Сергей Милушкин

Девушка, которая покорила Незнание

Девушка, которая покорила Незнание
Работа №77

Телестены засияли, и с четырех сторон набежали грозовые тучи, уведомление зашипело дождем и треснуло раскатами грома, а система имитации запахов распространила озоновую свежесть.

«Сообщение от “Таинственного очищения”, – понял Никита, в который раз прогоняя в голове мысль: «До чего же странное название для писательского конкурса».

Он наткнулся на него два месяца назад. Было какое-то смутное предчувствие полной потери контроля, словно земля уходила из-под ног. Но вместе с тем он почувствовал новизну и был рад окунуться в неопределенность.

На официальной странице конкурса был странный отрывок: «Оно представляет смерть и погребение, жизнь и воскресение из мертвых. ...Погружением головы в воду, как в гробницу, мы целиком погружаем и погребаем ветхого Адама. В тот миг, когда мы восстаем из воды, появляется новый человек». Цицерон – личный искусственный интеллект – тогда пояснил, что это из Толкования Евангелия от Иоанна.

Никита взялся за рассказ, и спустя две недели отправил на конкурс. Ответ пришел через месяц – он попал в лонг-лист. А сейчас должны были озвучить короткий список.

Парящее кресло, имитируя двигатель болида Формулы 1, «подъехало» вплотную к телестене. Дрожащим пальцем молодой человек коснулся экрана и увидел себя в списке финалистов. Никита вскочил с кресла, только сейчас осознав, какое невероятное событие произошло с ним. Дело даже не в том, что он попал в шорт.

– Цицерон, покажи мою Судьбу! – произнес треснувшим голосом.

Телестены вспыхнули белоснежным сиянием, и на них появились тонкие ветвистые линии, на которых закреплялись точки – обозначение вариантов событий. Над каждой висели проценты, показывающие вероятность реализации. Над ветвями в солнечном свете сияла надпись «Уровень 360».

– Ты помнишь, как я выбрал этот конкурс?

Цицерон ответил:

– Наугад. – Затем добавил: – Безумный поступок. Звезда Жизни просчитывает все варианты. Вам остается лишь выбрать тот, который приведет вас к успеху.

– Но я сделал все сам! – воскликнул молодой человек.

Никита подошел к мигающей красной точке, обозначавшей писательский конкурс. Из нее вырастало несколько ответвлений. Одно из них разворачивало события после победы в конкурсе, второе – после попадания в шорт-лист.

Раньше Никита бы визжал от восторга, но он почувствовал жизнь по-новому: выбрал конкурс наугад, написал текст с минимальным вмешательством Цицерона, расписался и впервые в жизни перешел порог за 3 тысячи знаков!

– Финал будет проходить в виртуальном пространстве, – напомнил Цицерон. – Я помогу вам с парочкой знакомств. На выбор несколько костюмов. Все зависит от того, в какое издательство вы хотите попасть.

– Цицерон, ты говорил, что это маловероятно, а оказалось…

– Ваша любовь к литературе прошлого века не способствует успеху. В моде короткая проза и постоянный поиск новых имен. Не выразительный и, вашими словами, «живой текст», а емкие предложения, броские слова, превосходство формы над смыслом. Сегодня текст не осмысляют. Его слушают.

– Но это же не литература! Я не сочиняю, а жонглируем словами!

– Что приносит свои плоды.

Молодой человек бегло взглянул на Судьбу:

– Цицерон, а что если ей известно не все?

– Вы о C.L.A.? Звезде Жизни?

– Сделай стены прозрачными.

Телестены растаяли, и появился город. Высотные здания утопали в ночной синеве. На небе висела луна. Над зданиями рядом с луной плыл черный шар с россыпью красных огней. Никита внимательно всмотрелся в Звезду Жизни.

Рядом с ним появилась проекция личного помощника Цицерона в длинной тунике. Тот с благоговением посмотрел на C.L.A.

– Каждую секунду все технологии мира генерирует чудовищное количество информации. И наше счастье, что Звезда Жизни ее обрабатывает, прогнозирует и преподносит варианты вашей Судьбы. – Личный помощник повернулся к Никите. – Она знает, как сделать вас знаменитым писателем.

– Может быть, я хочу не этого… – прошептал молодой человек.

– Вы собираетесь начать с нуля? – поинтересовался Цицерон.

Звезда Жизни отражалась в зрачках Никиты. Он сцепил вместе пальцы, чтобы унять дрожь, склонил голову и отвернулся.

