Сергей Милушкин

Доблесть

Автор:
Николай Соловьев и Алексей Макатерчик
Доблесть
Работа №188
  • Опубликовано на Яндекс.Дзен

Голова наездника медленно опускалась под тяжестью усталости от долгого пути. Ударившись подбородком о собственную грудь, рыцарь встрепенулся, в первую секунду выискивая глазами того, кто посмел потревожить его сон. Проморгавшись, он устремил взор к еле прослеживающемуся за деревьями горизонту и в укор самому себе прикусил губу.

- Ты знал, что идешь на отчаянный поступок, отправляясь к болотам без отдыха, - вслух напомнил сам себе рыцарь в поисках мотивации двигаться дальше.

Молодой рыцарь уже третий день находился в седле. Он двигался на юг, в маленькое государство, большая часть земли которого была покрыта болотами. Путь его пролегал по старой размытой дороге через редеющий лес. Рыцарь предположил, что когда-то здесь вовсю велась вырубка, но была давно заброшена. Вероятно из-за опасности близлежащих болот. Раздумья прервала кобыла. Начав увязать в грязи, она громко заржала, после чего резко рванула вперед.

- Тише, тише, - притормозил ее рыцарь, натянув вожжи. – Осталось недолго, родная. Лир следит за каждым нашим шагом и дивится нашей смелости. Мы не отступим.

Внезапно наездник притормозил коня и замер. Слух явно его не подводил. Он слышал плач. Не медля ни секунды, всадник развернул лошадь и поскакал на звуки, к коим добавились угрожающие водные всплески. Сперва он увидел перепуганного мальчика, забирающегося на дерево, а через миг показался и источник угрозы. Метрах в тридцати от мальчишки, на просеку выскочил крупный зверь с разведенными в стороны лапами, от которых к телу тянулись перепонки.

- Да будут храбры поступки мои, - стал нашептывать рыцарь, выцеливая чудище. - Да не отступлю я пред тем, кто зла желает. Да удостой быть орудием мира Твоего. Я принимаю твой Дар!

Белый плащ, которым был укутан рыцарь, распахнулся, а под ним стал появляться доспех не из металла, но из его веры. По центру груди вспыхнул белый огонек, из которого будто мотыльки стали разлетаться крохотные чешуйки. Они плотно сплелись друг с другом, закрыв торс, спину и руки. Ощутив тепло, идущее от доспеха, всадник умиротворенно вздохнул, выхватив саблю из ножен.

Чудище только и успело заметить надвигающегося на него рыцаря, как тот ловко спрыгнул с лошади и со всего размаха резанул наискось от шеи до противоположного бедра. Существо издало звук, похожий на волчий вой и трусливо бросилось в сторону болот. Рыцарь разочарованно свистнул твари в след. Он надеялся на славную битву.

Только бестия и не думала убегать. Отступив шагов на двадцать, она остановилась, стала с любопытством осматривать рыцаря. Быстро решив, что человек не настолько опасен, она перешла в наступление. Бестия, внешним видом походившая на небольшого медведя с вытянутой, будто лошадиной головой, в беге пригнулась, согнулась в коленях и резко прыгнула. Расстояние до рыцаря было приличным, но перепонки помогли не допрыгнуть, а долететь до цели. Рыцарь сделал выпад в сторону, перевел центр тяжести на заднюю ногу и обратно, уколол саблей между ребер. Кровь брызнула ему в глаза, словно он проколол пузырь, на мгновение ослепив. Чудище, упавшее возле него, махнуло лапой и сбило с ног. Рыцарь только поднялся на колено, как размашистый удар пришелся прямо в грудь, и был настолько сильным, что рыцарь отлетел на несколько шагов, завалился за поваленное дерево. Бестия торжествующе оскалилась. Где-то вдали заржала лошадь. Когти на массивных лапах впились в поваленное дерево, единственный рубеж, отделявший зверя от его добычи. Чешуйчатая кольчуга смягчила последний удар, защитила от острых когтей. Это спасло молодого парня от мгновенной смерти, но не от травм. Дышать было трудно, шевелиться – еще труднее. Могло быть сломано несколько ребер. С такими ранами рыцарь никак не мог встать на ноги, но поднялся. Превозмогая боль, он лишь крепче сжал в руках все еще острую саблю. Бестия не стала больше ждать. Быстрый прыжок вперед, еще более быстрый взмах сабли. Несмотря на раны, с грацией дикой кошки молодой рыцарь уклонился от атаки, тут же ударив в ответ. Воздух со свитом рассекся, когда он закружился на одной ноге, уходя от прямой атаки чудовища. Когда медведеподобный рухнул на дерево под собственным весом, он яростно замахал в сторону врага, но рыцарь оттолкнулся ногой от соседнего дерева и резким взмахом отсек ему лапу. Недолго мешкая, мужчина воспользовался агонией бестии и в прыжке рубанул её по шее, оставив глубокую рану. Тварь взвыла и, испустив дух, распласталась в грязи. Рыцарь быстрым взглядом убедился, что враг более не опасен, после чего быстро обернулся на внезапно повторившийся вой. Еще две твари в несколько раз крупнее поверженного собрата кружили рядом, не решаясь нападать в лоб. Рыцарь устало улыбнулся, заметив, как через угольно-черные тучи начинают пробиваться первые лучи, знаменующие конец страшной ночи. Угрожающе взмахнув саблей, он встал вполоборота к ближайшему монстру и, как ни в чем не бывало, начал вслух зачитывать молитву приветствия нового дня. Будто бы он находился в своей келье, а не посреди боя насмерть. Легкий ветерок развевал его белый плащ, окроплённый кровью врагов. Его взгляд пылал решимостью опытных воинов и источал мудрость церковных старейшин, хоть лет ему было не многим больше двадцати. Выждать, уклонение, удар, потом снова и снова. В глазах мальчишки, забравшегося на ветку и наблюдавшего за боем оттуда, рыцарь уже не казался простым человеком. Теперь мальчик видел ангела, будто бы пришедшего с церковной фрески. Того, кто непременно защитит жизни простых людей. Убережет от тьмы и чудовищ.

С падением последней бестии окончательно рассвело. Рыцарь последний раз замахнулся и погрузил лезвие в шею чудища. Предсмертный хрип твари услаждал его слух, подобно праздничному хору. Окинув окрестности бдительным взором, он убедился, что опасность миновала. Чешуйчатая кольчуга тут же осыпалась с его тела, как осыпается листва с деревьев. Убрав саблю, он победоносно уселся на туше поверженного монстра.

- Пока здесь безопасно, малец! Можешь спускаться! – крикнул он, оценивая полученные травмы.

Мальчик, впечатленный увиденным боем, ловко спустился с дерева, но подходил к своему спасителю медленно, с опаской.

- Ты здорово дерёшься, дядя. Ты солдат?

- Не совсем, - улыбнулся рыцарь. – Меня зовут Пьер. Я страж церкви Лира.

- А, так значит, это тебя старик Роберт ждет?! – оживился мальчик.

- Думаю, так и есть, - кивнул Пьер. – Деревня ваша недалеко? Не проводишь меня?

- Конечно, раз уж вас ждет старик, - мальчик отважился подойти поближе, но все еще явно был на стороже.

