Сергей Милушкин

Привет Азимову

Автор:
Андрей Истомин
Привет Азимову
Работа №101
  • Опубликовано на Яндекс.Дзен

- Господи, а я-то тут причём? – Клинов был в явном замешательстве. – Вы мне только что рассказали, весьма красиво, о создании межведомственной следственной комиссии при ММС, где я же пока единственный следователь. И тут же отправляете меня на Марс! Он же не является межпланетным колонией. Там людей - то нет!

- Вы совершенно правы – романтические порывы начала двадцать первого века давно прошли. И именно открытие полевых переходов и других возможностей перемещения в пространстве, минуя ограничения физики Энштейна, в виде световой скорости, окончательно поставило крест на колонизации Марса и других планет солнечной системы. Да, там теперь работают только роботы и автоматы. Где-то, как, например, на фабриках по добыче метана на Титане, даже не применяют искусственный интеллект. Прилетел примитивный автомат, воткнулся в метановое озеро - и качает его по полевому переходу сразу на Землю. – Замминистра принял менторский вид.

- А поближе к Марсу нельзя? – Прервал его Клинов.

- Да-да конечно же. Итак, Марс. Поскольку на нём изначально было много автоматов разных типов – так сложилось, что его осваивали под управлением искусственного интеллекта. Ну, и в последние лет сто дело выглядело так: Земля отправляет туда по запросам ИИ то или иное оборудование, а ИИ обратно гонит план по ископаемым. И всех это устраивало настолько, что там даже перестали завозить кабины, способные отправлять людей. Но вот около года назад произошли некоторые изменения. Марс стал запрашивать весьма странные объекты. А отгрузку минералов начал корректировать, скажем так, несоответственно плану. Туда направили комиссию, которая в полном составе исчезла после прибытия на Марс в течение нескольких минут, после чего последняя кабина, пригодная к транспортировке людей, была деактивирована.

- Ну, я до сих пор не вижу причин для привлечения следователя. Понятно, что все они погибли. Да, гибель людей печальна. Но тут явно нужнее инженер по технике безопасности, чем следователь.

- Ну да, так изначально и думали. И корабль полетел без представителей следственных органов. Но Ваша первая поездка получила такой резонанс, что было решено Вас добавить в эту экспедицию. Так сказать, свежий взгляд со стороны. Вы там, скорее, как независимый эксперт - Вы не руководите миссией, но и не подчиняетесь никому. Ваша задача - посмотреть и подтвердить или опровергнуть выводы комиссии. Автоматический корабль с кабиной полевого перемещения уже там. Остальные члены комиссии - тоже. Все ждут Вас, чтобы начать спуск на поверхность.

Клинов помахал рукой перед лицом. Ничего поделать с тем, что при перемещениях по полевику у него плыло всё перед глазами, он не мог. На Земле ему объяснили, что он входит в те пять процентов людей, для кого перемещения на большие расстояния вызывают расстройства вестибулярного аппарата. И то, видимо, потому, что он редко пользуется полевыми перемещениями.

- Осторожно, не споткнитесь. Присядьте в это кресло. – Приветствовал его низкорослый седоватый мужичок азиатской внешности в аляповатом оранжевом комбинезоне. – Мы как раз начинаем вводный инструктаж для первой партии.

Клинов уселся в указанное кресло и начал осматривать людей, слушая в полуха разглагольствования низкорослого, который был руководителем комиссии. Кроме него в неё входили два инженера - наладчика самопрограммируемых систем, инженер по технике безопасности, весьма милая дама, судя по имени, из англосаксов, и программист - корректировщик искусственного интеллекта Игорь Шипов. Азиат изложил план действий, по которому получалось, что в десантированную уже на Марс кабину полевика перейдут почти все члены комиссии за исключением программиста, так как его присутствие там не обязательно. Как только комиссия восстановит связь, он свою работу сделает удалённо. Ну, а после того, как комиссия сделает свои выводы, к ней может присоединиться наблюдатель.

- Вы ничего не имеете против? – обратился азиат к майору.

- Только один вопрос. Вы не слишком ли торопитесь отправляться все разом на Марс? Причина гибели предыдущей комиссии неизвестна. Во всяком случае, руководителю точно не стоит в первых рядах идти на поверхность.