– Нет, не собираюсь. – Сел в парящее кресло и произнес, теребя переносицу. – Покажи варианты костюмов. Будем метить в издательство.

***

Виртуальное пространство конкурса имитировало живую природу. Фактически Никита был дома, но контактные интернет-линзы передавали летнюю поляну с генерацией ветра, покачивающейся травы, облаков и солнечного света.

Аватаров накопилось целое море. Никита буквально плыл сквозь них к главной сцене (заранее убрав галочку в пункте «физическое тело»), чтобы через несколько минут показаться перед зрителями на большой сцене.

Гул стоял невыносимый. Молодой человек знал, что некоторые одновременно слушают миниатюры участников, либо что-нибудь другое, и в то же время общаются с другими аватарами через личного искусственного интеллекта или спик-ботов.

«Лишь бы убить тишину, – подумал Никита. – А ведь кто-то из этих пигмеев обгонит меня и победит в конкурсе».

– Взгляните правее, – шепнул личный помощник.

Никита заметил мужчину в цветастом смокинге. Смущенно осмотрел свой наряд: кремовый смокинг, шорты, уродливая бейсболка.

– Его миниатюры схожи с вашими. Судьба писателя четыреста двадцатого уровня!

– Больше, чем у меня. Почему он до сих пор не издался? – спросил Никита, надвинув бейсболку на лицо.

– У него много рассказов, но полагаю, что нет идеи сборника. У вас идей – целая стопка. Идеальный вариант!

– То есть он не сочиняет – жонглирует словами. Тоже мне фокусник! – Никита отвернулся от него как от прокаженного. – Цицерон, я ненавижу жонглировать словами!

– Вы упустите шанс продвинуться в Судьбе писателя.

Молодой человек еще раз посмотрел на незнакомца. Тот тарабанил губами и как конвейер выпускал одно предложение за другим. Никита почувствовал тошноту и скривил губы.

– Меня от него вырвет, Цицерон. Давай без знакомств.

Он вызвал голографический экран и сменил облик: шорты, серая рубашка и кроссовки. Убрал экран и заметил, как что-то промелькнуло в толпе, что-то белоснежное. Никита прищурился, не отрывая взгляд, прошел сквозь несколько аватаров и в цветастом море людей увидел девушку с распущенными черными волосами в белом летнем платье. Судя по всему, у нее была своя внешность.

– Она отверженная! – подсказал Цицерон.

– Что? – отшатнулся Никита.

– Формально, никто не запрещает ей находиться в виртуальном пространстве конкурса, но участвовать она не может.

Ему не раз говорили о тех, кто предпочитает жить вне Судьбы, в полном неведении о своем будущем. Они не участвуют в цикле производства и потребления, из-за них сложнее что-либо предсказать, поэтому система притесняет их, дает доступ лишь к базовым продуктам. Если находиться рядом с отверженным, уровень Судьбы начнет стремительно падать.

Девушка заметила его, постояла пару секунд и пошла ему навстречу.

– С понижением уровня вы будете терять возможности и количество вариантов событий Судьбы.

– Помню, Цицерон, помню.

– Добрый день, – поздоровалась она и всмотрелась в него, сощурив глаза, словно хотела просверлить взглядом. Никита смутился. – Ой, прости! Неловко как. У меня дисплей барахлит. Ничего не видно, – прошептала в сердцах.

– Пустяки! Меня Никита зовут, – с наигранной доброжелательностью пропел молодой человек.

– Я Алина. Ты участник? – девушка шагнула ближе к нему. – Я читала рассказы...

– Ага, – кивнул, сделав шаг от отверженной и сохраняя расстояние.

Алина удивилась. Опустила голову и поправила платье. Ее софт выдал теплоту на щеках.

Что-то больно кольнуло Никиту, и он спохватился:

– Прости…

– Ничего! Я даже… кхм… – нахмурилась, – понимаю тебя.

Развернулась и направилась прочь. Постояв в раздумье, Никита рванул за ней:

– Стой! Я не хотел тебя обидеть!

Но девушка затерялась в толпе.

– Вы безрассудны, – процедил Цицерон. – Ваш уровень мог упасть на несколько пунктов.

– Она могла прочитать мой рассказ… – задумался Никита.

Раздался громогласный голос ведущего. Всех финалистов приглашали на сцену. Услышав свое имя, Никита переместился к назначенной точке.

Прямо перед сценой, подняв голову и смотря на него, стояла Алина. Никита отвел взгляд, пытаясь скрыть волнение. Не удержался и вновь взглянул на девушку. Та о чем-то думала и смотрела в ответ. Никита понял: как только закончится награждение, он переместится к отверженной и заговорит с ней.