- Меня можешь не бояться, – Пьер, широко улыбаясь, показал ему на безымянном пальце кольцо с печатью в виде глаза. - Это символ нашего ордена. Чтоб получить его, войны дают множество клятв. И в том числе никогда не поднимать руки на невинных.

- Я и не боюсь, - насупился мальчик. Как видно, он ничего не слышал об ордене. Пьер же привык, что люди, лишь завидев кольцо на его руке, проникались к нему доверием и уважением. Так было в тех местах, где церковь Лира была главенствующей религией. В глуши соседнего государства было совсем по-другому.

- Просто папка велел не доверять незнакомцам, - продолжил мальчик. – Особенно, если у них оружие.

- Даже если этот незнакомец спасает тебе жизнь? – лукаво улыбнулся Пьер. – Впрочем, слушайся отца. Это и впрямь дельный совет. Зовут то тебя как?

- Индра, - с неохотой произнёс мальчик, приглаживая непослушные каштановые волосы.

- Ну что ж, мой юный друг, - Пьер неспешно встал на ноги. Он старался не делать резких движений, чтоб не усугубить травму. – Веди меня к старику Роберту.

Мальчик кивнул и пошел вперед. Пьер же снова осмотрелся, несколько раз свистнул, пытаясь найти свою лошадь. К счастью, искать не пришлось. Бурая кобыла сама вышла путникам на встречу из ближайших зарослей.

- А вот и ты, Искра! - обрадовался Пьер. – Что, на этот раз даже не сбежала далеко? – он дружески взлохматил ее гриву, погладил по макушке. - Ты тоже можешь погладить. Не бойся, - улыбнулся рыцарь, увидев интерес в глазах мальчика. – Искра смирная.

- А я и не боюсь, - вновь нахмурился Индра, но все же легонько коснулся мощной шеи животного. Кобыла приветливо заржала.

- Видишь, она добрая, - Пьер осторожно забрался в седло. – Может и тебя прокатить, если захочешь.

- Спасибо, я лучше пойду рядом, - замялся Индра. – Я совсем не устал.

- Как хочешь, - кивнул Пьер, достав из походной сумки бурдюк с вином. Немного отпил, чтоб приглушить боль. - Чудной она зверь. Когда я в седле, готова тараном на роту пикинеров скакать. Ничего не боится. А стоит мне только спешиться, так сразу становится трусливее зайца, - засмеялся Пьер. Рыцарь пытался выглядеть непринужденно, однако был готов ухватиться за саблю при первой же опасности. Просека быстро закончилась, начался заболоченный лес.

- К слову, а что ты забыл так далеко от деревни? – поинтересовался Пьер. – Уж тебе ли не знать, что болота опасны.

- Я ходил к черному камню. Помолиться Хозяину, - все так же неохотно ответил Индра. – Папка делает так каждое новолуние. Но в этот раз у него не получилось. Много дел дома.

- Хозяину? – удивился Пьер.

- Хозяин болот - добрый. Он оберегал нашу деревню с самого ее создания, - с гордостью сказал Индра. – Ты сможешь увидеть его руки, когда мы доберемся до деревни. Руки эти тянутся по всему болоту. Ими он хватает водяных, душит их, что б те не нападали на нас.

- Хм. Но если у вас есть свой покровитель, зачем понадобился страж?

- Ну… В последнее время Хозяин перестал защищать нас. Папка говорит, что мы его чем-то прогневали. Старик Роберт говорит, что с ним что-то сталось нехорошее. Может, захворал. Наверное, для этого тебя и позвали. Чтоб помог нам узнать, что стало с Хозяином.

- Обычно члены ордена не помогают другим культам, - нахмурился Пьер.

- Но ты же сказал, что вы защищаете невинных, – удивился Индра. – Может, мы в чем-то провинились перед Хозяином. Но перед тобой мы же ни в чем не виноваты? А значит, мы невинны.

- Все немного сложнее, - возразил Пьер. – Вину или невиновность определяю не я, а Лир. А он благословляет только тех, кто следует истинному пути.

- Вот-вот. Папка так же говорил про Хозяина, - улыбнулся Индра. – Значит, получается, ты тоже поклоняешься своему Хозяину? Лиру?

- Пожалуйста, не сравнивай Лира с… - Пьер осекся. Он рассудил, что было бы неправильно критиковать веру мальчика, пока он подробно не разберется в ее сути. – Впрочем, неважно. Не расскажешь ли мне о Хозяине, пока мы в пути?

- С радостью, - Индра, наконец, отбросил настороженность и доверился своему спутнику. – Папка говорит, что просвещать и наставлять незнающих и невежд – есть высочайшее благо. Надо каждому дать шанс открыть душу Хозяину.

- Хе, обычно так говорю я. И почти такими же словами, - улыбнулся Пьер. – Твой отец и вправду мудрый человек.

***

Дорога до деревни лишь казалась долгой из-за накатившейся усталости Пьера. Кобыла двигалась по узкой тропе вперед мальчика, словно знала дорогу. Когда впереди стала виднеться каменная стена, Искра заржала и стала поднимать копытом землю.

- Тише, тише, - Пьер провел рукой по гриве и всмотрелся вперед. – А это что?

У подножия стены тянулось то, что рыцарь сначала принял за поваленное бревно. Присмотревшись, он понял, что видит перед собой вырост чего-то живого.

- Это рука Хозяина, - закивал мальчик и без капли страха перешагнул через серо-коричневое щупальце. – Его руки охватывают деревню со всех сторон и не дают водяным попасть внутрь.

- По-онятно, - протянул рыцарь и, спрыгнув с лошади, провел ее за собой через живую конечность. Путнику было над чем подумать, когда перед ним открывались ворота. Стоило лишь двоим миновать арку, как их тут же встретила небольшая делегация. Невысокий старик с крючковатым носом и быстрыми янтарными глазами вышел вперед.

- О, господин страж! Как же мы вас ждали! – он низко поклонился. -- Добро пожаловать в нашу скромную обитель.

- Вы что, целый день меня ждали у ворот? – усмехнулся рыцарь. – А если бы я приехал завтра. Откуда вы…

Старик не обратил внимания на слова и хотел было продолжить явно заготовленную заранее речь, но тут его быстрый взгляд упал на мальчика. - Вижу, вы уже познакомились с Индрой. Надеюсь, он не утомил вас?

- Глупости, - дружественно улыбнулся Пьер, медленно спустившись с коня. – Мальчик смышлен не по годам. Если б не он, я бы еще долго блуждал по болотам.

- Отец уже обыскался тебя, Индра, - довольно резко произнес старик. – Прошу, оставь нашего гостя.

Мальчик кивнул и покорно скрылся за ближайшей хатой.

- Меня зовут Роберт, - теперь старик сосредоточил все внимание на рыцаре. Он быстро подошел почти вплотную и еще раз поклонился. Пьер же покачал головой и протянул ему руку, чем показал, что видит в собеседнике себе ровню. Старик явно был доволен таким ходом событий. Он выпрямился и ответил рукопожатием. Несмотря на преклонный возраст, рука Роберта была крепка: хватка цепкая, будто у ястреба.

- Ни дать, ни взять истинный страж! - улыбнулся старик, притворившись, будто это Пьер слишком сильно сжал его руку, а не наоборот. – Ну что ж, идемте в мою хату. Вы наверняка устали с дороги. Вам бы поесть и отдохнуть.

