Светлана Ледовская №2

Идеальное место

Идеальное место
Работа №355

Рыжая девушка опять пришла в то же самое время и встала напротив. Ее яркие синие глаза неотрывно следили за каждым движением Стаса. Когда она в первый раз остановилась около него и бесцеремонно стала наблюдать, он от неловкости не знал куда себя деть. Но потом привык. Девушка не отвела взгляда, даже когда Стас уставился на нее в упор. Она улыбнулась, но он не ответил ей тем же.

- Кто ты? Что это за место? – он уже сбился со счета, сколько раз задавал эти вопросы.

Как и следовало ожидать, девушка промолчала, лишь наклонила голову, как котенок, который рассматривал что-то интересное. До завтрака оставалось минут десять, Стас взял фотографию с прикроватной тумбочки, он берег ее как зеницу ока, поэтому она была как новенькая, и прилег на кровать. Симпатичная девушка и маленький мальчик улыбались ему. Он погладил их и поцеловал.

- Скучаю, - прошептал он.

Сколько еще он тут пробудет, прежде чем опять увидит их.

Девушка ушла. Прозвенел звонок и Стас, подавив зевок, отправился на завтрак.

- Я не пойму, что тебя не устраивает? – спросил Иван.

Он был единственным другом Стаса здесь.

Они сели за круглый столик, вокруг сновали люди с подносами, нагруженными едой. Из всего многообразия блюд Стас взял овсянку, персик и кофе. Иван любил поесть, поэтому их столик был заставлен тарелками.

- Как долго нас тут будут держать и вообще что это за место?

- Пансионат «Солнечный», - сказал Иван с полным ртом, с его губ стекал жир и терялся где-то в многочисленных подбородках.

- Ну ты кэп. А в каждом пансионате запирают двери снаружи?

- Может это для нашей же безопасности.

- А что это за таблетки, которые мы должны принимать горстями каждый день? Процедуры непонятные. Мне кажется, это какая-то очень странная тюрьма. Только, я не помню, что совершил что-то противозаконное.

- Ну что ты сразу «тюрьма». Я думаю, мы тут отдыхаем. Или лечимся, ну типа санаторий такой.

- А люди тебя не смущают, которые все время пялятся на нас?

- Да не особо. Пусть пялятся жалко что ли?

- Странно все это.

- Да забей, наверно это какие-то богатенькие извращенцы. Заняться им нечем вот и ходят, смотрят на нас, простых смертных. Или, - его глаза расширились,- слушай, до меня дошло, мы избранные. Нас всех отобрали по какому-то признаку. Присмотрись, что-то по-любому у нас есть общее. Точно тебе говорю.

Но Стас лишь покачал головой. Он не стал спорить уже который раз, доказывая обратное. Если подумать, они и правда неплохо устроились. Он, в отличие от Ивана, жил один в просторной, рассчитанной на двоих, комнате. Светлой, с большой двуспальной кроватью, душем, стеллажом с книгами на любой вкус, головоломками и настольными играми - каждый найдет себе занятие по душе. Вон Серега, из двадцать восьмой, с утра до ночи бренчал на гитаре. Возле него больше всего посетителей.

- Всегда мечтал научиться, но не было времени, - говорил он.

Так что же его, Стаса, не устраивало?

Он задыхался, ему нужна была свобода. Чтобы Иван не говорил, они находились в тюрьме. Только за что? Что он такого натворил? Он не помнил. Зато Стас никак не мог забыть Майю, свою жену. Он не видел ее с тех пор как попал сюда. Если все правильно рассчитал, то он находился здесь почти полгода. Как и все остальные. Почему они сюда попали, что случилось с их близкими и вообще что произошло - никто не знал. Разумеется, кроме надзирателей и возможно посетителей, но они притворялись глухонемыми.

- Я тебе вот что скажу, тюрьма, санаторий или пансионат – какая нафиг разница? Нас шикарно кормят, работать не надо. Мы живем как короли, Стас. Нас тут облизывают с ног до головы. Мне большего и не надо, - сказал Иван и принялся выковыривать остатки еды зубочисткой.

Стас пожал плечами.

- Слушай, а где ты пропадал? – вдруг спросил Иван.

- В смысле?

- Я думал, ты голодовку объявил или еще чего.

- Я был здесь, куда же мне деться?

- Тебя не было дня два.

- Ты ничего не путаешь?

- Зуб даю. Да и изменился ты.

- Правда и как?

- Стал спокойнее что ли.

После плотного завтрака – лежание в капсулах, а потом свободное время. Стас почти всегда проводил его на улице. Погода в пансионате «Солнечный», как обычно, была чудесной. На небе - ни облачка, солнце ласково грело кожу, но не обжигало. Стас сидел у кромки бассейна, глаза его были прикрыты, а ноги лениво болтались в приятной прохладной воде. Он думал о словах Ивана, это ли не доказательство чертовщины, которая здесь творится?

