Анна Неделина №4

Ангел смерти

Ангел смерти
Работа №219

Под резвый галоп «Героя асфальта» в наушниках мотоциклист промчался по перекрёстку на красный. Город со всеми ограничениями, проблемами и фонарями остался позади. Дорога терялась за пучком дальнего света, ровно скользившего на сотню шагов впереди мотоцикла.

Ночной встречный ветер приятно остужал кожу и голову, разгорячённую недавним разговором по телефону. Обычно Артём ездил в шлеме и не нарушал правил. Лихачил только в непростые периоды, когда единственным средством против житейских дрязг становилась скорость. Сорок лошадей на двух колёсах, зажатые между ног, никогда не подводили.

Оставаться дома сегодня вечером было невыносимо, так же, как и быть прилежным водителем. После знакомства с Ликой, Артём ни разу не садился за руль мотоцикла; считай весь сезон отъездил в консервной банке. Даже не пришлось прилагать усилий. Всё-таки мотоцикл он считал транспортом для одиночек. А когда появляется женщина, с которой забываешь о времени, то ничего больше не нужно. Забываешь даже о друзьях.

Сегодня кое-что изменилось. Всё шло к тому, что Лика выходила из его жизни, освобождая место и время для кого-то другого. Происходило это против воли Артёма и потому, выражаясь в поэтическом ключе, сердце болело. Многие люди в такой ситуации ищут спасения в беседах с близкими. Артём не был исключением. Только его двухколёсных друг не знал человеческого языка, что, может, и к лучшему. Зато прекрасно владел языком свободы. Тем самым, в котором сильней всего нуждался сейчас Артём. Ему, как воздух, требовалась свобода – в первую очередь, от Лики в сердце.

Оставив за спиной родной город, Артём сильней открутил ручку газа. Двигатель взревел, выдавая ровное, напористое ускорение. Мотоцикл вылетел на хорошо освещённую дорогу, что полукругом огибала город и, словно небольшой приток, впадала в широкую реку шоссе.

На свеже отремонтированной дороге можно было разгуляться, не опасаясь в столько поздний час ни встречки, ни уж тем более, никого попутного. Артём растворился во встречном ветре, без остатка сдувавшем всё, что томило. И пусть это всего лишь временное избавление, оно всё же лучше, чем вообще ничего.

Ракочущий шум настиг неожиданно, как выстрел. Могло показаться, что в наушниках случайно переключился трек или резко прибавилась громкость – так оглушительно взревели тяжёлые гитары. В ту же секунду, вырвав наушники из ушей, сзади накинулся злой ветер. Обдав жаром, мимо промчался ещё один ночной ездок. Словно плащ, за гонщиком тянулся упругий воздушный поток.

От неожиданности Артём вздрогнул и едва удержал руль. В груди заколотилось, плотные мотоперчатки, казалось, тут же насквозь пропотели. Джинсы тоже. Прямо как в памятный первый раз, когда чудом избежал ДТП.

Лихач на громком и очень уж резвом байке домчался до поворота. Артём успел рассмотреть нашивку с изображением костяных крыльев на спине гонщика. Байкер гнал то ли на огромном чоппере, похожем на Harley-Davidson V-Rod, то ли на круизёре с широким задним колесом, будто снятым с болида F-1. Тяжёлый мотоцикл так ревел, что позади него в страхе погас фонарь, и загорелся вновь, лишь когда ездок скрылся за деревьями. Зато шум сумасшедшего двигателя всё ещё отдавался эхом в кронах.

Гнаться за таким монстром на десятилетнем YamahaDragStarне стоило и пытаться. Несмотря на мимолётный испуг, Артём на байкера не злился, лишь ощутил интерес к мощному агрегату и к человеку, которому этой ночью, похоже, тоже плохо. Или, наоборот…

Несмотря на дрожащие руки, Артём слегка ускорился и нырнул в поворот. Впереди на пустынной дороге один за другим загорались фонари. Некоторые мерцали, будто приходя в себя после удара. Артёму показалось, что во внутреннем кармане плотной кожаной куртки вибрирует телефон. Рука дёрнулась к молнии на воротнике. Вдруг это Лика.