- Благодарю за столь чудесный прием, - кивнул Пьер, наблюдая, как местные жители начали суетиться и собираться вокруг, – Мне бы лекаря в первую очередь. По дороге сюда я столкнулся с несколькими тварями…

- Ох, ох, ох! Чертовы водяные! Чтоб они сдохли! – запричитал Роберт, но быстро вернул учтивый тон. – Надеюсь, раны не серьёзные?

- Жить буду, - поспешил успокоить Пьер. – Просто хочу убедиться, что кости целы.

- Конечно, наш лучший лекарь к вашим услугам! – уверил Роберт. - Он конечно… не слишком радушный человек, но в беде еще никому не отказывал. Я сам за ним схожу. Потом порадую вас чудной настойкой на ягодах. Хм, может еще баньку? Не прикажите ли истопить?

Пьер косо поглядел на старейшину и отдал поводья в руки конюха.

- Ой, да что это я, - опомнился старик. - Сперва лекарь! Идите за мной.

Пьер видел, как жители выглядывали из окон захудалых домов, дети выбегали на улицу, тыкали пальцем и смеялись, о чем-то перешептываясь друг с другом. Роберт вел его по узким улочкам, выложенным деревянными настилами, между которых по выкопанным желобам текли ручьи. Местность была настолько заболоченной, что вода поднималась даже посреди поселка. Роберт остановился возле неприметной хаты, завел Пьера внутрь, предложил присесть и исчез.

Рыцарь расположился на длинной скамье у небольшой печки. Она все еще была теплой, так что Пьер с наслаждением придвинулся к ней вплотную. За время путешествия его башмаки подмокли, как и одежда. Рыцарю оставалось только дивиться, как люди переносят постоянную сырость, тянущуюся от болот. Размышляя о судьбе местных жителей, Пьер несколько раз чихнул и невольно высвободил склизкое содержимое носа прямо на пол. Слегка смутившись своей оплошности, хоть и никто посторонний не видел, он поспешил затереть слизь носовым платком.

Вскоре Роберт вновь вернулся в избу. Следом за ним вошел грузный бородатый мужчина с повязкой на правом глазу. Ростом он был почти вдвое выше Роберта. Одежда была сшита из звериных шкур, на голове красовался череп водяного. В руках мужчина держал массивный посох, с навершия которого свисали несколько лент с нанизанными глазами. От незнакомца воняло болотами куда сильнее, чем от остальных жителей. От одного его присутствия Пьеру стало не по себе. Он даже неосознанно потянулся к сабле.

- Это Яр, наш целитель, - поспешил пояснить Роберт.

- А это, стало быть, досточтимый рыцарь, - грозным басом произнес бородач, оценивая взглядом Пьера. – Белый плащ – плохой выбор для наших мест. Трудно будет отстирать грязь. А вы здесь даже без слуг. Управитесь ли?

- Справлюсь, - улыбнулся Пьер. – Могу так же помочь и с вашей одеждой. А то она, наверное, еще ни разу не стиралась.

- Ого, да вы шутник, ваше высоко-святейшество, - улыбка Яра больше походила на оскал, особенно ввиду отсутствия передних зубов. – Или как там вас принято называть?

- Яр! Прошу тебя, - прошипел стоящий рядом Роберт, ткнув целителя кулаком в бок. – Прояви хоть немного гостеприимства и благодарности. Этот человек твоего сына спас.

- И прибыл сюда насаждать свою веру, - прогремел Яр, надменно прищурившись. – Хозяин может еще больше разозлиться.

- С Хозяином разберемся потом! – не сдерживая гнев, Роберт еще раз ткнул целителя. – Перед тобой путник. Раненый. А еще спасший твоего сына. Хозяин велит таким помогать. Или я что-то путаю?

Пьер хотел было вмешаться, но сдержал свое закипающее недовольство. Он все еще не до конца понимал, как устроена здешняя община и рассудил: ссора с любым из деревенских не в его интересах.

- Что ж, показывай свои раны, - сухо кинул Яр, указывая на кушетку в углу.

Пьер устало скинул пятнистый от грязи плащ, самостоятельно стянул потную рубаху. Яр стоял и молча смотрел на сдерживающего боль рыцаря, обратил внимание на изрезанную спину и руки. Не все из ран на его теле были получены в бою. Некоторые из них явно были сделаны не мечами или когтями чудовищ, а хлыстом.

Яр подошел, отметил, что свежих ссадин на теле крайне мало, надавил в районе ребер, фыркнул и развернулся.

- Неудачно приземлились на спину, и всего-то, - Яр основанием посоха открыл дверцу шкафа, достал с верхней полки склянку с растертыми травами и жиром, поставил на кушетку. – Натирать там, где болит, каждые пару часов. У меня всё.

Пьер скептично посмотрел сначала на банку, затем на более не обращающего на него внимания лекаря, схватил в охапку снятую одежду и удалился.

- Ох, вы же лекарство забыли! – спохватился старик и, схватив банку, юрко помчался догонять рыцаря. – Вы не обращайте внимание на него. Надеюсь, не передумаете помогать из-за одного простофили. Позвольте, я провожу вас туда, где можно будет отведать местной стряпни и отпочевать до утра. Там же вам помогут с одеждой.

На сей раз Роберт отвел гостя в куда более просторные хоромы. У самой двери Пьер сразу почувствовал тепло и аромат вкусной похлебки. Живот тут же заурчал от нетерпения. Пьер постарался скрыть звуки кашлем, что вызвало лишь усмешку у Роберта.

Старик провел рыцаря в просторный зал, нелепо украшенный картинами сомнительного качества некоего местного художника. Некоторые из картин почему-то показались Пьеру знакомыми. Посреди зала был накрыт стол, вокруг которого суетилась рослая девица с венком на голове. Увидев рыцаря, она почтительно поклонилась и поспешила пригласить гостя отобедать.

- Ни в чем себе не отказывайте, - приглашал старик. - Фиона! Обслужи почтенного стража.

Рыцарь испытующе посмотрел на Роберта со сведенными бровями, но вслух ничего не произнес и направился к столу.

- Простите за этот скромный стол, - покачал головой Роберт. – С провизией у нас туговато. Особенно после того, как водяные разбушевались.

- Пустяки, - улыбнулся Пьер. – Когда я был послушником, то только мечтать мог хоть о четверти такого стола. Помогите мне с рубахой.

Девушка аккуратно повесила плащ на спинку стула и расправила рубаху так, чтоб рыцарь смог просунуть руки в рукава.

- Благодарю, - учтиво кинул Пьер и отломал ломоть хлеба, не обращая внимания на женщину. Тем временем она поспешила наполнить его чашу ароматной настойкой, после чего плавно обошла рыцаря, остановилась позади и положила руки ему на плечи. Роберт с ехидной улыбкой быстрым шагом покинул зал. Пьер смущенно одернулся, но продолжил есть. Пока он окунал ломоть в похлебку, чувствовал, как женская рука соскальзывает вдоль его торса вниз.

- Так, стоп!

Фиона отстранила ладонь и испуганно прикрыла ей губы: - Что-то не так, господин?

- Какой я вам господин, - устало отмахнулся Пьер и развернулся вполоборота к женщине. – Я ведь такой же человек, как и вы. Не стоит так выслуживаться передо мной.