Прозвучало имя победителя. Никита исчез со сцены и оказался рядом с Алиной.

– Ты что делаешь? Награждение еще не закончилось! – удивилась она, но затем как будто спохватилась. – Это не важно. – Взяла накрест руки и отвернулась в сторону.

– Прости…

Никита стоял как на иголках; мысли сигналили: «Потеря уровня! Потеря уровня! Потеря уровня!»

– Я читала твой рассказ! – сказала Алина.

– Да? – Никита приглушил мысленный сигнал.

– Не ожидала, – взглянула на него и несколько раз кивнула головой. – Я знаю, что где-то есть высокая современная литература, но…

Толпа разразилась аплодисментами и криками.

– Уйдем отсюда, – предложил молодой человек.

Он не верил своим ушам: «Высокая литература… мой рассказ…».

Мысленный сигнал затих окончательно.

– Не совсем, – чуть позже добавила Алина, когда они ушли в сторону. – Я бы поработала над языком. Местами слишком приторно. Ты что-то почувствовал, но не постиг это разумом.

– Я думал, что хватит сердца, внутренней энергии, – Никита подыскивал слова. – Силы.

– Это еще не сила! – поправила девушка. – Что-то есть, да. Но… – Алина улыбнулась, лицо ее засияло. – Понимаешь, твоя сила она не идет постоянным потоком, а каплет, как из сломанного крана. Нужно пробиться к ней!

Никита чувствовал исходящую от Алины энергию, волны жара, словно в него подбросили горсть углей.

– Я никогда не думала, что могу так писать… – меж тем продолжала девушка.

– Ты пишешь? – спросил Никита.

– Да! Я поэтому и пришла сюда, чтобы… – Алина скрестила руки и закусила нижнюю губу. – Мне нужна помощь.

Молодой человек слушал.

– Я написала роман и считаю его значимым. Мне хочется, чтобы о нем узнали. Я перебрала несколько издательство, пыталась связаться с конкретными людьми, но мне отказывали. Видите ли, у меня нет Судьбы писателя! Бред вообще! Полный!

– И ты хочешь, чтобы я отправил его за тебя, – догадался Никита. – От твоего имени.

– Именно! – кивнула Алина. Она опустила руки. – Мне очень тяжело дался этот шаг. Надеюсь, ты поймешь меня.

– Без проблем. А что за роман?

– Я отправлю файл. Чуть позже, – сказала Алина.

***

Через неделю Никите пришло сообщение от Алины.

– Девушка, которая покорила Незнание, – с придыханием прочитал он.

Создал из электронного документа голографическую книгу, откинулся в кресле и включил обои живой природы. Мягкий шелест леса, переливчатое пение птиц настроили его на чтение.

Он захлебнулся с первыми строчками, а со следующими – безвозвратно тонул. Алина описала жизнь вне Судьбы, жизнь полную неопределенностей, абсолютное Незнание, в котором рождается ответственность и сила. Он ощущал ее мир почти на ощупь, настолько западали в него описания Алины. Он шел ко дну, а когда прочитал половину, понял, что ему не выбраться, и нырнул еще глубже.

Следующим днем был как в бреду.

– Великий значимый роман уже написан… – шептал. – Написан… – Я опоздал…

А потом, сидя в турецкой позе, долго смотрел на дождь, который бурлил за невидимыми стенами.

– Все впустую… Не вижу смысла в Судьбе писателя. Я не смогу даже близко подойти к ее роману! – усмехнулся Никита.

– Судьба писателя создана не для того, чтобы стать значимым, – откровенно пояснил Цицерон. – Звезда Жизни предлагает вам варианты, вы двигаетесь по Судьбе и зарабатываете, – Цицерон показал пальцами кавычки, – баллы. За это вам доступны еда в ресторанах, развлечения, технологии и другие блага. А так же особые поощрения за успех. Вы совершаете большое дело. Ваши миниатюры нужны людям. В них есть потребность. Их слушают.

Никита вздохнул:

– Нужно смириться и заняться чем-то другим.

– Вам никто не мешает выбрать другую Судьбу.

– Или… попросить, чтобы она научила меня!

Никита встал на ноги, подбежал к телестене и открыл библиотеку книг. Выхватил голограмму конкурсного рассказа и несколько раз пролистал.

– Она сказал, что в рассказе есть сила, но ее мало. Нужно к ней пробиться!

– В вашей Судьбе нет вариантов, в которых вы обучаетесь у этой девушки.