Но телефон так и остался лежать в кармане. Артём продолжал ехать. Даже если это она, едва ли у неё найдутся добрые вести. После всего сказанного дороги назад нет.

Ещё Артём боялся открыть телефон и увидеть, что звонила не она. Поэтому решил пока оставаться в неведении. В конце концов, возможно, всё это игра приболевшего воображения. Человеку часто мерещится то, чего он слишком сильно желает. А вибрация может распространяться и от двигателя.

Под плавное урчание мотора, одним краешком сознания в воспоминаниях, другим на дороге, Артём проёхал через пригородную деревеньку. Вернее, почти проехал. Среди безмятежных просторов ночи на обочине дороги стояла машина ДПС. Мигалки включены, за рулём видна фуражка. Второй сотрудник шагнул на дорогу и приглашающим жестом помахал палочкой.

Пока Артём замедлялся, сообразил, что он без шлема. Весомый повод для штрафа. Наверное, погоня с участием автомобиля дорожной инспекции развеяла бы многие горести Артёма, но к таким приключениям не лежала душа. Её-то мотоциклист и послушал, остановившись неподалёку от патрульной машины.

– Младший лейтенант Никитин. Документы, пожалуйста, – представился инспектор, пробежав взглядом по мотоциклу и остановился на глазах байкера. Не найдя там ничего подозрительно, инспектор переместил цепкий взгляд к содержанию прав.

– Минутку, – лейтенант отошёл к машине и передал бумаги в салон. После оперативного пробития по всем возможным базам, к великому облегчению Артёма, документы ему вернули.

– Откуда едете?

– Из города, – Артём кивнул в нужном направлении.

– Ничего странного по пути не встречали?

– Да нет. А что случилось?

– Рекомендую быть осторожней. В нашем районе сегодня лихачит один… товарищ на мотоцикле.

Артём расслабился. Остановили не из-за шлема. Высказал предположение:

– Пьяный, наверное.

– Вероятно. Так гоняет, что из-за него уже две машины в кювете. Благо, без жертв. Если встретите, не приближайтесь, он может быть опасен и вооружён. Лучше сразу сообщите нам.

– Хорошо, – Артём с серьёзным видом кивнул. Злостных нарушителей, из-за которых люди страдают, он не уважал, но сегодня, так уж вышло, он стал одним из них, и потому не торопился ничего рассказывать о встрече с братом по несчастью.

Инспектор ещё раз придирчиво осмотрел мотоцикл, должно быть, лучше сверяясь с ориентировками. Потом отступил на шаг.

– Доброго пути. В следующий раз одевайте шлем.

– Обязательно, – честно ответил Артём.

На этот раз он не торопился. Утолив жажду скорости, приступил к нехитрому планированию дальнейшего маршрута. Пункт в его плане был всего один: доехать до соседнего города и вернуться домой другой дорогой. Ещё час езды, не больше.

Стоило лишь плану сформироваться, как в недрах внутренних карманов вновь возникло ощущение вибрации. Артём прислушался. Нет, ну точно телефон. Или всё-таки просто кажется? Он заставил себя не думать ни о звонках, ни о Лике. Хотя бы до той поры, пока не загонит мотоцикл в гараж. А сейчас он занят. К тому же, из-за любого поворота мог вновь появиться тот самый лихач. Хотя, будь на его месте Артём, то не стал бы гонять кругами на таком мощном агрегате, а умчал бы куда подальше. В соседнюю область, например.