- Ой, простите, - растерянно пробормотала девушка. – Я просто еще совсем не опытна. Не знаю, как это делается правильно. Простите! - её личико окрасилось стыдливым румянцем, но меж тем она ловко распустила шнуровку на своем платье. Явно пересиливая страх и смущение, она потянула ткань вниз, но Пьер остановил её, позволив обнажиться лишь до пояса.

- Не стоит, - нежно, но настойчиво произнес он. – Девушке не стоит так легкомысленно отдавать себя первому встречному.

- Я вам не нравлюсь? – голос девушки дрожал. Казалось, она готова была зарыдать.

- Ты очень красивая, - кивнул Пьер, стараясь не смотреть на так манившую его грудь. – Но сейчас я не имею никакого права воспользоваться твоим даром. По крайней мере, до момента, пока не избавлю деревню от напасти.

- Вы такой храбрый. Спасибо! – с облегчением вздохнула Фиона, позволив Пьеру самому поднять платье. – Пожалуйста, не говорите дяде Роберту, что я показала себя такой неумехой.

- Так это его идея? – нахмурился Пьер. – Он вынудил тебя?!

- Ой, нет, что вы! – поспешила уточнить Фиона. – Просто мне уже пора узнать мужскую ласку. Вот дядя и предложил вас. Я согласилась.

- Согласилась лечь с первым встречным? – укоризненно взглянул на нее Пьер. – Ты же меня совсем не знаешь.

- Зато местных знаю, - девушка опустила глаза. – Дядя сказал, что это мой шанс покинуть деревню. Что вы увезете меня, если я вам понравлюсь.

- Если хочешь, я увезу тебя и так. Для этого не обязательно спать со мной, - Пьер осторожно взял её за руку. – Лир учит нас помогать всякому в нужде. Не требуя награды.

Девушку явно тронули его слова, хоть в глазах и было заметно некое недоверие. Меж тем она согласилась отобедать в его компании. Девушка с удовольствием слушала рассказы рыцаря о дальних странах и церкви Лира, а вот о своей деревне рассказывала совсем неохотно. В итоге Пьер оставил попытки выведать что-нибудь новое о местных людях, их нравах и просто наслаждался приятной компанией. К концу обеда он вновь пообещал Фионе, что заберет ее с болот, но посоветовал не торопиться с решением. Все же мир за пределами болот таил не меньше опасностей, а жизнь там кажется легкой лишь на первый взгляд.

Подкрепившись и немного отдохнув, Пьер решил прогуляться по деревне. Местные жители относились к нему с умеренной осторожностью. Они могли непринужденно беседовать на отстраненные темы: о дождливой погоде, об опасных лесах, но как только речь заходила о таинственном Хозяине, разговоры всегда обрывались. Пьер видел, что они побаиваются своего Бога. Либо же боятся Роберта, потому что сразу указывали, что только с ним можно говорить о таких вещах. Искать льстивого старика Пьеру пока не хотелось, поэтому он пошел проведать свою кобылу.

- А вот и я, старушка, - произнес он, заглянув в стойла у крепостной стены. – Соскучилась?

Кобыла приветственно заржала.

- М-да, - вздохнул Пьер, осматривая узенький загон и треснутое корытце с водой. – Меня встречают почти как короля, а вот для тебя гостеприимства не хватило. Надо будет поговорить с Робертом.

Искра раздраженно фыркнула, помотала головой.

- Знаю, мне он тоже не очень понравился, - кивнул Пьер. – У нас про таких говорят: пыль в глаза пускает. Однако стоит отдать должное. Своих людей держит в ежовых рукавицах. Как думаешь? Насколько местные привязаны к Хозяину и насколько готовы признать Лира?

Искра глухо фыркнула, несколько раз нетерпеливо ударила копытом о стенку стойла.

- Больше оптимизма, - улыбнулся Пьер. – Я уверен, нас тут ждет немало сюрпризов.

- О! Так ты тоже с животными разговариваешь? Как мой папка, - раздался позади знакомый голосок. – А дядька Роберт говорит, что это чудно.

- И снова здравствуй, Индра, - Пьер обернулся и дружески улыбнулся мальчику. - Со стороны это и впрямь кажется чудным, ведь лошади никогда тебе не ответят. А вот выслушают всё.

- Тебя дядя Роберт искал, - поспешил озвучить мальчик, после чего шёпотом добавил. - Не говори с нашими про Хозяина. Они боятся его. Боятся тебя. Злятся.

- Злятся? – удивился Пьер.

- Не понимают, почему Хозяин не защищает от водяных, как раньше. Поговаривают, что это из-за тебя. Папка так говорит.

- Возможно, я бы смог помочь. С Хозяином вашим, - Пьер так же перешел на шепот. – Но мне надо хотя бы понять, что он такое.

- Он Бог, - удивился Индра. – Что тут понимать?

***

Роберт ждал рыцаря на крыльце своего дома, раскуривая трубку и о чем-то размышляя. Его оценивающий взгляд блуждал по округе, кратко останавливаясь то на людях в их простой повседневной одежде, то бревенчатых избах, навевающих тоску своей простейшей архитектурой.

Внезапно обзор загородила плечистая фигура Яра.

- Поговорить хочу. Не занят? – казалось, будто свисавшие с посоха глаза неотрывно смотрели на Роберта.

- Говори, - устало пожал плечами старик. – Только скорее. Мне многое надо обсудить с нашим гостем.

- О нем и разговор, - нахмурился Яр. – Я знаю, это ты пригласил рыцаря в деревню. Зачем?

- Чтоб спасти твоего непутевого сына, очевидно же, - улыбнулся старик, прикрыв глаза. Он не желал сейчас выслушивать недовольство целителя, но послать его ко всем чертям тоже не мог. - К тому же не вижу нужды отчитываться перед тобой, дружище Яр. Ты же не отчитываешься в своих делах. Время идет. Хозяин молчит и ни черта не защищает нас. Вот я и решил искать другого возможного покровителя.

- И тебя совсем не заботит гнев Хозяина?! – возмутился Яр.

- А он гневается?! – хмыкнул Роберт, глубоко вдохнув приятный дымок из трубки. – Хозяин молчит – это все что мне известно. Молчать он может сколь угодно. И что ты предлагаешь нам делать? Ждать, пока водяные не осмелеют и не полезут в деревню?

- Я пытаюсь поговорить с ним. Ты же знаешь! – Яр хотел было вспылить, но вовремя остановил себя. Он понимал: старик ведь тоже прав. Долго сидеть в неведении нельзя. – Я понимаю, что ты о деревне заботишься. Как и я. Но прошу, не руби с плеча. Дай мне еще немного времени. Скоро Хозяин заговорит. Я чувствую это.

- Мы знаем друг друга не первый год, - после недолгого молчания кивнул Роберт. – Ты никогда не подводил людей, и они тебя уважают. Я тоже тебя уважаю, Яр. За рыцаря не бойся. Он мне нужен лишь как возможный посредник в торговых делах.

- Хм, опять эта твоя торговля, - Яр нервно почесал бороду. – Столько лет наши отцы жили сами по себе. В отрыве от внешнего мира. Они гордились своей свободой.

- Ага, гордились! – теперь уже Роберт чуть не сорвался на крик. – И каждую зиму голодали. Умирали от холода в землянках. Да если б не мои попытки выторговать у соседей хоть немного сала и зерна, деревня давно бы вымерла!

