Время первых

Автор:
Никита Ткаченко
Время первых
Работа №452
  • Опубликовано на Яндекс.Дзен

Дорога обрывается, и ровер радостно прыгает по камням. Ухватившись покрепче за раму, сверяюсь с данными на щитке скафандра. Препятствия должны были начаться через десять минут. Надо бы техникам на Базе проверить мозги машины. Толчки всё мощнее. Переглядываюсь с Тасей, и она тянется к управлению, хочет снизить скорость.

От очередного удара подпрыгиваю на жёстком кресле, смотрю на напарницу, но её место пустует. Не удержалась? Хватаюсь за рычаги и экстренно торможу, едва не впечатываясь лбом в переднюю панель. Спрыгнув на землю, осматриваю местность. Кучи камней, сплошные рытвины. Совсем не похоже на дорогу, по которой мы следовали неделю назад. Ошибка машины? Сердце холодеет и я перехожу на мерный бег, огибая препятствия.

Почти сразу же нахожу Тасю. Вот она, стоит на одном колене посреди небольшой ямы, но почему-то не стремится подняться. Скафандр перемазан чёрной грязью с фиолетовой примесью. Навожу сканер, и вижу то же самое, что и Тася.

- До Базы час езды. Успеем.

- Поздно, - её голос слишком глух. Перехватываю управление над скафандром Таси и вижу, с какой скоростью расходуется обезболивающее. Нога, на которую она опирается, уже практически растворилась.

- Не думала, что всё закончится так дерьмово, - Тася старается хохмить. - Разлив пятой степени, надо же.

Разворачиваюсь и ухожу, не говоря больше ни слова умирающей напарнице. Молчит и она - никто не в силах спастисб от жуткой смеси кислот.

Но по возвращении слышу облегчённый вздох - Тася видит мою ношу. Подняв крупнокалиберную винтовку, замираю. Жду.

- Спасибо, Ник.

Пули одна за другой впиваются в щиток шлема и я не отпускаю палец, пока не заканчиваются патроны. Тело падает навзничь. Слышу шипение кислоты.

Похоже, нашей мечте не суждено сбыться.

***

- Вы не завершили миссию, Николай.

- Я всё изложил в своём докладе, директор.

- Сожалею о смерти Анастасии, но...

- Но База не может выделить дополнительные ресурсы на ровер. Слышу это раз в двадцатый.

- Верно. Что-то ещё, Николай?

- Никак нет.

***

- Следующий.

Скинув пропитанные грязью и потом одежды, Заря шагнула под струи душа. Остались позади бесконечные пещеры с тайными ходами и воняющие смазкой механизмы. Всего-то пройти обеззараживание, и впереди сутки на Базе. Вода перестала течь, но опыления не происходило. Раскрыв уставшие от темноты глаза, Заря посмотрела на мальчишку, не выполняющего свои обязанности. Только-только дозрел до службы. А она... она иногда забывала, насколько близко двадцатилетие. Проклятый рубеж, после которого будут запрещены все вылазки наружу.

Куда её пихнёт дирекция? В лаборатории, до конца жизни тасовать пробирки? А может, станет воспитателем. Мысль, что скоро она будет доживать свой век внутри стерильной Базы, преследовала до самой столовой, где была успешно отогнана запахом еды. Кажется, повара синтезировали новый усилитель вкуса.

Облизнувшись, Заря вошла в привычную суматоху столовой. Стайки девчонок и мальчишек разбежались в разные стороны, бросая на прибывшую быстрые взгляды. Для них она уже стала чужой. Четвёртое поколение, она может пережить любого из них. Для пятого поколения двадцать лет и вовсе будут глубокой старостью.

Автомат выплюнул порцию еды раза в полтора больше, чем у пятых. Всё верно, её тело недостаточно совершенно, плохо усваивает энергию из... Заря так и не удосужилась узнать, из чего сделана эта клейкая каша. Раз в двадцать-тридцать дней меняется вкус, а большего и не надо.

Рядом сразу же уселся паренёк из пятых и обольстительно улыбнулся.

- Я только со смены, - вежливо произнесла Заря, - ищи приключений в ином месте.

- Буде, тётя. И тебе, и мне удовольствие.

Она слышала про новую забаву среди младшего поколения - затаскивать в постель девушек постарше, но и представить себе не могла, что кто-то решится заигрывать с ней.

- Не ешь - кышь из-за стола, - новый голос грубый и усталый, но в нём звучит незнакомая мощь.

Пятый вскинулся, хотел ответить грубияну, но слова застряли в глотке. Пискнув нечто совершенно невнятное, паренёк бросился прочь. А перед Зарёй уселся истинный исполин, шмякнув на стол полный до краёв поднос.

Не произнеся и слова, гигант принялся методично отправлять в рот пищу и жевать с таким видом, словно ему подсунули мокрицу.

Имел на то право.

- Редко встретишь так глубоко первое поколение, - с трудом выдерживая ровный тон, выговорила Заря.

На миг исполин прекратил жевать и посмотрел на неё внимательней. Затем хмыкнул и вернулся к трапезе.

Заразившись его аппетитом, Заря расправилась со своей порцией за считанные минуты, но вставать не спешила. Дожидалась, пока первый покончит с едой. Но даже опустошив поднос, он не остановился. Вытряхнул из баночки белые кругляшки, внимательно пересчитал на своей ладони. Достал ещё два и отправил всё скопом в рот. Крякнув, проглотил и собрался было уходить, но Заря решилась спросить:

- Что это?

Глаза его чуть не пробурили в ней дыру, но затем первый всё же заговорил:

- Вечно путаю третье и четвёртое поколение. Но раз ты никогда не видела таблеток, то ты из последнего. Вас-то уже приспособили к рациону Базы.

- Никогда не видела третьих с таблетками.

- Правильно. Они, скажем так, стесняются. Дефицит каких-то витаминов. А ты, небось, обходчица? Сколько осталось, полгода?

Заря сама не заметила, как вцепилась ногтями в руку. Страшнее было не напоминание о грядущем. Сильней всего её испугало искреннее сочувствие из уст первого.

- Ну да, нам не суждено прожить столько же, как и первым.

Но тот не обратил внимания на вызов в её словах. Ведь именно сейчас прозвучал голос по общей связи:

- Директор вызывает Николая Крупнова. Повторяю...

- Едрить твою налево, - даже огорчение у первого звучало совсем по-другому, - отрубил связь, схоронился поглубже, так всё равно нашли способ.

Встав из-за стола, он ещё раз посмотрел на Зарю.

- Поверь, никто из стариков не считает вас хуже. Просто другими.

***

- Долго добирались, Николай.

- Думаете, я успокоился после произошедшего за сутки? По-вашему, сколько мы с Тасей были напарниками?

- Ваше горе понятно. Но миссия должна быть завершена.

- Ого, директор способен на эмпатию. А ещё совершать ошибки. Я не отправлюсь на поверхность один.

- Верно. Подходящий напарник уже найден.

- Лучше бы ровер доработали.

***

Как всегда, в комнате царил полумрак. После ярко освещённого коридора Заря едва различила силуэт Вики. Девушка с неохотой выбиралась из постели, которую Заря займёт через пять минут. Когда она отоспит свою норму, настанет черёд Поли. Последовательность продолжалась уже год, но ни с кем из девушек Заря не сдружилась. Разные работы, время сна да поколения. Вика была из третьего.

Заря уже подошла к койке, одной из множества в этой тёмной комнате, как с языка сам по себе соскочил вопрос:

- Вика, а вы и правда пьёте таблетки?

Тяжёлая тишина, девушка даже прекратила сборы.

- Спроси ты кого другого, получила бы взбучку. Старшие считают нас ущербными, мол, молодежь должна иметь организмы приспособленней... кто рассказал?

- Один из первых. Сам таблетки глотал.

- Ну да, старики на них молятся почитай. Имя спросила?

- Николай как-то там.

- Серьёзно? - вмешался сиплый голос. - Ника Крупнова повстречала? Что он делал?

- Ел.

Комнату охватил дружный смех. Кажется, хохотали все третьи и даже некоторые из четвёртых. Первое поколение прочно держало в своих руках бразды правления и с младшими поколениями не якшалось.

- Чем он известен? - шёпотом спросила она у Вики.

- Ты не слышала про психа-Крупнова? - прыснула третья. - Он вместе с напарницей работает под открытым небом.

***

- Присаживайтесь, Заряна.

- Я постою, директор.

- Понимаете, зачем вас вызвали?

- Перевод на другую работу. Но у меня осталось...

- Не имеет значения. На новую позицию выходите завтра.

***

Едва вижу маленькую фигурку рядом с дирекцией, как сердце уходит в пятки. По всем параметрам - Тася. Быстро же они нашли замену моей напарнице.