– Значит, нужно такие варианты создать! – воскликнул Никита.

– Это невозможно.

– Я попробую сохранить Судьбу и одновременно учиться у Алины.

– Рядом с отверженной ваш уровень начнет стремительно падать.

– Так уж и стремительно. Я научусь писать, Цицерон! Мы перевернем современное представление о миниатюрах. Создадим цикл крохоток, как у Солженицына! А пока… – Никита повернулся к виртуальной библиотеке и отыскал корешок «Девушки, которая покорила Незнание», – разошлем роман по издательствам.

***

Маглев несся на магнитной подушке, превращая распушившийся за окном лес в зеленую кашицу. Еще пять минут назад мерцающие плакаты, голограммы реклам, вывески, виртуальные питомцы, помощники и многое-многое заполняло и битком билось в дополненной реальности. Мир общался с ним персонально, все время напоминая, какие развлечения, покупки, зоны отдыха доступны ему благодаря его уровню Судьбы.

Сейчас же осталась только тишина, первородная, упав в которую, ты попадаешь в неизвестность, и в то же время, чувствуешь, что это основа мира и что он на самом деле таков.

Никита удивлялся, как это его мозг не треснул по швам от прыгающей в глаза дополненной реальности? А может там действительно трещинка есть? Коснулся головы руками и погладил волосы. Сухо. Снова посмотрел в окно и вернулся в тишину. В мыслях – пустоты. Изредка мелькали короткие фразы, суть которых одна – я еду к Алине.

За городом зелень распоясалась. Выросла чуть ли не с Никиту ростом. Настоящая. Пахнет. Обволакивает. Дорога разделила лес надвое, свернула с магистрали, нырнула в зелень и повлекла Никиту за собой.

Когда лес расступился, показались в ряд несколько эко-домов.

Зеленый район.

Оказывается, Алина была богачкой! Несколько лет назад обеспеченные семьи уезжали из городов и селились вглубь, ближе к природе. Дом Алины стоял одним из последних. Высокий треугольник (как и у всех) в два этажа вырастал из-под земли как гриб. «Не хватает сверху листочка», – подумал про себя Никита. Наткнулся на деревянный забор. Обомлел. Потрогал настоящее дерево, погладил, понюхал. Калитка подкосилась и напоминала сдавленную годами старушку. Скрипела мягко, сиплым старушечьим голосом. Требовала сменить столбы, шарниры, деревянные сухожилия и суставы.

Никита вошел. Перед домом распустился сад. Голубая ель, пихта, стройные шеренги лиственниц. Одиноко высилась шаровидная катальпа в белых цветах.

Выбежала Алина в цветочном платье, хрустко ступая на дорожку из гравия.

– Не верю своим глазам, – сказала вместо приветствия. – Пошли! – И потянула его за собой.

Зашли в дом. Никита заметил полку с настоящими книгами, широкий диван, письменный столик. Разулся, выкинул рюкзак. Алина втянула его на второй этаж и вручила кисточку.

– Сначала покрасим стену!

Нажала кнопку на портативной колонке. Вступили клавиши, элегантный женский голос: «AutumninNewYork. Whydoesitseemsoinviting?»

– Элла Фицджеральд! – сказала Алина и закрыла глаза.

Никита взглянул на кисточку, коснулся мягких ворсинок, макнул, оставил на стене небольшой мазок.

Алинанапевала:

– It-s good to live it again…

Ей нравилось водить кистью по стене, понял Никита. Молодой человек чуть было не сморщился, но вовремя спохватился и уловил, что здесь какое-то таинство, когда низкая физическая работа была на самом деле высокой, как этот старый джаз. Наверное, и в прошлом люди за неимением развлечений наслаждались физическим трудом.

«Психи», – подумал, но приступил к покраске вслед за Алиной.

Докрасили. Никита вытер пот и вопросительно посмотрел на девушку. Она обещала объяснить и может даже научить писать. Алина выключила джаз, взяла кисточку и поблагодарила его.

Спустились на первый этаж. Расселись на ворсистом ковре. Диван Алина запретила. Принесла ручки, карандаши, листочки.

– Первое правило, читать хорошую литературу. Самому и желательно вслух. Я тебе скину…

– У меня дома есть коллекция… – хотел вставить Никита, но Алина перебила его:

– …скину список… – сделала паузу, – обязательный к прочтению. Ты учиться пришел или ёрничать?

– Улучшаться, – поправил молодой человек.

После второго правила Никита нахмарился как грозовая туча.