- Еда и припасы - это хорошо, - согласился Яр, но тут же напряженно прищурился. – Но ты ведь не только ими интересуешься. Ты начал копить золото.

- Для торговли оно иногда нужно, представляешь? Что плохого, если я откладываю излишки про запас?

- Хозяин предупреждал: бойтесь желтого металла и той власти, что имеет он над душами, - с поучительной интонацией, как на проповеди, произнес Яр.

- Я очень боюсь желтого металла, боюсь! Поэтому и стараюсь его спрятать понадежнее, - Роберт притворился, что шутит, хотя голос звучал как провокация. – Яр, не переживай. Я знаю, что делаю.

- Надеюсь, - угрюмо просипел целитель и поспешил покинуть улицу, завидев вдалеке ненавистного рыцаря.

Увидев Пьера, старик оживился и радушно поприветствовал.

- Ну и как вам наша деревня? – заулыбался Роберт, встретив Пьера на крыльце своего дома. На сей раз его улыбка не казалась такой дружелюбной. Было в ней нечто хищное, опасное.

- Очаровательное место. Только никак не могу привыкнуть к вашим дорогам, - пробормотал Пьер, хлюпая вновь промокшими башмаками.

- А, - отмахнулся старик, отступая в сторону от двери. – Деревня еще успеет преобразиться. Прошу вас.

Роберт снова отвел рыцаря к столу. На сей раз вместо еды на нем стояло несколько глиняных горшков.

- Что ж, - почтительно начал Пьер. – В прошении, отправленном в орден, говорилось, что вас беспокоят болотные твари. Те самые водяные?

- Они всегда нас беспокоили, - старик откинулся в приготовленном для него кресле и прикрыл глаза. – Но в последнее время стало совсем тяжело. Мужики видят в нападениях божью кару, спасибо нашему целителю. Давно бы его изгнал, да народ еще больше обозлится.

- Хм, да, я слышал, что Хозяин вами не доволен, - задумался Пьер. – Но пока я так и не понял, что это за существо такое.

- Какая-то тварь, живущая в центре болот. Огромная, страшнющая, но до недавнего времени полезная, - Роберт иронично ухмыльнулся. – Как оказалось, она обожает жрать водяных. Они для нее что-то вроде лакомства. А люди ему пришлись не по вкусу. Так что нас оно не трогало. Как оказалось, этого вполне достаточно для зарождения местной религии.

- Хм, надо же, - задумался Пьер, подперев подбородок. – Впервые слышу, чтоб чудища помогали людям.

- Я же говорю, нам повезло. Чудище то постепенно обрастало почитателями. Мой отец, отстраивая деревню, не мешал рождению веры. Я тоже поначалу не видел в ней ничего плохого. Людям приятно знать, что их оберегает некая сила. Однако в последнее время тварь перестала убивать водяных. Уж не знаю, обожралась ли она или какого-то несвежего монстра слопала, вот только теперь наша деревня в опасности. Когда водяные пережрут всю живность в центре болот, они неминуемо потянутся к нам. Это уже понемногу происходит. Ну а раз Хозяин, больше не приносит нам пользы, то зачем продолжать поклоняться ему?

- Вы хотите искоренить предрассудки?

- Не только! - янтарные глаза старика вспыхнули. – Мне никогда не нравилось называть божеством здоровую склизкую вонючую уродину. Даже если она разумна, в чем я тоже не уверен. Но это все лишь полбеды. Предрассудки мешают торговле.

- Торговле? – удивился Пьер. – Простите, но разве тут есть чем торговать?

- Взгляните, - Роберт подтолкнул к собеседнику один из глиняных горшков. – Вы знаете, что это?

Пьер осторожно снял крышку с ближайшего горшка. Внутри оказалась густая черная жидкость с очень неприятным запахом. Невольно вдохнув, Пьер закашлялся и быстро вернул крышку на место.

- Черт! Так вот чем так воняет! – бранясь, рыцарь отстранился от стола. – Земляное масло?

- Точно! - засмеялся старик. – И как меня заверил нанятый алхимик, вполне сносного качества. Рад, что вы тоже знаете о нем. Так вот. Я бы хотел торговать с вашим орденом. На болотах есть богатые месторождения масла, и все оно может быть вашим!

- Хм, не ожидал, что мы будем торговлю обсуждать, - нахмурился Пьер. – У меня нет полномочий на такие сделки.

- Это пустяки, - отмахнулся Роберт. – Просто доложите старейшинам о моем предложении. Отвезите им горшочек. Для пробы. Пусть убедятся в серьезности моих намерений.

- Но есть и другая проблема, - замялся Пьер, стараясь увести разговор в сторону. Он не слишком любил торговлю и тех, кто ей занимается профессионально. Считал их мелочными коварными прохвостами без чести. – Орден не ведет торговли с иноверцами.

- Я готов принять вашу веру хоть сейчас! – уверил Роберт. – Остальные пока колеблются, но я донесу до них. Объясню!

- Скажите, что так надо для выгодной торговли? – вздохнул Пьер, покачав головой. – Нельзя уверовать ради выгоды. Вера – это куда более глубокое чувство. Оно исходит от сердца, не разума. И только если ваши люди искренне захотят принять Лира, тогда они обретут веру. В ином случае будет лишь дешёвый фарс, противный мне, как верующему.

- Знаю, знаю, - согласился Роберт, тяжело вздохнув и поглядев в окно. – Даже на этот простой, но необходимый шаг надо отдать уйму времени. Как жаль, что его у меня не так много. Знаете, Пьер, я уже некоторое время лелею мечту превратить это забытое богами поселение в процветающий город. Высокая каменная стена с башенками, большие дома, разукрашенные по последним веяниям моды, мощеные дороги.... Боюсь, моей жизни не хватит для постройки и части этого, - он осторожно ощупал лицо, вспоминая каждую морщину. – На вас вся надежда, благородный Пьер. Если предрассудки о болотной гадине не удастся извести, мы зачахнем в грязи. Передохнем от голода в особо неурожайный год или нас сожрут водяные. Как быть, если для спасения людей они не должны знать всей правды? Неужели лучше не солгать, но отдать жизни? Молю, помогите!

- Я сделаю все, что смогу, - уверил Пьер. – Но сначала мне нужно понять суть веры в Хозяина.

- Конечно, конечно, - оживился Роберт. – Тогда вам надо к Яру. Но сегодня, пожалуй, вам стоит отпочевать. Я распоряжусь, чтоб вам было не одиноко.

- К вашему несчастью, я предпочитаю одиночество.

***

Пьер по привычке проснулся с восходом солнца. Выйдя на улицу, он удивился тишине, не свойственной его родному большому городу даже в такую рань. Не найдя, чем заняться, он решил не мешкать и сразу направиться к Яру. Пройдя вдоль улицы к знакомому дому, Пьер отметил, что Яр тоже не спал. В его доме, кажется, единственном в деревне горела лампа. Пьер постучал и ему тут же открыли, словно ждали его прихода.

- Ну, и накой ты приперся? – проворчал мужчина на пороге, попутно что-то пережевывая.

- Здравствуйте! – прокричал из-за спины Индра, сидевший за столом перед миской с похлебкой.

Пьер кивнул и перевел взгляд на хозяина дома: - Есть разговор по поводу вашего Хозяина.