Стоит девушке повернуться, с губ срывается ругательство. Четвёртое поколение?! О чем думает директор, посылая на поверхность промежуточный результат?

- Здрасьте, - мрачнее тучи, хотя в столовой вся светилась от энтузиазма.

- Отправили со мной работать? Не беспокойся. В ближайшие дни я наружу не полезу.

Молчание. Нехорошее такое молчание.

- Ну и дела, - выговариваю, складывая кусочки пазла, - в лаборатории иначе сошлют?

Смотрит с вызовом в глазах. Чем короче жизнь поколения, тем больше страшатся они сидячей работы.

- Тогда в пять у центрального лифта. Без опозданий.

Смотря вслед убегающей четвёртой, не смог прогнать назойливую мысль.

Новая кровь на моих руках.

***

Непривычно было явиться на работу с пустыми руками, но первый и словом не обмолвился о необходимых инструментах. Вот и пришлось обойтись одной лишь спецовкой, да мяться в ожидании у створок центрального лифта.

- Ого, какие люди!

Едва удержавшись от прыжка на месте, девушка посмотрела на подошедшего третьего. Звали его Митя, работали вместе лет пять назад. Или шесть.

- Перевели наконец с грязной работы?

- Надеюсь, нет.

Появившись из ниоткуда, Ник избавил Зарю от необходимости грубить. Митя же, увидав перед собой первого, предпочёл прикусить язык, - просто вошёл вместе с ними в приветливо распахнувшийся лифт. Никто больше не последовал в просторную кабину. Снаружи сгрудилась целая толпа, но лифт не трогался с места. Митя порывался нажать на нужную кнопку, но, словно назло ему, первый перегородил панель управления.

- А ты настойчивый, парень. Так и быть, поедешь с нами. На поверхность.

Сдавленно пискнув, Митя выскочил в объятия притихшей толпы, и в тот же миг первый приложил ладонь к панели управления.

- Ангар.

Двери лифта захлопнулись и Зарю придавило к полу. Из прошлого опыта она представляла подъёмник медленно ползущим чудищем, которое легко обогнать по многочисленным лестницам. Но сейчас от ускорения её буквально припечатало к полу.

Куда хуже было сострадание в глазах первого.

Пришлось выпрямиться, стиснув от боли зубы.

- Не пытайся произвести на меня впечатление, - проклятый старик криво усмехнулся, - одной силы воли недостаточно, чтоб выжить на поверхности.

То ли от упрямства, то ли из вредности, Заря решила промолчать. И держалась своего решения до тех пор, пока лифт не начал тормозить. Тогда до неё и дошло, что подъём изрядно затянулся.

- Это на какой же глубине находится База?

- Ты бы ещё про второе поколение спросила. Не положено знать, - не смотря на свою угрюмость, Ник всё больше нравился девушке. По крайней мере, он пытался шутить.

- А что со вторым поколением? - попытала она удачу.

- Не удалось. Приехали.

Снаружи ожидал лишь мрак. Заря готовилась ко многому - разговоры про поверхность не умолкали даже среди пятых. Но к едва разгоняемой лампой лифта тьме она была не готова. И всё же шагнула вслед за Ником и позволила створкам закрыться за спиной, лишив себя единственного источника освещения.

Так они и стояли в кромешной мгле. Заря пыталась уловить хоть один звук, приписываемый поверхности, но слышала только спокойное дыхание Ника и сдавленное - своё.

- Свет, - скомандовал Ник, и девушке пришлось зажмуриться от беспощадного сияния.

Прошло несколько минут, прежде чем она смогла оглядеться. Вместо поверхности они оказались в огромной зале, посреди которой торчало транспортное средство с на удивление огромными колёсами. Учитывая, что самые большие Заря раньше видела у тележки, шины, достававшие до подбородка, произвели на неё впечатление. Да ещё и три по каждую сторону.

- Думала, у машин всего четыре колеса, - заметила она, подходя ближе, как вдруг первый ухватил её за плечо.

- Стой! Позавчера вернулся, ровер ещё фонит. Идём-ка.

Пройдя за стариком, Заря увидела шкафы с прозрачными дверьми. Там скрывались самые необычные костюмы, виденные когда-либо девушкой. Полностью закрытые, с круглыми шлемами и огромными рюкзаками за спиной, они были больше неё самой раза в полтора.

- Раздевайся, - велел первый, - твоё шмотьё не подходит.

Скинув спецовку, Заря осталась в одном белье, но и от него пришлось избавиться под тяжёлым взглядом Ника. Взамен девушка получила обтягивающее трико со множеством датчиков по внутренней стороне. Ощущение от них было непривычное, но двигаться в таком наряде оказалось удивительно удобно.

Надеть тяжёлый костюм, который Заря про себя нарекла бронёй, оказалось делом непростым. Пришлось залезать в него со спины, терпеть помощь первого с перчатками, а затем согнуться чуть ли не пополам под тяжестью рюкзака.

- А чего хотела? - раздался вдруг голос Ника прямо у её уха, - Ты полностью отрезана от внешнего мира. На спине - твоя жизнь. Не бойся, научу управляться со скафандром.

- Ага, - выдавила девушка, совершенно не осознавая происходящего.

Как ни странно, Ник услышал её.

- Потому я и попёрся с тобой. Сама бы вовек не управилась, а иметь на совести очередной труп... ничего приятного.

- Я бы справилась!

- Даже не подумав о скафандре? Хоть понимаешь, почему мы забурились так глубоко под землю?

Пока четвёртая подбирала слова, Ник прошагал к броне большего размера.

- Думай, прежде чем действовать. Там, на поверхности, будем только мы с тобой.

***

Заря ощущала то ли обиду, то ли страх, сама не могла понять. Скорей всего, боялась оказаться снаружи. Сидела она бок о бок с заносчивым первым в полной темноте. Старик долго провозился с ровером, отцепляя проводок за проводком, и лишь потом приказал ИИ отключить свет.

- Открыть ворота.

Зашумели моторы, раздался жуткий скрип и... ничего. Как была мгла вокруг, так и осталась. Тут ровер заурчал и рывком сдвинулся с места. Ехали они прямо в стену и нужно было остановить старика, но почему-то Заря просто молча ждала аварии. Которая всё не происходила, хотя ровер набирал скорость, а ангар не бесконечен.

Когда за спиной раздался всё тот же скрип, Ник крутанул какую-то ручку и разгорелся прожектор на крыше ровера.

- Повезло тебе, ночь выдалась пасмурная.

- Ночь?

- Просто смотри, наблюдай. А не то сойду с ума, объясняя каждую мелочь.

Было жутко от одной лишь мысли, что над головой нет толщи земли. То и дело задирая голову, Заря силилась разглядеть небо, но видела лишь мглу. Первый был занят, управляя ровером и бурча что-то себе под нос.

Спустя минут пятнадцать глаза начали подводить Зарю. Мир вокруг перестал быть чёрным, приобретая всё больше оттенков. Взгляд начал выхватывать из темноты объекты, названия которым она не знала. Голова была забита наименованиями пород и руд, окружавших Базу, Заря могла назвать причину любой коррозии и деградации, но описать увиденное на поверхности не могла. По какой логике торчащие из земли цилиндры превращались по мере роста в шары с множеством прорех?

- Деревья, кусты, - снизошёл до объяснения первый, - четвёртому поколению никогда не преподавали фауну и флору поверхности. Директор не рассчитывал, что хоть один из вас покинет Базу.

Девушка молчала, вспоминая быструю, упорную учёбу. Поверхность для них была легендой, историей от третьего поколения, наружу не поднимавшегося. Все знания, все задачи - База. Только База.

- Третье поколение слишком хрупкое, - продолжал меж тем Ник, - а пятое... незрелое. Даже дожив до старости - по их меркам - останутся детьми.

- Значит, все надежды на шестое? - поинтересовалась Заря, хотя её тошнило от будничного перечисления качеств поколений.

- Ты про кучку эмбрионов в инкубаторе? Может повезёт, и они действительно станут истинными наследниками первых. Но эти мечты живут с появления второго поколения.

Вдруг внимание Зари привлекло необъяснимое явление

- Небо горит! - возопила четвёртая.

- Тише нельзя? Слух мне ещё не отказал.

- Но ведь...

- А. Ты не знаешь значения собственного имени! Заряна-Заря, восход ты наш, вестник дня грядущего. Этот цвет из-за лучей Солнца. Оно вот-вот появится.

Вскоре среди багрянца появился жёлтый диск, надолго привороживший Зарю. Источник света и тепла, не требующий топлива и обслуживания. Как можно было... внезапная боль резанула её по глазам и четвёртая крепко зажмурилась. Но даже тогда видела перед собой жёлтый круг, висящий в темноте.

