Илона Левина

Два больших желтых глаза

Два больших желтых глаза
Работа №113

9 августа, четверг, 16.42

— Вот, смотри, видишь домик? — Маша сделала резкое движение рукой с пустой чашкой в сторону Нади. Та от неожиданности дернулась и слегка отклонилась назад, бросив испуганный взгляд на подругу.

— Ты посмотри внимательнее, — не унималась Маша, не замечая реакции Нади, — вот здесь крыша, видишь? А тут окошко и деревце рядом.

Маша тыкала пальцем в остатки кофейной гущи, размазанной по стенкам чашки. Надя хмурила брови, прищуривалась, но не видела ничего, кроме коричневых пятен на белом фарфоре.

— Ну да, есть что-то похожее, — заключила она осторожно.

— Ха! — Маша победоносно хмыкнула, — я же говорила! И так каждый день, ты не представляешь. Сбывается в течение суток! Я никогда раньше не гадала, а тут с новой кружкой всё само собой получилось и теперь я вижу знаки везде и всегда. Это здорово помогает в жизни, всегда знаешь к чему готовиться! Мне этот дом еще со вчерашнего дня выпадает, я еще до нашего разговора знала, что ты не откажешь! Вот только я не понимаю, что это за проход под домом. Наверное, подвал. У тебя там есть подвал?

— Подвал? — Переспросила Надя, — нет, никакого подвала у нас нет. — И, немного подумав, добавила, — значит в понедельник?

Маша облизнула пересохшие губы и старательно пригладила жесткие темные волосы торчащие в разные стороны:

— Да. Я еще не смотрела электрички, но, думаю, часов в девять мы сядем в поезд и будем в Солнечногорском еще до одиннадцати. Я сразу напишу, как мы поедем, тебе же хватит этого времени, чтобы добраться до станции?

— Конечно, — Надя отправила в рот остаток круассана и подняла руку, увидев официанта, — счет, пожалуйста! Попробую за выходные одолжить у кого-нибудь детское кресло. В крайнем случае повезешь Ваню на руках.

Маша одобрительно кивнула.

10 августа, пятница, 23.50

Ночка, или Ноча, как все её звали дома, сидела под кустом снежноягодника возле дороги и старательно вылизывала свою черную шерстку. Она была в прекрасном настроении и абсолютно довольна жизнью: час назад Ночка поймала в соседских хостах мышку, долго с ней играла и наконец-то съела. Приятное чувство сытости разлилось по телу кошки, она прикрыла от удовольствия глаза, без конца умывала лапкой мордочку, и изредка водила ушами в стороны, когда мимо проезжала очередная машина. Ночка родилась и выросла здесь же, в деревне, поэтому хорошо выучила, что выходить на дорогу опасно и почти всегда гуляла только на своей стороне улицы.

Внезапно, еле слышный шорох привлек внимание Ночки. Звук ей не понравился, было в нем что-то непривычное, чужеродное. Шерсть на загривке поползла вверх и стала похожа на причудливый ирокез. Ночка сделала движение по направлению к дому, но заметила около калитки два больших желтых глаза. Не оставалось никаких сомнений - в темноте затаился хищник. Не помня себя от страха, Ночка бросилась бежать и только почувствовав под лапами асфальт, поняла что находится на дороге. Слева что-то страшно загудело, Ночка остановилась и повернула голову на звук. Огромные светящиеся шары, гораздо больше глаз, наблюдающих за происходящим из своего укрытия, ослепили Ночку, а через секунду сразу девять кошачьих жизней вылетели вон из маленького пушистого тельца.

10 августа, пятница, 23.55

"Шкода Рапид" плавно подпрыгнула, будто наехав на небольшую кочку со стороны водителя. Надя, тихонько чертыхаясь себе под нос, съехала на обочину и включила аварийку. Бросила взгляд в зеркало заднего вида: пятилетний Сережа спокойно посапывал в детском кресле, не заметив остановки. Надя, не глуша двигатель, как можно тише отстегнула ремень и выбралась из машины, оставив дверь с водительской стороны приоткрытой.

То, что всего пару минут назад было кошкой, лежало практически посередине дороги. И несомненно было мертво. На всякий случай, чтобы точно удостовериться, Надя присела на корточки возле черного комка и боязливо ткнула его пальцем. Открытый глаз кошки всё также безучастно смотрел куда-то через Надю.

— Черт! Что ж ты за бестолочь такая, подождала машины и прыгнула под колеса. Будут теперь тебя хозяева жда... — внезапно Надя почувствовала на себе чей-то взгляд и замолчала.

Посмотрела по сторонам. Неприятное ощущение, что на неё кто-то смотрит не проходило. Одинокий грузовик, проехавший по встречной полосе, заставил Надю вздрогнуть. Она оставила кошку лежать на дороге и повернулась, чтобы вернуться к машине. Та стояла всё там же, только теперь все двери были распахнуты настежь.