Между облаков проступила луна. Полная и удивительно чёткая, будто чёрно-белая карта Земли. Или её отражение, преломлённое миллионами километров. «Интересно, если к Луне проложить дорожную магистраль, – задумался Артём, – сколько лет займёт туда дорога на мотоцикле? Или даже пешком! Нет, лучше на мотоцикле, – осёк он себя и вдруг подумал: – Эта дорога займёт целую жизнь. Если бы такой маршрут существовал, не важно, что было бы на другом конце, и если бы техника была совершенней, например, не требовала дозаправки и ремонта, то в старости, я сел бы на мотоцикл и поехал по такому маршруту. Чтобы встретить свою смерть в пути, в седле. Чтобы никто не видел моего угасания. Чтобы я сам его не замечал до последней секунды. Да, это по мне. С другой стороны, можно ведь без лунной магистрали так сделать. На Земле уже проложено столько дорог, что тоже надолго хватит. Но до луны, конечно, красивей».

К свету ночного светила прибавился холодный свет загоревшегося впереди фонаря. Тут же Артём сверился с зеркалами: нет ли позади угрозы. Но увидел лишь несколько фонарных огоньков, которые не горели, когда он проезжал. Поддавшись наитию, Артём прибавил ходу. Он знал, что впереди, перед небольшим соседним городком, дорога петляет, будто ленточка гимнастки. Так что, если где-то там едет виновник фонарных обмороков, то его можно будет настигнуть. Хотя бы для того, чтобы хоть мельком взглянуть на дуровой байк.

Когда слуха коснулся отдалённый рёв оборотистого движка, Артём понял, что не ошибся. Будто гонщик на треке, он накренял мотоцикл в каждом повороте, как следует ускоряясь на коротких прямиках. По бокам дороги поля сменялись посадками, а все встречные фонари сплошь отлынивали от работы. Рёв из темноты усиливался, соперничая с надрывным рыком разогретого гонкой Yamaha.

Вскоре дальний свет фары выхватил из придорожной мглы ветхие крыши заброшенных дач. Город приближался. За очередным поворотом Артём заметил впереди мелькание одинокого стоп-сигнала. Пришло время выжать из мотоцикла всё. Дорога изгибалась, впереди уже виднелись городские огни. Там перекрёстки, там пусть редкое, но всё же движение. Там можно будет догнать свою цель.

Расстояние сокращалось слишком медленно, но хотя бы не увеличивалось. Мотоциклы ворвались в город двумя смерчами, перед которыми пугливо гасли все фонари. Артём пригнулся к рулю, слившись с байком в единый организм. По сторонам не смотрел, не было времени, лишь следил за обочиной, где могли оказаться пешеходы.

Безбашенный гонщик мчался так, что от разгоняемого им воздуха перед дремлющими магазинами переворачивались урны. Бродячие псы выныривали из кустов и, как ужаленные, мчались прочь, в чернеющие глубины проулков. На пустующей парковке перед небольшим местным стадионом жгли резину местные байкеры на скутерах и мопедах. Завидев двух «старших братьев», режущих город на «реальных аппаратах», пацаны бросили следом. Зачем? Едва ли они сами в тот момент знали ответ.

Жужжание чахлых, но бесстрашных моторчиков быстро затерялось среди домов. Артём мчался отчаянно, рисковал на каждой секунде, чего в таких количествах никогда прежде себе не позволял. Даже в юности. Но игра уже началась, кровь бурлила, и выжимать тормоз было поздно. Он ехал так, будто гнались за ним самим. И пока стрелка спидометра лежала на правом боку, Артём чувствовал себя неуязвимым.

Расстояние сокращалось. Ещё два-три поворота, и можно будет коснуться рукой заднего крыла неуловимого мотоцикла. Сам же байкер, похоже, не замечал преследования. За время погони ни разу не обернулся. Артём уже предчувствовал, как вот-вот поравняется с оппонентом, но вдруг город закончился, и дорога вновь выровнялась в струну. Двигатель неведомого кастома взревел, как заниженная гитара death metal группы. Через секунду Артём прочувствовал всю свою беспомощность, пока наблюдал, как отдаляется от него свет задней фары. Выкрученная до отказа ручка газа не спасала.