- Извини, не предупредил. Я убрал поляризацию с твоего щитка, думал, посмотришь на мир в истинном цвете. Урок номер один - человеческие глаза неспособны выдерживать прямой свет Солнца. Наслаждайся его дарами, но смотреть не смей.

***

Так и хочется материться, выслушивая бесконечный поток вопросов от девчушки. Мне приходится объяснять вещи настолько тривиальные, что скулы сводит. И говорю-то уже на чистом автомате, не задумываясь, чем именно забиваю четвёртой голову. Но она хотя бы переживёт пятое поколение и сможет выполнять мою работу дольше меня самого. Пора бы мне на покой, запереться на Базе и не видеть больше неба, раз не суждено в него больше подняться.

Истошный вопль вырывает меня из мира грёз и сомнений и я спешно торможу. С трудом разбираю отдельные слова в истерике четвёртой.

- Демон! Чудовище! Монстр!

Про поверхность ничего не знает толком, зато какие словечки в обиходе имеет! Только эта загадка становится неинтересной, едва замечаю "чудище". Стар стал, реакция уже не та.

На краю фиолетовой лужи с изумрудными переливами стоит груда меха и рычит с отчаянной яростью. Огромные клыки, выпущенные когти - всё как полагается.

Заря пытается остановить меня, но я выпрыгиваю из кабины и хватаюсь за винтовку. Привычным движением загоняю патрон в ствол и иду к монстру, рычащему на жуткой ноте. Четвёртая умоляет вернуться и винить её нечего - управлять ровером девчушка не обучена, обратной дороги найти не сможет. Если погибну, то и она тоже, только смертью куда мучительней. Но я продолжаю идти, с каждым шагом сокращая расстояние до чудища.

Наконец, нас разделяет лишь лужа. Небольшая, метра три в поперечнике. Если захочет, может даже перепрыгнуть. Но не успевает даже заметить меня.

Прицеливаюсь и тут же стреляю.

Тишина после выстрела наступает не сразу. Первым затихает чудище, а после - прекращает стонать покрытый слизью комочек у его лап. Опускаю оружие и возвращаюсь к роверу, включая затемнение щитка на максимум. Не хочу, чтобы Заря видела мои слёзы.

- Почему оно затихло? - тихо, словно нас могут услышать, спрашивает четвёртая.

- Её ребёнок перестал страдать.

- Но ведь демоны не умеют чувствовать.

Хоть я и смеюсь, но совсем без веселья.

- Нет никаких бесов. Просто медведица с детёнышем.

Когда оборачиваюсь, меховая гора исчезает в лесу. Надеюсь, медвежонок не был единственным в выводке. Иначе гордый зверь может сойти с ума от потери.

***

- Я думала, на поверхности не осталось никого из живых существ.

- Под землю ушли только люди. А звери прекрасно себя чувствуют. Если в Разливы не попадают.

- Но почему?

- Если кратко - мы потравили не только землю, но и воздух.

Старик ткнул на какую-то кнопку на её груди. Тут же шлем наполнился беспрестанным треском.

- Аварийная система, реагирует только на области с сильной радиацией. Слегка трещит - живи спокойно. Начинает всё время щёлкать - уноси ноги.

- Но...

- Третий уровень - смертельная опасность. Скафандр выдержит сутки, потом начнёт зажаривать тебя изнутри. Так не везде, но вблизи Базы редко повстречаешь второй уровень. Быстро ты адаптируешься.

- А? - захваченная врасплох, Заря мотнула головой.

- Впрочем, именно это и поставили главной задачей четвёртых. Быстрое восприятие информации, привыкание к окружающим факторам...

А ведь и правда. Девушка задрала голову вверх. Небо как небо. Ник только что убил медвежонка, и она восприняла это весьма спокойно. Даже припомнить было трудно, чтобы эмоции длились дольше минуты.

- Мы для вас подопытные.

- Неправильный вывод. Поверхность Земли больше не пригодна для жизни первых. Изменить это нам не под силу. Поэтому изменяем саму природу человека, силясь заявить вновь о своих правах. Результатом Базы должен стать род людской, способный жить в условиях отравленной атмосферы и повышенной радиации, усваивающий плоды ядовитой почвы. Вы не подопытные, а наше будущее во всех смыслах.

***

Четвёртая молчит и мне всё равно. Проговариваю доктрины, а сам вспоминаю их последствия. Второе поколение было единственным, кому открыли всю правду об эксперименте. Зачем я всё рассказываю четвёртой? Кажется, невольно путаю её с Тасей. Уж с моей напарницей мы много говорили о грядущем, в попытках забыть о пролитой нами крови. Выжившие первые приняли единогласное решение сокрыть правду Базы, и даже директор всецело поддержал нас.

А теперь я проболтался. Устранить до возвращения? Но Заря всего лишь ребёнок. По моим, стариковским меркам.

- Откуда тогда у вас оборудование для внешней разведки?

- Прошу прощения? - её вопрос застаёт меня врасплох и на миг не могу понять, что к чему.

- Если первые не были готовы к катастрофе, откуда скафандры и машина для работы на поверхности?

- Они не для этой планеты. Приехали.

Останавливаю ровер и принимаюсь подключать обратно систему автопилота. Теперь четвёртая сможет вернуться на Базу по безопасному пути даже без меня.

Провожу привычную подготовку, нацепляю на себя рабочую сумку и застёгиваю карабин со стальным тросом на поясе. Последним делом раскладываю телескопический шест и протягиваю его напарнице.

***

Пространство перед ней ошеломляет своей... правильностью. Идеально-ровная, бесконечная поверхность черного цвета. Нет, не так. Всех возможных оттенков чёрного. Приходится даже несколько раз прокрутиться на месте, чтобы поверить в происходящее. Но лес позади не утратил цвета, да и небо над головой осталось голубым.

Неожиданный удар по плечу заставил Зарю вскрикнуть. Не от боли, от неожиданности.

- Успеешь насмотреться. Держи шест и не вертись - закреплю страховку.

- З-зачем? - кажется, впервые в жизни Заря испытывает настоящий ужас.

- Директор слишком хорошо меня знает, раз не удосужился объяснить тебе цель задания. А именно - пройти три километра с последовательным забором проб. На сегодняшний день с шагом в сто метров.

- Туда? - кажется, она совсем перестала соображать.

- Туда, - подтверждает первый. - Ты не бойся, всего лишь вторая степень. Тася умерла в пятой. Главная опасность - провалиться с головой, для этого и нужны шест со страховкой.

Сделав робкий шаг, Заря уставилась на собственный ботинок, пропавший во тьме. Сделав второй, захотела кричать от страха. На третий обнаружила, что чернота ещё и на редкость вязкая и прилипчивая. Задрав ногу повыше, девушка обнаружила на штанине маслянистые разводы.

Но первый и не думал замедляться, постепенно погружаясь в чёрное озеро по пояс и методично проверяя дно шестом. Ничего не оставалось, как следовать за командиром в неизведанное.

***

- Дерьмо!

- Ваше мнение весьма профессионально, Заряна.

- Этой работой должны заниматься роботы, а не люди!

- За год работы утеряны все дроны. Выживаемость людей значительно выше. Пока Николай достаточно здоров, порядок работ изменяться не будет.

- У вас много надежд на Ника.

- Он является единственным специалистом по работам в агрессивных средах.

- Как удобно. Могли бы больше народа натренировать.

- Не представляется возможным. Присутствие на Базе Николая и ранее Таисии обусловлено чистой удачей.

- Как и оборудования для внешней разведки.

- В задачи Базы взаимодействие с внешним миром никогда не входило.

***

На третий раз мы уезжаем от Базы буквально на сотню метров. Заря опорожняет желудок в шлем скафандра и приходится возвращаться. Но какой-то там рвоты не хватает, чтобы убедить директора оставить девушку в покое. Черт с вами, плевать на правила, буду ездить один. Лучше так, чем с напарником, которому не могу доверить свою жизнь.

Получаю от ворот поворот. Директор считает поездки к Разливу необходимыми, но коль одиночные экспедиции возможны, то на Базе останусь я, а не Заря. Жизнь первого ценнее.

Ничего неожиданного. Но дальнейший визит четвёртой с требованием объяснить произошедшее, застаёт врасплох. Приходится давать краткую лекцию о человеческом организме, особенно - о вестибулярном аппарате. Иначе как объяснить, что её банально укачало? Выслушав неразборчивую болтовню в моём исполнении с завидным терпением, четвёртая выбивает перечень упражнений. Больше неприятные инциденты не повторяются.

На шестую вылазку я называю четвёртую Тасей, и долго не понимаю, где же ответ.