Надя почувствовала, как сердце вначале замерло в груди, а потом забилось так сильно, что стало больно дышать. Она со всех ног бросилась к своей "шкоде".

Серёжа по-прежнему спал в кресле, слегка приоткрыв рот и зажав в руке новенького трансформера Бамболби, подаренного ему накануне. Внутри салона ничего подозрительного. Дрожащими руками Надя кое-как захлопнула двери, села за руль и заблокировала замки. Задержала на мгновение дыхание, боясь, что сердце разорвется, если немного не успокоится. Не слушающимися пальцами со второй попытки повернула ключ зажигания и выехала на дорогу.

13 августа, понедельник, 11.03

Надя увидела как Маша с огромной сумкой в одной руке и, раскрасневшимся от духоты четырехлетним сыном в другой, вышла из дверей железнодорожного вокзала станции Подсолнечная.

— Ваня, мы здесь! — Что было сил заорал Сережа, ожидавший гостей рядом с мамой. И радостно замахал руками.

Голубь, искавший крошки в паре метров от них, в испуге поднялся в воздух и, сделав круг, улетел куда-то через дорогу.

После взаимных приветствий все погрузились в Надину машину и тронулись в путь. Маша с Ваней на руках — еще одно детское кресло Надя так и не нашла — не умолкала ни на минуту, пересказывая всю их поездку в поезде. Надя периодически бросала на подругу взгляд в зеркало заднего вида и утвердительно угукала, поддерживая разговор. До дачи добрались относительно быстро, минут за двадцать пять.

Уже подъезжая к дому, Надя заметила соседку тетю Галю. Та зачем-то рыла яму прямо перед своей калиткой.

— День добрый, тёть Галь! — крикнула Надя, остановив машину и высунувшись в окно. — Что это такое вы делаете?

Соседка повернулась, молча посмотрела на неё и снова начала рыть. Надя еще немного подождала ответа и поехала дальше.

— Странная у вас соседка какая, — резюмировала Маша, вылезая из машины. — Она всегда такая доброжелательная?

— Да нет, — Надя не могла отделаться от внезапно появившегося ощущения тревоги, — обычно она очень словоохотливая и веселая.

— А так с виду и не скажешь. Как же у вас здесь хорошо, просто рай, Надюх! — Маша с интересом разглядывала участок. — Может вечерком сделаем шашлычок? Ты как? Я взяла на себя смелость и привезла маринованное мясо.

— Ну ты даешь! Зачем ты тащила его на себе, еще и в такую жару? — подняла брови Надя. — Могли бы здесь всё купить, тем более же в городе были. Ну, раз привезла, то, конечно сделаем. Пойдем покажу, где вы будете спать.

И вся компания направилась к дому.

11 августа, суббота, 8.40

Впервые присутствие хищника тетя Галя почувствовала еще утром. Пока она собирала в теплице очередную партию созревших томатов, он наблюдал за ней из-под бани. Вначале тетя Галя подумала, что там сидит Блэки — такса Ивановых, живущих через два дома. Она часто убегала от хозяев и слонялась по всей деревне, ища где бы чего стащить. В прошлый четверг Блэки пробралась в дом и украла целую тушку курицы, которую тетя Галя неосмотрительно оставила размораживаться на скамейке в прихожей около холодильника.

— Ну-ка, пошла вон отсюда! — угрожающе потрясая в руке полупустым ведром с помидорами тетя Галя решительно направилась к бане. — Вылезай, окаянная, брысь, фу!

Но не дойдя до бани около двух метров тетя Галя остановилась. Она внезапно поняла, что Блэки там нет. Зато есть кто-то намного хуже и страшнее соседской таксы. Тетя Галя безошибочно уловила угрозу, исходящую от черноты, затаившейся под ступеньками. Ведро выскользнуло из руки и упало на землю, помидоры весело запрыгали в разные стороны.

Огромных усилий стоило тете не закричать и не бросится прочь. Она лишь присела и сделала шаг назад, потом еще один. Так приседая и пятясь, добралась до дома и заперла за собой дверь. На засов, которым не пользовалась ни разу с тех пор, как его установили.

Тетя Галя просидела в доме до самого вечера, пытаясь отвлечься на телевизор и приготовление обеда. Выйти на улицу она смогла лишь тогда, когда почувствовала, что тот, кто сидел под баней, ушел. Ближе к ночи тетя Галя уже поверила, что всё это ей привиделось, и на следующий день вернулась к своей привычной жизни.

Но, как оказалось, совсем ненадолго.

