Анна Неделина №1

Братское рукопожатие

Автор:
Денис Кабанов
Братское рукопожатие
Работа №99
  • Опубликовано на Яндекс.Дзен

Я AZ312921, гражданин Объединенных Галактик, цивилизации пятой ступени, и это подробнейший отчет о миссии «Братское рукопожатие» и причинах ее провала.

Миссия, как известно, ставила целью выйти на контакт и найти потенциальные точки соприкосновения с редчайшей провинциальной цивилизацией третьей ступени на планете, для которой мы приняли местное самоназвание Земля. Научный совет Объединенных Галактик посчитал, что такой отсталой цивилизации будет полезно общение с более высокоразвитыми соседями, а нам в свою очередь это взаимодействие помогло бы восполнить пробелы в знаниях о нашей собственной истории.

Основав исследовательскую станцию на единственном земном спутнике Луна, мы в течение 15 лет перехватывали и анализировали информацию их передающих систем, которые на сегодняшний день исчерпываются радио, телевидением, мобильной и космической связью. В ходе анализа предполагалось выявить точки, наиболее подходящие для первого контакта. Аналитические алгоритмы были прописаны с особой тщательностью: необходимо было найти такое место, где в неформальной расслабляющей обстановке собирались бы самые уважаемые ученые, врачи, наставники и представители творческих профессий. Поскольку, как известно, на Земле пока еще процветает товарно-денежный обмен, мы исходили из того, что труд каждого члена общества оплачивается сообразно пользе, приносимой всей цивилизации этим конкретным членом. И на этой основе мы предположили, что перечисленные выше профессии оплачиваются лучше всего. С этой точки зрения мы искали местность, в которой представитель цивилизации мог бы провести самый дорогой на планете отпуск (так называется их перерыв в работе), то есть купить себе так необходимую нам для контакта неформальную расслабляющую атмосферу по максимальной цене. Таким образом мы нашли небольшой архипелаг вблизи экватора, называемый Мальдивами.

Далее, согласно стандартному протоколу, избирается один из представителей Научного совета для посещения планеты и выхода на первый контакт. Это должен быть сильный, умный и крайне разносторонне развитый представитель нашей великой и свободной цивилизации, и без ложной скромности отмечу, что в данном случае Совет избрал меня.

Я высадился на архипелаге в пятницу 13 октября. Для высадки был найден небольшой покрытый пальмами песчаный остров с самым дорогим отелем. Само собой, перед миссией я изменил облик в соответствии с местными представлениями о красоте и гармонии, хотя это и было непросто: вторую пару рук приходилось прятать в секретные складки кожи, а лицевые щупальца — маскировать под прическу.

Отель представлял собой цепочку коттеджей на сваях, уходящую в океан. Примерно в полдень я материализовался в одном из пустующих бунгало, попутно внушив администрации и обслуживающему персоналу, что я один из привилегированных членов цивилизации под именем Азад и проживаю здесь уже давно. Осмотревшись, я заметил, что мои соседи почти не вылезают из бассейна на террасах своих домов, попивая при этом разноцветные жидкости из прозрачных бокалов. Чтобы не привлекать к себе внимания, я сделал то же самое. Немедленно рядом с бассейном появился слуга:

— Желаете что-нибудь выпить, господин Азад?

У меня не было ни одной идеи зачем что-то пить в окружении прекрасных бирюзовых вод, и я просто спросил:

— А что пьют вон те мужчины в соседнем домике?

— Джин.

Поскольку название мне ничего не говорило, а у соседей я видел почти пустой сосуд – я решил, что это нечто освежающее, помогающее пережить дневную экваториальную жару и заказал целую бутылку. В цепочке фатальных промахов это был первый.

