Светлана Ледовская

Бил полночный час

Бил полночный час
Работа №257

– Ты уверена, любимая? Не-ири-гал очень силен, ты точно…

Надин, его прекрасная Надин не дала договорить.

– Конечно, я уверена. Мой клан много лет убивал демонов. Мне открыты все тайны, все заклинания. Он будет повержен, а ты – свободен! И не просто свободен, ты получишь еще больше сил и тогда, вместе…

– Мы станет повелевать всем миром! – глаза Максуда вспыхнули одержимостью.

Надин принялась чертить круг. Трое суток они шли сюда – оставили войско верному Дагману. Войско, уставшее от поражений. Так больше не могло продолжаться. Он всегда побеждал, но этот враг под флагами с крестами почему-то оказался сильнее. Он – непобедимый жестокий беспощадный завоеватель, который никогда не проигрывал, был вынужден отступать.

И тогда Надин предложила рискованный план. Поработить самого злобного демона, князя демонов. Единственного, которому был вынужден подчиняться и сам Максуд. Приносить богатые жертвы, осознавать, что своим рождением как мага, обязан темной демонической энергии. Ее клан звал его Не-ири-гал. Было очень заманчиво получить неограниченный доступ к первоисточнику, подчинить его себе и одержать долгожданную победу. Он всегда любил рисковать, но не сразу согласился с идеей верной спутницы. Когда-то она нарушила законы своих предков – выбрала в мужья чужака и раскрыла ему все секреты клана. За это отец и жрецы прокляли ее. Но Надин только посмеялась – она была слишком бесстрашной, страстной и свободной, чтобы подчиняться чьей-то воле.

– Готово! Иди ко мне, любимый, – до полночи всего несколько минут. Начинаем! – Они вошли в круг и принялись читать заклинание. Вокруг вспыхнул и разгорелся белый огонь – надежная защита.

– Кто посмел призывать меня? – Глухой голос нарастал от тихого шепота до грозного гула. Он был повсюду и нигде. Всего на секунду дрогнула рука Надин в его руке. Но любимая тут же собралась и с нескрываемым превосходством произнесла:

– Я, Надин, дочь Наадара, Даара, Наада. Я повелеваю тебе….

– Девчонка! Тебе ли говорить со мной?

Надин вздрогнула – ритуал не мог подвести, дух не мог перебивать ее и совсем не таким должен быть ответ порождения тьмы.

– Повинуйся мне, демон!

– Демон! Я? – тягучий смех заставил камни слететь с верхушки скалы. – Я Велиар! А ты, отверженная дочь, позор своего племени, заплатишь за оскорбление! Выйди из круга!

– Стой! – Максуд, который читал заклинание защиты, почувствовал, что рука Надин выскальзывает из его ладони. Ужас объял его всего на секунду, но этого хватило. Любимая шагнула за пределы круга.

Тень скалы отделилась от камня и встала напротив Максуда. Надин оказалась между ними. Громада тьмы, с нечеткими контурами вдруг превратилась в чудовище. Шипы, когти, чешуя или мех? Описать его было невозможно – оно менялось. Двигалось, вибрировало, все время перетекало из одной формы в другую. Уродливая, мощная, уверенная тварь.

Прекрасная стройная Надин, вдруг стала отделяться от земли. Черные длинные волосы волновались от дыхания Не-ири-гала, на белоснежной коже играли розовые отблески его горящих глаз. Она обернулась, и зеленые испуганные глаза встретились с глазами Максуда.

– Надин, нет! – только и успел выкрикнуть он. А в следующий миг ее взгляд померк, тело обмякло и упало на землю.

Он создал свое самое мощное разящее заклинание, даже не задумавшись. И ударил в проклятого убийцу. Сейчас Максуд превратился в чистый инстинкт, без чувств, без эмоций. Сгусток гнева против исчадия зла.

Он попал, но разрушилось кольцо защиты. Рывок в сторону – ответная разящая молния прошла по касательной, опалив одежду. Демон зарычал от ярости. Максуд не дал ему опомниться – он метал и метал свои стрелы – из огня, металла, камня, все, что получалось создать в порыве всепоглощающего гнева.

Сколько времени прошло? Минуты, часы, дни? Все слилось в серой мути сознания. Он очнулся и понял, что сидит, прижавшись спиной к скале, и убаюкивает свою Надин. Ведь она только уснула. Такая прекрасная, такая любимая.

– Проснись, поговори со мной, – поцелуй оставил на губах такой холод, что Максуд вспомнил все, до мельчайших подробностей. Вспомнил и застонал от бессилия. Как много он мог – и как мало. Главная тайна была не подвластна ему – тайна жизни и смерти.