У Зари тоже назревают вопросы, на которые я не спешу отвечать. Зачем? Зачем мы контролируем Разлив в десятках километров от Базы, при этом не заходя слишком далеко? Я, словно кладезь мудрости, храню молчание. Сам не знаю точного ответа. Каждой лабораторией руководит первый, так что получать результаты анализов не составляет труда. Днями напролёт я просматриваю данные, накопившиеся за годы. Разлив не меняется.

По всему выходит, что наши походы не имеют смысла. Пустая трата времени и ресурсов.

***

- Не хотите отвечать, ну и ладно, - сдалась на седьмой раз Заря, вновь наткнувшись на пустой эфир. - О себе хотя бы расскажите.

- Ты знаешь обо мне всё необходимое.

Фыркнув, четвёртая с силой потянула рычаг и ровер едва не улетел в кусты. Ник вздумал обучить её вождению, хотя сам справлялся с ровером безо всяких проблем.

- Ну да. Вы же первый! У вас была жизнь до Базы, при этом потеряли меньше остальных. Другие-то заперты под поверхностью.

Да, их лица были скрыты щитками, но за прошедшее время Заря неплохо изучила повадки первого. Сейчас он застыл с выпрямленной спиной и сцепил пальцы в толстых перчатках. Очень плохой знак.

- У меня не было семьи. Друзья - да, но я успел с ними распрощаться. Так что большинство первых считает меня везунчиком только из-за этого.

А по голосу и не скажешь, что Нику повезло.

- Не понимаю тогда, - честно призналась четвёртая, - почему вы так огорчены?

- Я, знаешь ли, всю жизнь прожил ради достижения одной, весьма конкретной цели. Сказал бы слово мечта, да никто вас ему не учил. Не поймёшь, сколько не объясняй. И ведь почти достиг её, путь оборвался буквально в шаге. Теперь еду по загаженной Земле бок о бок с порождением генной инженерии, неспособным на сильные эмоции.

Тут первый был неправ, Заря обиделась достаточно, чтобы промолчать весь оставшийся путь. Ускорение-торможение-поворот-ускорение. Ритм пути, нарисованного на щитке её скафандра. Потянуть рычаг, опустить. Пейзаж выживающей изо всех сил природы уже не интересовали её. Может, Ник говорил правду, и четвёртое поколение полно дефектов. Ради чего она тогда живёт?

Старик перехватил управление в последний момент, когда колеса уже почти коснулись красной лужи.

- Девочка, не перебарщивай с реакциями. Угробишь ровер - до Базы не доберёмся.

- А к чему мне жить? - не узнавая собственный голос, спросила Заря. Дрожащий, срывающийся... жалкий.

- О, мои мысли каждое утро, - рассмеялся первый. - И ответ один и тот же - чтобы мою мечту воплотили другие. Те, кто сможет вновь воцариться на отравленной Земле, вернуть утраченное. Думаешь, вы расходное поколение? Третье, четвёртое, пятое? Мы, уроды с поверхности, и есть расходники. В попытках создать новых царей природы вынуждены выбирать, что же останется от нашего естества. Когда последний из первого поколения умрёт, останетесь только вы. Мы мамонты, не справившиеся с потеплением. А вы - все вы - промежуточное звено, абсолютно необходимое. Ненужных среди вас нет.

На минуту Ник замолчал, но четвёртая слышала прерывистое дыхание. Длинная тирада истощила его силы.

- Мы с Тасей думали так же. Зачем, зачем влачить жалкое существование? - продолжил первый. - И тогда она предложила простое испытание. Не знаю, почему сам до него не додумался - оно до крайности похоже на наши тренировки. И тебе стоит его пройти.

Злорадство в его голосе не предвещало ничего хорошего.

***

Никакой логики в Разливе четвёртая не замечала. Только что они брели в чёрной жиже по пояс - а теперь грязь едва касалась подошв. Если в прошлые походы их путь пролегал по прямой, то сегодня Ник отклонился от привычного маршрута, но шёл по-прежнему бойко. Изменение могло быть связано только с обещанным испытанием. Неожиданно первый остановился, хотя его шест всё ещё касался твёрдой почвы. Повернувшись навстречу солнцу, Ник махнул рукой - мол, подойди.

Ничего не понимая, Заря поравнялась с ним и уставилась на чёрную гладь. Ничего особенного, насмотрелась уже за предыдущие поездки. Солнце над головой. Нуу... к нему привыкнуть было труднее, но светило ничем не отличалось в этом месте.

Сильный толчок в спину.

Не удержавшись, Заря шагнула вперёд... и нога не нашла опоры. Взвизгнув, четвёртая упала плашмя в вязкую черноту и начала медленно погружаться. Спешно включила фонарь на груди скафандра, но мгла осталась непоколебима. В панике принялась выводить на щиток все возможные данные, но они оказались бесполезны. Как и поток брани, которым она сотрясала эфир. Видимо, проклятый старик закрыл канал связи.

Барахтанье руками и ногами позволило повернуться набок и обнаружить, что успела слишком сильно погрузиться в Разлив. Солнце на такой глубине оказалось столь же бесполезным, как и фонарь. Даже троса страховки не было видно. Глубоко выдохнув и ругая себя за глупость, Заря принялась шарить вокруг в поисках спасительной стали, но спустя минуты три вспомнила про нечто странное - сегодня первый прицепил карабин страховки со спины. Если трос не натянут, шансы найти его вслепую практически отсутствовали. Впрочем, темноты недостаточно, чтобы испугать Зарю. Пока размер и возраст позволяли - разведывала сеть пещер, раскинутых вокруг Базы. Бывало, залезала в такие узкие лазы, куда голова первого не вместилась бы. Пару раз гас её фонарь, приходилось выбираться вслепую. Но её вели стены. Камни под животом. Голоса других детей.

Теперь - только оглушающее дыхание и стук сердца. Слишком быстрый. Она не примет правильного решения, если будет паниковать. Испытание... чего хотел первый? Ради чего скинул её в Разлив? Чтобы она цеплялась за крохи надежды и кислорода? Озарённая идеей, Заря вывела данные по остаткам воздуха. Тринадцать часов - вот и вся её жизнь. А если подумать, то восемь из них потребуется на обратный путь, два - на работу. Значит, через три часа старик просто пойдёт продолжать бессмысленное дело.

Два с половиной. Она бы всё отдала за натянутый трос. Шанс ухватиться за стальную нить, вытянуть себя на поверхность. Но не она ли сама только что рассуждала о бессмысленности существования, при этом не прекращая зубами и когтями держаться за шанс работать не в лаборатории?

Два. Заря кричит, сама не разбирая слов.

Полтора. Четвёртая висит в чёрной пустоте, не в силах пошевелиться. Слишком... одиноко. Она не создана для такого. Точно. Всё завертелось в миг, когда она узнала про своё создание. Или осознала, но не в том суть. Она есть. Существует.

- Могучие первые заронили наше семя в инкубатор и посмели взрастить его, - голос Ника оглушает, завораживает. При этом не было ни единого щелчка или треска - всё это время канал связи был открыт.

- Мы вышли из металлического лона и сделали первые шаги. Впитывали слова первых и делали работу, которую дали по способностям, а не желаниям. Вся наша жизнь отдана Базе - родившись в её утробе, в ней же прожигаем те малые годы, что отведены нам первыми. Только себе отвели они право на долголетие. Не познали мы жизни в переполненном убежище, где кусок хлеба приходится на троих. Не видели мы коридоров, набитых людьми, утративших свою привычную жизнь в один миг. Не пытались соскрести со стен мох, чтобы насытить своё брюхо, а затем не исходили пеной от отравы. Не слушали в глухом молчании сурового оратора. Не дрожали от ужаса, услышав страшную правду. Там, куда пришли сотни, есть место только паре десятков. Один из десяти достоин жизни, остальные - умрут. Но не будет никакого изгнания на отравленную поверхность. Плоть и кровь станут новой землёй, дадут шанс оставшимся выжить. Отбракованные смирятся с решением или будут бунтовать - но это единственный выход.

Тишина. Заря позабыла даже смотреть на уровень кислорода.

- Каждый из отбракованных уходит из жизни с улыбкой на лице. О, смерть болезненна - лекарства для будущего удобрения роскошь. Цена той улыбки простое обещание. Генетический материал каждого будет сохранен и послужит для рождения следующих поколений. Крохотной искры надежды достаточно. Почти для всех.

Зайдясь кашлем, командир недовольно кряхтит.

- Давненько я столько не говорил. Пожалуй, нудную историю про перестройку Базы я пропущу. Да - никто из вас не избежал переделки генов. Не спорю, они ужасают, если их перечислить - так сильно в бога человек не игрался за всю историю. Инструменты были, но ими не пользовались.