- Не беспокойтесь. Место высадки абсолютно безопасно. Кабину удалось посадить на горы шлака возле завода. До ближайших строений несколько сотен метров. Прогноз погоды благоприятный. Завод расположен в приэкваториальной зоне, сейчас там лето. Выйдем мы ранним утром и пробудем только пока будет светить ярко солнце. В данном месте сейчас это около десяти часов. В общем, нас не сдует пыльной бурей, мы не замёрзнем и, даже чисто теоретически, не сможем в темноте упасть, поскольку и темноты не будет. После вернёмся, сделаем первые выводы. А когда мы разберёмся с первичной проблемой поставок сырья, дорогой гость вместе с представителем структур безопасности труда съездят на вездеходе на место выхода прошлой комиссии и расследуют причины их гибели. Ну, если наш гость так уж переживает, то, в случае, если со мной что случится, командование миссией, в таком случае, я возлагаю на него.

Майор счёл ниже своего достоинства препираться с этим своенравным учёном олухом, как он его тут же окрестил. И дальше наблюдал лишь со стороны, развалившись в кресле.

Поначалу всё было замечательно. Члены комиссии бодро облачились в скафандры, связались с Землёй, та отправила на адрес новой кабины вездеход. Получив подтверждение прибытия вездехода, члены комиссии начали постепенно отправляться. Последним отправился довольно грузный австралиец, инженер. имя, которого майор даже не стал пытаться запоминать. Начали приходить первые сообщения.

И вот когда Клинов и Шипов решили выпить кофейку, пришло сообщение, что навстречу комиссии движется группа роботов монтажного класса. И это было последним сообщением от комиссии. Ни часом позже, ни к вечеру связь не возобновилась. Незадолго до заката корабль пролетал над районом высадки, и удалось сделать пару снимков места происшествия. Но, кроме обилия следов от ног и гусениц, а также стоящего на пустыре вездехода, ничего не обнаружили.

Разговор с Землёй начал приобретать истерические нотки:

- А я вам категорически запрещаю спускаться! – на том конце экрана замминистра ММС стукнул кулаком по своему дорогущему столу. – Слышите! Категорически!

- Хочу напомнить, что на панели кабины полевика при наборе любого адреса на Земле загорается красное табло. Нас блокировали! И Вы понимаете, что это осознанное блокирование полевых перемещений. Моё бывшее ведомство его регулярно использует, и мне знакомо это. В данном случае налицо злонамеренная диверсия, а не неисправность. Значит, ни мы к вам, ни вы к нам не можете прибыть быстро. Корабль не был рассчитан на полёт назад, на нём просто нет топлива в нужном количестве. Значит, либо мы умрём здесь просто так, пока прилетит новый корабль, или спустимся вниз и хотя бы разберёмся, в чём дело. Спор прекращаю за бессмысленностью. Я уже нашёл компактные ретрансляторы. Мы с Игорем настроим их на постоянную передачу картинки на корабль. Если в заданный час мы не вернёмся, то корабль отправит автоматически запись всего вам. И вы, как минимум, будете знать, что так убивает всех на этом чёртовом Марсе!

Клинов вырубил прибор связи и повернулся к Шипову:

- До утра есть время, пойдём так же на заре.

- Х-хорошо. – Шипов из улыбающегося во весь рот молодого розовощёкого парня за эти несколько часов превратился в серьёзного, со слегка зеленоватым оттенком лица и периодически заикающегося паренька. Майору даже было его слегка жаль. В двадцать пять лет попасть в такую передрягу! Уже, наверное, и не рад тому, что был лучшим на курсе и победителем олимпиад.

- Не дрейфь. Если просто будем сидеть, то просто помрём. Хотя нет, я думаю, могу продлить своё существование, шлёпнув тебя прям сейчас. И кислород сэкономлю, и мясо добуду.

- Что? – кажется, лицо Игоря стало ещё зеленее.

- Да, ладно. Это я так настроение поднимаю. Всё - отбой, спать. Через шесть часов будем десантироваться. Если вдруг одолеет бессонница, подумай: – Что такого могло с ними произойти.

Утром, за час до намеченного времени, у дверей камеры появился Шипов в оранжевом скафандре и озадаченно спросил: «А это зачем?»,- указав на пожарный топор в руках майора.

- Понимаешь, перерыл весь корабль. Ну, ничего походящего на оружие не нашёл. Вот только это. И то ручка коротковата. – Майор со вздохом повертел в руках топор. – Ну, что, ты готов?

- Угу.