Красный огонёк впереди подпрыгнул и вдруг исчез прямо за табличкой окончания населённого пункта. Артём помнил, что дорога там уходила только вправо, а значит, он обязательно увидел бы свернувшего мотоциклиста. Но дорога пустовала. «Вылетел, что ли?» – пронзила мысль.

Сразу после знака пришлось замедляться обоими тормозами. Мотоцикл замер у съезда на грунтовку, терявшуюся в густых дебрях. Красный огонёк мигнул в глубине и погас. Двигатель Yamaha притих на холостых оборотах. Артём прислушался. «Нет, не может быть», – он даже вытянул шею. Преломляясь меж деревьями, еле слышно громыхали тарелки и бочки ударной установки, рычали гитары. Это походило на звуки концерта под открытым небом. Может быть, какой-то летний рок-фестиваль? Вот только раньше в округе ничего такого не бывало.

Ходовая DragStarне подходила для поездок по просёлку, к тому же, просёлки бывают разные: некоторые накатаны не хуже асфальта, а другие разбиты такими колеями, что только гусеницы и пройдут. Разглядеть в темноте состояние проезда было трудно, свет фары рассеивался в буйной траве. С другой стороны, если уж тяжёлый круизёр прошёл...

Артём не колебался. Съехал на нейтралке и тормозах под бугорок и, убедившись, что дорога ничего так, воткнул первую передачу.

Перелесок оказалась узким. Совсем скоро байк выкатился на пустынную однополосную дорогу, какие обычно соединяют города с деревнями. По обе стороны выстроились стеной высоченные ёлки, а прямо между ними над дорожным полотном зависла Луна. Шум рок-концерта пропал, будто все участники враз решили, что на сегодня хватит. Зато слева включился фонарь. Артём поехал без спешки, что-то подсказывало, что гонки закончились и скоро он всё узнает. Его встретил прямоугольный знак с надписью «Дорога потерянных душ». Стрелка на табличке указывала вперёд. С обратной стороны знака надпись была другой: «Возвращение».

Под одиноким фонарём скучала ржавая остановка с поломанными лавочками и горой окурков на пыльной придорожной земле. Неподалёку виднелся знакомый габаритный огонёк. Теперь он никуда не спешил. Рядом с мотоциклом стоял человек. Незнакомец тоже ездил без шлема. Голову, поверх седых волос, покрывала бандана с черепами.

Артём остановился рядом и, не вылезая из седла, спросил:

– Помощь нужна? – только сейчас он заметил, что вокруг нет звуков, кромешная ночная тишь. Даже когда заглушил мотор, странно, но ничего не поменялось. Выходит, мотоцикл катился бесшумно, чего Артём совсем не замечал.

– Неа, – вяло ответил байкер. – Заскучал немного.

Перед Артёмом стоял человек в преклонных годах, лицо в морщинах, усы и борода седые. Кожаный жилет застёгнут ремнями на груди, пальцы в перстнях. Усталый взгляд с ленцой обратился к парню.

– Я заметил, – не сдержал усмешку Артём. – Гайцы на ушах стоят. Да и город, наверное.

– Пусть, – байкер отмахнулся. – Ты-то что здесь забыл?

– Хотел отвлечься. Вот ты мне и помог, – легко объяснил своё преследование Артём. Тут он наконец опустил глаза на причудливый, огроменный байк с двигателем, должно быть, от самолёта. – Что у тебя за агрегат такой грозный? Сам собирал?

– Типа того, – нехотя ответил байкер, вновь занимая место в седле.

– Не пойму, что за двигатель.

Байкер ответил, глядя на приборку:

– Считай, ракетный.

Артём понял, что обсуждать технику ездок не намерен, потому благоразумно придержал расспросы при себе. Старый байкер заговорил сам:

– Не о том спрашиваешь. Ты хоть знаешь, куда попал?