- Вы изменили нас.

После часов в пустоте голос Зари хрипел и дребезжал.

- Верно.

- Изуродовали нас.

- Красота понятие субъективное.

- Вы подавили наши эмоции!

- И всё же ты их испытываешь. Не так ярко, будь ты первой, а не взращена из его семени.

- Это не ответ! - рявкает Заря.

- Результатом отбора стало тридцать четыре первых. В живых сейчас - дюжина. От старости и болезней никто из нас не умирал. Второму поколению была открыта правда. Мы считали это верным решением, но вторые обратились против создателей. До сих пор помню, с каким звуком гаечный ключ погружается в голову человека. Поэтому третье поколение с самого выхода из инкубатора сидит на транквилизаторах, а не витаминах. Мы пытаемся создать людей, способных не только выжить на поверхности, но и смириться с изменениями в собственной природе.

Слышно недовольное сопение - командир сверяется с данными.

- У тебя минута на решение.

***

С излишней осторожностью вытаскиваю трос из чёрного болота. Не думал, что так сильно обрадуюсь решению девчонки. Видимо, в глубине души всё ещё сомневаюсь в верности выбранного пути.

В компании обтекающей маслянистой жидкостью Зари возвращаюсь на привычный маршрут и провожу необходимые заборы. Четвёртая молчит, да и я не склонен к разговорам. Слишком болезненные воспоминания пробудило испытание Зари. Миг, когда я разрешил себе жить, лежа на дне нефтяного болота. Потом крещение приняла Тася.

Как славно, что четвёртой не разглядеть моего лица за щитком. Заря и Тася похожи слишком в многом - особенно размерами. Но там, где Тася пять лет назад ушла на трёхметровую глубину, четвёртая погрузилась на все десять.

Я искал не ту закономерность.

***

- Скафандр Заряны весь покрыт нефтью. Она споткнулась?

- Нет, я её толкнул. Девочка мучилась смыслом жизни.

- Надеюсь, это станет уроком не только для неё.

- Как скоро Разлив достигнет Базы?

- Три года при нынешнем темпе...

Впервые на моей памяти директор осекается.

- Вы не должны были задавать этот вопрос, Николай.

- А вы - менять маршрут, заложенный мной.

- Выявлено несоответствие карт.

- Ловкий подлог, нечего сказать. Но сегодня я умышленно вернулся через опасную зону.

- Напомнить, что благодаря любопытству человечество оказалось под землёй?

- Я-то думал, благодаря халатности.

- Не будь вы так важны для выживания Базы, Николай, из этой комнаты не вышли бы.

***

Заря была уверена, что испытание изменит её, но ошибалась. Куда сильнее переменился первый. Стал нервным, дёрганным, во время поездок больше ни разу не доверился ИИ ровера. Постоянно менял маршруты, то и дело едва не попадая в разливы высших степеней. Попытки выяснить причины его поведения проваливались раз за разом и, в итоге, четвёртая пригрозила одиночной экспедицией - пускай, мол, командир отдохнёт.

Только под давлением Ник перестал огрызаться и велел встретиться с ним у центрального лифта через восемь часов. Заря сверилась с графиком - следующая экспедиция запланирована была через два дня.

Спустя шесть часов она томилась в ожидании в центральной зале, разглядывая спешащих мимо обитателей Базы. Если её не обманывали глаза, третьих стало меньше в пару раз, зато пятые уже догнали четвёртых по размерам. Порождения инкубатора, никто из них не сомневался в собственной жизни.

- Разве у тебя сегодня есть работа? - незаметно подошёл к ней Митя.

- Приказ командира, - буркнула Заря, не желая вступать в разговор.

- Та же хрень, - устроился рядышком третий, - до моей встречи ещё час сорок. А до твоей?

Жители Базы сновали вокруг, не обращая внимания на застывшую в ожидании парочку. В означенный час появился Ник бок о бок с долговязой первой. Судя по вытянувшемуся по струнке Мите, дождался и он.

Первые молчат. Просто направляются к лифту и входят в распахнутые двери. Под строгими взглядами стариков все пассажиры спешно покидают лифт, и он начинает движение - но не вверх, а вниз.

Выбравшись из кабины, четвёртая оказывается в едва освещённом коридоре. На двадцать метров - три тусклые лампочки. Судя по разросшейся плесени и влажности, этим уровнем никто не пользуется. Представить себе ненужное пространство на Базе, где люди делят одни и те же койки день за днём, для Зари немыслимо. В конце пути - тяжёлая дверь с кодовым замком. Не мешкая, Ник вводит нужные числа и дверь распахивается без единого скрипа. Значит, кто-то всё же ухаживает за этим местом.

За преградой скрывается зала, способная вместить на ночлег целое поколение, но в ней только громадный стол в окружении двенадцати стульев и два из них пустуют. Ник и его спутница идут к свободным местам, Заря и Митя стараются не отставать. Пол помещения на удивление неровный, стены ему подстать. Всё здесь залито светом, выхватывающим каждую щербинку в камне.

Ник садится за стол, жестом показывая четвёртой за свою спину. Там она и застывает, и Митя выполняет то же самое указание. Только сейчас Заря оглядывает собравшихся. Среди стоящих сплошь третье и четвёртое поколения, без вкраплений пятого. Но вот в креслах... как молния бьёт воспоминания об испытании. Из тридцати четырёх осталась дюжина. И все старики, всё первое поколение, собрались в одной комнате.

- Сколько лет прошло? - берёт слово первый со скрипучим голосом. - И вот ты собираешь нас вместе, Крупнов. Зачем, зачем вновь собираться в этой комнате? О чем хочешь напомнить?

Теперь четвёртая видит - все повреждения в комнате слишком правильные. Вот след от удара ножом, а там, на стене, ровный ряд круглых дыр...

- Что База не так уж и безопасна.

Предельная серьёзность в голосе Ника заставляет первых сбросить маски безмятежности. Они встревожены нарушением в привычном укладе.

- Смелые слова человека, не лишившегося поверхности.

От горького смеха Крупнова Заря ёжится.

- А кто тебя держит, Горнев? Поднимись на лифте, облачись в скафандр да иди, броди по изгаженной планете. Или думаешь я рад каждому напоминанию, что так и не стал первым на Марсе? Мог спокойно помереть под другим небом, гадая почему нет связи с голубым шариком над головой!

- Довольно! - рычит первая, что выше остальных на голову. - Мы собрались не ради старых обид. Говори, что требуется, Крупнов.

- Если коротко - Базе осталось месяца три. Потом нас зальёт нефтью.

Тишина. Никто не плачет, Заря не видит даже тени огорчения на старческих лицах.

- Звучит прелестно, - вновь говорит Горнев, - но директор молчит о такой опасности.

- Директор то, директор это, - Ник кривится, - может объяснишь младшим, почему директора нет среди нас? Сколько лет мы сидим с удобной отговоркой - директор приказал, и точка.

- База до сих пор существует, - встревает Горнев.

- Посмотри мне в глаза и скажи, что директор не способен ошибаться.

***

Что было дальше на совещании, Заря помнила плохо. Минута тишины - и обшарпанный зал взорвался спорами. Противников у Ника оказалось много, но он напирал, пока все не согласились с необходимостью мер на случай локального апокалипсиса.

Для четвёртой всё кардинально изменилось. Каждые три дня она поднималась на поверхность, где в ангаре техники спешно работали над парой скафандров, садилась бок о бок с командиром и отправлялась в путешествие. Всякий раз ИИ ровера был отключён и Ник выбирал новое направление для исследования. Наконец-то они занялись именно этим - не брожением по нефтяному болоту, а настоящей разведкой. Карты из прошлого помогли сузить область поиска, но давали слишком малое представление об изменившемся мире.

За две недели директор так и не пожелал встретиться ни с Ником, ни с Зарей. И это молчание с одной стороны тяготило четвертую, с другой... она почувствовала себя неожиданно свободной.

- Сойдёт, - возвестил Крупнов во время обхода очередных развалин.

Позабыв про броню, девушка пожала плечами. Спохватилась и переспросила:

- Уверены?

- Все уровни заражения ниже среднего. Для ночёвки сойдёт.

Молчание Зари было красноречивей всех слов.

- Что, думала, найдём новое убежище в половине дня пути? После Базы Разлив поглотит и эту хибару. Нет, наша цель в недельном переходе, в горах. Секретный бункер, пускай это и не говорит тебе ни о чем. Переведём туда инкубатор и директора.

- Запас хода у ровера на три дня.

- Верно.

- Кислорода в скафандре на сутки.

- И два часа аварийного запаса.

- Первые не дойдут.