- Мне не о чем с тобой разговаривать.

- Но вам же нужна моя помощь.

- Кто тебе сказал такую глупость? – съязвил Яр и попытался закрыть дверь, но ей преградила путь нога рыцаря.

- Я не знаю, почему вы меня недолюбливаете, но я ведь с благими намерениями. Возможно, я смогу связаться с Хозяином и понять, почему он бездействует. Нужно только…

- Что ты сказал? – Яр разразился каким-то мерзким смехом и сплюнул прямо на порог обглоданную кость. – Никто здесь не может с ним связаться. Кроме меня.

Яр демонстративно поперхнулся и предпринял еще одну попытку закрыть дверь.

- И как успехи? - рыцарь с пущим норовом стал надавливать на дверь: - Раз вы с ним говорите, значит, знаете, что с ним?

- Ничего я не знаю! Хозяин больше месяца молчит! – Яр неожиданно замолчал.

Послушайте, Яр, - Пьеру показалось, что его собеседник сболтнул лишнего. – Я ведь от чистого сердца помочь хочу! Расскажите, как связаться с Хозяином! Вы ведь ничего не потеряете.

Яр, тихо выругавшись, вышел за порог и закрыл за собой дверь.

- Ну, чего ты орешь на всю округу? С чего вдруг Хозяину говорить с тобой?

- Не с чего, - согласился Пьер. – Если он будет молчать, значит, придумаем что-нибудь еще. Нельзя дальше сидеть и ничего не делать.

- Хм, с чего вдруг такой интерес к Хозяину? - Яр оценивающе провел одним глазом по рыцарю. – Ты ведь приехал, что б обратить нас в свою веру, а не поддержать нашу.

- Я приехал, чтоб помочь людям, - устало вздохнул рыцарь. – Это главная моя цель, и я уже устал доносить это до вас. Роберт видит во мне посредника в торговых делах, вы – агитатора, которому не терпится разрушить вашу религию. И оба, как будто, забываете о растущей проблеме с водяными. Неужели вы готовы рисковать жизнями, лишь бы не допустить чужеземца к Хозяину?

- Да, говорить ты мастер, - прищурился Яр. – Ладно. Отведу тебя к Хозяину. Если на самом деле о людях переживаешь – помогу. Но если лукавишь - будь готов, что не только я могу вонзить клинок тебе в спину. К тому же я и так собирался ехать на болота. Моя лошадь в том же стойле, где и твоя. Черный рысак. Кликнешь Адель, она отзовется. Выводи на главную улицу, я скоро.

- Обожаю, когда с лошадьми обращаются не хуже, чем с друзьями, - оживился Пьер, провожая Яра глазами и собираясь уходить.

Всю дорогу Яр был немногословен. Пьер не начинал разговор первым, постоянно прислушиваясь к возможным опасностям. Промчавшись по болотам на одном дыхании, им предстало круглое капище, обнесенное деревянными столбами. Не доехав до каменного пьедестала, в центре которого лежал поросший мхом валун, Пьеру стало не по себе. Он заранее спрыгнул с лошади, поняв, что может упасть в обморок. Яр развернул лошадь и с удивлением смотрел на рыцаря. Он знал, что происходит. Каждый раз, когда он подъезжал к алтарю, Хозяин связывался с ним первым, но в последнее время он перестал подавать признаки жизни. Щупальца больше не двигались, и как бы Яр не взывал, не молился, ответа не получал. Но сейчас сомнений не было. Почему-то Хозяин выбрал говорить именно с Пьером.

- Иди к алтарю, - с некой завистью проговорил Яр. – Коснись камня. Хозяин будет говорить с тобой.

Без лишних вопросов Пьер отдал поводья в руки Яру, а сам уселся на краю алтаря, положив ладонь на валун. Внезапно поляну заполнил черный туман, земля пришла в движение, из болотных глубин стали вырываться черные щупальца, обволакивая алтарь и закрывая небо, свет померк. Пьер не боялся, он знал, что все вокруг нереально. В голове сперва был треск, чуть не лишивший слуха, постепенно сменившейся многоголосой песней из различимых лишь для его уха слов.

- Я ждал тебя, Пьер – верный слуга Лакоста, - голос попеременно был то грубым мужским басом, то нежным женским шепотом. – Вершитель судьбы болот.

- Рад познакомиться с тобой, Хозяин, - Пьер учтиво склонил голову. – Но я не служу никакому Лакосту…

- Люди любят давать новые имена старым покровителям, - вокруг алтаря разлетелся звонкий смех Индры. - Ты зовешь его Лир, я же звал – Лакост. Но разные имена не меняют сути. Я вижу его длань на твоем плече, - на сей раз вещал голос старика. – О да, в тебе много отваги, верности, но ты еще лишь слепой котенок, только начавший жить. Как и весь ваш человеческий род.

- Я не за нравоучениями пришел, - сосредоточенно перебил Пьер. – Почему ты больше не защищаешь деревню? Что изменилось и что с этим можно сделать?

- Я больше не могу их спасти. Я перестал говорить с Яром, потому что мне больше нечего ему сказать. Мое время скоро настанет… - Пьер вздрогнул, ведь во множестве голосов услышал своего отца.

- Ты умираешь?

- По-вашему это называется так, - голос сильно закашлялся и тут же сменился новым, молодым. – Вопреки желаниям Яра я не Бог. Счастье людей и несчастье водяных – лишь побочный эффект моего существования. И хозяином болот я никогда не был.

- Но все же ты не обычный зверь, это очевидно. Заявляешь, что ждал меня, что знал Лира. Твои щупальца тянутся по всему болоту на многие километры. Что же ты такое?

- Старик, боящийся утратить все, - на сей раз слова едва удалось разобрать из-за множества перебивающих друг друга криков. – Ежели Лакост захочет, он расскажет. Прости, но я не вправе говорить больше. Вместо того, молю, исполни волю Лакоста, приведшую тебя сюда. На севере есть укромный остров, посреди топи. Ты и Яр, вы двое – единственные, от кого можно дождаться помощи. Там мое потомство. Я бы все отдал за детей, если бы мог. Их судьба в твоих руках.

- Не вполне понимаю, - признался Пьер.

- На одной чаше весов счастье и процветание, на другой – вечное забвение, - голоса болезненно захрипели, стали поочередно затихать. - Пьер, вершитель судьбы болот. Тебе выбирать. А теперь ступайте.

Пьер открыл глаза, поднялся и кивнул Яру. – Пойдем. Я знаю, что делать.

***

Лишь к полудню путники смогли добраться к месту назначения. Пещера из видения Пьера находилась на острове почти в самом центре топей. Добраться туда казалось невозможным ни пешему, ни конному. Болото поглощало любого, кто вздумает бродить в настолько опасных метах. Однако путникам благоволил Хозяин. Когда тропа оборвалась, несколько его щупалец сплелись в некое подобие моста, проложив путь к острову. Лошади отказались идти по «живой» переправе, так что пришлось спешиться и привязать их к дереву.

Осторожно перебравшись на остров, путников ждал новый сюрприз: из пещеры доносились голоса. Яр сразу хотел броситься туда, но Пьер вовремя схватил его за плечо.

- Стой, мы не знаем, сколько их там, - прошептал рыцарь. – Устроим засаду на входе. Так сможем отступить, если их слишком много.