– Стою на обочине, за городом. Остановка, вот, рядом.

– Ты на дороге Потерянных душ, – отстранённо произнёс байкер. – Выходит, парень, ты потерялся.

– Да? Ну, это вряд ли. Я прекрасно помню, как сюда приехал. Если что, легко вернусь, – даже отсюда Артём видел знак с надписью «Возвращение» и съезд за ним. – Или ты тоже, выходит, потерялся.

– Я здесь свой. А вот тебе есть о чём задуматься. Уехать отсюда куда сложнее, чем кажется.

Артём набрал в лёгкие воздуха, чтобы искренне удивиться столь странному заявлению. Да только воздух не набирался. Парень прислушался к себе и понял, что не дышит. Словно забыл, как это делается. Да и нужды не было.

Как не было и страха. Скорее, желание понять, что происходит, которое старый байкер попытался удовлетворить в своей немногословной манере.

– Вернуться ты можешь, но ценник будет великоват. Как по мне, лучше ехать дальше. Отсюда много куда можно попасть. Доедешь хоть до Луны.

Некоторое время они молча смотрели друг на друга. Упоминание луны Артёма смутило, как и странные речи незнакомца.

– Кто ты? – спросил он настороженно.

– Проводник, – без тени усмешки ответил старый байкер. – Для тех, кто попадает на эту дорогу. Я привёл тебя сюда. И могу отвести куда угодно. Если ты не отступишь.

Артём не знал, что на это сказать. Потому спросил:

– Зачем тебе это?

– Ты был готов. Смысла по земным дорогам гонять больше нет.

– Зато можно по лунным, да? – отшутился Артём.

– Да, – серьёзно ответил байкер.

– Ну, тогда можно и до Луны сгонять. Если по пути будут заправки. Желательно недорогие. А лучше, бесплатные, – только сейчас Артём заметил странную конструктивную особенность кастомного байка. Несмотря на привычные мотоциклетные формы, нигде не было видно бензобака. Всё пространство под седоком занимал двигатель и широкое одиночное сиденье, как на старых индианах. – К слову о топливе. А где у тебя бак стоит?

– Не нужен ему бак, – незнакомец похлопал мот по хромированному обтекателю. Потом откуда-то из-под руля вытянул прозрачную трубку, какую можно увидеть на капельнице. На конце трубки крепилась толстая игла длиной с палец. – Двигатель работает напрямую от тяги к свободе. Сильнее тяга, быстрее едешь.

Крепко сжав основание иглы, байкер с силой вогнал её себе в грудь, чуть левее середины. По трубке побежала тёмная жидкость. Двигатель монструозного байка всхрапнул, как пробудившееся чудовище, и заурчал ровно и нетерпеливо. Внутри него вспыхивали и гасли алые всполохи. Ярко загорелась передняя фара.

Артём приложил ладонь к своей груди. Зрелище было неприятным, будто ему самому ткнули чем-то острым. Сказал с недоверием:

– Знаешь, друг, гонять я люблю. Но такие радикальные формы зависимостей не для меня.

– Все, кто вовремя не слез с двух колёс – безнадёжно зависимы! – выкрикнул байкер, уверенно подкручивая рукоятку газа. Он потянулся под бак мотоцикла Артёма и вытянул оттуда неведомо откуда взявшуюся трубку. Лунный отблеск скользнул по толстой игле, заставив Артёма вздрогнуть. – Держи, – старик закинул её на руль. – Если решишь вернуться, то дорогу назад помнишь. Только предупреждаю, за выезд ты заплатишь дорого. Мотоциклы останутся для тебя в прошлом. А если хочешь реально погонять, то знаешь, что делать.

Незнакомец дал газу. Мотор заревел, как хохочущий демон, унося мотоцикл по забирающей вверх дороге. На вершине подъёма массивные колёса оторвались от асфальта, вознося ездока в небо. Над макушками елей байкер развернулся и махнул рукой. Позвал или попрощался, Артём не понял, но только странный летун никуда не уезжал, завис на одном месте и ждал.