– Делать выписки. У тебя должна накопиться целая папка!

А после третьего – заерзал.

– Писать самому, иногда от руки.

– От руки-то зачем? – воскликнул.

– Чтобы раскрыть свое сердце, – ответила загадочно Алина, но потом пояснила. – Для дополнительной прокачки мозга. И суперспособностей!

***

Полтора месяца они углублялись в миры, обсуждали, как лучше о них рассказать. Никита узнал о драматургических структурах, арке персонажа, познакомился с «Тысячеликим героем» Кэмпбелла и даже немного подчерпнул из психологии и архетипов персонажей.

Иногда Алина просила его о помощи: докрасить второй этаж, выкопать пару грядок, починить какую-нибудь безделушку. Под конец Никита износился, устал.

Он совершенно забросил свою судьбу! Пришлось опомниться, когда внезапно его не пустили в маглев и запретили поездку.

– Низкий уровень Судьбы, – заявила голограмма. – Предлагаю вам поезд с пониженным комфортом.

– Что? У меня триста шестидесятый уровень! – обидно произнес Никита.

– Десятый.

И не смог подобрать слов.

В Судьбе исчезли варианты престижных конкурсов, которые щедро прокачивали уровень и открывали доступ к новым развлечениям. Он с ужасом понял, что дорога в издательства закрыта и ему придется начинать заново.

Он ездил к Алине в социальном поезде, игнорируя всех, кто ехал с ним.

– Я только сейчас заметил, – поделился он с Алиной, когда они сидели на первом этаже, – что социальных поездов раз, два и обчелся. Нас очень мало, низкоуровневых. Все идут к своему успеху, – и подытожил. – Жить с низким уровнем Судьбы непросто. – Никита грустно улыбнулся. – А ведь когда-то я был в топах. И даже прошел в финал конкурса.

Алина спросила:

– Ты знаешь своих родителей?

Никита попытался произнести это слово шепотом, но язык поворачивался с трудом, словно никогда не знал этих движений.

– Меня отдали в попечительство системе. Сразу.

– А я знала! – с жаром произнесла девушка. – Знала. Они работали в департаменте Судьбы. Папа повторял, что даже безвольные пролы имели больше свободы, чем нынешние люди. А ему пытались доказать, что многие не хотят ничего решать, что у них нет целей. Судьба даст им цель и освободит от бремени решения. – Алина задумалась. – А потом они не вернулись… – и пристально взглянула на Никиту. – Мы пишем не для того, чтобы поднять уровень, – прошептала она. – Это наше оружие. Мы должны рассказать о Незнании, помочь людям раскрыть их потенциал. Они… решают за нас. Понимаешь? – Никита отвел глаза. – Да какое они имеют право!

Алина поднялась с пола.

– В своем романе я хотела рассказать о силе, которая появляется в Незнании, которая есть в каждом! Кстати, – она спросила: – Ты отправил?

– Да, в несколько издательств, – произнес Никита как можно увереннее.

– Замечательно! Я уверенна, те, в ком есть сила, услышат мое послание.

Никита сослался на темень и поехал домой. Когда прощались, Алина намекнула на забор.

– Мы работаем руками. В этом наша сила.

– Угу, – неопределенно пробурчал Никита.

Он не помнил, как доехал. Было до боли стыдно перед Алиной. Роман он отправил, это правда, но только не под ее именем…

…а под своим.

***

Никита закрылся от мира и пару дней провел в разболтанности. Алина отправила ему несколько сообщений, но он их не читал, а все время смотрел на свою Судьбу. Раньше она ветвилась по телестенам, окружая комнату. Зеленые жирные точки с вариантами событий и с процентами под девяносто. А сейчас многие ветви обуглились, точки исчезли, а на тех, что остались, вероятность редко превышала 50%.

Никите было страшно, постоянно. Он мысленно огрызался на Алину и не мог себя контролировать. Что-то животное пробуждалось в нем…

– Ненавижу… – прошептал. – Ненавижу! Сдохни со своим глупым романом!

Телестены замерцали, раздалась короткая мелодия.

– У вас виртуальный звонок.

– Кто? Алина? Выключай, хотя… – Задумался. – Свяжи нас.

Появилась голограмма девушки.

– Я разобралась, как построить забор! – похвасталась она, не поздоровавшись; как всегда. – У тебя все хорошо?

– Нет. Взгляни.

Алина увидела его полыхающую Судьбу и, скрестив руки, осторожно произнесла:

– Это же хорошо. Ты вот-вот будешь свободен.