- Вот и узнаешь, считаем мы младшие поколения своими игрушками или готовы сдохнуть прежде каждого из вас.

***

Кровь Зари бурлит, она хочет высказать первому всё начистоту... но её взгляд прикован к воронке на доселе безмятежной глади. Покой Разлива нарушен, и за считанные минуты небольшое изменение превращается в огромный водоворот. Ник слишком сосредоточен на вождении и ничего не замечает, приходится тряхнуть его за плечо. Лицо за прозрачным щитком меняется.

- Едрёна вошь.

- Может пронесло?

- Брось. Запас удачи я исчерпал в прошлой жизни.

***

К серому бункеру Базы ровер подкатил уже в сумерках. Массивные ворота не распахнулись на привычный сигнал. С кряхтением спрыгнув на землю, Ник подбежал к ровной стене и принялся колотить по ней безо всякого разбора. Можно было подумать, что первый пытается справиться с горем, но Заря прекрасно слышала его сосредоточенный мат, под который появилась панель с кучей кнопок. Пальцы первого запорхали над ними, и спустя минуту врата неохотно раскрылись - куда медленней обычного. Четвёртая хотела въехать в ангар, но остановила ровер на самом входе. Люди. Десятки людей на границе Базы и поверхности. Наглядное доказательство, что дом Зари перестал существовать.

Оглядевшись, она по привычке принялась сортировать выживших - почти все из пятых, из старших поколений - единицы.

- С возвращением, - выступил вперёд Митя. Вид он имел весьма потрепанный.

- Что успели? - отрывисто спросил командир, появляясь в воротах.

- Только людей вывели, - виновато пожал плечами третий.

Скидывая на ходу перчатки, Ник устремился к запасным скафандрам.

- Переодеваемся. Заряна! Нужно поднять инкубатор, директора. Поиграли в космонавтов - станем и водолазами.

***

Чувствую себя неловко. Инженеры перестарались, скафандр после переработки вышел слишком жёстким. Главное, чтобы с задачей справился.

Не замедляя шага, подхожу к шахте лифта, прыгаю вперёд. Вязкая жидкость облепляет со всех сторон, лишая связи с внешним миром. Но как триумф человеческого гения в ушах раздаётся голос Зари:

- Готовьтесь к торможению!

Вместе с Базой не стало и лифта - шахта да тросы к нашим услугам, самое то для быстрого спуска.

Нажимаю на стопор на маленькой машинке в руках моих и повисаю бок о бок с Зарёй. Всего один шаг - и под ногами пол. На щитке выводится трёхмерная карта нижнего уровня, созданная в последние дни существования Базы.

Разумеется, всё идёт вопреки. Вместо прямых коридоров нас встречают обвалы. Раз за разом возвращаемся к шахте, но в шестой раз нам улыбается удача.

Полтора часа впустую.

Перед дверью лаборатории попробовал запустить фонарь. С громким жужжанием огромная лампа отодвинула мрак метров на пять. Заря зажгла было свой, но я быстро остановил самодеятельность. Второй прибор ещё пригодится. Бронированная дверь открылась слишком легко - герметизация оказалась нарушена, так что нефть заполнила и самую защищённую комнату на Базе. Но никакого беспорядка мы не застаём - помещение абсолютно пусто, если не считать закреплённого на полу ящика размером с меня.

- Первый груз, - собственные слова показались громом.

- Коробка.

Сложно винить четвёртую за скептичный тон.

- Не до изысков было. Возвращаем его к лифту.

За пыхтением Зари скрывался вопрос.

- Говори уже.

- Урезали эмоции, продолжительность жизни... это не поможет выжить на поверхности.

- Был в истории случай, когда изгадили кусок земли. Человек больше жить там не мог, зато животные плодились и размножались.

- И что?

- Род людской слишком поздно обзаводится потомством. В волчьей стае появится уже пяток поколений, пока мы обзаведёмся одним ребёнком. Это-то мы и стремились изменить.

Незаметно за разговором прошёл ещё один час моей жизни.

Только расположив инкубатор перед дырой в сердце Базы, позволяю себе облегчённый вздох.

- Теперь - за директором.

- Он не мог выжить.

Не удерживаюсь от хохота.

- Идём, тебе понравится!

Новые препятствия. Минус два часа. Цифры на краю щитка совсем не радуют.

***

Страх въедается в Зарю, становясь верным спутником. В распахнутые двери дирекции четвёртая шагает с осторожностью, как-никак, это место почти священно для неё. Но увидев в свете загоревшегося фонаря привычную фигуру за массивным столом визжит словно маленькая девочка.

Первый не бросается на помощь директору, застрявшему в кресле, безразлично проходит мимо. Отодвигает панель на стене и извлекает ящик из того же металла, что и инкубатор, только размерами гораздо меньше.

- Готово. Пошли.

- Но директор...

- В моих руках. Сюрприз, а?

Возвращение проходит в полной тишине. У лифта Заря решается на вопрос.

- Понимаю, зачем инкубатор. Но почему мы вытаскиваем директора?

- Надеешься найти на поверхности полностью функционирующий ИИ со знанием технологий прошлого вкупе со сведениями о ваших модификациях? Удачи.

- Вы сами можете направить нас. Как всегда делали первые.

Короткий, болезненный смех.

- Мыслишь по-прежнему без учёта различий между нами. Твоё тело потребляет меньше энергии.

Внезапная догадка пронзает Зарю, и она спешно выводит данные о скафандре Ника. Застывает на месте.

- Да, да. Через пять минут я задохнусь.

- Если я поделюсь...

- Отставить! Будь ты в водолазном костюме, то могла бы. Но у скафандров совсем другая система. Я уже за гранью спасения, не трать время.

Работают споро, но молча - четвёртая не решается больше говорить. Но вот инкубатор и директор надёжно закреплены на тросах - и Ник отступает прочь от шахты лифта.

- Моя миссия завершилась, - голос приобрёл неожиданную твёрдость, - Иди. Хочу посмотреть на твой подъём.

Заря кивает, и тут же чувствует себя глупо - первый никак не мог увидеть жеста. Но говорить она не может - горло сжалось от неожиданного спазма.

***

На поверхности Митя немедленно проверяет инкубатор и принимается за монтаж директора. Зарю не интересует суета вокруг маленькой коробки, внутри которой заключён бывший властелин Базы. Она смотрит на громоздкий скафандр, с которого медленно стекают излишки нефти.

А в ушах звучит последнее слово Ника, перешедшее в невнятное бульканье. «Поехали». Что первый хотел сказать?

- Подняли на поверхность, - раздаётся знакомый голос. У Мити получилось сопрячь директора с системами ровера. - Сначала заключение в коробку, теперь судьба бортового компьютера. Будто ИИ не способен на чувства. Кто из первого поколения присутствует?

- Их больше нет, директор, - нарушает тишину Заря, - с планом можете...

- Так-так, Заряна. Маршрут проложен, - изменившимся голосом говорит директор, - оптимальный выход через два часа. Собирайте всё необходимое, времени мало.

За час до восхода солнца вереница людей, ведомая разумным ровером, покидает свой бывший дом. Заря выходит последней, согнувшись под тяжёлым рюкзаком.

- Поехали, - произнесла она, и криво усмехается.

+5
23:02
501
16:23
+1
Мрачный постапокалипсис, полный безнадеги. Заканчивается вроде бы на хорошей ноте. Но что ждет людей в новом месте? Я так понял, что это старый бункер. Надолго ли?
Рассказ написан нормально. Ощущение неоднозначное, но читается хорошо. На любителя. Пусть судят читатели.
17:32 (отредактировано)
+1
Не в тему конкурса. Посмотрел тут фильм «Розенкранц и Гильденстерн мертвы» (1990 г.). История Гамлета с точки зрения его «друзей». Юморно, поучительно. Там даже фант. допущение есть, так что по здешним меркам вполне себе фантастика) Гари Олдман и Тим Рот в главных ролях. Если не видели, рекомендую.
21:29
Спасибо, записал. Не видел. Посмотрю. Меня в последнее время тоже эта история волнует. Лозинский и Пастернак так сглаженно перевели Шекспира, что не видно юмора. А Шекспир был тем еще юмористом. Оказывается, Эльсинор Шекспира такая клоака, что отдыхают все советские переводчики. Посмотрю, как найду время. И с вами поделюсь впечатлением. Спасибо еще раз.
19:56
+1
Чем-то эпизоды из «Сотни» напомнило.
20:11
Автор, у вас отличный потенциал к НФ!
08:10
+2
Очень долго читал. Это показатель для меня. Сюжет, не могу сказать, что его нет, но он очень уж скучный, слишком бытовой по меркам того постапа, что подробно и умело нарисовал нам автор. Есть в рассказе и рассуждения о смысле жизни, прикольное, почти философское испытание с погружением в нефтяную яму.
Написано ладно. Чередование повествования от первого и второго лица выглядит уместным.
Любовная линия могла бы вызвать больший интерес, будь она более ярко выписана. Пусть это и банально, но всё же «цепляет» любого, что ни говори).
Мишку жалко((( людей нет, они сами виноваты.
Спасибо
12:47 (отредактировано)
+2
Если вспомнить великие книги, написанные в жанре фантастика, это всегда будут истории человеческих отношений в фантастических декорациях. Но первый же фрагмент рассказа вызвал ощущение, что речь идёт о роботах: вывалилась из машины, начала растворяться в кислоте, пристрелил, и лишь одно «сожаление» в итоге: «Похоже, нашей мечте не суждено сбыться». Для меня это не про людей.
При этом ГГ выражает потребность в чувствах: «Теперь еду по загаженной Земле бок о бок с порождением генной инженерии, неспособным на сильные эмоции», «Даже припомнить было трудно, чтобы эмоции длились дольше минуты».
Но парадокс в том, что Заря написана гораздо более живой, человечной нежели ГГ.
По мне данный рассказ заготовка, схема, структура, скелет, в который необходимо вдохнуть жизнь – человеческие отношения. Иначе, после прочтения – пусто на душе, нет желания вспомнить, перечитать, пережить.

