Сергей Милушкин

Зимний халат Лаофуцзы

Зимний халат Лаофуцзы
Работа №58

Самая популярная поговорка в Поднебесной империи звучит, как проклятие: «Чтоб ты жил в Эпоху перемен!».

В Императорской Академии наук Эпоха перемен началась лет десять назад. Она развернулась вширь и вглубь, унеслась за облака, пропитала каждую балку на потолке и камень в стене и не собиралась заканчиваться. Один временный руководитель сменял другого каждые пару лет, пока император Цзи Цзяо не назначил временным ректором Академии своего старинного друга - мудреца Лаофуцзы.

Лаофуцзы получил под своё начало не только лектории, лаборатории, библиотеки и сельские угодия для прокорма учащихся, но и коллектив, коллективом не являющийся, а являющий собой клубок змей, разной степени прибитости и ядовитости. Собственно, поэтому император и доверил академию мудрецу и мастеру философии, ведь склоки преподавателей не только нарушали баланс энергии Ци, но и откровенно раздражали главу Поднебесной, вынужденного регулярно принимать надоедливых просителей из числа членов Академии и изучать получаемые в письмах кляузы.

Дошло до того, что Цзи Цзяо пришлось скрываться от академиков, покинув столицу и поселившись в Летнем дворце. Но долго так продолжаться не могло: лето заканчивалось, в двери во всю стучались холода, а императорские наложницы, кутаясь в лёгкие шелка, намекали Цзи Цзяо на неприемлемые условия труда и проживания, и грозили всеобщей забастовкой.

- Делай, что хочешь Лаофуцзы, но найди мне нормального ректора, - строго наказал Цзи Цзяо.

- Это невозможно! – развёл руками Лаофуцзы. – Нормальный человек обходит Академию наук десятой дорогой.

- Да ну… не преувеличивай! Чем тебя не устраивает, допустим, Му Ся?

- Ему студенты работать мешают, он их всех отчислит за неуспеваемость, если избрать его ректором.

- Так… - протянул император. – А Зао Ху чем плох?

- Шутите? Неграмотный солдафон.

- А Жиши Ленгкуань?

- Я вообще не понимаю, что этот человек делает в Академии, ему бы на рынке циновками торговать!

- Выбирай из этих трех или заставь их уйти, чтоб воду не мутили, и найди мне такого ректора, чья кандидатура устроит всех, - велел император мудрецу, - иначе отправлю тебя к серверным… тьфу… северным варварам! Будешь их просвещать, стоя на ледяной вершине под заснеженной сосной!

- Это жестоко! – попытался пустить слезу Лаофуцзы.

- Тогда будешь вечным ректором Академии!

- Нет! Это ещё хуже.

- Будешь, будешь!

- Моя тонкая натура не выносит склок, дрязг и всякой рутины! Я всего-то хотел изучать труды великих мудрецов древности, медитировать на берегу озера Спящего Дракона, писать свои скромные философские труды и выращивать пряные травы.

«А ещё получать подарки: тапочки из четырнадцати слоёв шёлка, инкрустированные драгоценностями пиалки или золотые палочки для су-джок!» – хотел сказать другу Цзи Цзяо, но сдержался.

Не к лицу Сыну Неба быть мелочным, а то ещё подданные подумают, что у него казна оскудела, и деньги на подарки закончились. Вместо этого император сказал временному ректору:

- Реши проблему и свободен! Будда в помощь!

Выхода у Лаофуцзы не было, пришлось соглашаться, но как весьма умный, проницательный и дальновидный человек, он понимал, что император поставил перед ним невыполнимую задачу. Дело в том, что коллектив Академии включал в себя не один змеиный клубок, а целых три клубка, которые Лаофуцзы представлял себе так…

Первый - синий клубок, олицетворяли собой преподаватели теоретических дисциплин. Ходили они в синих одеждах, а возглавлял их достопочтимый Му Ся, знаменитый ученый – старый, но крепкий, как бивень слона, автор восьмидесятитомного трактата «Точное расположение всех частей тела Спящего Дракона в соответствии со временем года, фазой луны и розой ветров».

Второй клубок – черный. Преподаватели военных дисциплин одевались в черное и подчинялись несгибаемому, как копье, отставному военному Зао Ху. Он плохо читал и писал, но был лучшим в фехтовании с цзянем и ушу, а также единственным в Поднебесной, кто, с его слов, ничем не подтвержденных, владел тайным знанием и умением шебуршу.

Третий клубок – зелёный. Жиши Ленгкуань, глава «зеленой» фракции, был выскочкой из низов и приходился старшим братом знаменитому мастеру Бо - лучшему изготовителю тростниковых циновок во всей Поднебесной. Родства с обычным ремесленником Жиши Ленгкуань стыдился, а в Академии занимался, не пойми чем, вернее – всем подряд, хватался за любую дисциплину – не важно, разбирался он в ней или нет. Приспешники Жиши ходили в зеленых одеждах, получали всеми правдами и неправдами очередные и внеочередные звания, не имея настоящей склонности ни к каким наукам, и интриговали, правда, тупо и бестолково, ибо хорошая интрига – это тоже наука.

Главных академиков так и прозвали – Синий, Чёрный и Зелёный. Помимо синего, чёрного и зелёного клубков в Академии ещё существовал ворох разрозненных, разномастных «змеек» - тех преподавателей, что не поддерживали ни одного из кандидатов, сторонились всякого интриганства, быстренько расползаясь по домам, как только заканчивались занятия.

Три дня и три ночи пребывал Лаофуцзы в раздумьях, как бы решить проблему с академиками, но придумать ничего не смог. В третью ночь гулял Лаофуцзы по одному из Четырёх Мостов Самопознания, а именно – по Восточному мосту Двух Химер. Утирая слёзы, бормотал он себе под нос:

- Будда в помощь, Будда в помощь… Как будто император не понимает, что навести порядок в Академии так же просто, как сунуть руку в осиное гнездо!

- Ну, так Будда и в помощь! - раздался над ухом Лаофуцзы высокий голосок.

- Кто здесь?! – вздрогнул от неожиданности Лаофуцзы.

- Это вы здесь, а мы тут! - ответствовал хриплый бас. - У вас какие-то проблемы, многоуважаемый ректор? Требуется помощь? А может… консультации?

- …сплочение рядов, - продолжил высокий голосок, - объединение в команду?

***

...На следующее утро Лаофуцзы велел созвать срочное всеобщее собрание. В большом церемониальном зале, по форме напоминавшем вытянутый овал, стоял гомон. Колонны и высокие потолки умножали эхо речей, заполнявших зал преподавателей. Они не знали причин общего сбора и строили феерические теории. Так синехалатники готовились к концу света и расформированию академии, а представители черных халатов ожидали объявления войны и немедленной мобилизации. Также звучали версии о прилёте небесных существ на огненных колесницах, о переменах в государстве и переводе должности императора в выборные.