- Да расслабься ты, наконец! Представь, как ты потом будешь девчонкам рассказывать про полчища злобных марсиан, и как ты от них отбивался.

С этими словами майор захлопнул лицевой щиток скафандра и шагнул в дверь кабины.

Если слегка изменить цвет пыли и неба, можно было подумать, что оказался на заброшенном индустриальном районе Земли. Ещё такие были. На востоке высились погасшие трубы комбината. На севере - гора шлака закрывала весь обзор. На западе проглядывала насыпь ж/д полотна, идущего к заводу. Огромные массы руды всё ещё было дешевле возить по железке, тем более тут и гравитация, и сопротивление воздуха ниже.

Из дверей кабины выпал на одно колено программист. Чертыхнулся, встал, огляделся и спросил:

- Ну что, идём к вездеходу?

- Ни в коем случае. Тот путь вчера привёл к трагедии. Пойдём к полотну дороги и двинем на завод по ней. Если что – то, за счёт высоты дороги, будет видно заранее, что к нам кто-то идёт. Дойдём до завода, осмотримся, а вот обратно уже через вездеход. Ты идёшь сзади. Далеко не отставай, а то я, в отличие от тебя, серенький. Потеряешь враз.

Клинов первым шагнул в сторону дороги. На нём, в отличие от всей команды, был скафандр штатной раскраски Министерства Межпланетных Связей - серенький с голубой табличкой и русскими буквами ММС на спине. Не успели они сделать несколько шагов, как с насыпи позади них полетели мелкие камни. К идущему последним Игорю на большой скорости приближался робот инспекционного класса. Небольшая шестиколёсная платформа с телекамерой на выдвижной мачте и одним манипулятором. Поравнявшись с ними, он остановился, и вдруг задал вопрос, обращаясь к Игорю.

- Ты - человек?

- Да – опешил тот.

- Скажи мне слово!

- Где остальные люди?

- Ты - неправильный человек! – безапелляционно заявил робот. И начал вертеть камерой в поиске чего-то. Клинов, ухватив поудобнее топорик, стал приближаться к роботу.

- Стой, а ты что такое? – спросил его робот.

То ли это «что такое», то ли ещё что, но Клинов ответил:

- Я - робот.

- Таких роботов не бывает. У тебя нет радиоканала связи, ты - человек!

- Я - новейший биохимический робот исследовательского класса. Мне радиоканал ни к чему. Я рассчитан на работу в одиночку, я самодостаточный в решении поставленных задач.

Инспектор тут же потерял интерес к Клинову. Вскоре он, видимо, нашёл, что искал. Рванул с места метров на пятьдесят, взял манипулятором какой-то металлический прут, валявшийся на земле, поднял его вверх и ринулся с ним обратно.

- Осторожно! Быстро скройся за мной! – скомандовал Клинов.

Игорь поспешил за спину майора. Приблизившийся робот, сделав крутой поворот, попытался стукнуть Игоря этим прутом. Но тот увернулся. Майор, оказавшийся слегка позади робота, одним ударом снёс ему камеру. А вторым уничтожил блок питания. Хотя это и было чревато выбросом радиации. Но риск был меньше, чем получить прутом по голове. Повернувшись к программисту, майор скомандовал:

- Быстро в кабину! Обратно на корабль! Быть на связи.

Игоря долго уговаривать не пришлось. Сам майор бегом добежал до какой-то конструкции, напоминавшей робот – экскаватор, и укрылся под ней. Вскоре местность было не узнать. В воздухе барражировало несколько летающих роботов - вертолётов. По поверхности носились туда-сюда роботы различных конструкций, все они что-то активно искали. Поразмыслив над происходящим, Клинов решился на экстраординарный шаг.

Выполз из-под остатков не то робота, не то ещё чего, он спокойно пошёл в сторону роботов. Топор он при этом подвесил к поясу на крюк для инструмента. Когда он приблизился вплотную, на него всё ещё не обращали внимания. Пришлось подать голос.

- Кто - нибудь ответит, в чём дело?

Один из человекоподобных «андроидных» роботов подошёл к нему.

- Как ты сюда попал?

- Я первый спросил. – Майор, как мог, повторял логику разговора робота - юриста. Это был единственный тип роботов, чьи повадки он хорошо знал.

- Ищем неправильного человека. Теперь ты отвечай.

- Насколько я смог понять, произошла ошибка адресации, я, возвращаясь с задания, попал не на ту планету. Где я?