- Можно присоединиться?

Он нехотя открыл глаза. Над ним нависла симпатичная миниатюрная девушка, в которой он узнал соседку Ивана. Ее длинные темные волосы щекотали Стасу лицо.

- Места много, - пожал он плечами.

Девушка тут же уселась рядом, а он снова подставил лицо солнцу.

- Почему ты один?

- Уж не по своей воле, поверь.

- Ой, прости. Просто все живут парами, а ты нет, вот и спрашиваю.

- У меня есть жена, может поэтому.

- У Вани тоже, - помрачнев, сказала она, - но это не мешает ему.., - она замолчала.

Стас посмотрел на нее, но она решила не заканчивать предложение.

- Скучаешь по ней?

- Каждый день.

Девушка прикусила губу.

- Ты же не думаешь, что простое общение равносильно измене?

Стас удивленно посмотрел на нее, неужели он так выглядел со стороны? Совсем нелюдимым.

- Не думаю.

- Тогда почему бы нам просто не поговорить. Меня, кстати, Женя зовут.

- Стас.

Женя болтала без умолку, но Стас ее практически не слушал. Он всегда завидовал людям, которые вот так запросто могли подсесть к незнакомому человеку и заговорить. Он уловил боковым зрением, что Женя выжидающе смотрела на него и молчала.

- Прости, ты что-то сказала?

- Я спросила, могу ли переехать к тебе в комнату?

По здешним правилам это не запрещалось.

- В камеру, - поправил ее Стас.

На такое смелое предложение он не нашел, что ответить. Не будет ли это предательством по отношению к Майе? А по отношению к Ивану? Он как-то говорил, что ему повезло с соседкой. Похоже, его молчание затянулось, потому что Женя вдруг встала.

- Но если ты против…

- А чем тебе твоя не нравится?

- Ваня, мой сосед, он просто невыносим. Я его не переношу.

- Я поговорю с ним.

- Нет, пожалуйста, не нужно. Можно, я просто буду жить у тебя, обещаю не приставать с разговорами, да и вообще. - Женя схватила его за руки и заглянула в глаза, - Пожалуйста.

- Можешь переехать, но я сплю на правой стороне, и это не обсуждается.

- Спасибо, - Женя с облегчением выдохнула.

Прозвенел звонок на тихий час, как в детском саду. Стас вернулся в камеру, именно в камеру, считал он, взял первую попавшуюся книгу и улегся на кровать, с правой стороны, потому что так его было видно только наполовину. Камера выглядела как прозрачный куб, все напоказ, но он ее обставил так, чтобы стеллаж закрывал большую часть кровати. Каждый день, приходили посетители, иногда даже с детьми. Щелкнул замок, означающий, что камеры закрылись. Женя так и не пришла. Стас развалился на кровати, наслаждаясь минутами покоя. Нет, он не всегда был таким необщительным. Было время, когда он имел много друзей и знакомых. Он частенько ходил по клубам, любил выпить, но когда появилась Майя, он понял, что всю свою жизнь тратил впустую. Ради нее он кардинально изменился.

Они познакомились зимой, когда выпало особенно много снега. Он с друзьями как обычно шел на вечеринку, а Майя с подружкой семенила мелкими шажками впереди. И тут она поскользнулась и упала навзничь, подруга начала громко смеяться, его друзья тоже. Один Стас предложил ей помощь, Майя ее с радостью приняла, хохоча во весь голос. Ничего приятнее он не слышал, она смеялась от души, так по-настоящему, смело, до слез. Он вызвался проводить их с подругой, потому что гулять с толпой подвыпивших парней они почему-то не согласились, но ответили утвердительно на его предложение. Обе девушки взяли его под руки, и таким макаром он проводил их до самого дома, они были соседками. В этот вечер он так и не вернулся к друзьям. На следующий день она сама написала ему, предложила встретиться. С того все закрутилось, завертелось. А потом и свадьба и рождение сына. Но вот он здесь.

Стас не заметил, как уснул, рядом валялась так и не открытая книга. Сквозь сон он услышал истошный крик. Все еще находясь наполовину в мире Морфея, где Майя его страстно целовала, он не сразу понял что за звук. Кричала девушка, всхлипывала и что-то говорила. Стас соскочил с кровати, но только лишь для того, чтобы увидеть, как надзиратель со скучающим видом наблюдал за чем-то.

- Эй, командир, ты че не слышишь? Помоги ей! – крикнул Стас.

Но надзиратель только удостоил его скучающим взглядом и продолжил наблюдать. Мимо камер прогуливались люди, как ни в чем не бывало. Стас прислонился к стеклу, чтобы разглядеть в чем дело, но увидел лишь толпу зевак, среди них находились и два мальчика лет семи, десяти, напротив комнаты Ивана и Жени.