Всеобщее возбуждение вылилось в сотни вопросов, заданных Лаофуцзы, явившемуся на собрание в халате бирюзового цвета, большие рукава которого, расшитые серебряными кроликами, скрывали от преподавателей пиалку с крепким бодрящим напитком, наверное, чаем.

- Император Цзи Цзяо приглашает меня и представителей Академии на праздник по случаю закрытия летнего сезона и переезда в столицу, - объявил он преподавателям. - Я отправлюсь в Летний дворец после собрания, а четверо избранных последуют за мной, неся паланкин с подарком.

- А кто те счастливчики, что понесут подарок императору? – спросил у ректора Синий академик.

- Разумеется, это будете вы, достопочтимый Му Ся, - отвечал с благостной улыбкой Лаофуцзы, - а также ваши глубокоуважаемые коллеги: Зао Ху и Жиши Ленгкуань. Согласны? Тогда я впишу ваши имена в пропуск в Летний дворец.

Слова ректора звучали разумно. Было очевидно, что самых выдающихся академиков зовут предстать пред светлые очи Сына неба, дабы там избрать достойного преемника Лаофуцзы. Спорить и возражать никто не стал.

- Мы согласны, - покивали головами претенденты.

- Замечательно, - похлопал в ладоши Лаофуцзы. – Прибыть в Летний дворец вам предписывается завтра утром.

- Шшш-тоооо, простите? – не поверили своим ушам академики.

В зале собраний на мгновение стих гул завистливых перешептываний, чтобы смениться гулом перешептываний злорадных. Кое-где звучали даже откровенные смешки и тихие советы, где достать крысиного яду или крепкую верёвку.

- Вы должны прибыть к императору завтра утром, - с благостной улыбкой повторил Лаофуцзы. - Летний дворец находится в часе пешего ходу от столицы. Погодка чудесная, дождей не обещают. Какие-то проблемы?

- Никаких… - процедили сквозь зубы академики.

- Подарок заберёте во Дворе Специй. Вопросы, пожелания, предложения?

- Вопрос можно? – спросил Синий академик. – Кто четвёртый?

Тем временем, тихо дремавшего за колонной преподавателя изящной словесности Са Шио Хо растолкал мастер фэн-шуя Ло Хань, сказав:

- Не спи! Не спи! Только послушай, что творится!

- А? Что? - встрепенулся Са Шио Хо, выныривая из царства грёз в грубую реальность.

- Лаофуцзы велел нашим, прости Будда, светочам науки, прибыть в Летний дворец завтра утром!

- Ну, Восточный мост Двух Химер им ни за что не перейти. Я там живу неподалеку, я точно знаю. Но если поторопиться, прям бегом бежать на Западный мост Восьми трёхногих жаб, - заметил, зевая Са Шио Хо, - то можно и успеть.

- Лаофуцзы сказал: «Погодка чудесная, дождей не обещают»!

- Да? Тогда беда-беда…

Восемь жаб – восемь каменных статуй Западного моста имели обыкновение в дождь и непогоду гулять улицами столицы. Притворяясь булыжниками, они помогали горожанам перебираться через лужи, но в сухую солнечную погоду жабы сидели на мосту, забавляясь с большими каменными монетами. Забава заключалась в том, что одна жаба выплевывала монетку, величиной с жёрнов, а вторая её ловила. Сильный и ловкий человек мог проскочить мимо, но пронести ценный груз или перевести поклажу в целости и сохранности не представлялось возможным.

- Слушай… - хихикнул Ло Хань. – Сейчас четвертого счастливчика выбирать будут.

- Четвёртого?

- Паланкин должны четверо нести, а академиков всего трое.

- Жребий будут тянуть? – предположил Са Шио Хо.

- Хм, - улыбнулся Ло Хань, показав острые зубки. – Может и жребий, а может Лаофуцзы выберет того, кто посвятил ему чудесные стихи…

Голос Лаофуцзы,

что звон колокольчиков,

Много
Звонит, да

Мало толку!

Безответственность и

Боязнь укольчиков!

Таких ректоров

У
Б
И
Р
А
Ю
Т

На полку!

Многоопытный Ло Хань как в воду глядел, не зря он работал в Академии с первого дня основания. Лаофуцзы выбрал четвертым в помощь академикам донельзя расстроенного Са Шио Хо. Молодой преподаватель планировал тихонько отсидеться на собрании, а затем, воспользовавшись отъездом ректора, отпустить студентов на все четыре стороны в надежде, что они далеко пойдут и больше не вернутся. Сам Са Шио Хо намеревался отправиться на съемную квартиру на Бумажной улице, писать эпиграммы, стихи или новеллы и пить чай.

- Что делать, будем, коллеги? – спросил Синий академик у Чёрного и Зелёного.

Са Шио Хо он демонстративно игнорировал, считая ничтожно малой величиной.

- Идти через Мост Восьми трёхногих жаб в сушь – это самоубийство, а идти через Мост Двух Химер во все дни, кроме субботы, да в количестве больше одного – смерти подобно, - развёл руками Зелёный. – А сегодня – среда.

- Уважаемый, Жиши Ленгкуань, - высокомерно заметил Синий. – Я спросил «что делать будем?», а не просил вас констатировать очевидные истины. Зао Ху, как вы оцениваете наши шансы пройти через Южный Мост Четырёх дев?

- По одному мы точно пройдем, и даже груз пронесем. Статуи могут отобрать личные вещи, но паланкин с подарком императору они не тронут. Однако дорога от Южного Моста – Большой Бамбуковый Тракт, ведёт к деревне Линбяо – это три дня пути, оттуда - на Монастырь Плачущих скал – ещё полдня, и только потом поворачивает к Летнему Дворцу.

- А что, если срезать путь возле бамбуковой рощи за Мостом Дев? – вмешался в разговор Са Шио Хо.

Академики зашикали на него, обозвав невоспитанным невежей, посмевшим вмешаться в разговор старших по возрасту и по должности, но Зао Ху к ответу всё же снизошёл:

- Идея неплоха, Са Шио Хо, но там болота, грязевые ямы в человеческий рост и орды комаров. По одному так-сяк пройдем, но паланкин не пронесем.

- А через Северные ворота Шести стражей можно пройти? – задал вопрос Синий.

- Я могу, - покивал головой Чёрный. – У меня военный пропуск есть, а вы сможете пройти, если притворитесь стариками, а лучше старухами, и научитесь убедительно горбить спину и прихрамывать на обе ноги, а Са Шио Хо переоденется барышней, лучше беременной. Стражи забирают всех мужчин, кто проходит без специального пропуска, в армию.