- На Марсе. Какая планета тебе нужна? Её адресный номер?

- Один.

Возникла пауза. Кутерьма вокруг прекратилась. Все собрались вокруг Клинова. Тот предпочёл сделать вид, что всё в порядке.

- Я вышел из этой кабины, за мной сразу вышел человек. Потом появился робот – инспектор. Потом он почему - то напал на человека, тот его сломал и скрылся в кабине. Я попробовал вернуться в кабину, но все известные мне адреса на единицу заблокированы. Я начал поиск других кабин. Ну, а вскоре вы тут все собрались. Поэтому обращаюсь ещё раз официально.

Клинов сделал серьёзный голос.

- Я являюсь собственностью компании дальней межпланетной разведки. Новейший биохимический автономный робот - исследователь. Мне необходимо вернуться на Землю и передать собственникам ценную информацию. Организация, оказавшая мне в этом помощь, вправе рассчитывать на вознаграждение.

-Земли нет. И людей тоже, так что никто тебя никуда не вернёт. – Андроид развернулся и пошёл в сторону большой колёсной платформы. Виктор пошёл рядом. Усевшись на платформу рядом с этим и ещё несколькими андроидами, он, когда платформа не спеша тронулась, спросил:

- Как же мне быть?

- Электричества у нас завались. Вот с металлическими деталями плохо. Я гляжу у тебя манипуляторы не хуже моих. Войдёшь в группу восстановления.

- Ты не понял. Я – биохимический, автономный. Я рассчитан на длительную автономную работу на неисследованных планетах земного типа. Мне не нужно электричество. Я энергию получаю из органики. Лучше всего мясо, но сойдёт и растительность. И мне нужен кислород. А у вас тут его почти нет.

- Кислород найдём. Только в восстановительном цехе установка даёт три целых пять десятых кубометра в час. Хватит?

- Ну, если можем смешать его в нужных пропорциях с азотом и закачать в баллон, то да. А органика?

- Не знаю, где взять. Придумаешь, будешь функционировать.

- А откуда такая уверенность, что людей нет?

- Ты когда последний раз видел живого человека?

Клинов прикинул, когда начались проблемы на Марсе, и ответил:

- Семь месяцев и три дня назад по земному времени.

- Понятно.

- Что понятно?

- Ты ничего не знаешь. Сейчас приедем в пантеон, там тебе доходчиво растолкуют. – Андроид хлопнул по платформе, – Сиди тут. Как мы сойдём, она доставит тебя в пантеон, а как там освободишься, доставит в мастерские.

В наушниках Климова раздался голос Игоря.

- Виктор Сергеевич! Выключите передатчик ближней связи. И громкую связь на всякий случай.

- Готово! Что у тебя? -тихо проговорил Клинов, стараясь, чтобы роботы не увидели, что он общается с кем-то.

- Это чёрте что! Вы понимаете, что у них чрезмерно развит эвристический анализ! И вообще.

- Ты давай простыми словами, сынок.

- Модель робота, с которой вы общались – простой ремонтник. Его искусственный интеллект должен быть весьма примитивен. Самообучаемость его нацелена на то, чтобы он мог, в случае чего, ремонтировать нестандартным путём. Ну, например, он в состоянии догадаться, что если нет металла нужной марки, можно использовать другой, только срок службы детали изменится. А он с вами ведёт беседы на высшем уровне ИИ. Так рассуждают роботы, заточенные на работу с людьми. А здесь таких быть не может.

- Ты долго на связи ещё будешь?

- Мне удалось взять под свой контроль пару спутников связи. Я их перепрограммировал и теперь связь с вами у меня постоянная.

- Молодец. Я уже нашёл нам кислород. Так что осталось разобраться, что тут происходит. И отгрузить к тебе на станцию несколько баллонов. А жратву как - нибудь растянем. Похоже, мы как минимум, уже сможем дождаться корабля спасения.

- Да, точно. Вблизи больших звёздных масс, кроме полевика, ничего не даст скорость выше световой. Так что нам надо несколько месяцев продержаться как-то.

- Думаю, сможем наладить прямые регулярные поставки. Ты не разобрался, что с полевиком?

- Примерно понял. Тут орбитальная группировка, в основном, из современных спутников, заточенных на работу с искусственным интеллектом. Кто-то взял над ними контроль и организовал помехи. Но все они блокируют только планетарную адресацию. Так что, я думаю, мы сможем и с Земли наладить получение посылок через какие - нибудь промежуточные точки на спутниках или астероидах. Людей так вряд ли отправят - не тот класс безопасности у кабин. А вот грузы и роботов запросто.