13 августа, понедельник, 15.40

Надя поставила последнюю вымытую тарелку в сушку и бросила взгляд в окно. Ваня с Сережей носились по газону перед домом играя то ли в догонялки, то ли в зомби, что по сути было одним и тем же. Маша под предлогом присмотра за детьми сидела рядом с дорожкой в шезлонге и пялилась в телефон. Надя уже сто раз успела пожалеть, что согласилась позвать её с Ваней на дачу — помощи от подруги никакой, а вот грязной посуды значительно прибавилось.

Да и вообще обслуживать еще двух человек в Надины планы не входило. Поэтому после шашлыков она собиралась поговорить с Машей и обсудить обязанности каждого. Ну и меню. Кроме мяса та не привезла никаких продуктов и дать денег на них тоже не предложила. Надя не бедствовала, но не собиралась кормить никого за свой счет. Она чувствовала как нарастает раздражение и от этого злилась еще больше. Да и, как назло, голова болела с самого утра. У Нади вообще часто болела голова из-за металлической пластины появившейся там после одной аварии в далеком прошлом.

Смахнув со стола оставшиеся крошки и наскоро протерев его тряпкой, Надя вышла на улицу и чуть не наступила на мертвую трясогузку, лежащую на коврике у двери. Голова птицы была неестественно свернута на бок, а крылышки раскинуты в стороны, будто она до сих пор пыталась взлететь. Находка сразу напомнила Наде бабушкину кошку из детства. Та тоже всегда приносила пойманных зверьков и складывала их около двери. Но сейчас у них никакой кошки не было. На всякий случай Надя заглянула под скамейку, стоявшую на крыльце, не спрятался ли там убийца трясогузки. Но кроме пустых баклажек из-под воды под ней ничего не было.

Надя зашла обратно в дом и вернулась с пакетом. Натянула его на руку и брезгливо взяла мертвое тельце, успевшее задеревенеть. Вывернула пакет и завязала узлом. На всякий случай дважды. После чего отнесла его к маленькому баку, куда она всегда собирала мусор в течение недели. По субботам за ним приезжала мусоровозка.

Настроение окончательно испортилось.

13 августа, понедельник, 20.20

Угольки еще не прогорели, переливаясь на дне мангала оранжевыми искорками. Шашлык был съеден и Надя с Машей вышли на улицу, чтобы дети немного погуляли перед сном. Ваня с Сережей установили пластмассовых солдатиков на перевернутом тазу и с деловым видом стреляли по ним из имеющегося Сережиного оружия: синего бластера с пульками из пенопласта и большого водяного оранжевого пистолета. Игра полностью занимала всё внимание мальчишек и каждое попадание в цель вызывало неизменный восторг.

— Мне уже второй день в кофейной гуще видится фигурка кошки. — Начала Маша.

— А? — Надя думала о том, что половина отпуска уже прошла, а она так толком и не отдохнула.

— Я говорю, что уже второй день в кофейной гуще вижу кошку!

— Маш, а ты когда на работу собираешься выходить?

— Боже ж ты мой, а это то тут при чем? Не знаю, муж пока не настаивает. Может быть осенью, а что?

— Да так, просто. Кошку говоришь? — Надя села на скамейку под яблоней и закуталась в куртку. Несмотря на то, что деньки стояли еще теплые, вечерами ощущалось приближение осени.

— Да. И такое ощущение, как будто она от кого-то убегала.

— Я сбила кошку в пятницу. — Призналась Надя.

— Да ты что? Как?

— Как? Ехала, ехала и сбила. Уже темно было, а она на дорогу прямо под колеса выбежала. Я бы при всем желание не успела затормозить.

— Мне это не нравится, — Маша села на скамейку рядом с Надей, — а тебе она не снилась?

— Маш, ты совсем, что ли? Да, каждую ночь приходит в кошмарах и пытается меня сожрать! — Надя зло посмотрела на подругу. — И, кстати, завтра готовка и уборка за тобой, — словно выплевывая каждое слово отчеканила она.

Маша уже открыла рот, чтобы ответить, но так ничего и не произнесла, а лишь приложила палец к губам, призывая к тишине. Надя недоуменно на неё уставилась, но потом тоже услышала этот звук. Будто кто-то тихо и монотонно разговаривал сам с собой, периодически прерывая свою речь то ли чавканьем, то ли хрюканьем.

— Кто это? — одними губами спросила Маша.

Надя едва заметно пожала плечами и бросила встревоженный взгляд на детей. Они с Машей, не сговариваясь, одновременно встали и подошли к сыновьям. Сережа в это время как раз устанавливал сбитых солдатиков на таз, а Ваня увлечено ковырял палкой в земле, делая дырки в свежескошенном газоне

— Как насчет того, чтобы посмотреть мультики? — заговорческим тоном, но как можно тише, предложила Надя.