– Хорошо? – Никита подошел к ней. – Хорошо, говоришь? Да, я не знаю, что теперь делать!

– Это всего лишь этап. В Незнании ты обретешь силу.

Молодой человек взялся за голову и внезапно выкрикнул:

– Я не хочу стать отверженным!

Алина вздрогнула. И Никита увидел ее слабость.

– Тебе одиноко, – догадался он. – А что, отверженные живут поодиночке? – наседал. – Они не собираются вместе?

– Не понимаю, о чем ты говоришь… – прошептала Алина, шагая назад.

– Маму с папой забрали? А у меня их вообще не было!

Ее губы дрожали, и слезы катились по щекам.

– Сложно, когда тебя считают отверженной. Все пугаются… уходят, словно я прокаженная! Слабаки, не способные взять за себя ответственность.

– То есть, я слабак?

– Спасибо, что отправил роман, – Алина опустила глаза. – Самой мне никак. – Вытерла слезы. – Я надеялась, что мы подружимся. Но раз у тебя другие планы… не буду больше тревожить.

И девушка исчезла.

***

Никита вспоминал вчерашний диалог с Алиной и терял все силы и решимость действовать, а отправка романа под своим именем не радовала (как он надеялся), а только придавливала и делала еще более жалким.

Он вышел на улицу. С падением уровня дополненная реальность сильно изменилась. Практически на все зоны отдыха, магазины, развлечения, бары и другие заведения был навешен виртуальный замок. Многочисленные возможности, которые открываются при более высоком уровне Судьбы, заполняли более половины пространства на виртуальном экране, и зазывали Никиту, намереваясь вызвать у него желание улучшить свою Судьбу.

Молодой человек снял интернет-линзы и вышвырнул. Виртуальные проекции исчезли.

Остановился.

Перед ним слева от пешеходных путей высилось хвойное разлапистое дерево, под которым ковром стелился ровный газон. В линию росли подстриженные кусты. Никита осмотрел городское пространство. Все было подчинено и подстроено под человеческую мысль. Даже могучее хвойное дерево имело неестественный цвет и идеальную симметрию.

– Но это же не так!

А что еще не так?

Он заметил молодую девушку и отшатнулся. Та держала воздух и сюсюкалась с кем-то невидимым.

«Виртуальный питомец!»

Наряд ее был безвкусным и пошлым: черные колготки и полупрозрачный топ с короткими рукавами. Волосы на голове зализаны аккурат по форме черепа. Она отпустила несуществующего питомца, натянула несуществующий поводок и пошла навстречу к Никите. Подсмотрев его уровень Судьбы, отвернула голову и прошла мимо. Никита смотрел за ней вслед, в уме дорисовывая части ее наряда и питомца, которые можно увидеть лишь в дополненной реальности.

И так со всеми. Никита стоял посреди людей, которые смотрели отсутствующим взглядом и жили тем, чего на самом деле не существует.

Он вспомнил Алину и ее дом. Она строила свою реальность. Не воздвигала из иллюзорных блоков, не полагалась на Судьбу, а сама выбирала материалы, создавала цели и возможности. Ее жизнь была в ее руках. А чему подчиняется Никита? Рисунку на телестенах? Серьезно? Орбитальным электронным мозгам, которые понятий не имеют о том, как человеку стать счастливым?

«А что такое счастье? – спросил себя Никита. – Что значит быть счастливым?»

И вслух крикнул:

– ЧТО ЗДЕСЬ ВООБЩЕ ПРОИСХОДИТ?!

Прохожие отшатнулись. Некоторые ткнули пальцами воздух.

«Поставили в игнор, – понял он. – Но это же глупо».

Один из молодых людей остановился и с отвращением посмотрел не на самого Никиту, а куда-то перед собой, и ткнул пальцем.

– И что? – расхохотался Никита и толкнул его.

– Вам начислены штрафные баллы! – произнес Цицерон. – Ваш уровень Судьбы упал до пятого уровня.

Никита сдвинул брови.

– Откуда раздается твой голос? – Огляделся. – Цицерон. – Личный помощник молчал. – Какой у меня уровень Судьбы?

– Пятый, – отозвался Цицерон.

– Ты очень близко. Где?

Никита осмотрел себя с головы до ног, но ничего не обнаружил.

– Цицерон, – прошептал он в страхе. – Откуда ты говоришь?

– Вы вероятно забыли.

– О чем?

– Вы сами дали согласие на интеграцию.

– Какую интеграцию? – не понимал Никита.

– Я в вашей голове.