Напрасно я не придал значения сигналам моих газоанализаторов (я посчитал, что напиткам, употребляемым великими учеными, можно доверять): первый же глоток чуть не убил меня, а мои внутренности горят до сих пор об одном воспоминании об этом. Хорошо, что в бокале был лед – я немедленно проглотил несколько кусков, так что соседи едва ли что-то заметили. Однако они обратили внимание на бутылку на моем столике и попытались войти со мной в контакт:

— Эй, брателло, хеллоу май френд! Извини, английский в школе учил, больше ничего не помню.

— Добрый день, — ответил я на языке, который, судя по беглому анализу нейронных связей, был для моих соседей родным.

— Зря начал с крепкого, надо было поднимать градус постепенно. Давай к нам по пивасику. Мы как раз мини-бар раздербанили.

Я решил, что люди, которые знают, в какой последовательности надо употреблять столь опасные напитки, как минимум обладают хорошим образованием, и, стараясь не показать слабости в ногах, переместился в соседский бассейн. Соседей было двое, оба абсолютно лысые с толстыми цепями на шеях и синими картинами и надписями, выполненными по всему телу. Там, где картин не было, ярко-красная кожа пузырилась солнечными ожогами. Земляне спустили лежаки с террасы прямо в бассейн и лежали наполовину в горячей воде. Со мной говорил более худощавый землянин, второй, более крупный, с небольшим животом, безучастно лежал на своем лежаке и лишь изредка поддакивал товарищу.

— Вот, это Иван, я Василий, сейчас Толик с Катькой подвалят. А ты новенький? Вроде мы тебя раньше не видели?

— Я Азад, очень приятно. Я давно здесь, только раньше днем не выходил, — на этот раз я не нашелся что ответить.

— Правильно! Здесь можно пить только ночью. Днем, понимаешь ли, очень жарко, можно обгореть, — откупоривая круглые алюминиевые банки, Василий задумчиво содрал шмат омертвевшей кожи с красной груди.

— Держи, освежись!

Тут я чуть было не провалил всю миссию: взяв холодную банку я решил, что «освежиться» значит приложить ее к самому горячему месту на теле и хотел было засунуть ее подмышку, но вовремя увидел, что Василий пьет из банки пенящуюся жидкость и, молниеносно проверив содержимое сосуда на токсины, тоже отхлебнул. Жидкость оказалась такой горькой, что мне стоило больших усилий не поморщиться.

К бассейну подошли еще двое землян, мы познакомились:

— Азад.

— Анатолий, — икнув, протянул мощную руку один из них, одетый в полосатую бело-синюю майку

— Екатерина, — представилась вторая и смущенно улыбнувшись почему-то отвела глаза. По характерным формам тела я понял, что это самка (на Земле различают только два пола). Она была одета в платье в такую же полоску, как и ее спутник, а цвет ее волос был зачем-то изменен с темного на светлый

— А мы только проснулись после вчерашнего, — вступил в разговор Анатолий. — Смотрим, а вы уже собрались.

— Да это все со вчерашнего дня осталось. На сегодня надо будет еще затариться.

Все выпили еще пива, после чего открыли квадратную бутыль голубого оттенка, потом еще одну. Пора было уже налаживать контакт, поддерживая непринужденную светскую беседу, но я никак не мог понять, в какой сфере специализируются ученые, с которыми я познакомился. Впрочем, это могли оказаться и художники, судя по картинам на их телах, и это еще больше усугубляло мое положение: любое неосторожное слово могло выдать меня раньше времени, а это означало бы провал всего проекта. Внезапно Иван вышел из состояния анабиоза и, тыкая в прозрачное дно бассейна, прохрипел:

— О, манта!

Под нами проплывал скат-хвостокол. Анатолий небрежно бросил:

— Не, это орляк.

— Много ты понимаешь, биолог хренов. Это манта!

— Орляк. Мы в первый день таких целую стаю видели.

— А я говорю — манта! — Иван пошатываясь поднялся на ноги и посмотрел на Анатолия взглядом, который я идентифицировал, как агрессивный. «Точно, биологи», — решил я. — «И весьма фанатичные, если готовы до последнего отстаивать свое мнение. Наверное, это очень редкий вид, если при виде его они так возбудились».