Есть у меня вопросы и к логике повествования.
С одной стороны: «Результатом Базы должен стать род людской, способный жить в условиях отравленной атмосферы и повышенной радиации, усваивающий плоды ядовитой почвы». С другой стороны в этих самых ужасных условиях каким-то непонятным образом продолжают жить, как ни в чём не бывало, животные.
С одной стороны, герои, когда возникает необходимость, находят «новое убежище в половине дня пути». С другой стороны, возникает вопрос: чем же занимались первые все предыдущие годы?
15:46 (отредактировано)
+4
Оценки фоловеров блога “Инвестиции в нефть”

Трэш – 0
Угар – 1
Юмор – 1
Внезапные повороты – 2
Ересь – 0
Тлен – 5
Безысходность – 3
Розовые сопли – 0
Информативность – 0
Фантастичность – 2
Величавые коты – 0 шт
Гордые медведицы — 1 шт
Соотношение потенциальных/реализованных оргий – 1/0
Марка используемой в декорациях нефти — Brent

По оценкам эксперта Николая Крупного, ведущего блог, пока не рекомендуется вкладывать сбережения в акции нефтегазовых компаний по двум причинам: естественный выход нефти уронил стоимость барреля до 0 долларов и никаких нефтегазовых компаний больше не осталось. Как и сбережений. Вся надежда на шестое поколение.

И в рассказы, подобные этому, инвестировать свое время также не стоит. Слишком большие затраты и не факт, что они окупятся. Потому что, не смотря на правильную подачу материала, и на правильно расставленные побуждающие происшествия, и на живой сюжет, рассказ построен на идиотских допущениях. Поехали!

Препятствия должны были начаться через десять минут. Надо бы техникам на Базе проверить мозги машины. Толчки всё мощнее. Переглядываюсь с Тасей, и она тянется к управлению, хочет снизить скорость.

Чего же она, как водитель не следит за дорогой? Она ногти, что ли, красит? Почему она сразу не нажала на тормоз?

От очередного удара подпрыгиваю на жёстком кресле, смотрю на напарницу, но её место пустует. Не удержалась? Хватаюсь за рычаги и экстренно торможу, едва не впечатываясь лбом в переднюю панель.

Если бы пристегнула ремень, ничего бы с ней не случилось. Грубейшее нарушение ПДД повлекло ДТП со смертельным исходом. Правильно, чего ещё ожидать от женщины за рулём. Поэтому Ник должен был пристрелить Тасю в любом случае, даже если бы не попала в кислотую ловушку. Чтоб знала.

— Открыть ворота.
Зашумели моторы, раздался жуткий скрип и… ничего. Как была мгла вокруг, так и осталась. 


Выше по тексту написано. Что в ангаре ярко горит свет, поэтому Заря должна была видеть и открытый шлюз, и кусок земли за ними.

Хоть я и смеюсь, но совсем без веселья.
— Нет никаких бесов. Просто медведица с детёнышем.
Когда оборачиваюсь, меховая гора исчезает в лесу. Надеюсь, медвежонок не был единственным в выводке. Иначе гордый зверь может сойти с ума от потери.


Тут ты лажанул. Надо был так ответить Заряне:

Хоть я и смеюсь, но совсем без веселья.
-Никаких бесов. Просто самка из второго поколения.
Когда поворачиваюсь, страшная корявая бабища с длинными руками исчезает в лесу. Плодятся как тараканы, правда рожают нежизнеспособных мутантов. Да, не удалось поколение. Рано выпустили на волю.

Тогда и судьба второго поколения людей была бы более интересной. Мол, могли выживать на поверхности, но интеллект оказался крайне низок. Или в крайнем случае объяснить Заре, что медвежонок — мутант и всё равно не выживет. И кстати, чего это медведица вышла рожать из леса на равнину?

-Неправильный вывод. Поверхность Земли больше не пригодна для жизни первых. Изменить это нам не под силу. Поэтому изменяем саму природу человека, силясь заявить вновь о своих правах. Результатом Базы должен стать род людской, способный жить в условиях отравленной атмосферы и повышенной радиации, усваивающий плоды ядовитой почвы. Вы не подопытные, а наше будущее во всех смыслах.

Ещё один косяк. Даже два. Во-первых, вокруг должны кишеть насекомые, например мухи и тараканы, как максимально живучие существа. Они слабо восприимчивы к радиации и низкому уровню кислорода, а также быстро плодятся. А быстрая смена поколений означает быструю эволюцию, следовательно быструю приспособляемость к новым условиям

Во-вторых, выводить столько одинаковых особей в инкубаторах — это потеря времени и драгоценных ресурсов. У них простая цель — создать людей, способных жить на воле и самостоятельно размножаться. Поэтому рациональней выращивать сразу несколько контрольных групп, скажем, по пять особей с различным набором генов. А потом самую удачную группу использовать для следующей итерации. Глядишь, дело бы у директора пошло в разы быстрее. А то инкубировали сразу сто одинаковых человек и куда их девать потом? На фарш?

А чего, кстати новые поколения не наружу не выпускают, не проводят практических опытов, вдруг Пятые уже могут дышать отравленным воздухом, а никто не в курсе.

Ну и вообще не видно, чтобы при таком прорыве в генной инженерии, как следует из текста, новые поколения становились лучше. Даже наоборот, люди деградируют, мельчают.

Каждый из отбракованных уходит из жизни с улыбкой на лице. О, смерть болезненна — лекарства для будущего удобрения роскошь. Цена той улыбки простое обещание. Генетический материал каждого будет сохранен и послужит для рождения следующих поколений.

Хорошая идея, одна из немногих в рассказе.

Третий уровень — смертельная опасность. Скафандр выдержит сутки, потом начнёт зажаривать тебя изнутри. Так не везде, но вблизи Базы редко повстречаешь второй уровень.

— Кислорода в скафандре на сутки.
И два часа аварийного запаса.


Даже с учётом модификации скафандров запаса кислорода на сутки, тогда информация про поджаривающий скафандр бессмысленна. И в этой ситуации Заря, как поколение, быстро схватывающее анализирующее информацию, сразу бы спросила.

— Получается, что если переход длится неделю, то у нас есть шанс дойти? Значит старшие поколения потребляют меньше кислорода? Ну что ты молчишь, Ник???
— Мне нельзя сейчас об этом рассказывать. По сюжету я сообщу об этом в затопленном бункере перед смертью, чтобы разжалобить читателей.

Не замедляя шага, подхожу к шахте лифта, прыгаю вперёд. Вязкая жидкость облепляет со всех сторон, лишая связи с внешним миром.

Здасьте, радиоствязь-то работает.

Перед дверью лаборатории попробовал запустить фонарь. С громким жужжанием огромная лампа отодвинула мрак метров на пять.

Сразу видно, никогда ты не купался в нефтяном резервуаре. Не просветишь ты нефть никаким прожектором, даже лазерный луч рассеивается на первых сантиметрах. Срочно меняй нефть на кислоту второй степени, не позорься.

Внезапная догадка пронзает Зарю, и она спешно выводит данные о скафандре Ника. Застывает на месте.
-Да, да. Через пять минут я задохнусь.


У них модифицированные скафандры и кислорода хватает на сутки, неужели они столько времени шастали по коридорам с подробной трёхмерной картой перед глазами?