Маша, не дожидаясь ответа от Вани, схватила его на руки и пошла в сторону дома.

— Если только про трансформеров, — с деловым видом начал торговаться Сережа.

— Договорились! Если еще и добежишь до дома раньше меня, я дам вам по мороженому!

Сережа недоверчиво посмотрел на мать, удивленный её щедростью, но не заметив ничего подозрительного, радостно бросился к дому.

Надя немного задержалась на крылечке и попыталась с его высоты заглянуть через глухой забор на соседский участок. Но в сумерках ничего не было видно и звуки тоже прекратились.

Она включила детям одну из серий про приключения Оптимуса Прайма и Бамбулби, а сама достала себе банку пива из холодильника и снова вышла на крыльцо. Спустя минуту туда же за ней последовала и Маша.

Уже темнело и очертания предметов выглядели обманчиво и нечетко. На другом конце деревни выла собака, протяжно и жутко, в противоположной стороне из леса, где находился дачный пруд, доносились не вполне трезвые крики отдыхающей там молодежи. На соседнем участке тети Гали было тихо, в доме нигде, насколько могла это видеть с крыльца Надя, не горел свет.

— Я с тобой становлюсь уже параноиком, — констатировала она, обращаясь к Маше.

— А я то тут причем, я что ли там в кустах чавкала?

— Это наверняка какое-то животное. Если бы не ты, я бы даже и не обратила внимания! — зло прошипела Надя.

— Ну, знаешь ли, — Маша обиженно поджала губы, — я не думаю, что какое-то животное, как ты выразилась, научилось разговаривать.

— А оно и не говорило! Ты разобрала хоть одно слово? Я — нет. Наверное, это кошка или еще кто-то.

— Или что-то.

Они еще немного молча постояли на крыльце, прислушиваясь к звукам вокруг, и зашли в дом, заперев за собой дверь. Как и тетя Галя двумя днями ранее, Надя впервые воспользовалась внутренним засовом.

***

12 августа, воскресенье, 08.30

В воскресенье, подойдя к теплице, тетя Галя увидела, что у большинства растений сломаны стволы, некоторые просто вырваны с корнем и раскиданы в разные стороны, а плоды: помидоры, огурцы и баклажаны — раздавлены.

Тетя Галя застыла на пороге не в силах заставить себя зайти внутрь. Она подносила руки то к сердцу, то ко рту, набирала в грудь воздух, не замечая, задерживала дыхание. Мир вокруг кружился в бешеном темпе и тете Гале стоило неимоверных усилий не упасть. Она прислонилась к дверному косяку теплицы и схватилась за него обеими руками. Перед глазами всё плыло.

Разные мысли, обгоняя друг друга, толкались в её голове, но ни одна не оставалась надолго. Местные подростки? Животные? Алкаш с сорок первого участка? Или какие-то неизвестные хулиганы? Ни одна из версий произошедшего не выглядела до конца убедительной и правдоподобной.

Шатаясь, тетя Галя пошла в дом, трясущимися руками накапала себе корвалола и прилегла на кровать. До кардинальных изменений в её жизни оставались считанные часы.

14 августа, вторник, 01.05

Наде снилось, что отвратительный горбун, весь покрытый пятнами и коростами, со всей одури бьет молотом по огромному колоколу, а худая женщина, одетая в лохмотья, при каждом ударе хватается за голову и надрывно кричит. Надя заворочалась в кровати и открыла глаза. В комнате ничего не было видно, но звуки ударов и крики продолжались, перекочевав из сна в реальность. Они доносились с улицы, но в самом доме тоже было неспокойно. Надя услышала, как скрипнула половица, за дверями её комнаты, издав еле слышное крпп. А потом еще одно кряяп, уже ближе.

Надины глаза привыкли к темноте и она сразу заметила, когда ручка двери вначале неуверенно дернулась, а потом медленно поползла вниз. Пульс так сильно застучал в голове, что на секунду Надя представила, как её сейчас хватит удар. Но, в следующее мгновение, она уже вскочила и, удивляясь собственной прыти, одним прыжком оказалась за кроватью. Там она присела и, не найдя ничего лучше, зажала в руке смартфон, чтобы стукнуть им того, кто стоял за дверью.

— Надя, ты спи-и-ишь? — раздался из приоткрытой двери испуганный шепот Маши. Он показался Наде самым прекрасным звуком на свете.

— Маша, — Надя с трудом поднялась из своего убежища, её потряхивало, — я больше никогда не приглашу тебя к себе на дачу. Н-И-К-О-Г-Д-А.

— Ты слышишь, на улице кто-то кричит? — проигнорировав слова подруги, уже чуть погромче прошептала Маша.

За окном, действительно, происходило нечто странное. Глухие удары и женский крик раздавались совсем близко. Судя по всему, звуки шли со злополучного участка тети Гали.