Молодой человек сел на газон. Цицерон возвестил о нарушении порядка в публичных пространствах и штрафных баллах, но Никита не обратил внимание. Несколько лет назад, увлеченный Судьбой и возможностями, он необдуманно согласился соединиться со своим личным помощником.

– Почему я этого не помню?

Цицерон промолчал.

– Как я жил?

Никита встал с газона и пошел бродить по городу.

Он шел не глядя, улицу за улицей, поворот за поворотом и вспоминал.

Комната. На телестенах – ветви Судьбы. Он с вожделением смотрит на заветные точки, пишет, пишет, пишет, открывает доступ к новым развлечениям, пишет, пишет, пишет. Цицерон рекомендует варианты Судьбы. Никита выбирает, снова пишет и снова выбирает. Он очень редко выбирал сам. Даже свои рассказы иногда отдавал Цицерону, чтобы тот дописал.

– Что это было? – испуганно прошептал молодой человек. – Я вообще жил?

Он побежал. В мыслях проносились строчки из романа Алины о Незнании, в котором приходят ответы.

Незнание, Незнание, Незнание…

Социальный поезд начинал движение.

Незнание, Незнание, Незнание…

Окно, мир за стеклом.

Незнание, Незнание, Незнание…

Кривая линия дороги разделяет лес пополам, ведет к Алине. Ветер шепчет, хлопает по хвойным лапам, шелестит листьями, касается лица Никиты.

Дом Алины. Он на месте. Калитка скрипит. Деревянный забор. Дорожка из гравия. Камешки стучатся друг о дружку. Катальпа смотрит свысока, гордо, надменно. Как страж.

Никита заходит в дом. Тишина. Поднимается на второй этаж. Снова тишина. Обходит кругом и везде находит тишину.

Что-то оборвалось в нем. И Никиту слегка подкосило.

Слезы, скупые. Застревают на полпути, копятся в горле.

Никита просидел в доме весь день.

Алина не пришла.

Переночевал на втором этаже.

Алина не пришла.

Утром хотел уйти, но почувствовал, что это не правильно. И принялся строить забор.

Мучал себя несколько дней. Своим решением пошел на каторгу, взобрался на Голгофу. И весь первый день ощущал себя мучеником («Кто ж нынче руками работает?»). А на второй подумал: «Какая ж это Голгофа? Всего лишь физический труд, который может быть высоким как джаз». Включил Эллу Фицджеральд «Осень в Нью-Йорке» и продолжил строить забор. Третий день он еще хмурился, а в четвертый – улыбался. Он не понимал, почему ему стало хорошо, но в Незнании обнаружил ответ: «Потому что эта работа имеет смысл».

Алины все не было.

Когда закончил, покинул дом девушки с легким сердцем и вернулся к себе домой. Телеэкран мерцал: его ждало электронное сообщение.

***

Тайный читательский клуб благодарил его за «Девушку, которая покорила Незнание» и звал на встречу с читателями сегодня вечером. Никита коснулся своих волос, одежды. Снял с себя и бросил стираться, побежал в душ. Отмылся щедро, откопал в гардеробе другую одежду. Вечером явился по адресу.

Усатый пожилой мужчина с добрыми глазами крепко пожал ему руку. Представился Александром.

– Мы вас заждались. – Приобнял за плечи и повел его в небольшой зал с горстью людей. – Вы молодец! Вдвойне! Написали роман о свободе от системы и сохранили Судьбу. Умно, умно. Пусть и низкого уровня, – запричитал он, – но главное, что она есть. Страшные дела творятся. До нас дошли слухи, что…

– Вы так молоды, – перебила его одна из женщин.

– Это он?

– Такой молодой!

Сыпалось со всех сторон.

Его попросили почитать вслух первую главу романа. Никита сослался на то, что у него нет электронного варианта.

– Мы вам все дадим!

Ему дали настоящую книгу. Он прочитал свое имя и название крупными буквами – «Девушка, которая покорила Незнание». Поднялся на сцену, открыл первую главу. Закрыв глаза, понюхал запах страниц. В зале понимающе улыбнулись. Начал читать. Прочитал первые два предложения… но дальше не смог. Закрыл глаза.

– Не волнуйтесь! – поддерживали его.

– Нам важно услышать прочтение от самого автора. Пожалуйста, продолжайте.

– Я не автор, – произнес Никита, открыв глаза обратно. Закусил губу и покачал головой. – Я не автор, – прошептал.

– А кто автор? – прервал тишину Александр.

– Ее зовут Алина. Она из отверженных.