Так-так, Заряна. Маршрут проложен, — изменившимся голосом говорит директор, — оптимальный выход через два часа. Собирайте всё необходимое, времени мало.

И скафандров прям на всех хватит, да? Ничего себе, как удачно. Мог бы ещё и автобус скреативить, чтобы всем пешком не идти.

Поехали, — произнесла она, и криво усмехается.

Чтобы использовать отсылку на сто процентов, Николая надо было назвать Юрием.

Итак. У нас есть хороший отравленный мир, годные идеи в виде повторной переработки людей и ИИ-директора, безжалостные живые герои. Есть отличная находка в виде повествование попеременно от двух героев в настоящем времени, это добавляет правдоподобности. Есть чёткие диалоги с шутками-прибаутками. Но также есть странная сцена с медведицей, многочисленные логические ляпы, неправдоподобные допущения и полное отсутствие котиков.

Вердикт. Рассказ надо брать и переделывать полностью, убирать все ляпы, вводить дикое второе поколение, тщательней продумать генетические модификации и многое, многое, многое, многое другое. Пока что до победителя конкурса не дотягивает, сорян. Но мысленно я с тобой, очень хочется посмотреть на шедевр после всех переделок.

Критика)
21:04 (отредактировано)
+2
Объясните мне, господа генетики, в чём смысл сокращать продолжительность жизни? Я вот в непонятках. Быстрая смена поколений? Так инкубатор есть, генетики есть, клепай мутации хоть каждый день. Прирост популяции? Так, опять же, инкубатор есть.
Но, если закрыть на это глаза, рассказ хорош
02:29
я думаю сокращение жизни это просто побочный эффект, а не цель. Хотя мне тоже это было непонятно, 6 поколение ваще 10 лет будет жить что ли
04:01
+1
Там все объяснено предельно понятно, если понимать, на что в биологии влияет продолжительность жизни. Быстрая смена поколений дает быструю приспособляемость вида. Примерно поэтому, если за триста лет сходят леса и превращаются в тундру, мамонты вымирают, а мыши остаются.
10:47 (отредактировано)
+1
Ваше видение ситуации очень поверхностно, извините. Быстрая смена поколений даёт множество случайных мутаций у потомков, часть из которых оказывается ценной, часть нет. И вся эта ересь с естественным отбором оказывается абсолютно ненужной, ведь есть инкубатор! И, к слову, за весь рассказ ни разу не написано, что они там естественным путём размножаются. Все просто сидят и ждут команды приступать, когда продолжительность жизни станет 3 года, как у мышей?
10:50
+1
Вы в одном кукубаторе собрались всю популяцию восстанавливать? Понятно, интересно, но нет.

Быстрая смена поколений даёт множество случайных мутаций у потомков, часть из которых оказывается ценной, часть нет.
Правильно, а теперь делаем вывод из этого… —?
12:05
+2
Бла-бла-бла. На инкубаторе можно вывести людей максимально подготовленных к жизни на планете, увеличить их плодовитость, заставить раньше достигать половой зрелости. Но искусственно сокращать время жизни — полный бред, нужный для… ну, не знаю. Для пущего драматического эффекта.
Правильно, а теперь делаем вывод из этого… —?

Вывод — простой косяк автора, который вы упорно желаете оправдать.
P.S. У того же медведя, который прекрасно приспособился, продолжительность жизни больше чем у тех же «пятых». (Вывод — продолжительность жизни не так важна, как вы хотите доказать)
12:18
Ладно, я сам объясню, в чем фича сокращения времени жизни поколений.

Да, вы правильно поняли, что увеличивается количество мутаций, но не смогли сделать из этого вывод, который уже давно известен и десять раз разжеван в научпопе: увеличивается общее количество полезных мутаций, в то время как вредные выбраковываются из популяции быстрее. И это одна из тактик в мире природы, просто посмотрите на семейство грызунов, автор все выписал правильно, а косяк у вас в голове.
Для закрепления погуглите, какой размерный класс животных более успешен после массовых вымираний, кто лучше приспособаливается — маленькие и быстроживущие или большие долгожители?
14:00
Ну ок. Вы меня не слышите — ваше право. Десять раз уже писал, что случайные мутации и нафиг не нужны, если исходный материал можно вывести на инкубаторе идеальным. Условия на земле не меняются. Нет нужды в столь быстрой адаптации.
Ладно, представим, что они работают с заделом на будущее. Даже с учётом быстрой смены поколений(пусть даже с жизнью в 5 лет) понадобятся долгие века для действительно стоящих изменений в организмах. В то время как на инкубаторе это можно сделать в сотню раз быстрее, нет?
14:14
А вообще, какая разница? У вас своё мнение, у меня своё. Рассказ-то всё равно неплохой.
14:24
Десять раз уже писал, что случайные мутации и нафиг не нужны, если исходный материал можно вывести на инкубаторе идеальным. Условия на земле не меняются. Нет нужды в столь быстрой адаптации.
То есть, пять попыток вывести подходящую породу человека, описанные в тексте, для вас не аргумент? Вы сами уже себе придумали, что в инкубаторе все идеально выходит.
Даже Бог-Император в инкубаторе сварил фигню в конечном итоге. Не панацея.

Ладно, представим, что они работают с заделом на будущее. Даже с учётом быстрой смены поколений(пусть даже с жизнью в 5 лет) понадобятся долгие века для действительно стоящих изменений в организмах. В то время как на инкубаторе это можно сделать в сотню раз быстрее, нет?
Согласен, времени нужно будет много. Но, опять-таки, вы же видите, что автор показал — нет точного знания, какой должна быть генетическая архитектура идеального человека. В экстремальных условиях количественная тактика тупо выгодней.

А рассказ да, неплохой. Если не задаваться целью выковырять оттуда какие-то сомнительные места, то и вовсе очень даже хороший.
14:31 (отредактировано)
-1
Ну надо же… Неужто лучше «Юбилея»?
23:48
+2
От очередного удара подпрыгиваю на жёстком кресле, смотрю на напарницу, но её место пустует. Не удержалась?
rofl
Я решил, что рассказ юмористическим будет. Ведь имеет смысл пристегнутся в открытой машине, даже просто на бездорожье. А если знаешь, что есть риск свалиться в кислоту, то ещё и держаться мертвой хваткой будешь без подсказок.

Пули одна за другой впиваются в щиток шлема и я не отпускаю палец, пока не заканчиваются патроны.
wonder
И тут я понял, что будет не до смеха.
Автор вы серьёзно? В современной винтовке обычно от 10 до 30 патронов.
Ничего себе coup de grаce!
К тому же от первой пули она бы просто упала откинувшись назад.

Автор вы молодец, хорошо потрудились. Задумка интересная, ингредиенты что надо, но готовили вы блюдо видимо подшофе. drink

Вы серьёзно? Отправить девчонку, на смертельно опасное задание, без подготовки и элементарного инструктажа bravo
Директор слишком хорошо меня знает, раз не удосужился объяснить тебе цель задания.

Такой подход, конечно объясняет, почему Тася выпала из ровера, но здравый смысл, где? У них люди на перечёт.

Милосердный охотник, убивший страдающего медвежонка на глазах у медведицы?
Боюсь, люди с критическим мышлением и минимальным кругозором понимают последствия этого акта для Коли. Фотографии тел людей, просто решивших поиграть с медвежатами, когда медведица за соседним кустом, прикладывать не буду.

В конце автор просто расстреливает мозг читателя из карабина.
Вязкая жидкость облепляет со всех сторон, лишая связи с внешним миром.

Нефть тут, как я понимаю, маслянистая жидкость, черного цвета.
Базу ведь затопило, всех успели эвакуировать. Почему герои «ходят», и видят в шахтах заполненных нефть.

На мой взгляд оригинальное произведение, с удавшейся героиней Зорькой. Николай герой интересный, с умными мыслями, но поступающий не логично, а порой и вовсе неадекватно. Будто он подросток.

Пишите пожалуйста внимательнее! Вы в ответе за тех, кто вас читает!
Переживайте моменты которые описываете, ставьте себя на место героев.
Будете ли вы разряжать в голову обречённой подруги всю обойму, или просто хорошо прицелитесь? У карабина есть оптический прицел как раз для таких случаев.
Сможете ли вы плавать в нефти и видит в ней? Надеюсь я там просто, что-то недопонял.
Отпустите ли вы ребёнка в смертельно опасную среду не подготовив его? Даже чужого и особо не нужного.

У вас есть способности, всё приходит с опытом. Пишите.

18:36
На мой взгляд плохо
19:32
+2
Хороший, качественный постап. Читается легко, завлекло сразу, что со мной не часто бывает. Текст вычитан. Атмосфера мрачной безнадеги в наличии. Ставлю плюс.
Загрузка...