Он ощутил каждой клеткой, что в поединке потерял почти все свои силы. Магия не дается даром, ее нужно питать и беречь, но в сражении с мощным противником, невозможно ни то ни другое.

Постепенно возвращались чувства и способность мыслить. Он собрал костер. Казалось, это длилось вечность. Каждый шаг давался с трудом, да и деревьев в этом скудном краю было так мало. Но для Надин не могло быть другого пути в небо – только в сильных ярких языках пламени ее душа могла обрести покой.. Когда огонь разгорелся и обнял белый саван, Максуд увидел темную громаду в самом черном разломе скалы. Она колыхалась еле заметно – поверженный демон был еще жив. И он мог пригодиться ему.

Маг достал прочный золотой сосуд, испещренный замысловатым мелким узором. На одно заклинание его хватило – и последняя капля жизни, ценнейшая энергия, перетекла из Не-ири-гала в надежное хранилище.

***

Войско ожидало своего предводителя там, где он оставил его, казалось, вечность назад. Но прошло чуть больше недели – какие-то дни отделяли его, уверенного, влюбленного, могущественного Максуда от потерянного, затаившего в самом дальнем уголке души гнев, боль и вину человека.

– Утром выходим на восток. – Его голос звучал так же грозно и уверенно. Нельзя показывать слабость, никому, никогда. Даже самые преданные соратники не должны узнать, что произошло.

– Да, мой господин. Только… – «Где госпожа?», – вот о чем хотел спросить помощник, но не посмел и запнулся.

– Говори! – Никто никогда сомневался в его приказах. Максуд был недоволен, но пока не стал показывать этого.

– Солдаты ропщут, некоторые хотят уйти. Давно не попадались богатые селения. А на востоке…

– Я понял тебя, – верный Дагман говорил так медленно, хотя все было ясно. – Мы идем к отшельникам, чтобы получить совет. Я поговорю с мудрецом и заберу свитки. Потом захватим какой-нибудь город и будем отдыхать целый месяц. Объяви это людям. А с недовольными ты и сам знаешь, как поступить.

В одну из ночей несколько самых отчаянных бойцов решились на побег. Их поймали и жестоко казнили – никто не должен сомневаться в силе своего предводителя и господина!

Два дня войско упрямо двигалось среди сыпучих дюн. Темный, почти черный песок, белые скелеты перекати-поле, светлое насмешливое небо. Все это время Максуд оставался среди своих солдат. Он ехал на любимом сером жеребце и думал, думал. «Уничтожить, истребить демонский мир. Чтобы и памяти о нем не осталось». Не важно, сколько времени нужно, чтобы осуществить задуманное – теперь у него есть цель. Сокровища, новые земли, господство над миром, новый враг – все стало неважным, скучным, бессмысленным, блеклым, все отступило на второй план.

Злость накапливалась и первыми, кто с ней столкнулись, стали смелые, но плохо вооруженные воины местного племени – добровольная охрана маленького монастыря. Они были преданы отшельникам, которые исцеляли больных и помогали решать споры.

– Пусть умрут легко, – напутствовал он своих людей.

Схватка длилась меньше часа и исход ее был предсказуем. Он аккуратно обошел мертвые тела, чтобы не запачкать края одежды. Рядом с защитниками лежали несколько монахов, которые отказались пропустить Максуда к комнатам мудреца и библиотеке.

– Покажи мне заклинание, которое уничтожит демонский мир. Я хочу истребить всю нечисть, что в этом плохого? Разве вы не боретесь со злобными духами?

Разговор продолжался много часов и Максуд начинал выходить из себя. Они сидели в большом зале, который освещало несколько свечей. Время от времени маг вставал, чтобы пройти вдоль полок и выбрать свитки, которые казались наиболее интересными. Но нужный ему не попадался, а на поиски ушло бы очень много времени. Дагман приносил чай и еду. Он был вежлив со стариком, но тот все не уступал.

– Мы ни с кем не боремся и никого не уничтожаем. Нельзя нарушать равновесие. – Ответ в разных, часто пространных вариантах, был один и тот же. – Последствия могут быть непредсказуемы. – Старый отшельник говорил тихо. Странно, но он совсем не боялся его, этот низенький хрупкий человек в простой сильно изношенной одежде. Он не соглашался говорить с Максудом, пока не предали земле всех погибших. Повторял свою просьбу, грустно улыбался и ждал.

– Мне все равно. Демоны должны исчезнуть навеки.