- Помогите ей кто-нибудь, - не унимался Стас, - откройте эту треклятую дверь, я сам разберусь.

Никаких действий не последовало. Не он один колотил по толстому оргстеклу и кричал, все, кто попадал в его поле зрения, так же пытались вразумить стража порядка.

Казалось, ее крики о помощи длились бесконечно, но постепенно они перешли в затяжной вой. Люди все прибывали и прибывали. Наконец, Женя замолкла, и от этого стало еще страшнее. Спустя минут двадцать, когда часы посетителей закончились, звякнули замки. Стас выскочил раньше всех.

Иван, развалившись на двуспальной кровати, храпел.

- Проснись, - сказал Стас как можно громче.

- Чего тебе? – лениво приоткрыв один глаз, спросил Иван.

- Где Женя? Это же она кричала, все слышали.

С соседних комнат подтянулись любопытные, но они стояли в стороне, не желая вмешиваться.

- Я почем знаю. Слушай, свали а. Давай потом поговорим, я хочу спать.

- Я с тобой не разговаривать пришел.

Стас подошел и со всей силы сжал бычью шею.

- Ты охренел? – Иван окончательно проснулся.

От резкой боли у Стаса потемнело в глазах, он упал. Рот наполнился кровью.

- Какого хрена ты тут вытворяешь?

Иван навис над Стасом и пнул его в живот.

- В моей. Комнате. Куда. Тебя. Не приглашали, - почти каждое слово сопровождалось пинком.

Стас не мог вдохнуть, настолько боль была сильная. Он кое-как встал на четвереньки, кровь капала на пол.

- Она приходила ко мне, - прохрипел он.

- А, так вот к кому она собиралась.

Стас пытался разговорить Ивана, только чтобы тот его больше не бил.

- Да, пыталась уйти от тебя.

- Она думала, ты ее защитишь что ли?

Громоподобный смех разнесся по камере.

- Что ты с ней сделал?

Стас отполз к стене, держась за живот.

- То что хотел уже давно, - он снова заржал, - а эти маленькие ублюдки смотрели на все это. Как думаешь, хороший урок им преподал? Родители остались довольны?

Все загалдели, но никто открыто не высказался.

- Ты омерзителен, - Стас плюнул ему в ноги и тут же получил ногой в нос.

Что-то хрустнуло, перед глазами побелело.

- Все, хватит! – выкрикнул кто-то из толпы.

Тишина наступила мгновенно. Стас почувствовал, как кто-то его поднимает и уводит. Вместо лица осталась пульсирующая, не стихающая боль. Нос, похоже, был сломан.

- Не понимаю, зачем здесь надзиратели нужны.

Стас полулежал на кровати и с трудом соображал где находится.

- Вон девка сколько кричала и хоть бы что. Этот-то куда лез? Не умеешь, не берись, защитничек нашелся.

Голос принадлежал немолодому мужчине, он стоял спиной к Стасу и разговаривал то ли с ним, то ли сам с собой.

- Простите, вы кто?

- А защитничек, - он повернулся, в руках у него что-то было, - я тот, кто не мог спокойно стоять и смотреть, как ты корчишь из себя героя. На, заткни, а то всю кровать мне испачкаешь.

Стас с благодарностью принял ватный тампон.

- Девчонки там уже не было, к чему это представление?

- Вы не знаете где она сейчас?

- Унесли на носилках.

Стас резко сел и очень пожалел об этом, голова тоже раскалывалась от боли.

- Ложись, - доктор мягко уложил его обратно в кровать.

- Она жива?

- Жива, жива. Влюбился что ль?

- Мы практически не знакомы. А вы не знаете, куда ее могли увести?

- Не знаю, сынок. У меня другой вопрос. Зачем?

При вдохе нос Стаса издавал странные звуки. Мужчина посмотрел на Стаса, подошел к кровати, снял наволочку и скрутил ее.

- Зажми между зубами. И не шевелись.

Он сжал нос Стаса обеими руками, и резким движением вправил его. Стас вскрикнул. Яркая вспышка боли, которая тут же стала постепенно утихать, переходя в ноющую пульсирующую, но не такую как раньше.

- Вы врач? – спросил Стас, вдыхая полной грудью.

- Да, был. Анатолий Сергеевич зовут меня.

- Я Стас. Спасибо вам, Анатолий Сергеевич, за это, - он показал на нос, - но уводить меня не надо было.

- Он бы запросто мог тебя убить.

- Они бы не позволили.

- Откуда ты знаешь?

Да, он прав, Стас не знал наверняка. Но ему все равно было неловко.

- А вас-то за что сюда?

- Кто знает. Может, есть за мной грешок. Я, знаешь ли, не помню почему здесь.