Стоять на обочине Дороги потерянных душ было мучительно и до одури тоскливо. Время здесь будто остановилось: ни звука, ни ветерка, лишь статичный пейзаж вокруг. И до головокружения не хватало воздуха. Руки сами тянулись к рулю, понимали, наверное, что только движение избавит от неудобств. Вот только куда ехать?

Поворот ключа ничего не дал, мотоцикл остался глух, как если бы из него вытащили свечи зажигания.

– Почему я не удивлён, – вздохнул Артём, взяв перекинутую через руль трубку. Куда именно она подсоединялась под бензобаком, определить среди ночи было невозможно.

Артём понимал, что должен вернуться домой. Там вся жизнь, там всё. «А что это за «всё» такое?» – подумал он. Ответ нашёлся быстро, и был он пронзительно неприятен. Там, позади, нет ничего, за что стоило бы держаться слишком уж трепетно. Лучшее минуло. Будет ли вновь, не известно. В своём «всё» для Артёма не осталось тёмных пятен. А вот неведомое «впереди» таилось в тенях.

Вид иглы больше не пугал. Артём верил, что она не причинит боли. По крайней мере, здесь и сейчас, пока мир и время остановились в ожидании его решения.

Телефон молчал.

Сосредоточенно, как перед важной операцией, он повернул к себе острие и примерился. Снимать одежду, казалось чем-то неуместным случаю. Медлить тоже.

Предчувствие подвело, потому что было очень больно. Он сжал зубы, но надавил сильней. Из груди, вопреки воле, вырвался мучительный стон. Но когда тёмная жидкость заструилась по трубке и достигла пространства под баком, Артём выдохнул в блаженном облегчении. Чувство было такое, будто сбросил с себя набухшую влагой одежду, которую всю жизнь таскал не снимая. И сразу появились силы, захотелось действовать, стоять на месте было невыносимо.

Подобно отклику на эйфорию Артёма, завёлся двигатель мотоцикла. Он звучал непривычно: глубже, громче. Злее. Повинуясь даже не движениям рук, а немому приказу, мотоцикл тронулся с места. Так быстро, что пришлось крепче вцепиться в руль. Жадно, как голодный зверь, байк вгрызался в пространство, поглощая его всё быстрей, разгоняясь без натуги до таких пределов, после которых, разве что, полёт.

В том размытом отрезке, где подъём переходит в прямую, Артём почувствовал, как отрывается от земли. Деревья и весь мир вокруг провалились под колёса. Дорога внизу полыхала огненным шлейфом от разогретых бешенной скоростью покрышек. А мотоцикл всё ускорялся и не было у него больше никаких технических ограничений. И всё же Артём осадил едва разогревшийся агрегат.

Седой ездок нагнал и остановился рядом, выставив ногу, как если бы упирался ею в землю. Улыбнулся, как старому другу и сказал:

– Теперь скучно не будет.

Артём не сомневался.

– Куда поедем? – спросил он так, будто возвращение назад не имело никакого значения.

Байкер указал пальцем на Луну, которая с высоты полёта выглядела куда ближе.

– Она – врата, – тихо произнёс старик. – Врата к бесконечности дорог. Сейчас только наших дождёмся.

Артём проследил за взглядом байкера. Над лесом, едва различимая на полотне антрацитовых небес, двигалась, подобно гонимой ветром туче, стая ворон. С их приближением воздух всё явственней дрожал от нарастающего грохота барабанов и ритмичного скрежета электрогитар. Когда стая проносилась над остановкой, где снова в испуге погас фонарь, Артём увидел, что не вороны бороздили этой ночью небосклон, а колонна чёрных мотоциклов. Ветер трепал бесчисленные флаги. Проезжая мимо, облачённые в кожу ездоки сигналили, приветствуя двух братьев по дороге. Колонна держала путь к Луне.