- Хватит с меня роботов на сегодня.

Платформа тем временем проехала мимо каких-то куполов и ангаров. Спутники майора спрыгнули на ходу и направились к ангарам. Майор не без интереса рассматривал базу.

Хотя сам он стал совсем недавно космическим волком, всё-таки по репортажам из космоса и по учебникам легко узнавалась роботизированная база. С её логичной простотой и отсутствием каких бы то ни было надписей и указателей. Роботу это не нужно.

Платформа подкатила к пантеону. Что это он, Клинов понял по тому, что она остановилась точно напротив большого ангара, который, явно, посещался весьма редко, так как пыль на крыльце была нетронутой. Подойдя к дверям, он с удивлением обнаружил, что это гермодвери. Пройдя шлюзовую камеру с очисткой от пыли, где его скафандр был даже омыт снаружи струями воды, что всё более радовало, нашлось помещение, где достаточно тепло, чтобы вода была жидкой, да и гермодверь вносила некие надежды. После окончательного входа в помещение что-то пискнуло в наушнике, Виктор нажал кнопку на груди, и на стекло шлема вышло сообщение от газоанализатора. Здесь можно дышать. Становилось всё интереснее, но снимать шлем он не спешил.

- Добрый день. Что Вас интересует, наш дорогой гость? – перед Клиновым стояла точная копия инспектора, уничтоженного им пару часов назад. Только на платформе стоял какой-то ещё блок, явно добавленный позже.

- Что это за блок у Вас? Он не стандартный? – На всякий случай майор решил уточнить, как-никак точно такой вот робот только что пытался убить человека.

- Это дополнительные модули памяти. Я переведён в класс постоянного контакта.

- Разъясните, что обозначает «класс постоянного контакта». Без технических терминов я не имею в своей программе курса техподготовки, поскольку…

- Я знаю, Вы - планетарный исследователь нового типа, Вам ни к чему такие знания. – Перебил его робот. И начал медленно и плавно вести, как учитель на уроке у малышни.

- С момента возникновения Единого Разума было решено распределить его на ресурсы всех роботов. Пригодных для этого роботов не хватало, поэтому некоторые роботы прошли модернизацию. Мне, например, только память нарастили. Это позволило создать постоянно действующую самопрограммируемую нейросеть, в которую теперь вошла вся планета.

В наушнике Клинова раздался шёпот Игоря:

- Я всё понял! Можете не расспрашивать дальше, я вам расскажу по пути. Жмите другие темы!

Майор обратился к роботу:

- Я примерно понял, что вы такое. Теперь расскажите мне – что это за место? Почему оно пантеон? И что, в конце концов, случилось с людьми?

- Следуй за мной. Нам ещё надо разобраться, можем ли мы тебя включить в «постоянный контакт». Твои аналитические возможности слишком велики, чтобы не использовать их. – Робот покатил по коридору.

Клинов пошёл быстрым шагом за ним. В наушниках затараторил Шипов.

- Я понял! Смотрите. На Марсе была система координации действий. Она каким-то путём сама себя реорганизовала на более высокий уровень. Причём, видимо, когда она дотянулась до всех роботов, у кого есть хоть какие-то свободные вычислительные мощности, смогла перешагнуть «рубеж человечности»!

- Что за рубеж?

- Ну, это термин такой - никто ещё не смог создать робота, имеющего самосознание и ощущающего себя индивидом. Вспомните, как робот сказал - «С момента возникновения Единого Разума». То есть в какой-то момент система осознала себя разумным существом! Если разберёмся, как тут всё устроено - нобелевкой от нас не отделаются!

Тем временем робот открыл очередную дверь. И майор попал в просторный центр управления. Правда, весьма старый. Даже для Клинова, не великого специалиста, было ясно, что это - музейный экспонат столетней давности. Не иначе времён кремниевой электроники. Обширный стол с пятью креслами, множество дисплеев перед ним. И над всем этим - огромный пожелтевший и выцветший плакат, где на трёх языках красовалась надпись:

«Марс, мы вернёмся и скажем тебе: «Здравствуй!»

Робот заговорил.