Яр согласился. Вместе они спрятались за зарослями болотной травы на углу пещеры. Ждать долго не пришлось. Под нарастающий гогот из пещеры вышел счастливый Роберт и еще двое мужчин. Каждый из них тянул по нескольку массивных мешков. К удивлению затаившихся путников, компания старика была явно не из деревенских: рослые, светловолосые, в кольчугах и с саблями на поясе.

- Наемники, - шепнул Пьер Яру. - Интересно. Не думал, что у Роберта есть деньги на них.

- Эй, а чьи это кони? – удивился один из наемников.

- Что ты здесь делаешь?! – внезапно заревел Яр, покинув укрытие и грозно размахивая посохом.

- Кого я вижу! – янтарные глаза Роберта налились кровью. – Как славно, что тебя можно убить вне деревни. Деревенские ничего не прознают. Избавьтесь от него.

Яр не ожидал столь быстрого развития событий и от того замешкался, растеряв былую решимость. Меж тем один из наемников опустил мешок на землю и, выхватив саблю, уверенно двинулся на Яра, не видя угрозы в его посохе.

- Ой, дурак, – фыркнул Пьер и тоже выскочил из зарослей. – А ну, назад! Что вы здесь делаете?!

- Ой! И вы здесь! – растерянно взвизгнул Роберт. – Вот этого я не ожидал, - через скрип зубов он дал отмашку наемнику. – Погоди секунду.

- В мешках то, что я думаю?! – спросил пришедший в себя Яр. – Роберт, во имя Хозяина, ты что делаешь?

- Борюсь с суевериями, устраняя их на корню, - улыбнулся Роберт. – Твой хозяин вот-вот сдохнет. А вот потомство его может пригодиться. Каждое яйцо может стоить небольшого состояния.

- Откуда ты знаешь про здоровье Хозяина?! – Яр побледнел, покосившись на Пьера. – Тебе рыцарь сказал?

- Нет, одна очаровательная ведьма, - улыбнулся Роберт. – Она же рассказала про остров и еще одно сокровище болот, - он торжественно погладил свой мешок и посмотрел на рыцаря. – Все вышло идеально, господин Пьер. Нет смысла больше беспокоиться о Хозяине. Дней через пять он сдохнет. Людям понадобится новый покровитель, и тут выступите вы со своим Лиром. Возможно не сразу, но люди примут нового защитника. А я пока буду заниматься развитием деревни.

- Неблагодарная тварь! – вскипел Яр и хотел броситься на старика, но дорогу преградил вооруженный наемник. – Хозяин защищал нас! Наших отцов! Он помогал нам столько лет!

- И скоро его не станет, а нам как-то надо жить дальше, - подытожил Роберт. – От его мертвой туши пользы немного. Господин Пьер, позвольте нам уладить разногласия с Яром, а потом вместе вернемся и обсудим дальнейшее сотрудничество.

Пьер молчал, посматривая то на Роберта, то на Яра. Рука уже сжимала рукоять сабли, но рыцарь пока не спешил ее извлекать.

- Паломничество станет испытанием твоей веры, - прозвучал в голове голос священника. – Иди и неси миру слово Лира, - тут же всплыли недавние слова Хозяина, - на одной чаше весов счастье и процветание, на другой – вечное забвение. Тебе выбирать.

Сабля вырвалась из ножен, рыцарь развернулся на месте и принял боевую стойку.

- Отойди в сторону, Яр! - решительным голосом скомандовал Пьер. – А вы оставьте яйца в покое и убирайтесь отсюда!

Второй наемник презрительно усмехнулся и, опустив мешок, встал рядом с первым, прокручивая саблю.

- Досадно, - вздохнул Роберт. – Ладно, мужики. Убить обоих!

Наемники рванулись с места, целясь в стоящего ближе Яра. Целитель ловко отпрыгнул в сторону, размахивая посохом. Тут же в бой вступил и Пьер. Сабли завыли, рассекая воздух. Светловолосая голова одного из наемников взмыла вверх и тут же скрылась в зарослях травы. Второй успел отскочить, шокированный скоростью молодого рыцаря. Попробовал ударить в ответ, но Пьера прикрыл массивный посох. Сабля прорубила его до половины и, к несчастью наемника, застряла. Пьер тут же воспользовался моментом и рубанул врага по руке. Наемник взвыл и рухнул на землю, лишенный конечности. Рубящий удар в голову завершил бой.

Роберт побледнел, осознав, насколько быстро все произошло. Понимая, что милости ему не видать, он рванулся прочь. На юг острова, к старому пню, где должен был его ждать заготовленный ведьмой портал. Визжа от страха и бранясь, он несся сломя голову, но вдруг на пути возникло черное щупальце. Хлесткий удар сбросил старика с твердой почвы прямо в болото. Не успел беглец опомниться, как на берегу появился Пьер. При виде рыцаря с окровавленной саблей Роберт перепугался еще сильнее и, решив, что терять нечего, попытался перебраться через топь из смеси болотной тины и земляного масла.

Пьер со смесью жалости и отвращения смотрел, как старик изо всех сил бултыхался в болоте, пытаясь убежать. Кричать, пытаться образумить было уже поздно, как и лезть за ним в трясину. Когда подоспел Яр, Роберта уже не было видно. Лишь метрах в десяти из масляной жижи поднимались пузыри. Кваканье лягушек стало своего рода похоронной симфонией.

- Безумец, - прошептал Яр, опустив руки. – Я ведь знал его с самого детства… Неужели алчность могла его так поменять? – Он перевел взгляд на Пьера. – Спасибо тебе, рыцарь. И от меня, и от Хозяина. Его дети целы. Я отнесу их в деревню и буду оберегать. Быть может, я успею еще хоть раз поговорить с ним. И, главное, прости меня. Я ошибался в тебе.

- Может, и не так сильно ошибался, - вздохнул Пьер, вытирая саблю о плащ. – Я до последнего не знал, как поступлю. Роберт говорил разумные вещи. Да и мой орден не одобрил бы, что я защищаю местное божество. Придется вернуться на родину с позором.

- Но ты поступил правильно, - Яр по-дружески хлопнул рыцаря по плечу. – Могу добавить, что на болотах и в моем доме ты теперь желанный гость. Хочешь вернуться со мной в деревню?

- Не думаю. Моя миссия тут окончена, - задумался Пьер. – У тебя же теперь много работы. Надо объяснить людям, что случилось с Робертом и рассказать правду о Хозяине. Они имеют право знать, что он умирает.

- Но дети его будут жить! - воодушевленно добавил Яр. – Скоро у болот появится новый Хозяин. Люди будут рады оберегать своих будущих защитников.

- А до того момента будьте осторожны, - предупредил Пьер. – Благодаря Роберту стало известно, что у вас на болотах есть Земляное масло. Это может заинтересовать соседние страны. Да и охочие за детьми Хозяина еще могут нагрянуть. Я не хочу звать сюда орден. Больше не хочу.

- Мы будем готовы! – Яр грозно сжал кулаки. – Нас так просто не сломить.

- Удачи, Яр. Передавай привет Индре, - улыбнулся Пьер, направившись к мосту из щупалец. - Кстати, странновато прозвучит, но все же. Фиона, племянница Роберта, она родилась тут? На болотах?