- Ну и как это будет выглядеть, - возмутился Зелёный. – Вы такой идёте при параде, а рядом две старушки и беременная тащат паланкин?

- Хотите, я тоже оденусь как старушка? – рассмеялся Чёрный. – Без проблем! Видимо вы забыли, что я преподаю «Основы военной маскировки»? Но! Три старухи и одна беременная тащат паланкин – это тоже странно, согласитесь.

- Хорошо! – примирительно поднял руки Синий. – Допустим, проскочили мимо стражей. Каковы шансы дойти до Летнего дворца в срок?

- Честно? Никаких! Мост Стражей – это мост через ущелье в Северных горах, а там этих ущелий, как у Жиши Ленгкуаня подарков перед сессией, - ухмыльнулся Чёрный.

- На что это вы намекаете, уважаемый? – зашипел рассерженно Зелёный. – Что за неуместное сравнение? Может, сравним количество ущелий в северных краях с количеством ошибок, с которыми вы пишете? А это ваше непонятное шебуршу, за которое вам доплачивают по серебряному ляну в месяц! Это еще надо разобраться… Са Шио Хо! Стойте! Вы куда пошли?

Са Шио Хо уже стоял на пороге зала собраний и надевал обувь.

- Хочу сходить во Двор Специй, - пояснил он. - Посмотреть подарок императору.

- Стойте! Кто вам разрешал? – загалдели дружно академики, но Са Шио Хо только махнул рукой и отправился туда, куда собирался.

- Парень прав! – неожиданно поддержал Са Шио Хо бывший военный. – Давайте посмотрим, что скряга Лаофузцы собрался дарить императору. Дурное у меня предчувствие!

И академики поспешили следом за Са Шио Хо во Двор Специй, где Лаофуцзы выращивал имбирь, корицу, фенхель, гвоздику и прочие душистые травы. Там, на возвышении, стоял тёмно-красный паланкин, разукрашенный искусной резьбой: спящий речной дракон в окружении карпов и лотосов. Круглые окошки паланкина прикрывала позолоченная сетка, покатая крышка, напоминавшая пагоду, была заперта на простенький замочек. К крышке золотой ленточкой был привязан пропуск, где алой тушью были вписаны имена трёх академиков и молодого преподавателя.

- Хм, - подёргал замок Зелёный. – Лаофуцзы даже не стал хорошо запирать паланкин, он явно хочет, чтоб мы посмотрели. Теперь плохое предчувствие и у меня.

- Открывайте уже! – с нетерпением попросил Синий, выдергивая из волос костяную шпильку и протягивая ее коллеге.

Щёлк! Откинув крышку паланкина, академики и Са Шио Хо заглянули внутрь, и на мгновение, потеряли дар речи.

- Это что?! – первым прервал молчание Зелёный.

- Сало! – первым озвучил увиденное Са Шио Хо. – Точно, сало!

На мягкой красной шелковой подушке, обшитой по шву золотистой бахромой, стояла массивная черная чаша, в которой лежал огромный блестящий кусок свиного сала. Белые прожилки жира перемежались с розово-коричневыми полосками, превращавшимися к верху куска и вовсе в сплошной слой мяса.

- Лаофуцзы, что, поймал, убил и засолил Небесную Свинью Шести Заповедей? – удивился Зелёный.

- Пахнет вкусно, - отметил Са Шио Хо.

- Специи пахнут, - принюхавшись к воздуху, сказал Чёрный. – А это - каменное сало.

- Действительно, камень, - согласился с ним Зелёный, потыкав в подарок пальцем.

- Красивый, - залюбовался камнем Са Шио Хо. – И аппетитный!

- Это красно-белый полосатый халцедон, неучи! - пробурчал Синий. – Интересно, где Лаофуцзы взял столь большую и редкую его разновидность?

- Я подарил в прошлом году, - развёл руками Чёрный.

Все с недоумением уставились на него.

- А где вы его взяли? – спросил Синий.

- Ходили со студентами в поход. Нашли на берегу реки. Возвращаемся в Академию, а тут очередного нового ректора назначили - Лаофуцзы. Все подарки ему бегут-несут-спотыкаются, а у меня ничего подходящего не было. Вот я каменное сало и подарил.

- Это тогда вам доплату за шебуршу назначили?

Зао Ху так посмотрел на Жиши Ленгкуаня, что казалось, он сейчас стукнет его кулаком по голове, но тут в разговор опять вмешался Са Шио Хо.

- А сколько человек его несли? – спросил он.

- Отличный вопрос, юноша! – Чёрный впервые посмотрел на Са Шио Хо с некоторым уважением. – Понимаю, к чему клоните, но сразу огорчу - один человек его не поднимет. Даже я. Хотя…

Шумно вздохнув, Зао Ху широко расставил ноги и навис над куском камня, намереваясь поднять с одного рывка.
- Осторожно, осторожно, - забеспокоились академики, - вы же двано не мальчик, уважаемый Зао Ху!

Схватив халцедоновое сало двумя руками, отставной военный издал звук, напоминающий одновременно печальный крик выпи и писк убиваемой кошкой мышки. Но, несмотря на трясущиеся от натуги ноги, покрасневшую шею и намокший в миг халат, Зао Ху не смог даже достать камень из чаши.

- Проклятый Лаофузцы каким-то хитроумным способом прикрепил каменное сало к каменной чаше и соединил всё это с паланкином, который хоть и небольшой, но тоже тяжелый, - вынес вердикт Чёрный, валясь от усталости прямо на грядки фенхеля.

- Чего мы мучимся? – хлопнул себя по лбу Са Шио Хо. - Давайте наймём телегу. Она проедет, а мы перейдем Мост Химер по одному.

Академики только расхохотались. Даже лежавший в изнеможении на траве Зао Ху пробулькал нечто отдаленно напоминающее смех.

- Знаете, что с нами сделают, если мы посмеем водрузить подарок для Сына Неба на презренную телегу, будто мы дрова везем?

- Казнят? – предположил Са Шио Хо.

- Ах, если бы, - загалдели академики. – Нас понизят на десять рангов, мы упадем на дно дна.

- А конкретнее?

- Не найдем себе работу даже на чайных плантациях и рисовых полях. Так, понятно?

- А если вообще не пойдем к императору, казнят?

- Если повезёт – то да.

- А если не повезёт, на плантацию возьмут?

- Наверное.

- Хорошо!

С этими словами Са Шио Хо поспешил откланяться, и развернулся, чтобы уйти.

– Куда это вы? – удивились академики.