Глухое бам переходило в протяжное женское а-а. Потом следовала недолгая пауза и всё повторялась заново.

— Мне страшно. — Маша так и не включила в комнате свет, но Надя и в темноте догадалась, что та напугана до чертиков.

— В доме плохо ловит сеть, — Надя нажала на кнопку сбоку смартфона и посмотрела на экран, — если выйти на улицу можно позвонить в полицию.

— Я туда точно не пойду!

Надя прислушалась к шуму на улице и поняла, что тоже, ни за что на свете, не выйдет из дома. По крайней мере пока не наступит утро.

— Тогда подождем. Проверь, только тихо, закрыта ли входная дверь, а я посмотрю, не открыты ли где-нибудь окна. Свет не включай! Встретимся в детской. Думаю, разумнее будет переночевать всем в одном месте.

Маша энергично закивала и на цыпочках вышла из комнаты. Надя планомерно обошла весь дом и удостоверившись, что окна везде закрыты, наощупь достала из шкафа несколько пледов, пару подушек и принесла их в детскую.

Детская представляла собой небольшую комнату со множеством ящиков с игрушками, детским столом, Сережиной кроватью в виде автомобиля и диваном, на котором сейчас спал Ваня. Маша уже была там.

— Можно поспать на ковре, — сказала Надя, кинув туда пледы и подушки, — мне кажется, будет правильным, если одна из нас попытается уснуть, а вторая подежурит, на всякий случай. А потом поменяемся.

Маша кивнула. Спустя полчаса обе погрузились в болезненный и тревожный сон.

12 августа, воскресенье, 11.00

Тетя Галя закончила разбираться с раздавленными овощами из теплицы: те, что можно было еще использовать для заготовок, она аккуратно выложила на газеты, расстеленные на кухонном столе. Остальные отнесла на компостную кучу. В одиннадцать часов начиналась её любимая передача по телевизору и несмотря на последние события тетя Галя не собиралась её пропускать.

Телевизор — совсем новый и большой — стоял в спальне. Сын подарил его в прошлом году, приятно разнообразив дачную жизнь, так как прежний показывал отвратительно.

Тетя Галя, устроившись на любимом кресле в коричневую клетку, привычно нажала кнопку на пульте, но ничего не произошло. Она нажала еще раз и еще, с каждым разом всё сильнее давя на неё пальцем, но экран так и оставался черным.

Щеки тети Гали стали пунцовыми от прилившей к ним крови. Ругаясь, как настоящий сапожник, она подошла поближе к телевизору, угрожающе направила на него пульт, и начала жать на все кнопки подряд. Эффекта не было никакого. Не ожил экран и после включения и выключения вилки из розетки и перезагрузки роутера.

Внезапно по нему прошла едва заметная рябь, которая становилась всё сильнее и сильнее, собирая и закручивая появившиеся синие и серые пиксели в подобие воронки. Тетя Галя, как завороженная, следила за происходящим, не в силах отвести взгляд.

— Нужно пойти и вырыть яму. Много ям. — Эта простая и понятная мысль так четко и громко прозвучала в её голове, что тетя Галя даже вздрогнула от неожиданности.

— Ямы нужно вырыть сейчас, СРОЧНО.

Тетя Галя положила пульт и пошла из дома, прихватив в сарае лопату. В глубине сознания трепыхались сомнения, но мысль продолжала звучать в голове, не оставляла никакого выбора и возможности поступить иначе.

14 августа, вторник, 03.50

Надя открыла глаза и долго не могла понять, где она находится и почему лежит на полу. За окном было по-прежнему темно, но крики и удары прекратились. Маша спала ближе к окну, ворочаясь и постанывая во сне, ей явно не снилось ничего хорошего.

Сейчас Наде показался глупым их ночной страх и решение ночевать в детской. Она осторожно поднялась и стараясь никого не разбудить, вышла в общую комнату, подошла к входной двери, остановилась и прислушалась. Вообще никаких звуков. Надя минуту помедлила, но всё же не решилась открыть дверь и ушла досыпать остаток ночи в свою комнату.

13 августа, понедельник, 6.27

Тетя Галя копала всю ночь. Вены на её руках вздулись от напряжения, суставы на пальцах опухли, ногти были ободраны до мяса. Но результат от проделанной работы окрылял. Большие и маленькие ямы — глубокие и не очень — занимали почти всю площадь участка. Между ними оставались лишь узкие дорожки, хаотично поворачивающие то в одну, то в другою сторону. От грядок и клумб не осталось и следа. Лишь одинокая недоспевшая тыква сиротливо выглядывала из-за угла сарая.