- Нет, - покачал голов Яр. – Да и не племянница она ему. Ее Роберт привез два года назад, когда ездил торговать в Краувелл. Говорил, что она там нищенствовала, а он пожалел и взял к себе. А что?

***

Фиона молча наблюдала за кончиной Роберта в огромном зеркале, служившим порталом на болота, после чего сердито причмокнула и покачала головой.

- До чего же тяжело вести дела с дураками, - брезгливо пробормотала она, бросив в стену кубок с вином. Зеркало тут же помутнело, перестало сиять. Теперь оно снова показывало лишь отражение недовольной хозяйки. – Интересную сторону ты выбрал, благородный Пьер. Тебя отправили в паломничество, а ты вернешься с пустыми руками. Без новых приспешников. А теперь останешься и без звания капитана. Что ж, посмотрим, к каким последствиям приведет такой выбор.

Девушка щёлкнула пальцами, и по ее талии разошлись серые искры, обратившиеся пламенем. В его языках девушка преобразилась. На смену юной деревенской простушке пришла высокая статная дама в длинном черном платье.

- Мы уходим, - распорядилась она, покидая свою комнату. Двое наемников, стоящих у двери, выровнялись по струнке, лишь только ее узрев.

- Как прикажите, госпожа Анна!

***

К вечеру Пьер покинул болота. Наконец, оказавшись на хорошей дороге, Искра рвалась вперед. Рыцарь добродушно засмеялся, видя, что ее не тревожат дни трудного пути до ближайшего постоя.

- Вижу, тебе здесь тоже не понравилось, - отметил он, похлопав лошадь по шее. – Мы возвращаемся домой, Искра. Даже не знаю, правильно ли я поступил? Хозяин – это что-то уникальное. Такого я еще не встречал. Он не просто разумное существо, но еще и обладающее своей философией. Со своим взглядом на жизнь. Но что в итоге? Хозяин умрет, охочие до Земляного масла обязательно придут. И что дальше? Роберт, какой бы сволочью он ни был, смог бы приспособить деревню к новым порядкам. А что Яр? Будет сопротивляться? До последнего цепляться за старые устои? Это приведет лишь к резне. Так изменил ли мой поступок хоть что-то? И как объясниться пред начальством…

Искра громко заржала.

- А ведь это я тебя упрекал за малый оптимизм, - улыбнулся Пьер. – Что ж, вперед! Прямиком на север.  

+3
16:06
344
15:01 (отредактировано)
+4
Хочу поделиться опытом создания экшен-сцен.

Итак, в рассказе есть очень тяжеловесный абзац-монолит, что начинается со слов «Только бестия и не думала убегать.»
Его, конечно, стоит раздробить на удобоваримые кусочки.
При этом автор должен помнить, что подробные описания неизбежно затягивают момент боя, превращая неистовство сражения в скучный пересказ — кто куда шагнул, прыгнул и т.д., вследствие чего такие эпизоды, скорее всего, просто проскролят.

Чтобы боевая сцена действительно поражала, автор должен позволить читателю самому вообразить динамику боя, лишь подсвечивая сюжет важными деталями.
1) Используйте писательскую эвокацию
— детальками (буквально одним-парой слов) упоминайте запахи (крови, рвоты, зловоние с пасти зверя, кала, ароматы цветов, алкоголя, воды и т.д.);
— цвет и свето-тени («СВЕРКНУЛА кольчуга»);
— привкус (например, «Во рту растворилась СОЛЁНАЯ кровь»);
— звуки (например, «ХРУСНУЛИ кости», зверюга «КЛАЦНУЛА клыками».
Звуки ударов, падения, крушения и т.д. можно почитать здесь — «Звуки в комиксах» rp-universe.ru/zvuki-v-komiksah.html )
— тактильные компоненты (температуры, давления, растягивания. Например, «ТЕПЛАЯ кровь брызнула ему в глаза»).
2) Пишите лаконично
Боевая сцена – это тот случай, когда стоит усиленно контролировать писательский инстинкт подробно расписать сцену.
Используйте:
– Простые общие фразы («Зверь прыгнул/сразил на землю», «Началась драка» и т.д.);
– Предложения в боевой сцене должны быть короткими (так создается быстрый темп повествования).
Например, огромное предложение «Рыцарь только поднялся на колено, как размашистый удар пришелся прямо в грудь, и был настолько сильным, что рыцарь отлетел на несколько шагов, завалился за поваленное дерево.» лучше написать где-то так:
«Зверь швырнул рыцаря на дерево».
3) Подсвечивайте во время боя характер/эмоции героя
Рыцарь во время боя должен испытывать:
— страх («рыцарь УЖАСНУЛСЯ», что зверь сожрет ребенка);
— злость ( рыцарь «С ЯРОСТЬЮ замахнулся»)
— сочувствие («рыцарь ПЕЧАЛЬНО вздохнул») и т.д.

Также в указанном эпизоде есть очень важное преимущество, за которые стоит похвалить.
Неизбежная мотивация вступить в бой
Хочу отметить: ОЧЕНЬ хорошо, что в эпизоде присутствует неизбежная мотивация героя вступить в бой (рыцарь хочет спасти ребенка) – с этим всё отлично. Просто я думаю, что нужно акцентировать внимание на этот удачный момент, дабы вы знали — сделали ПРАВИЛЬНО.
И дабы использовали приём в дальнейшем. А также чтобы те, кто будут читать ваш рассказ, взяли положительный пример относительно указанного вопроса с вашего эпизода. За прописанную мотивацию очень хвалю вас.

Прошу прощения за отзыв.
Благополучия и процветания в писательской карьере!
18:36
Очень необычный рассказ. Рыцарь с гибкой шеей, которая позволяет подбородку стукаться в грудь… Лошадь, которая за два абзаца дважды сменила пол, превратившись в коня и обратно…
23:23
+1
Лошадь это универсальное название. Конь — животное мужского пола. Женского — кобыла. Лошадь — универсальное.
Так же как собака = универсальное, а пес или кобель только мужского пола, сука — только женского.
Почитайте, пожалуйста, ещё раз начало рассказа. абзац номер 3 и 5.
11:35
+1
Приятная работа с небольшими недостатками, которые, я думаю, с опытом сойдут на нет. Удачи в конкурсе!
22:11
-1
Проспавшись, он устремил взор к еле прослеживающемуся за деревьями горизонту и в укор самому себе прикусил губу
crazy
Скорей всего трудно определить за деревьями линию горизонта, особенно после того, как твой подбородок {наверное мощный и большой} ушиб собственную грудную клетку.
И ух, какой колдовской мир! — То лошадь ржет под рыцарем, то он коня притормаживает. Лошаконь какой-то, прям, как драколош!
Когда медведеподобный рухнул на дерево под собственным весом, он яростно замахал в сторону врага, но рыцарь оттолкнулся ногой от соседнего дерева и резким взмахом отсек ему лапу...
bravoБРАВО! Оно рухнуло от того, что вес свой устало переносить, или от нанесенных ран? А потом еще чем-то замахал в сторону врага! Чем только? blush
Но мастер-шаолинь, оттолкнувшись от любого предмета, может не только лапы отсекать, но и все, чем это медведеподобное-перепончатокрылое махать изволит! jokingly
Бр-рр… Не хочу дальше читать…
Загрузка...
Артём Шевченко

Достойные внимания