- Домой пойду, а по дороге куплю «Вестник Поднебесной». Там печатают вакансии на работу в деревню Линбяо.

- Ну и молодежь пошла, - всплеснул руками Синий академик. – Малейшие трудности, и они уже бегут домой!

- Пусть идет! Зачем он нам нужен? – задал риторический вопрос Зелёный.

- Нельзя его отпускать, в пропуске в Летний дворец указаны четыре имени! – заволновался Синий. – Да и нести паланкин легче вчетвером, а не втроём. Жиши, догоните его!

- Чего это вы раскомандовались? – возмутился Зелёный.

- С больными коленями мне за ним не угнаться, а бедняге Зао Ху ещё нужно полежать. Догоните Са Шио Хо, это вопрос нашей жизни и смерти!

На выходе из ворот Академии Са Шио Хо поймал за рукав запыхавшийся от бега Жиши Ленгкуань.

- Ох, и быстрый вы, коллега! Почему уходите?

- Стражи Восточного моста нас с подарком не пропустят. Так что, разрешите откланяться.

- А где вы живете, Са Шио Хо? – заулыбался Зелёный. - Случайно, не на Бумажной улице, что за озером Спящего Дракона?

- Именно там.

- А давайте, мы вас проводим, а вы поможете нам донести паланкин хотя бы до моста?

- Мне лень свои вещи забирать, а вы просите тащить паланкин с каменюкой.

И Са Шио Хо ушёл бы совсем, но тут подоспел Му Ся.

- Молодой человек, смиренно просим, помогите старикам, – сказал известный учёный, кланяясь Са Шио Хо так низко, как он не кланялся даже Лаофуцзы. – Моя кузина чиновница Сяо Фей описывала вас как доброго и чуткого человека.

Жиши Ленгкуань возмущенно хмыкнул – ему лишь недавно перевалило за сорок, и стариком он себя не считал, но, хорошо подумав, последовал примеру Му Ся и тоже низко поклонился молодому коллеге. Са Шио Хо смутило такое поведение ученых мужей, а еще Му Ся ловко надавил юноше на больное место. Именно благодаря протекции Сяо Фей Са Шио Хо получил работу в Академии, что, хоть не принесло ему ни богатства, ни славы, но позволило съехать из родительской усадьбы и начать самостоятельную жизнь.

- Как же мы его понесём? – стал выкручиваться Са Шио Хо. – Видел я в «Вестнике Поднебесной» объявления о работе для носильщиков. Всегда пишут, что люди должны быть ростом в один бу пять чи, а мы все разного роста!

- Хм, а он прав, - впервые в жизни согласился с Са Шио Хо Зелёный. - Чтобы нести паланкин Зао Ху придётся сгорбиться в два раза, а вам, уважаемый Му Ся, придётся идти на цыпочках.

- Можно идти попарно: высокие спереди – Зао Ху и Са Шио Хо, а мы с вами сзади, - предложил Синий.

- Можно, - сказал подоспевший к коллегам Чёрный, - но вы не умеете ходить строем, кто-то обязательно споткнется и подарок императору улетит в канаву.

Академики расстроено замолчали, прикидывая так и эдак всевозможные варианты, но ничего путного придумать не смогли.

- Давайте сделаем бандаж, как кули, - предложил Са Шио Хо. - Или привяжем к рукам широкие ленты и подгоним их по длине. Длина лент будет разная, зато паланкин будет висеть на одной высоте.

- Ленты, где возьмём?

- У Лаофуцзы попросим, пока не ушёл.

«Зайдите в гардероб рядом с моим кабинетом, там два халата висят – зимний и рабочий, я в нем грядки пропалываю во Дворе Специй. Последний можете взять и порвать на ленты» - таков был ответ Лаофуцзы.

Рабочий халат из дерюги оказался старым и ветхим, наделать из него лент не получилось.

- Раз нас всё равно убьют или понизят в звании, так чего стесняться? – спросил, ни к кому конкретно не обращаясь, Са Шио Хо, снимая с вешалки прекрасный карминовый халат из плотного шёлка, отороченный мехом снежно-белого кролика.

Так что на ленты пошёл зимний халат Лаофуцзы с двойной теплой подкладкой и такими широкими рукавами, в которых могли поместиться с десяток комнатных собачек. Ученые мужи намотали несколько оборотов ленты на руку, привязав другой конец к шестам для переноски. И через некоторое время разноростная бригада кулей-академиков двинулась по улицам столицы.

Преподаватели шли, слушая команды Зао Ху: "Правее, левее, держаться обочины. Левой! Левой!". Сначала они шли медленно, то и дело устраивая привалы, но постепенно втянулись и подстроились друг под друга настолько, что команды им уже стали не нужны.

- Что-то скучно стало идти, - сказал Черный.

- А давайте, вы нам расскажите про своё шебуршу, - с ехидцей в голосе попросил Зеленый академик.

- Ну, что вы ко мне прицепились? Может, хватит уже?

- Шебуршу – это разновидность искусства хождения по воде, достигается путём длительных медитаций. На это могут уйти годы! - объяснил Синий Зелёному. – Разве вы сами не знаете?

- Зао Ху сказал, что ему скучно идти – я и предложил тему для разговора. А что такого? Я никогда не видел шебуршу, мечтаю посмотреть.

– Давайте споём строевую песню! – предложил отставной военный.

- Нет, нет. Это несолидно, - дружно возразили другие академики.

- Тогда пусть Са Шио Хо почитает свои эпиграммы, - предложил Чёрный. - У них весьма боевой ритм!

- Не буду, - заупрямился уже Са Шио Хо. – Из-за этих эпиграмм я и попал к вам компанию.

- Ну, стихи почитайте.

- Ни в коем случае! – выкрикнул Синий. – Я не шучу! Моя кузина Сяо Фей - цензор «Вестника Поднебесной». Однажды она прочла там стихи Са Шио Хо и излечилась от семилетней бессонницы! Мы просто не дойдём, заснём на ходу.

Услыхав такие инсинуации в свой адрес, Са Шио Хо обиженно засопел, а Му Ся, поняв, что перегнул палку, быстро сказал:

- Слышал, вы и прозу пишите? Расскажите какую-нибудь историю.

- Просим! Просим! – поддержали Синего коллеги.

- Я закончил работать над новеллой «Лже-дао», - слегка смущаясь, сказал Са Шио Хо. – Могу по памяти зачитать аннотацию.

- Давайте!

- Разлилось бесконечное лже-дао, поглотив людские души, - с выражением стал декламировать Са Шио Хо. - Не осталось в мире ничего, кроме тьмы и гробов из белого нефрита, где спали мужчины и женщины, своим теплом согревающие демонов лже-дао, получая взамен сновидения, похожие на реальность так, что не было возможности отличить сон от яви без специальных пилюль. И не было людям спасения из этого лже-дао, пока не пришёл Пробуждающий спящих – воин Ня.