Тетя Галя не знала для чего нужны эти ямы, но не сомневалась, что разгадка этой задачи скоро сама возникнет у неё в голове. Главное, не останавливаться и продолжать работать. Предстояло еще накопать ям по периметру участка и сделать это необходимо как можно быстрее, иначе случится что-то плохое. Что-то очень плохое.

14 августа, вторник, 09.57

Надя проснулась оттого, что сильно болела голова, и солнце ярко светило ей в глаза. Это было непривычно, потому что обычно она вставала раньше и в это время уже занималась чем-то на участке или кормила сына, который, к слову, никогда не спал дольше восьми. Она потянулась к телефону, посмотреть время, и в недоумении сдвинула брови — почти десять часов.

— Наверное, Маша встала раньше, покормила детей и пошла с ними на улицу, чтобы дать мне поспать, — мысль сомнительная, но ничего другого Наде на ум не пришло.

Она сунула телефон в задний карман джинсов, которые так и не снимала всю ночь, и вышла из комнаты.

В доме никого не было. Ни в детской, с хаотично разбросанными по полу одеялами, ни в других комнатах. Занавеска от насекомых, приколотая у входной двери, трепетала на ветру. Сама дверь оказалось открытой нараспашку.

Надя почувствовала, как неприятный холодок, появившись на уровне поясницы, медленно пополз по позвоночнику вверх.

— Сережа-а! — она сбежала по ступенькам крыльца и оглянулась по сторонам, — Сережа, вы где? Маша-а! Где вы?

От волнения у Нади сбилось дыхание, она остановилась, попыталась взять себя в руки и успокоиться. Достала из кармана телефон, набрала Маше.

Где-то на участке тети Гали заиграла узнаваемая мелодия китайского смартфона.

13 августа, понедельник, 20.20

Гладкое и блестящее тело хищника менялось в сгущающихся сумерках. Казалось, оно вбирало в себя наступавшую темноту, концентрировало её, и делалось в разы чернее самого черного цвета. Лишь глаза, большие, желтые и беспощадные, не мигая смотрели из этой тьмы.

Ящерица. Огромная, жирная бездушная ящерица. — Именно так подумала тетя Галя, когда наконец-то смогла разглядеть его вблизи.

Он больше не прятался и ходил по участку, как у себя дома. Не боялся её. Хотя тетя Галя не была уверенна, что он вообще мог испытывать страх. Он или оно. Существо. Тварь. Рептилия, вылезшая из разума больного человека и теперь заставляющая её копать везде эти чертовы ямы. Вот бы взять и огреть его лопатой по голове.

Тетя Галя хихикнула.

— Я бы выбила всю дурь из тебя, жирная рожа. Твои наглые глазенки уже не смотрели бы на меня так оценивающе, как на кусок мяса не первой свежести, который предстоит съесть. Ты бы подавился мной, — все бормотала и бормотала себе под нос тетя Галя.

И снова хихикнула. Подавилась слюнями, закашлялась.

— Убирайся из моей головы, тварь, перестань копаться в моих мозгах, прекрати! — с перекошенным от отвращения лицом она сжала виски руками, впилась в кожу остатками ногтей.

Ящер перевел взгляд на тетю Галю, высунул изо рта раздвоенный язык и дважды попробовал им на вкус воздух. В это время солнце окончательно скрылось за горизонтом и наступила ночь.

14 августа, вторник, 10.12

Вооружившись кочергой, которая попалась ей под руку во дворе около мангала, Надя вышла за калитку и направилась к тете Гале. Машин телефон замолчал.

— Отвратительная мелодия, — сказала вслух Надя и тут же вздрогнула, испугавшись собственного голоса, слишком громкого в наступившей тишине.

Около калитки всё было перерыто, словно безумный крот вдруг решил сделать за ночь как можно больше нор.

Надя заглянула в одну из них. Её показалось, что в глубине она увидела что-то по консистенции напоминающее медузу: желеобразное и пульсирующее.

Она старательно обошла все ямки и просунула руку в щель между калиткой и забором. Надя не раз ходила к тете Гале в гости и отлично знала как у той что открывается. Калитка издала звук похожий на вздох и плавно открылась.

Участок соседки невозможно было узнать, так сильно он изменился. Осторожно ступая в места, где земля оставалась не разрытой, Надя достала телефон и снова набрала Маше. Звук раздался с другой стороны дома. Возле его фундамента земля везде была рыхлая, а обойти по-другому никак не получалось. Надя с непонятным для самой себя отвращением шла по мягкой почве, которая проседала под её тяжестью.

Перед глазами всплыла давно забытая картина из детства, когда в шесть лет она ходила с родителями за грибами в лес и, оступившись, сошла с тропы на местном болоте. Нога с хлюпающим звуком провалилась в жижу почти по колено, Надя запаниковала, начала кричать и дергаться. Папа вытащил её одним движением руки, успокоил и сказал, что в этом болоте утонуть нельзя. Но Надя ему не поверила. Сейчас ей казалось, что она идет по такому же болоту и любой шаг может закончиться тем, что нога резко уйдет под землю. К медузам. Или кто там сидит. И вытащить назад её уже не удастся.