– Заклинание не уничтожает, а лишь запирает теургическую энергию. – Максуд, который в очередной раз рассеянно прохаживался вдоль стен, замер. Мудрец сказал что-то новое, пусть пока непонятное, еще будет время, чтобы разобраться.

– Пусть запирает, это тоже подойдет.

– Тобою движет жажда мести, маг, а для ворожбы нужно обрести равновесие. Иначе все может пойти не так. – Он понял, что достиг желаемого. Старик отдаст ему свиток, и он исполнит задуманное.

– Я творю заклинания много десятилетий, моего опыта и силы достаточно и для этого. Покажи мне свиток, и мы уйдем.

– Я вижу, тебе мало свитка, ты не оставишь меня здесь.

– Ты мудр, старик, молва не врет. Да, ты пойдешь со мной. Я хочу беседовать с тобой и в этом найти умиротворение. – Максуд никогда не мог насытиться знаниями. Его цепкий ум требовал новой и новой информации. И он надеялся получить ее у старого ученого.

– Моя смерть еще не пришла, сражаться и колдовать я не обучен, поэтому будет по-твоему. Но запомни мое слово – ты не получишь того, чего желаешь.

***

Последнее сражение было ужасным. Его преследователи боролись с любыми проявлениями магии. Они миловали тех, кто отказывался от своих богов или идолов, но были беспощадны к колдунам. А Максуд не собирался отказываться ни от чего.

Шли месяцы – его войско гнали и гнали на север. Холод, снег, болезни отнимали силы и людей. А враг, наоборот, становился все сильнее. Для заклинания не хватало всего одного компонента. Хотя мудрец перед смертью (от старости и болезни, а не от его руки) все твердил про равновесие и непредсказуемость.

В лесу на берегу ручья маленький отряд жил уже неделю. Дагман охотился, готовил, оберегал его. Наконец, вернулся племянник верного телохранителя.

– Удача, – лицо паренька, покрытое грязью, сияло. Он вынул из-за пазухи мешочек и протянул Максуду.

– Черный остров, как ты и говорил, повелитель. Я нашел его, нашел деву, и она принесла мне кровь деревьев.

Максуд держал на руке гладкий черный – нет, не камень. Внутри него угадывался свет.

– Завтра, – прошептал он…

***

На чистой ровной площадке пылал костер. Вся земля была испещрена древними символами, соединенными в единый узор с черным камнем в сердце. Максуд произносил слова медленно, нараспев и добавлял в сосуд новые и новые компоненты в строгой последовательности. Травы, кости, камни, порошки.

Они покинули лагерь за час до полуночи. Дагман охранял, а маг творил заклинание. Он изменил формулу. На это ушло время, но уничтожать демонический мир сейчас ему было не с руки. А вот та часть, которая запирает энергию, оказалась интересной. Он был уверен, что сможет создать что-то большее – надежное убежище, в которое никто не сможет проникнуть без его разрешения. Ведь у него была душа того, кого звали мощью великой обители….

Волна жара вырвалась из сердца пентаграммы. Удар был таким сильным, что отбросил Максуда на несколько метров. Он ударился о ствол дерева, потерял сознание и не видел, как приглушенное темное сияние ушло вверх – на недостижимую высоту. В какой-то момент от высшей точки побежал еле различимый узор, который принимал форму купола.

***

– Господин, господин, где вы? – Дагман почувствовал странное тепло и решил проверить, все ли в порядке. Он ожидал увидеть пожар или что-то ужасное, как бывало не раз, когда повелитель творил свои ритуалы. Но там, где он оставил Максуда, ничего не отказалось. Был только лес, поляна, но ни огня, ни даже кострища он не нашел. Утром вместе с племянником и остатками отряда он обшарил все окрестности – безрезультатно. Ничто больше не могло удержать солдат в этом безрадостном чужом краю. Через две недели остатки грозного войска покинули северный край, чтобы навсегда раствориться среди обновленного мира…

0
14:05
315
15:53
Автор, двойка вам!
Какие демоны в этом контектсе?!
Тамошние злые духи именуются иначе.
Слово же «демон» римско-католической этимологии.
А а ваш главный герой явно не католик!
17:17
Автор, весь рассказ состоит из клубка примитивных штампов. А ещё и перлы-
Удача, – лицо паренька, покрытое грязью, сияло.
Надо бы вам дать на вычитку свое произведение кому то опытному. Видно, что с любовью написано, но неопытность. Это пройдёт. Удачи вам и совершенствуйтесь. А пока слабоватый текст.
Загрузка...
Эли Бротовски

Достойные внимания