— Ребят, ребят, спокойно! — встрял Василий. — Давайте лучше его поймаем.

— Да, надо ловить, — ответил Анатолий, и разбежавшись по террасе с криком «За ВДВ!» прямо в майке прыгнул в воду.

— Ваня, корректируй огонь с берега, — бросил Василий и с таким же диким криком «Тагил рулит!» прыгнул в воду с другой стороны домика. Вдвоем с Анатолием, поднимая кучи брызг и взбаламучивая дно, они искали пропавшего ската. Неожиданно взбодрившийся Ваня скакал по краю террасы и размахивая руками корректировал:

— Справа, справа заходи! Толян, он перед тобой за сваей, обходи его! Окружай!

Используя инфракрасное зрение, я, в отличие от землян, видел всю сцену в деталях. Пережидая суматоху, скат зарылся в песок в тени под домиком, выставив наружу только длинный шип. Согласно протоколу я не мог вмешиваться в происходящее, хотя и предчувствовал беду. Смелые ученые находились в опасной близости от смертельного шипа и с вероятностью 87,6% могли наступить на него. Как обычно, уникальные аналитические способности меня не подвели: Анатолий взвыл как марал во время гона, запрыгал на одной ноге, а вода окрасилась в красный цвет.

Тут же взвыла и Екатерина. По мосткам к нам уже бежали сотрудники отеля с полотенцами, а вскоре к ним присоединись и двое мальдивских крепышей с носилками. Василий с Иваном тем временем поднимали Анатолия из воды. На голени зияла огромная рваная рана, вокруг суетилась Екатерина с криками «Вот ты дурак-то!». Когда пострадавшего укладывали на носилки, он мог только мычать, но увидев на бортике литровую бутыль с красивой надписью SMIRNOFFзнаками показал, что хочет пить. Василий со словами «Держись, братан!» потянулся за бутылкой и уронил свою сторону носилок. Крепыши, на которых неожиданно свалились полтора центнера мяса, не удержались на мостках, сбили отвернувшегося Василия, и все четверо повалились обратно в море.

Анатолий взвыл повторно. На этот раз рев был похож на гудок парохода. Иван и Екатерина спрыгнули с мостков на помощь остальным. Несмотря на ужасающее положение я не мог не восхищаться столь самоотверженными служителями науки. Чтобы не выделяться, я тоже спрыгнул в воду. Скат оставался в песке на том же месте. Забыв о протоколе и будучи целиком во власти переполнявших меня эмоций, я постарался оттеснить ученых и их спасателей от опасного места и помог им по одному забраться по деревянной лестнице на мостки. Василий передал другу искомую бутыль, которую все это время бережно прижимал к себе, и тот немедленно выпил ее до дна.

Последовал третий вой, живо напомнивший мне звук запускаемого фотонного двигателя, который я слышал когда-то в детстве, после чего Анатолий икнул и вежливо, но твердо отстранил спасателей с носилками и полотенцами, произнеся только «Я норм. Катя, аптечку». Екатерина метнулась в соседний домик, вернулась с красной сумкой с белым крестом на боку, вытащила пузырек с прозрачной жидкостью и рулон тканой марли.

— Екатерина – наша медсестра, — с некоторой как будто гордостью подсказал Василий.

Через 5 минут из ноги Анатолия был извлечен остаток шипа длиной 11,83 сантиметра, а рана промыта жидкостью из пузырька, которую мои анализаторы определили как H2O2, и обмотана марлевой повязкой, которую мои новые друзья назвали «бинт». Персонал гостиницы был изгнан с террасы под аккомпанемент екатерининого «Ну вы и дураки», а мы уютно устроились на лежаках вокруг бассейна с очередным сосудом с огненной жидкостью. Впрочем, сейчас она казалась уже не такой огненной.