- Разлилось бесконечное лже-дао…, - повторил Чёрный. – А это как вообще?

- Говорю же, как сон, но только будто всё по настоящему – люди внутри сна ходят на работу, едят, спят. Странствующий лекарь Мо дал воину Ня на выбор две пилюли – бирюзовую и карминовую. Примешь бирюзовую – продолжишь спать, а карминовую – проснешься.

- Ну, и какую пилюлю выбрал воин Ня? – спросил Черный академик.

- Конечно же, карминовую, к шаманке не ходи, - рассмеялся Синий академик. – Иначе никакой истории не было бы.

- Так что же это, получается, - сказал Чёрный. – Мы сейчас идём, тащим камень весом в шестьдесят цзиней, а возможно, на самом деле лежим в соседних нефритовых гробах и видим сон, навеянный лже-дао?

- Чушь — это ваше лже-дао, - ворчливо проскрипел сильно уставший Синий. – Сами до такого додумались или кто подсказал?

- С братом вместе думали и придумали.

- Это не с тем ли братом, что в Императорской опере исполняет женские роли? Порвите всё, что написали и… ох, слава Будде, мы дошли! – воскликнул Синий, увидав, что из-за поворота показалось сверкающее под лучами утреннего солнца Озеро Спящего Дракона.

***

Озеро Спящего Дракона отделяло столицу Поднебесной от летней резиденции императора. Его топкие берега, поросшие осокой и камышом, напоминали заливной луг и тянулись далеко-далеко в обе стороны, упираясь в городские стены. Озерная вода, подобная нежнейшему шелку, казалась расшитой мелким нефритом салатного цвета, а белые, розовые и алые лотосы, расцветавшие в утренней дымке, представлялись издалека жемчужинами, которые обронила пролетевшая на облаке богиня красоты Гуаньинь.

Волной изогнулись через Озеро Спящего Дракона перила Моста Двух Химер, а у подножия каждой волны на противоположных сторонах моста сидели две статуи собакольвов. Одна статуя имела коренастое львиное тело с рельефными мышцами и голову дворняги, а вторая, наоборот, имела горделивую голову с грозной клыкастой пастью и с гривой на поджаром и худющем теле, где можно было пересчитать все ребра. Собакоголовую статую звали И-Шо, львиноголовую - И-Чо.

- Тихонько переходим по мосту, - зашептал коллегам Зелёный. – За мостом начинается Бумажная улица, за ней - Ляньгуаньская объездная дорога, по ней мы и дойдем до Летнего дворца.

- Тихонько? Думаете, стражи слепы и не заметят, как средь бела дня несут паланкин? – засомневался Синий. – Думаю, надо подойти и поздороваться.

- Согласен с Му Ся, - покивал головой Чёрный.

А Са Шио Хо промолчал.

- Будда в помощь! – поприветствовали академики И-Шо и И-Чо.

- Таки да, – ответили химеры.

А Са Шио Хо снова промолчал.

- Можно нам пройти по мосту?

– Таки идите, – пожала плечами И-Шо, многозначительно покатав когтистой лапой каменный шар. – Кто мешает?

Архитекторы Восточного моста были родом из далёкой Иудеи, поэтому собакольвы иногда разговаривали с лёгким нездешним акцентом.

– Проходите, не стесняйтесь, – поманила левой лапкой И-Чо, а правую она в этот момент разминала, зажав в худосочном кулачке каменный мячик.

Академики хотели было двинуться дальше, но их остановил Са Шио Хо, сказав:

- Ловушка! Смотрите! – с этими словами он указал коллегам на странные неровности на плитах моста, напоминающие желоба.

- Ой, а кто это у нас разговаривает? – всплеснула каменными лапами И-Шо. – Графоман Са Шио Хо, объявивший нам бойкот на сто лет?

- Аферистки! – процедил сквозь зубы Са Шио Хо.

- Неблагодарный! – возмутилась И-Чо.

Суть конфликта молодого литератора и стражей Восточного моста заключалась в следующем…

И-Шо и И-Чо вели еженедельную колонку в «Вестнике Поднебесной». Са Шио Хо попросил замолвить за себя словечко перед редакторами. Собакольвы предложили молодому человеку бартер - мытьё их химерических тел в обмен на публикацию. Са Шио Хо потратил целый день натирая спинки собакольвов щётками, протирая щёлоком и промывая озёрной водой. И стихи в газете были напечатаны. И Са Шио Хо получил свою минуту славы.

Тот номер «Вестника Поднебесной» раскупили в мгновение ока – в основном люди, страдающие от бессонницы, как чиновница Сяо Фей, и шустрые, дальновидные лекари. Естественно, такая ситуация породила море завистников среди других столичных поэтов, которые принялись распространять сплетни и слухи. Так, якобы на северных границах, уснувшие после чтения стихов Са Шио Хо солдаты, прошляпили целую орду кочевников, а банковские служащие, читавшие стихи в обеденный перерыв, задремали и проспали до вечера, пропустив мимо себя банду грабителей.

В общем поднялся такой жуткий вой, и редакции получила столько гневных писем, написанных, правда, от силы двумя-тремя почерками, что путь в большую поэзию для Са Шио Хо оказался закрыт. И когда окрыленный успехом Са Шио Хо отправил в редакцию новую подборку стихов – ему пришел вежливый отказ, а когда он послал туда синопсис новеллы «Лже-дао» - ему даже не стали отвечать.

Са Шио Хо вновь обратился за помощью к собакольвам. И вновь получил предложение: отмыть перила моста от птичьего помета в обмен на публикацию. Знали ли И-Шо и И-Чо, что не смогут в этот раз выполнить условия сделки – сие есть тайна, покрытая мраком. Са Шио Хо обиделся на собакольвов и перестал с ними даже здороваться.

Молодой человек сухо попрощался с коллегами и, не слушая их возражений и уговоров, поспешил, не оглядываясь, перейти Восточный мост. Поднатужившись, академики попытались перенести паланкин через мост втроём, но…

– Ой! Стойте! Стойте! – воскликнула вдруг И-Шо., хватая за полы халатов Му Ся и Жиши Ленгкуаня. – Мы такие невежливые! Совсем забыли…

- …забыли предложить вам записаться на наши курсы по тимбилдингу, – сказала И-Чо.

– Спасибо, как-нибудь в другой раз, - сказали хором академики, на удивление легко вырываясь из каменных лап и ускоряя шаг.