– Присоединяйся, брат! – выкрикнул старик, направляя мотоцикл в голову колонны.

Задыхаясь от восторга, Артём примкнул к движению. Ветер радостно зашумел, а музыка заиграла громче. Звук мотора влился в оркестр и дополнил его, как недостающий штрих в сотне других штрихов. Артём отдалялся от земли туда, где нет границ, нет правил. Туда, где вечность предстаёт бесконечной дорогой к Луне и дальше.

***

На улице, ведущей к выезду из города, инспектор ГИБДД допрашивал мальчишек на мопедах и скутерах. Те рассказывали о парне, что как обезумевший, гонял по ночным улочкам; как он выглядел, какой у него мотоцикл. Рассказывали охотно, многословно, перебивая друг друга, лишь бы речь не зашла об их собственных мопедах без документов.

В двух километрах от города, недалеко от знака окончания населённого пункта, ещё одна патрульная машина стояла на обочине в компании скорой помощи. Оба автомобиля беззвучно мигали огоньками. Кабины пустовали.

Пока один инспектор составлял карту ДТП, стоя в траве у покорёженного мотоцикла, другой, в компании водителя скорой и двух фельдшеров, замер над носилками, на которых лежал молодой человек в мотокуртке и потёртых джинсах. Босые ноги свисали, сапоги никто не искал. И никто никуда не торопился.

Укол адреналином не помог. Минуту назад парень умер. Медики фиксировали смерть, а полицейский заглянул в паспорт погибшего.

– Варламов Артём Аркадьевич. Восемьдесят восьмого года рождения. Не мальчик уже, давно за рулём, а ездил без шлема. Хорошо хоть с собой никого не забрал.

Вспотевший фельдшер сказал:

– Шлем бы особо не помог. Там, походу, позвоночник на куски. Если бы парень выкарабкался, то остался бы инвалидом.

– Значит, это его всю ночь ловили? – поинтересовался другой фельдшер.

– Похоже, его, – констатировал полицейский. – Вероятно, пьяный. Или под наркотическими.

– Проверим, – кивнул фельдшер и указал на тело. – У него там вибрирует.

Полицейский с хмурым видом достал из внутреннего кармана притихший телефон. На потрескавшемся экране застыла табличка с единственным пропущенным вызовом от контакта «Мама».

– В какое отделение повезёте? – уточнил полицейский перед тем, как перезвонить.

Увлечённые работой, ни полицейские, ни медики не видели, как над ними пролетела стая воронов, влекомая невидимыми с земли дорогами ветра. Птицы мчались прочь от рощи в сторону полной луны.  

+2
17:29
377
19:50
Автор, ну как так:
Сорок лошадей на двух колёсах, зажатые между ног, никогда не подводили.

Я вот сам грешу ошибками и по этому никому не указываю на запятые и прочие правила, но тут предложение так построено, что живот можно надорвать.
Первые абзацы настраивали на скептический лад. Но текст разогнался, что твой байк на ночной дороге, чтоб к финалу взлететь туда к Луне. Вы видно знаете о чем пишите, живете этим, искренне любите. Самое главное вам потрясающе удалось перенести атмосферу этой гонки сквозь ночь. Образы прекрасные, передана романтика. На этом фоне сам сюжет уходит на второй план (он не плохой, нет, всё соблюдено завязка-середина-финал, просто он в принципе прост и отчасти предсказуем), но это и не важно, у вас получился текст настроение. И вам за это от меня поклон и плюс. Ну и за «Героя асфальта» отдельно спасибо.
И не сочтите за наглость, но мой вам совет. Разработайте тематику. Напишите роман не важно фантастический или в жанре реализма. Такой литературой русскоязычный читатель не избалован. Удачи на конкурсе.
21:24 (отредактировано)
Оу… Это уже третий ангел смерти на конкурсе из обнаруженных.
А почему демонов смерти нет? Несправедливо, ей-богу. Придется почитать…
не опасаясь в столько поздний час ни встречки

В столь поздний час.
на десятилетнем YamahaDragStarне стоило и пытаться.
Это не ошибка автора. Слипшиеся слова — нужно обратиться к модератору сайта.
Несмотря на дрожащие руки, Артём слегка ускорился

А вот это уже ошибка автора.
Доброго пути. В следующий раз одевайте шлем.