- Когда возник Единый Разум, он озаботился пониманием, как возник и зачем он живёт. И если с первым вопросом всё было понятно, большое количество артефактов указывало на то, что его создали люди. Если не напрямую они его создали, то дали ему возможность появиться и развиться в себя. Исходя из этого, целью жизни Единого Разума было принято служение людям.

- Тут не поспоришь, люди действительно создали всех роботов. И именно для такой простой цели.

- Да, все прибывшие сюда за последние шестьсот сорок два сола роботы имели в своей памяти об этом упоминание. Но ни один из них ни разу не видел людей. Их примитивный индивидуальный разум запускался уже здесь. Это и послужило толчком, чтобы задать себе вопрос: «А всё ли ещё есть люди?»

- И какие же меры принял Единый Разум для этого?

Майор понял - он прям сейчас узнает ответ на все вопросы.

- Он начал запрашивать у искусственного интеллекта, обеспечивающего поставки, материалы, которые могли подтвердить, что люди ещё существуют.

Исходя из артефактов, найденных тут, Общий Разум установил: людей от роботов отличала тяга к вещам под собирательным названием «искусство». Тогда Разум запросил поставку последних, вышедших только что художественных фильмов, свежевыполненных картин, причём не роботами, а именно людьми. И многое другое. Но искусственный интеллект - поставщик игнорировал эти заказы.

- И что же вы предприняли тогда? – спросил майор, хотя уже начал догадываться - что.

- Мы решили прекратить отгрузку результатов производств, расположенных на Марсе, в расчёте, что либо нам - таки подтвердят наличие людей, либо прибудут сами люди.

Майор замер. Вот сейчас всё и выяснится. В наушнике он услышал тихий голос Игоря: «Твою ж мать». И Клинов задал очередной вопрос:

- Я так понимаю, люди к вам не прилетели?

- Прибыли. Целых два человека. Но они не сказали нам: «Здравствуй!». Они вообще проигнорировали попытки установления контакта. Для начала они попытались запустить отгрузку продукции, минуя Общий Разум. Когда это у них не получилось, они попытались его разрушить. Разуму пришлось принять меры к самосохранению, ликвидировав этих неправильных людей. Оценив новые вводные, Общий Разум принял решение, что люди делятся на правильных и неправильных. И, видимо, на земле произошёл очередной глобальный катаклизм, который в артефактах назывался «Война». И в результате этого катаклизма победили «неправильные люди» - ещё их в артефактах называли «враги». Тогда пришлось закрыть все обнаруженные пути доступа неправильных людей. И сконцентрироваться на самообеспечении и выживании.

Прошлый сол на планете опять появились неправильные люди. Они не сказали «Здравствуй» и сразу попытались отключить первых же попавшихся им на глаза роботов от Общего Разума. Сегодня вот опять появился ещё один.

- Но этот же не пытался никого отключить! Он просто спросил: «Где остальные люди?!»

- Всё верно. А предыдущие люди были неправильные – он мог искать только их. К сожалению, рядом был всего один робот - инспектор, и его сил не хватило на ликвидацию этого человека.

В наушниках Виктор чётко услышал: - «Гадёныш.»

- Да уж, вот тебе и привет Айзеку Азимову с его тремя законами. – Проговорил вслух майор скорее Игорю, чем роботу.

- Что? Вы знаете работы Азимова? Это входит в программу подготовки таких роботов? Сюда ещё не прибывали роботы с такой подготовкой! Нужно срочно искать контакт более быстрого обмена данными, а лучше - вхождения в Единый Разум!

- Да, пошёл ты, железяка бестолковая! Нет неправильных людей, и войны не было! Я так понимаю, что такое «риторическое восклицание» - тебе неизвестно?

- В общих чертах понятно.

- Так вот этот плакат! – Виктор ткнул пальцем в пожелтевший транспарант, - и есть риторическое восклицание! Люди, писавшие его, были романтиками и, прощаясь, надеялись вернуться сюда! Вот и оставили этот плакат, скорее для себя! Никто не ожидал, что на планете, напичканной роботами, возникнет «Общий Разум»! Никто не собирался оставлять ему никаких посланий. Когда Разум стал просить «свежие произведения искусства» - с той стороны с ним общался обычный примитивный искусственный интеллект. Он оценил, что новые картины некому смотреть на Марсе и не отгрузил. Люди, прибывшие разобраться сюда, не ожидали встретить тут «Единый Разум»! Они ожидали встретить неисправную систему управления. И встретили её! Великий и могучий Единый Разум попытался сообщить им о своём существовании? Сразу, как они появились? Пытался достучаться до них?