– Мы настаиваем, – медовым голоском продолжила И-Чо, преграждая путникам выход с моста, ловко перебрасывая каменный мячик из лапы в лапу. – Пройдите хотя бы бесплатный презентационный тренинг.

– А это надолго?

– Не дольше, чем вы будете идти по мосту.

– И в чём суть тренинга?

– Командная игра, – пощёлкала каменными зубами И-Шо. – Мы с И-Чо одна команда, а вы – другая. Собакольвы против академиков! Играем в любимую игру детей северных варваров «Выбивай!».

- Что за игра? Обьясните правила!

- Легче показать, чем объяснять! Начинай, И-Шо! – крикнула И-Чо.

Поиграв каменными мускулами, И-Шо пнула двумя передними лапами свой большой шар. Тот покатился на академиков, ускоряясь и угрожающе грохоча.

- Подарок императору! – закричали академики.

- Игупечиская сила! – закричала И-Шо.

Она прыгнула и остановила шар прямо у носа перепуганного Му Ся.

- А подарок Сыну Неба можете сдать нам на ответственное хранение, - пробасила И-Чо.

- У нас ничего не пропадает, но найти бывает тяжело, - тоненьким голоском протявкала И-Шо, отбирая у преподавателей паланкин и перенося его на свою сторону моста. – Так! Вторая попытка!

С этими словами химера откатила каменный шар немного назад, а потом пнула изо всех сил в сторону академиков. Му Ся и Жиши Ленгкуань едва успели вжаться в перила, а вот Зао Ху с большого перепугу удалось взлететь вверх подобно птице и развести ноги в прыжке, точно в танце северных варваров.

И-Чо поймала каменный шар, перехватив его у своего края моста, и запустила в академиков каменным мячиком. Зао Ху удалось увернуться от удара, так как, несмотря на солидный возраст, он был в прекрасной физической форме. По Му Ся химера также не попала, так как в тощего ученого старца таким попасть было не легче, чем попасть стрелой в травинку, а вот Жиши Ленгкуань отхватил по полной. Каменный мячик угодил ему по ягодицам.

- Ай! Вы что творите?! – закричал он.

– Тренингуем, – хором ответили каменные химеры. – Перейти через наш мост может лишь сплоченный коллектив. А вы не знали?

- Мы коллектив!

- Да? А сколько вас?

- Четверо. Тьфу… трое.

- А в документах написано, что четверо, - крикнула И-Шо, прочитав надпись на пропуске.

- Ладно, не будем придираться, - сказала И-Чо. - Даже двое – это коллектив. Правда, И-Шо?

- А то!

– И чему мы должны научиться по итогам этих издевательств?! – возмущённо выкрикнул Синий.

– Будда знает, – пожали плечами статуи. – Если выживете, то расскажете, чему научились.

Тут бы и конец пришел академикам, но вдруг раздался голос Са Шио Хо:

– А как вы думаете, уважаемые коллеги, что важней для стражей моста – метко кидаться или уметь перемещать тяжёлые предметы?

– Ы?!! – выдохнул одновременно коллеги, пока, не понимая гениальной задумки молодого преподавателя, появившегося за спиной И-Чо.

– Я думаю для стража главное суметь загородить путь через мост для вражеской армии, - продолжил Са Шио Хо.

- Поддерживаю! – выкрикнул отставной военный.

- А умение мелкие камешки бросать – оно, вообще, зачем? – задал риторический вопрос Зелёный.

- Воробьёв отгонять! – нервно захихикал, вцепившийся мертвой хваткой в перила Синий.

И-Шо довольно поиграла каменными мышцами и гордо подняла каменную собачью морду, И-Чо, недовольно оскалив клыки, попыталась попасть каменным мячиком в того, чей голос услышала последним, то есть в Му Ся. Но тот не только сумел уклониться, поймав мячик, но и вернул его И-Чо, обозвав при этом «костлявой каменной мазилой». Это выражение так понравилось И-Шо, что она стала повторять его на разные голоса, то басом, то фальцетом и так разозлила сестру, что та запустила мячик не в игроков, а прямо в нос второй химере.

– Ай! Ты что творишь?! – взвизгнула И-Шо, потирая кончик носа, который чуть не отвалился от попадания мяча.

– Ой, прости-иии! – притворно заохала И-Чо, потрясая роскошными каменными кудрями на своей львиной голове.

– Не делай так! – взвыла И-Шо.

– Как «так»? – сделала непонимающий вид И-Чо.

– Не тряси головой! Ты же знаешь, как меня это бесит!

– Завидуешь, что у самой головёнка лысая?

Затопав ногами так, что с моста посыпалась штукатурка, И-Шо толкнула свой шар, что есть мочи, в сторону сестры. И-Чо перепрыгнула его, швырнув в И-Шо мяч прямо в прыжке. Так они перебрасывались ещё долго, пока шар не упал в воду, а мяч не улетел в камыши. Плеск воды будто прервал наваждение, химеры остановились и огляделись по сторонам.

– Э… – протянула И-Шо. – А где… ЭТИ?

– Какие ещё ЭТИ?!

– Ну, ЭТИ! – от волнения И-Шо забыла слово «академики», сказав: – Ну, ЭТИ трое чудиков – друзья Са Шио Хо.

– О, Будда! Вон они! – И-Чо ткнула пальцем на обочину дороги, куда академики и присоединившийся к ним Са Шио Хо оттащили паланкин. – Сбежали с тренинга!

– Это всё ты виновата!

– Нет, ты!

- Ладно! Не будем сориться. Интересно, чего это Са Шио Хо к ним вернулся?

В это самое время тот же вопрос Са Шио Хо задавали и измученные тренингом академики.

- Что же заставило вас вернуться, юноша? – спросил Синий. – Поняли, что нехорошо бросать коллег в беде?

- Домовладелец травит клопов полынным дымом, всех жильцов до утра попросили погулять. И я решил, дай думаю, пройдусь, посмотрю, как ваши дела.

- Ох, ну раз пришли, помогите дойти до воды, - попросил Са Шио Хо Синий.

Остальные академики, охая и ахая, тоже поспешили опустить распухшие и натертые до кровавых мозолей ноги в воду. И сидели на берегу, наблюдая, как сначала И-Шо нырнула в воду и достала своей шар, а потом И-Чо пробежалась по камышам в поисках своего мяча.

- Какая же водичка тепленькая, - восхитился Зелёный. – Как в горячих источниках в Ниппоне, где я побывал, когда меня послали на конференцию.

- Не на ту ли конференцию, где обсуждалась совершенно антинаучная гипотеза, что драконов не существует, а если они и были, то давно вымерли? – возмутился Синий.

- На ту… на ту… - устало махнул рукой Зелёный.