Быстро темнело. Приключение с ловлей ската нас очень сблизило. Земляне для развлечения раненого пытались рассказывать истории из своей жизни, которые я внимательно слушал и записывал на свои встроенные носители информации. Впрочем, переживая за друга, они часто сбивались, забывали куски сюжета и поминутно спрашивали: «Как нога, Толя?!» Анатолий, начинавший иногда храпеть, мужественно сжимал зубы и кивал со словами «Я норм».

На черном небе зажглись мириады звезд. Как и любой гражданин Объединенных Галактик, я очень люблю смотреть в звездное небо. Я закинул голову, выискивая родной Пояс Ориона, вспомнил о далеком доме, о своей великой цели помочь этой отсталой цивилизации, и мне стало так хорошо, что захотелось обнять и расцеловать всех присутствующих. Ближайшей ко мне была Екатерина. Я оглянулся, чтобы посмотреть на нее. Она задумчиво улыбалась мне из лунной тени домика. Я обнял ее, она ответила мне тем же. И тут неловко повернувшись, я дернул чешуйчатыми лицевыми щупальцами. Прическа распалась, открыв обе пары передних хелицер, и я услышал истошный вопль Екатерины. Последнее, что я помню – сильнейший удар по голове.

Через некоторое время я очнулся на пару секунд чтобы услышать обрывок обсуждения:

— Отличный хук, Васька. Слабоват крокодил оказался, а мы-то думали, долго возиться придется. Ну, что будем делать с ним?

— Да в море его.

Меня подняли в шесть рук, раскачали, и в этот момент коллеги с лунной станции дематериализовали меня и транспортировали на орбиту. Позже я видел запись описанных здесь событий: после моей дематериализации все трое землян по инерции опять упали в воду, а Екатерина уже привычно прокомментировала:

— Вот дураки-то.

На этом описательная часть моего отчета заканчивается. Тщательный анализ миссии и окончательные выводы еще предстоит подготовить, но уже сейчас очевидно, что до следующего контакта настоятельно необходимо выяснить состав огненной жидкости и найти ее нейтрализатор. Без него весь проект поставлен под угрозу.

***

Месяцем ранее начальник отдела секретных операций полковник Василий Иванов, пройдя по длинному коридору, открыл дверь генеральского кабинета на стовосьмидесятом этаже Управления планетарной безопасности.

— Входи, Вася! — приветствовал его старый друг генерал Петров. — У меня для твоей команды есть важное и очень ответственное задание. Кого посоветуешь привлечь?

— Интригуете, т’щ генерал. Майор Екатерина Стрелкова и подполковники Иван Павлов и Анатолий Сидоров, как вы знаете, — самые надежные и проверенные сотрудники.

Друзья по старой привычке устроились в мягких креслах перед панорамным окном с видом на похорошевшую Москву. Секретарша принесла чай.

— Так вот, не желаешь ли провести отпуск на теплом море за счет конторы? А придется, — генерал хитро прищурился. — Мы перехватили переговоры внеземельщиков. После расшифровки стало ясно, что готовится высадка. Ее цели нам неясны, но мы не сомневаемся в их агрессивных намерениях. Поэтому вашей задачей будет сорвать высадку любой ценой. Мы очень долго расшифровывали координаты, и наконец выяснили, что гостей надо ждать вот здесь, — и генерал придвинул полковнику планшет с картой Мальдивских островов.

Другие работы:
+4
16:01
379
16:57
Ага. Вот здесь юмор есть.
Веселенький рассказик. Хотя сюжет избит в труху (инопланетянин, налакавшись алкоголя, срывает контакт), все равно это лучше, чем какая-нибудь нудятина типа психических страданий хромых собачек.
Есть немножко повторов
более худощавый землянин, второй, более крупный

и кое-где запятых не хватило, но это мелочи.
Рассказ написан хорошо.
Автору успеха в конкурсе!
Весело. Мая поржаль laugh
Автору удачи!
Автор, ну почему так мало?) Я только настроилась проржаться в голос, а тут концовка(
Загрузка...
Эли Бротовски

Достойные внимания