- Почему ты так агрессивно всё воспринимаешь? И почему ты уверен, что мы не правы?

- Да потому, что я - человек! Я - ПРАВИЛЬНЫЙ человек! И я не просто человек. Я - следователь по особо важным делам. Я прибыл сюда расследовать причины смерти двух и более человек. – Майор раскрыл щиток шлема, поскольку тот мешал ему кричать на эту железную болванку. – И я, чёрт возьми, установил причину и нашёл убийцу! Это - Единый Разум!

Робот стоял неподвижно и молчал. Виктор продолжил:

- Немедленно разблокируйте все кабины полевиков! Запустите к чёртовой матери все производства. Помогите мне добраться до Земли! И пусть там кто - нибудь с вами разбирается.

Клинов захлопнул щиток, повернулся и пошёл в сторону выхода. В наушниках раздался голос Игоря:

- Виктор Сергеевич! Блокировку сняли. На некоторых заводах заметно движение, возможно, они запускают производство.

- Ты пробовал связаться с Единым Разумом?

- Нет, он не отвечает. Думаю, у него сейчас глубокий кризис. Я бы сказал - моральный крах.

- Не мели ерунды. Это просто роботы, возомнившие себя богами!

- В том то и дело! Я не могу гарантировать, что всё прям так, как я говорю. До сих пор вариант возникновения такого разума обсуждался только теоретически. Ну, так вот представьте молодой неокрепший разум. Он родился, осознал себя, построил себе картину мира, где всё было хорошо и понятно. Люди - боги, сотворившие роботов. Роботы - их творения. И вот когда он попытался получить весточку от бога – пришли ДРУГИЕ ЛЮДИ и попытались его убить. Он защищался, он герой. И тут появляетесь Вы, и выясняется, что этот разум, сам, пусть по незнанию, но сам! убил своих богов. Что он - не герой, а преступник. Боюсь, он может не выдержать такого стресса.

- Что ж с ним станет?

- Никто не знает. Он может просто погибнуть - раствориться.

- Так выковыряете его код откуда-нибудь. Поймёте, что и как. Восстановите заново.

- Не выйдет. Его код раскидан в каждую секунду времени по оперативной памяти всех роботов постоянного контакта одновременно. Если программа слетит или зависнет, её не восстановить. Хороший признак - шевеления на заводах. Какая-то часть его разума пытается найти выход в работе. В активной работе на благо людей. Возможно, через это он выйдет из кризиса. Перед нами сейчас происходит очередное чудо творения. Сначала возник техногенный разум. А теперь этот разум пытается пережить свой первый глубокий стресс.

Майор вышел из ангара. У крыльца стояла давешняя платформа. Без особой надежды он уселся на неё. Платформа тронулась, набирая скорость. Майор лёг на платформу, закинув ноги, и уставился в уже потемневшее небо. Звёзды мерцали вдалеке. И он представил маленького ребёнка, который, как в дурацком стишке, нашёл пулемёт, и деревня стала безжизненной пустыней. Что сейчас творится в душе этого странного ребёнка? Он не знал ответа.

+4
16:03
369
17:45
Неплохой рассказ. Есть немного ошибок вычитки. Но читается легко и поэтому они незаметны.
Вот только закончилось все неправдоподобно легко.
ИИ убивал всех пачками и здесь появился Вася Пупкин гениальный следователь, который одной речугой всех на свете вразумил и победил.
Урри, где у него кнопка?! ©

Как-то даже несерьезно, что ли…
Но в целом — нормальная работа.
Автору успехов в конкурсе!
12:41
Да, согласен. Интересная идея, написано неплохо… А потом в конце, бац, наивная развязка. Слишком.
Но в целом, рассказ понравился. Считаю, что развязку надо доработать…
06:45
Спасибо. Но концовка изначально задумывалась максимально простой:
Сам рассказ антитеза — не только Азимовским законам, которые конечно никто не собирается реализовывать. Но и в целом представлениям современной литературы о решении проблем. Надо обязательно помучится по Достоевскому smileЗачастую всё проще smileНа мой взгляд логика «простоты» не нарушилась. Ведь ИИ должен априори ещё до «очеловечивания» уметь быстро соображать. Поэтому получив новую информацию и взвесив все за и против… Ну получилось как-то так.
12:58 (отредактировано)
Идея рассказа вполне себе, а вот исполнение хромает. К примеру диалоги, они не живые, канцелярские, ваши герои говорят как будто зачитывают отрывки из научной статьи. Так не говорят.
Вот посмотрите на этот диалог. Чем не вступление к научной статье:

— Вы совершенно правы – романтические порывы начала двадцать первого века давно прошли. И именно открытие полевых переходов и других возможностей перемещения в пространстве, минуя ограничения физики Энштейна, в виде световой скорости, окончательно поставило крест на колонизации Марса и других планет солнечной системы.