- Лучше бы вы вместо этих поездок почитали двенадцатый том моей монографии о Спящем Драконе, где сказано, что подводные течения, образуемые дыханием вышеупомянутого дракона, разносят тёплую воду по всему озеру, так что рыбы уходят зимовать в ямы на целый месяц позже.

- Лучше бы он пошел, да и договорился со стражами, как он умеет это делать, - растирая ноги, заметил Чёрный.

- Вы на взятки намекаете? – взвился Зеленый.

- Да какие намеки, уважаемый?! – не на шутку разозлился Черный. – Я уже не намекаю, а прямо говорю: «Умеете давать взятки? Так пойдите и дайте!».

Жиши Ленгкуань выпучил глаза, как рыба, пожевал беззвучно губами, а потом развернулся и пошёл к химерам. Вернулся быстро – грустным, задумчивым и с газеткой.

- Взяток не берут. Сказали – фу-фу-фу, но предложили купить урок по тимбилдингу.

- Сколько?

- 12,999 лянов серебром.

- Больше моей годовой зарплаты! - ахнул Са Шио Хо.

- Не пропустят они нас, даже если и купим, - покачал головой Синий. – Моя ученая интуиция шепчет, что стражи в сговоре с Лаофуцзы.

- Я уже купил, - признался Зелёный. - В долг. Расписку написал.

- Так что? Нас пропустят?

– Дали первое задание командное задание: придумать для них ещё одну игру с шаром и мячом, и так, чтоб и прохожим было весело.

- Так-так-так, - заинтересовался Синий. – Допустим, придумаем, тогда пропустят?

Жиши Ленгкуань удрученно молчал.

- Если придумаем, то второй урок надо покупать, правильно? – догадался Са Шио Хо.

На Зелёного академика было жалко смотреть.

- Понятно… А что за газетка? – спросил Синий.

- Последний номер «Вестника Поднебесной». Здесь статья И-Шо и И-Чо. «Мозговой штурм», называется. Хотите почитать?

- А давайте ознакомлюсь, люблю читать, - сказал Синий, протягивая руку. – Так… Мозговой штурм… «Если не знаете, как решить проблему, то просто соберите друзей и начинайте предлагать разные идеи, можно самые глупые и нелепые».

- И что это даст?

- Будда знает, - пожал плечами Синий. – Но в статье пишут, что рано или поздно решение найдется.

- Ага… попробуй, скажи, что-то нелепое, засмеют, и всю жизнь позорить будут, напоминая на каждом шагу, - вздохнул Зелёный, вспоминая что-то своё.

- Кстати, в статье написано, что критиковать предлагаемые идеи нельзя.

- Тогда предлагаю! Давайте разбудим Спящего Дракона, чтоб он сломал этот проклятый мост! – в сердцах воскликнул Зелёный.

- Так-так-так… - протянул Синий. – Но мы же тогда на другую сторону не попадем.

- Перебежим по хвосту! – хохотнул Чёрный.

- Кстати, идея! – рассмеялся Синий. – По моим расчетам голова дракона находится справа от моста, а хвост – слева. Если он проснется, то…

- …начнет подъем из воды справа – тем самым, отвлекая стражей, а мы тем временем, перебежали …ну перешли бы быстрым темпом по хвосту слева, - закончил за Синего Зелёный.

- Верно, коллега! Вы прямо мысли мои читаете!

- Но вот как его разбудить?

Все задумались.

- Уважаемый Му, а вы могли бы указать место, где находится, например, ноздря дракона? – спросил Са Шио Хо.

- Легко!

- Уважаемый Жиши, а вы смогли бы сделать из тростника плот и вёсла?

- Легко! Я видел, вдоль берега растет подходящий желтоватый с медным отливом тростник.

- А три чучела?

- Без проблем. А надо?

- Очень! – твердо сказал Са Шио Хо. – Уважаемый Зао, а вы хорошо плаваете?

***

…Еще не сошла с небес вечерняя лазурь, еще луна не показалась из-за Фарфоровой пагоды, но уже под руководством Жиши Ленгкуаня академики и Са Шио Хо сплели три чучела и плот из тростника, а еще прочную веревку из озёрной травы.

- Видите, справа от моста особенно густое скоплении лотосов? – спросил Синий у Чёрного.

- Вижу.

- Вам плыть туда, а потом немножко вперёд и правее. Я обвяжу вас за пояс веревкой, и буду дергать. Один дёрг – право, два дёрг – лево, три дёрг – на месте.

- Понятно.

Доплыв, куда было сказано, Зао Ху встал там, где было «три раза дёрг» и принялся кричать, что есть мочи:

- И-Шо! И-Чо! Смотрите, мы плывё-ооом! И чё вы нам сделаете?!

- Стоять! Не сметь! Вы куда?! – раздалось в сумерках со стороны моста. – Немедленно возвращайтесь или кинем шаром!

- Кидайте!

- Таки кинем!

- Таки кидайте!

- Таки кидай в этого поца, И-Шо, раз так просит!

Каменный шар улетел в сторону плота и разнёс его на мелкие кусочки, но за мгновение до этого Зао Ху удалось спрыгнуть в воду. Вода забурлила, засверкала. Из толщи воды на поверхность озера вырвалось нечто, похожее на мощный ртутный столб.

- И-Шо! И-Чо! Вы чёёёё-оооо?! – громким эхом разнеслось над озером.

Огромный злой и заспанный дракон, пошатываясь, возвышался над Мостом Двух Химер. Он вращал красными глазищами и шевелил карминовыми бровями, а его свисающие усы, длиною с канат рыбацкой джонки, недобро топорщились. Из правой ноздри дракона вырывался сияющий водяной пар. Левая ноздря была заткнута каменным шаром, который дракон безуспешно пытался достать, царапая морду слегка коротковатой передней лапой. В это самое время с левой стороны моста, на темной водной глади проявилась извилистая дорожка, состоящая, казалось, из мощных серебряных плит округлой формы.

- Хвост показался! Не будем терять времени! Ходу! Ходу! – воскликнул Синий.

А в это время бедолагу Зао Ху, несмотря на всю его военную подготовку, неумолимо затягивало водой, что лила с исполинского тела, подобно водопадам. Добраться до берега вплавь у него не оставалось никаких шансов. То ли страх, то ли годы упорных тренировок помогли, но знаток шебуршу щучкой вылетел из воды, потом пробежал несколько шагов по водной глади, словно по земле, а затем оттолкнулся обеими ногами от поверхности озера! Вода выгнулась, подобно натянутому шелку… вниз, вверх… вниз, вверх… и подбросила Зао Ху выше головы дракона. По дуге Зао Ху перелетел через мост и приземлился на четвереньки аккурат перед носом Жиши Ленгкуаня.

