в прошлое, вспоминая злосчастный поцелуй, словно примеряя его на представшей ему женщине, но попутно чувствовал лишь нарастающую к ней ненависть. Прервал воспоминание ее хват, поднявший парня вверх за подбородок. Ламия посмотрела в его глаза вертикальными зрачками и протянула вперед слишком длинный язык. Затем она перевела ладонь на затылок, чтоб удобнее подтянуть парня к себе, и стала медленно раскрывать рот для укуса.

В тот самый момент, когда Захар почувствовал на своей шее клыки, он достал нож и пырнул Ламию в брюхо, одновременно откидывая ее за голову назад.

- Бежим! – пропищала Лира, жестом показывая на выход.

Ламия зашипела не во время удара, но только когда Захар повалил ее на пол. Она тут же попробовала вцепиться в парня когтистыми руками, но ему удалось вовремя отпрыгнуть. На миг перед Захаром возникла дилемма: стоит ли воспользоваться ножом еще раз, пока Ламия в уязвимом положении, либо же разумнее будет отступить. Желание отомстить яростно жгло сердце, но разум предпочел бегство. Перепрыгнув через извивавшуюся Ламию, он побежал за своей маленькой спасительницей. Лира вела его по темным извилистым коридорам. Захар все больше отставал, потому что Ламия бежала на четвереньках и лучше ориентировалась в темноте. На повороте, ведущем к лазу наружу, Захар не разглядел камень, отчего рассадил голень и треснулся виском о пол. Молодая Ламия обернулась и шикнула от негодования, но вернулась за ним.

- Пожалуйста, поднимайся, - кричала девочка и тянула парня за руку, но не могла поднять.

“Она не бежит одна?” – удивлялся про себя Захар, попутно вглядываясь в нарастающий силуэт, появившийся из-за поворота.

- Кто это у нас здесь? – негодующе заявил о себе не успевший уйти Вектор и выстрелил.

Пуля пролетела между головами беглецом. Ламия визгнула, прошипела и побежала прочь. Выстрел придал Захару адреналина, благодаря которому он смог перекатиться за злосчастный камень. Последующий выстрел разбил верхушку камня – осколки разлетелись по голове Захара.

- Не хочешь объясниться? – со злости выкрикнул парень.

- А нужно? – фыркнул Вектор, обходя камень по кругу и щурясь в темноту. – Даже если я расскажу тебе всю мою историю, для нас это не изменить ничего.

- Твоей… дочери больше десятка лет. Сколько же бедолаг, подобных мне, ты убил за это время? И какого хрена вообще между вами происходит? Только не говори, что любовь! Это же безумие!

- Тебе не понять, - кинул Вектор и снова выстрелил. Пуля прошла вскользь ноги, срезав кусочек чашечки. Захар заскулил. – Человеку и Ламии было суждено родить дочь. Это ли не знак того, что я делаю все правильно?

Когда Вектор выбрал идеальный ракурс для последнего выстрела, ему на спину запрыгнула Лира и закрыла глаза. Рука невольно дрогнула и отправила пулю выше цели.

- Дочь, ты что тво…

Не успел он договорить, как девочка со всей силы впилась клыками ему в ухо и подалась назад, оставив кусок мочки в зубах. Только Вектор выругался, как коготки врезались охотнику в кожу лба и щеки, располосовав и заставив выбросить оружие. Подгадав момент, Захар выбежал из укрытия и, хоть и ковыляя на одну ногу, навалился на Вектора, всадив нож между ребер. Закричал не Вектор, но его дочь. Она не могла смотреть на страдания отца, спрыгнула и отвернулась, еле сдерживая слезы. Радость освобождения граничила с болью утраты.

- Скольких охотников ты завел в ловушку, Вектор? Сколько людей они могли спасти за десять лет взамен двоим нелюдям? Ты убивал тех, кто считал тебя своим товарищем. Убивал исподтишка. Как жалкая крыса.

- Какая разница, кто выживает в этом жалком мире? – еле слышно хрипел Вектор, осев на пол и держась за ребра двумя руками. – Ты же не будешь спасать лань из лап тигра? А эти, нелюди, как ты их назвал, разумные и тоже заслуживают жить. Но никто этого не поймет. Никогда. Кстати, а знаешь ли ты, чем твой знакомый Егор и его дружки прославились кроме своей нелюбви к Ламиям? В свободное от охоты время они не брезговали грабежом, а еще очень не любили оставлять свидетелей. Поспрашивай в Центре, почему никто не хотел работать с этими замечательными людьми, предательски убитыми мной на мосту?

- Тебя это не оправдывает, - перебил Захар. – Ты просто больной извращенец.

- А ты, стало быть, здоров? – на лице Вектора возникла искривленная от боли ухмылка. – И как ты поступишь дальше? Убьешь мою жену? А дочь? Её тоже? Убьешь двенадцатилетнее дитя, вина которой лишь в том, что родилась? Не проявишь великодушия Ламии, когда-то сохранившей тебе жизнь?