Машин телефон валялся возле крыльца, в нескольких шагах от ступенек. Надя подняла его, бесцельно повертела в руках, убрала в карман и посмотрела наверх. Дверь была приоткрыта. Наверное, нужно было бы покричать, позвать тетю Галю, Машу или детей, но теперь Надя не могла выдавить из себя ни звука.

Слегка толкнув дверь ногой, она на мгновение замерла на пороге и решительно вошла внутрь. В доме чем-то пахло. Запах перепревшей травы смешивался с другим, кисло-сладким. Надя подумала о слонах в зоопарке. В их закрытом вольере, несмотря на царившую там чистоту, всегда стоял специфический запах. Здесь тоже обитало какое-то животное, Надя почти не сомневалась в этом. И оно было большое.

В глубине дома что-то упало с глухим звуком.

Время растянулось, словно жвачка, стало тягучим и почти осязаемым. Надя будто видела себя со стороны в замедленной съемке. Она всё еще была той маленькой девочкой, идущей по болоту и с трудом переставляющей ноги в густой и вонючей жиже.

Хлю-ю-юп. Надя дошла до большой комнаты и увидела то, что осталось от тети Гали. Кусок юбки, в которой та была во время их последней встречи, несколько клоков седых волос, ботинок с торчащей из него костью.

Волна тошноты захлестнула Надю и потащила дальше.

Еще один шаг. Хлю-ю-юп. Маша сидела на полу посередине маленькой комнаты и раскачивалась назад и вперед. Иногда амплитуда её движений становилась слишком большой и она с размаху стукалась лбом о пол. Раздавался глухой бам, Маша охала, чуть замедляла темп, но вскоре снова начинала ускоряться.

Надя схватила её за плечо, потрясла с силой, но подруга никак не реагировала. Запах усиливался.

— Сережа! Сережа! — Надя с отрешенным спокойствием отметила, что кричит. Её голос охрип и казался чужим и незнакомым.

И новый шаг по воображаемой жиже. Хлю-ю-юп. Нога поднялась и снова опустилась в нескончаемое болото. Еще одна комната, с открытым люком в подпол. Черная дыра, как вход в самую огромную нору, уходящую вглубь на целую бесконечность. Проход под домиком в кофейной гуще.

Надя аккуратно спустилась по ступенькам, встала на земляной пол и включила фонарик на телефоне. Так и есть, нора. Боковой ход под наклоном градусов в тридцать уходил вниз. Надя не была уверенна, что сможет потом подняться по нему назад. С телефоном в одной руке и кочергой в другой она опустилась на четвереньки и поползла по узкому свежевырытому лазу.

Он становился всё уже и уже, а запах всё сильнее. В конце Надя передвигалась, как неуклюжая гусеница, распластавшись по земле, отталкиваясь локтями и носками ботинок.

Боль в голове становилась нестерпимой. Она пульсировала в виски, давила на глаза, которые казалось еще немного и просто лопнут, как разбитые на сковороду яйца.

Внезапно пол под локтями стал осыпаться и Надя съехала на животе в подобие земляной пещеры, небольшой и совершенно темной. Воздух был настолько спертым, что закружилась голова и Надя не сразу смогла подняться. Телефон вылетел из руки и она на ощупь попыталась найти его, но наткнулась на детский сандалик. Пустой. Тут же рядом нащупала наконец и телефон, судорожно подняла его и осветила пещеру.

Дети сидели прямо перед ней, на расстоянии вытянутой руки. Они испугано жались друг к другу и подслеповато щурились на свет.

— Это я, — прошептала она чуть слышно, — сейчас мы выберемся отсюда.

— Мамочка он здесь. — Казалось всё лицо Сережи заняли одни глаза, огромные и круглые, как плошки. — Скоро ты услышишь его мысли.

Надя посветила туда, куда смотрел сын. Огромная рептилия, напоминающая варана с матовой черной чешуей, неподвижно лежала, вытянувшись всем телом. Глаза твари были открыты, но затянуты белыми пленками, напоминающими те, которые бывают у кошек, когда они спят. Живот ящера неестественно набух и стал похож на надутый шар. Хищник был сыт и отдыхал, переваривая пищу. Рядом лежала большая кладка тех самых медуз. Только сейчас Надя догадалась, что это яйца.

Она приложила к губам палец, показывая детям, что надо молчать, сгребла их в охапку и потащила к проходу, через который сюда провалилась. Кое-как запихнув мальчишек в нору, Надя влезла следом и все троя медленно поползли наверх.