«Ну, что, Жиши? Хотели посмотреть на шебуршу?! Вот! Вы его увидели!» - хотел сказать отставной военный, но смог выдавить из себя только:

- Ы!!!

Как ни странно, но коллега прекрасно понял его, и задал уточняющий, хотя в чём-то и риторический вопрос:

- А как же длительные медитации?

- Один вовремя разбуженный дракон заменяет годы медитаций. Ходу! Ходу! – подгонял всех Синий. – Да не в ту сторону, уважаемый Зао! В другую!

Хрипя от натуги, скользя ногами по чешуйкам хвоста дракона, подобным отполированным щитам, академики медленно, но верно продвигались к противоположному берегу. Тем временем, передние драконьи лапы гневно сучили воздух, а охватистое пузо так подпёрло Восточный мост, что дубовые сваи затрещали. Сёстры-химеры сидели посреди моста и, крепко обнявшись, заливались нефритовыми слезами.

- Дошли! – выкрикнул Синий, падая в прибрежную грязь с таким удовольствием, с которым люди валятся на гору шелковых подушек. –

- А мосту-то – конец! - резюмировал оглянувшийся назад Зеленый.

- Обратно придется идти через Линбяо, - заметил Черный.

И все вместе они закричали:

- Са Шио Хо! Са Шио Хо! Вы куда?!

- Я не могу допустить, чтоб мост развалился!

- Да и Будда с ним!

- Нет, ко мне мама должна прийти!

- И что? Мама тут при чём?! – завопили академики.

- Мама каждую пятницу приходит проверить - в чистоте ли я содержу свою комнату. Если она увидит сломанный мост, то решит, что это я его нарочно развалил, чтобы не убираться!

- Помилуйте, Са Шио Хо, с чего это ваша мама так решит?

- А с того, что я у неё всегда и во всём виноват! – махнув рукой, крикнул молодой преподаватель, рванув на мост. – И-Шо и И-Чо точно ей на меня наябедничают!

***

…Маленького человечка, храбро вскарабкавшегося на перила моста, дракон сначала не заметил, так как был всецело сосредоточен на инородном теле, застрявшем в ноздре.

В сравненьях света

С отражением

Сознанье образы гнетут,

Кусают за душу сомненья,

А есть ли ты?

Ты тут иль ты не тут?

- Я?... Я тут… кажется, - задумался дракон, его усы, что топорщились в разные стороны, слегка поникли, а сведенные грозно глаза откатились в сторону бровей.

А Са Шио Хо продолжил:

Я памятник себе

Воздвигну ли?

П о т о м к и!

Будет ли отмечен мой талант?

Боюсь, не будет,

и отвергнет дерзко

Мои к ней притязанья Пао Ла.

- Пао Ла? Эта та косолапенькая куртизанка с редкими волосиками? – хмыкнул дракон. – Пффффф…

Каменный шар вылетел из его ноздри, со свистом улетел в сторону Бумажной улицы.

Я сам себе и раб, и император,

Собою не владея повелю,

Стихать писов, и плакатать рисатов,

Я ненавижно всё равно люблю.

- Ненавижно люблю? А это как вообще? – спросил дракон, с наслаждением втягивая чистый ночной воздух, пропитанный ароматом лотоса, обеими ноздрями.

- А это…

Объясниться с драконом Са Шио Хо не успел, так как тот резко всхрапнув, ушёл под воду, обдав поэта мощным потоком воды вместо аплодисментов. Но аплодисменты тоже были! И-Шо и И-ЧО хлопали Са Шио Хо не жалея каменных ладоней.

- Родной! Золотой! Нефритовый! Да я ж… да мы ж… - восклицала восторженно И-Шо.

- Да мы ж для тебя, что угодно! Исполним три любых желания! Проси, что хочешь! – вторила сестре И-Чо.

Теряться и отказываться Са Шио Хо не стал.

- Во-первых, я хочу, чтоб мою новеллу «Лже-дао» напечатал «Вестник Поднебесной».

- Сделаем, что сможем, - покивали головами собакольвы, - только тут такое дело, придётся немного обождать, - сказали они, указывая молодому литератору на развалины редакции, в которую угодил каменный шар, вылетевший из ноздри дракона.

- Подожду, - согласился Са Шио Хо. – Во-вторых, верните уважаемому Жиши Ленгкуаню расписку.

- Пожалуйста, - И-Чо вытащила из каменных кудрей маленький тубус с распиской и передала его преподавателю.

- В-третьих, требую, чтобы те люди, что идут вместе со мной, считались коллективом, и пропускались вами беспрепятственно.

- Води с собой хоть орду северных варваров – встретим с букетиками лотосов, - с поклоном отвечали химеры.

- И маме моей ничего не рассказывайте, пожалуйста.

- А это уже четвёртое желание.

***

…Что ещё можно добавить к этой истории? Императору очень понравился подарок от Академии.

- Какой прекрасный геологический образец! – сказал он, тыкая пальцем в халцедон, - но недопустимо, чтобы им любовался только я! Искусство должно принадлежать народу! Правильно говорю, Лаофуцзы?

- Истинно так, Сын Неба!

- Посему повелеваю! – продолжил Цзи Цзяо. - Каменное сало тем же составом тем же маршрутом транспортировать обратно в Академию, и выставить на всеобщее обозрение во Дворе Специй, а раз в год возвращать его в Летний дворец для услаждения взора моего взора и улучшения аппетита. Верно говорю, Лаофуцзы?

Представив, как напыщенные академики и изнеженный Са Шио Хо тащат камень обратно в Академию, а через год несут его в Летний дворец, и так много-много раз подряд, Лаофуцзы зашёлся тихим смехом.

- Вы учредили прекрасную традицию, повелитель. Осмелюсь, предложить – пусть они на обратном пути и выберут нового ректора Академии из своего дружного коллектива. Спорим, что это будет кандидатура Са Шио Хо?

- Посмотрим, посмотрим… Для тебя, мой старинный дорогой друг, у меня тоже есть награда. Думаю, разрешить тебе остаться до весны в Летнем дворце, и всю зиму ты сможешь в тишине и покое писать здесь свои ученые трактаты.

Расстроенный Лаофуцзы упал на колени перед Цзи Цзяо.

- Но зимой тут очень холодно и одиноко, - промямлил он.

- Ты поживёшь во флигельке для прислуги, - улыбнулся император, - там есть печка и запас дровишек. Кот Я-Шья составит тебе отличную компанию. Кстати! Ты ещё не износил тот чудесный карминовый зимний халат, что я тебе подарил?

+2
20:02
705
Автор, вы сделали мой вечер smile
Загрузка...
Эли Бротовски

Достойные внимания