Захар молча посмотрел сначала в сторону выхода, потом вглубь пещеры, заметив там знакомый детский силуэт, прижавшийся к стене, после чего осмотрел свои руки. На них была кровь, на сей раз не воображаемая.

- Я не вижу их смерти в ближайшее время, - пытаясь казаться безразличным, холодно произнес Захар. – А я привык верить своему Дару. К тому же я дал обещание твоей дочери, - он обернулся и крикнул в сторону Лиры. – Если хочешь проститься с отцом, сейчас самое время.

- Ты сдержишь обещание, данное Ламии? – сквозь боль засмеялся Вектор, хотя было больше похоже на хрип. – Знаешь, Захар. Быть может мы могли бы понять друг друга. Если б не обстоятельства. Возможно, это уже не существенно, но я, правда, не хотел тебя убивать. Если б не твой дар… Видения помогли бы тебе найти это место, а значит и мою семью. Я не мог рисковать… - старый охотник прервался, ощутив прикосновение маленькой ручки к своей щеке.

- Прости, папа, - едва сдерживая слезы, прошептала Лира. - Ты должен понимать, что вы бы никогда меня не отпустили. А я больше не могу находиться в заточении.

- Не извиняйся, я знал, что нам не удержать тебя здесь вечно. Ты – другая, - протянул Вектор, обнажая окровавленные зубы, и ослабленно прикрыл глаза. Жизнь покинула его тело.

- Пойдем, - сухо кинул Захар, скрывая дрожь в голосе. – Ты теперь свободна.

Девочка вытерла слезы и побрела вслед за парнем. За поворотом она опередила его, показав выход. Освещенный солнцем, Захар вскинул руки к небу и как-то безумно засмеялся. Лаз в пещеру Ламии действительно находился под самым мостом, на котором Вектор убивал своих жертв. Захар подошел к его краю, взялся за поручень и с наслаждением посмотрел вниз. Вода больше не выглядела мутной и залитой кровью.

Захару казалось, будто его душа очистилась подобно речной воде. По непонятной для него причине ему больше не хотелось мстить.

Захар почувствовал на себе взгляд, повернулся и увидел стоящую неподвижно Лиру, глядящую на него какими-то щенячьими глазами.

- Ты теперь свободна, - констатировал охотник и продолжил гордое шествие по мосту, продолжая говорить. – Можешь идти своей дорогой. Но если узнаю, что ты стала подобна матери, приду и за тобой.

- Вкус человечины мне противен. Возможно, из-за того, что я полукровка.

- Тем лучше для тебя, - устало бросил Захар, погрузившись в свои мысли: “Стоит ли мне продолжать охотиться? Кажется, настало время переосмыслить свою деятельностью. Хватит с меня убийств ”.

Из размышлений Захара вывело что-то, что коснулось его руки. То была знакомая шершавая, но от того не менее нежная ладонь. Парень встрепенулся и застыл в изумлении, всматриваясь в вертикальные зрачки девочки, ставшие узенькими и залитыми слезами.

- Но куда мне идти? – протянула девочка. – Хоть я и знаю, что являюсь Ламией лишь наполовину и могу питаться не обязательно людьми, но другим ведь это не объяснить.

- Откуда мне знать? – сухо кинул Захар и одернул руку. – Где там подобные тебе живут? В пещерах, наверное?

Захар сделал два шага, остановился, подошел к парапету и сплюнул в воду. Девочка подошла и оперлась рядом.

“Никто не будет разбираться, кто она на самом деле. Она попадется в руки очередному охотнику, который ее просто пристрелит. Ни за что. Просто потому что она выглядит по-другому. Черт, о чем ты только думаешь?” – возмущенно заявил самому себе Захар и посмотрел на девочку, всматривающуюся в отражение заката на водной глади.

- Пошли, - буркнул парень, а сам продолжал думать:

“ Неужели мы с Вектором все же чем-то похожи? Что с нами не так?”

+2
22:42
378
10:58
Очень тяжелый слог, особенно в начале. Основные события происходят в конце, но до них приходится прообираться сквозь сплошные нестыковки и нелогичности.
Есть целая контора по охоте за Ламиями и иже с ними, и есть Вектор, больше десяти лет ведущий подрывную деятельность. Это у него какая, простите, статистика за прошедшие годы? Ни одной добычи, ни одного выжившего напарника? Такому охотнику доверия уж точно нет.
Да и ватага, обосновавшаяся прямо рядом с жилищем Вектора. На кой старик потащил Захара на место бойни? То ли загадочности ради, то ли по глупости.
21:34
+1
Там, вроде бы, Вектор сам удивился, увидев трупы на мосту. Видимо их должны были сожрать ламии, но не смогли. Возможно из-за Егора. Там в каком-то видении было что-то похожее.
Загрузка...