– Отверженных… – зашелестело в толпе.

– Значит, и ее могли забрать…

– Как же так?..

– Куда ее могли забрать? – спросил Никита, но его не расслышали. – КУДА МОГЛИ ЗАБРАТЬ АЛИНУ? – крикнул зычным голосом.

Все разом замолчали.

– Мы не знаем, куда забирают отверженных, – был ответ.

Никита отдал книгу и вышел.

Небо хмурилось. Тучи зависли над городом и накапливали эмоцию. Грохнул гром, вспышка.

– Таинственное очищение, – прошептал Никита.

Разбушевалось. Ветер швырялся каплями. Буянил. Тучи прорвало, и на город упал ливень. Никита промок мигом. Сел на зеленый газон и обнял себя руками.

Мысль исчезла, но стремилась вернуться. Мысль искала спасение, но тут же умирала под взглядом Никиты. Он заглушал любую интенцию, и вскоре мысли перестали его беспокоить. Тело – в трясучке, зубы стучали от холода, голова шаталась из стороны в сторону. Никита терпел. Он ощущал себя непрерывно, интенсивно, долго. Находился в Незнании.

В Незнании ему пришел ответ, как найти Алину.

Он встал и пошел к дому. Не переодеваясь, сел на пол и включил телестены. Его Судьба догорала. Через несколько секунд он станет отверженным.

Когда ветви судьбы превратились в пепел, телеэкран потух и зажегся свет.

Их было трое. Никита не понимал, реальными они были или голографическими. C.L.A. – Клото, Лахесис, Атропос в человеческих обличиях. Три структуры Звезды Жизни. Мойры, представляющие безликую власть. Три женщины в шелках с завязанными глазами.

– Ваша Судьба аннулирована, – произнесла Атропос, перерезая нить.

– У вас есть шанс выбрать новую, – предупредила Клото.

– Выбирайте, – сказала Лахесис.

– Я отказываюсь… – голос Никиты дрогнул. – Кхм… Я отказываюсь от Судьбы!

– Вы уверены? – спросила Атропос после некоторой паузы.

– Сто процентов!

– Вы станете отверженным, – предупредила Клото.

– У вас еще есть выбор, – напомнила Лахесис.

– Я сделал свой выбор. Я хочу стать отверженным.

Никита закрыл глаза. Он не знал, куда его заберут и что с ним будет. А может они убивают отверженных? Или промывают им мозги? Совсем скоро он это узнает. И возможно встретится с ней, с девушкой, которая покорила Незнание.

+1
00:07
269
21:09 (отредактировано)
Отрывок рецензии на рассказ «Девушка, которая покорила Незнание» (полная рецензия на сайте PA3Б0PиCБ0P советов непрофессиональным фантастам)
— — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — —.
Главный плюс рассказа — реалистичная и подробная (вплоть до дополненной реальности) картина будущего. Такое реалистичное будущее напоминает один из сюжетов сериала «чёрное зеркало» и один из рассказов этого конкурса «цивилизация-лишайник».
— — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — —.
Среди других плюсов можно вспомнить следующие:

Романтичность (хотя и наивность) истории:
они оба начинающие писатели и «Девушка, которая покорила Незнание» — название её романа

Удачные картинки:
«Телестены вспыхнули белоснежным сиянием, и на них появились тонкие ветвистые линии, на которых закреплялись точки – обозначение вариантов событий. Над каждой висели проценты, показывающие вероятность реализации.»

Отсылки к известным произведениям (сериал «Чёрное зеркало»):
«С понижением уровня вы будете терять возможности и количество вариантов событий Судьбы.»
— — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — —.
Главный минус рассказа — некоторая наивность истории.
— — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — —.
Отметим несколько других, незначительных минусов:

неправдоподобность, например:
«Мы пишем не для того, чтобы поднять уровень, – прошептала она. – Это наше оружие. Мы должны рассказать о Незнании, помочь людям раскрыть их потенциал. Они… решают за нас. Понимаешь? – Никита отвел глаза. – Да какое они имеют право!»

«корявость» некоторых предложений, например:
«Я не сочиняю, а жонглируем словами!»
— — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — —.
На его пути к профессионализму и мастерству, я бы посоветовал автору рассказа писать романтические рассказы(к этому есть талант), но более критично, чтобы их влюбленность была следствием истории событий, а не просто их разнополости. Также чтоб в речи романтических героев реже употреблялись слова типа «с жаром» или «с придыханием»
Загрузка...
Эли Бротовски

Достойные внимания