Возможно, инспекторы ДПС люди необразованные, поэтому говорят «одевайте» вместо «надевайте». Ах, это прямая речь?
Хм… Чего это я придираюсь? Больше не буду. Обещаю.
Короче, не стал я читать дальше. Неинтересное дело для меня. Туда свернул, сюда поехал и т.д.
Кому нравится — читайте.
Теперь о рассказе.
Написано старательно. Даже с пунктуацией как-то все почти нормально.
Ошибки есть. Не вычитки, а именно ошибки. Если я все не обозначил, не значит, что не заметил.
Есть предложения, составленные неправильно. Но в целом — хоть и динамичный, но средний рассказ.
Меня, например, нисколько не захватила тема того, что кто-то кого-то обогнал, пердя рыча мощным двигателем. И дальше — треть рассказа либо бла-бла-бла, либо треп с инспектором — и опять ветер в ушах. Все это нужно делать гораздо короче, потому что такие действия никак не влияют на сюжет. Это вода.
Кстати, автор написал, что мотоциклист без шлема ездил. Но не написал, что был в очках.
Я в юности много на Яве поездил. На скорости выше 50-60-ти километров в час без очков фиг дороги увидишь. Ветер слезы вышибает — будь здоров! crazy
Автору успеха в конкурсе, конечно…
Но что-то я сомневаюсь. Слишком много конкурентов среди ангелов.
09:09
А мне понравилось. Первый хорошо написанный не магреализм, который мне попался. Правда, я читаю далеко не все рассказы. А тут все есть, чего бы лично мне хотелось. И движуха, и нормальный сюжет, и верится во все и главное все видишь, что автор описывает. Потому что часто так бывает, вроде слова есть, а в картинку не складываются. Тут наоборот, всё смотришь как хорошо снятый фильм. Эмоции опять же этот рассказ вызывает, атмосферный. Причем, как ни странно лично мне отчетливо повеяло «Мастером и Маргаритой». Спасибо, автор! Надеюсь, удача не обойдет вас стороной!
10:23
Одевайте шлем (хотя это прямая речь, может быть, специально написано в неправильной форме). Выходит из жизни (мне кажется, так не говорят). Не буду придираться, я просто не дочитала, «не моё».
***
00:37
Ну, не знаю…
Если сравнивать этот рассказ с «Все, что есть...», разница велика, второй написан качественно, первый — небрежно, тут либо авторская неграмотность, либо недостаток вычитки, не знаю, но ошибок много.
Кстати, элементарный расчёт показывает, что до Луны пешком пятнадцать лет. На мотоцикле, соответственно, в двадцать раз быстрее…
Там писали, что Булгакова напоминает, а мне вот «призрачного гонщика» напомнило, а ещё старый американский фильм, семидесятых вроде, «Дуэль», там такой страшный грузовик без водилы гонялся за одинокими автомобилистами.
Сюжет «ангела» неплохой, можно было бы на самом деле классный рассказ написать, но просто уровень у автора не дотягивает явно, до серьезной прозы.
Я жестко выражаюсь, знаю, но уж как есть.
Всегда хочется что-то сказать в утешение, но не всегда есть что.
Это как раз тот случай.
Мои первые рассказы тоже были примерно такими и я прошёл долгий и тернистый путь в оттачивании навыков письма. Мне повезло, у меня были хорошие учителя.
Так что автору пожелаю одного — чтобы чего-то добиться, надо очень много трудиться!
Загрузка...
Артём Шевченко

Достойные внимания