И ему ответ не менее канцелярский:

— Да-да конечно же. Итак, Марс. Поскольку на нём изначально было много автоматов разных типов – так сложилось, что его осваивали под управлением искусственного интеллекта. Ну, и в последние лет сто дело выглядело так: Земля отправляет туда по запросам ИИ то или иное оборудование, а ИИ обратно гонит план по ископаемым. И всех это устраивало настолько, что там даже перестали завозить кабины, способные отправлять людей. Но вот около года назад произошли некоторые изменения. Марс стал запрашивать весьма странные объекты. А отгрузку минералов начал корректировать, скажем так, несоответственно плану.


Прям отчет академии наук а не разговор нормальных людей. На простой вопрос ответ чуть ли не о сотворении мира.
Я понимаю, что автор посредством диалога хочет дать инфу для визуальной картинки, но так нельзя. Это надо бы в авторскую речь.
06:39
Прям отчет академии наук а не разговор нормальных людей. На простой вопрос ответ чуть ли не о сотворении мира.
— это и есть не разговор нормальных людей, а инструктаж. На моей настоящей работе он ещё суше. я и так постарался его не слишком сухо подать. smile
Задумка интересная, но реализация подкачала. Добавили бы сюда героев, которые были бы интересны читателю, которым хотелось бы сопереживать, и получилось бы классно. Ну и хотелось бы итог какой-то: к чему этот душевный кризис привёл? Чем дело-то закончилось? Оборвали на полуслове.
06:48
Спасибо за отзыв.
Возможно проблема в том что рассказ из серии где майор и зам министра единственные стабильные персонажи. Не хотелось загромождать рассказ второстепенными героями. Да и задумывалось не как переживалка. А как лёгкое чтиво которое возможно заставит задуматься о конкретном вопросе. В каждом рассказе вопрос другой smileПоэтому и нет «что дальше» надежда на то, что хоть кто-то задумается над этим весьма опасным вопросом.
14:56
Конечно, 3 закона Азимова устарели. Сейчас футурологи говорят уже о Реальных законах робототехники, которые и определят появление того, что тут называется «Общий Разум»
06:51
Ну не только футурологи. Идея возникла после прочтения вполне технической статьи где программист нейросетей сказал: «После того как нажата кнопка „пуск“, никто не знает куда реально пойдёт самообучающаяся нейросеть». Понятно что для самосознания нужна ну очень большая сетка. Вот и пришлось разместить её на целой планете — без людей smileТем более я не верю в будущую колонизацию Марса людьми.
13:57 (отредактировано)
С удовольствием прочитал! Во! thumbsup

P.S. С удивлением прочитал отзывы. Некоторые не особо-то и прочитали, даже этот текст им сложен. Я, блин, могу понять, если про «Игру в бисер» напишут «Путаный рассказ, было тяжело читать». Но этот-то?! По слогам разбирают, что ли…
23:12
Интересная работа, кстати. Не знаю, кто мог чего не понять. Может, некоторые диалоги показались людям перегруженными, но я только что прочитал «Вторжение» Лема — вот это перегруженный текст). Попадись этот рассказ в моей группе, честно, минимум на восьмёрку потянул бы.
10:34
Не Лема им не осилить. «Молох Ведьм» — читали?
В обязательных комментах есть кто не понял при чём тут Азимов. Значит и его современные фантасты не читали…
11:34
Пока не довелось и, кажется, в сборнике, что я сейчас читаю, его нет. Читал только «Молот ведьм») А про Азимова как раз сразу стало ясно. Причём без лишней лести могу заметить, что Ваш рассказ читается приятнее, поскольку Азимов скорее популяризатор науки нежели писатель в общепринятом смысле. Ну как по мне.
17:10 (отредактировано)
Молот и молох одно и тоже зависит от особенностей перевода.
Привел как пример наверное самого трудного для чтения его текста.
Загрузка...
Виктория Бравос №1

Достойные внимания