Во время подъема время окончательно остановилась. Они двигались уже очень долго, но лаз всё никак не заканчивался. В какой-то момент Надя испугалась, что вдруг здесь не одна нора, а множество различных переплетающихся ходов, целый лабиринт, и они так и умрут в нём, не найдя выход наружу. От этой мысли у неё снова закружилась голова, а боль стала совсем уже нестерпимой.

— Он проснулся, мамочка. Он зовет нас, ты слышишь? — тоненький голосок Сережи долетал до нее словно из-под воды.

— Нет, я ничего не слышу. Ползите! — она с силой подтолкнула кряхтящего впереди Ваню, — не останавливайтесь!

Прошло еще несколько минут, показавшихся Надя бесконечными, и они выбрались в подпол.

— Мамочка, он сердится! Он близко! — визг Сережи заполнил всё пространство вокруг.

Надя никак не могла понять, почему здесь так темно и только посветив телефоном увидела, что люк сверху закрыт.

— Маша! Как я могла о ней забыть!

Надя одним прыжком оказалась на лестнице и попыталась поднять люк. На их счастье, Маша не додумалась поставить ничего сверху и с трудом, но Наде всё же удалось его слегка приподнять и с помощью кочерги сдвинуть в бок.

Дети истошно закричали. Из норы показалась отвратительная голова ящера. Он попытался вылезти, но огромный живот никак не пролезал через зауженный вход. Хищник то открывал, то закрывал рот, водя языком совсем близко от визжащих детей.

— Убирайся! Прочь! Мерзкая! Рептилия! — не помня себя от ярости, Надя спрыгнула на дно подвала и начала наносить по голове хищника один за другим удары кочергой.

Тот издал звук, наполненный удивлением и болью, и отпрянул назад, в нору.

Надя выпихнула из подпола вначале Ваню, потом Сережу и вылезла за ними следом. Сдвинула люк обратно, опрокинув на него стоящий у стены шкаф. Схватила детей за руки и побежала прочь с участка тети Гали.

— Мама, где моя мама! — казалось, Ваня только сейчас вспомнил о матери.

Маши нигде не было видно, и Надя была этому даже рада, неизвестно, что теперь можно было ожидать от подруги.

Лишь только оказавшись около машины Надя почувствовала себя в относительной безопасности. "Шкода" завелась сразу. Выехав за ворота, Надя прибавила газу и старалась не смотреть никуда кроме дороги. Ваня, как щеночек, тихонько поскуливал на заднем сидении. Сережа сидел молча, крепко сцепив руки в замок, и смотрел в окно, на проносящиеся мимо деревья и дома.

Уже за деревней на дорогу внезапно выбежала черная кошка. Надя резко дернула рулем в сторону и выжала газ до упора. Машину занесло и она боком выехала на встречную полосу. Едущая навстречу ярко-красная "лада" успела остановиться в метре от них.

Кошка ошалело посмотрела по сторонам и побежала назад, откуда выскочила.

— Все целы? — Надя не сразу смогла разжать пальцы, мертвой хваткой вцепившиеся в руль.

Обессилившие дети лишь молча закивали в ответ.

"Шкода" медленно вырулила на свою полосу и поползла в сторону города. Сзади большая черная туча затянула горизонт. Собиралась гроза.

14 августа, вторник, 17.45

Маша с трудом волочила ноги, то и дело останавливаясь, чтобы передохнуть. Она насквозь промокла, но совсем не замечала этого. Ей нужно было успеть до утра выкопать еще много ям, а времени оставалось всё меньше.

Участок, который она выбрала, выглядел идеальным: заросший и заброшенный, на нём явно уже давно никто не появлялся. Стоящие рядом соседские дома дополняли унылую картину, смотря на дождь потухшими темными окнами.

— Теперь то нам никто не помешает! — Маша растянула губы в безумное подобие улыбки. И тут же с сожалением добавила. — Никто не думал, Наденька, что пластина в твоей голове не даст услышать зов. А теперь мне приходиться всё начинать сначала. Одной. Из-за тебя.

Откидывая лопатой комья земли, Маша принялась за работу.

Из-под ступенек покосившегося сарая за ней внимательно наблюдали два больших желтых глаза. 

Другие работы:
+2
17:01
340
21:08 (отредактировано)
Обычно хорроры и мистику стараюсь обходить стороной, но этот рассказ на удивление понравился! Прочла на одном дыхании.
Единственное, в конце не поняла, была ли Маша изначально заодно с чудовищем, или же оно в конце говорило через неё. Но, наверное, некоторая недосказанность здесь даже в тему.

Большое спасибо автору! thumbsup
15:36
Благодарю за столь лестный отзыв, я очень рада, что вам понравился рассказ :)
Загрузка...
Илона Левина

Достойные внимания