- Не только вы. Я тоже. Помню только жену.

- Вот и я. Леночку и пацанов своих. Их у нас трое, взрослые уже, - он вздохнул и уселся на краю кровати, - последние воспоминания не очень хорошие.

- Расскажете?

- Да что рассказывать, все как у всех.

***

Рыжая девушка пришла опять. Красивая, молчаливая. Она стояла и просто смотрела, что в какой-то момент, он попросту перестал замечать ее присутствие. В этот день, как ни в чем не бывало, Стас занимался обычными делами. Отлил, принял душ, оделся, почистил зубы. Он старался не обращать на нее внимания, но в этот раз кое-что изменилось.

Как обычно, перед входом, рука сама потянулась к фотографии.

- Почему ты все время смотришь на нее?

- Это моя жена и сын.

От неожиданности Стас ей ответил, хотя столько раз прокручивал у себя в голове, что если она скажет ему хоть слово, он ухом не поведет.

- Любишь их?

Он кивнул и отложил фотографию.

- Тебе идет улыбка, - сказала она.

- Спасибо. И тебе.

Она улыбнулась, в этот раз он ответил ей. Вот он, его шанс.

- Почему вы держите нас здесь? – выпалил он.

Синие глаза оценивали его.

- Ты еще не готов.

- К чему?

Но девушка словно в рот воды набрала. Опять. Он сматерился про себя, но снова выдавил улыбку.

- Ты случайно не знаешь, что стало с той девушкой, Женей?

- Тебе не чуждо сочувствие.

Это было утверждение. Не зная, что сказать, Стас просто кивнул.

- Ты не ответила на мой вопрос.

- С ней все будет хорошо.

- Как вы могли допустить такое? – Стас откинул притворство, - он ничего не сделал! – он показал на одного из надзирателей.

- С ней все будет хорошо, - повторила она.

- Где она? Ее можно навестить?

- Нет, - девушка развернулась, чтобы уйти.

- Да что вообще здесь происходит? Кто вы такие? Зачем ты приходишь ко мне? Ответь! – он не заметил, как перешел на крик.

- Мы друзья, - спокойно ответила она и ушла.

Этой ночью Стас ворочался, не мог уснуть. Он должен выяснить, что это за место! Когда его отпустят к семье? Отпустят ли? Он так и не уснул.

Весь день он не выходил из камеры. Не хотел встречаться с Иваном, да и желудок отказывался принимать какую-либо пищу. От этого была и польза. Стас заметил во сколько надзиратели сменяли друг друга. И увидел, наконец, куда они пропадали. Потому что раньше, сколько он ни искал - ни дверей, ни замков не находил.

Во время того, как заключенные уходили на завтрак, обед и ужин здесь, у камер, оставался только один надзиратель. А после ужина сменялись четыре охранника, а два оставались. И если им надо было отлучиться ненадолго, они всегда подходили к одному и тому же месту и просто проходили сквозь стену. Стас попробовал проделать так же, но ничего не вышло. Наверное это из-за того что там уже кто-то был, хотя они проходили сквозь стену все вместе. Почему не получается? Скорее всего, дело в карточке, которая активировала замок? Точно, еще и форма ему не помешала бы.

Охранник ходил вдоль коридора взад вперед и обращал на Стаса столько же внимания, сколько на букашку проползающую мимо. Стас вышел ему навстречу, не имея конкретного плана. Он хотел его вырубить ударом в лицо и отобрать форму. Но что-то пошло не так. Дело даже не в том, что у него тряслись поджилки или кишка тонка, а в том, что в последнюю секунду он поднял глаза, посмотрел на надзирателя и просто передумал. С гулко бьющимся сердцем он свернул в первую попавшуюся камеру. Стас так и не понял что произошло. С чего это вдруг он так резко перехотел? Он же не собирался его убивать, в конце концов.

Стас понял, надо действовать по-другому. Нужно использовать элемент неожиданности. Он огляделся, на глаза попалась гитара.

- Прости, Серега, - усмехнулся Стас.

Охранник как раз шел в обратную сторону, когда Стас, со всей дури треснул его по затылку, проломив корпус гитары. Не мешкая ни секунды, он затащил надзирателя в камеру Сергея, снял с него форму, и надел на себя. Обшарив карманы, он обнаружил тонкую, не толще волоса, прозрачную карточку. Подбежал к той самой стене, приложил карту, но ничего не произошло. Он принялся выискивать хоть что-то отдаленно напоминающее сенсор при входе. Но ничего не нашел. С минуту он постоял, не зная что делать.

- Да чтоб тебя, - он хотел стукнуть кулаком по стене, но рука «утонула» в ней, - да ладно!

Похоже, карта или чтобы то ни было, тут не причем. Это форма? Прищурив глаза, он с замиранием сердца всем телом «окунулся» в стену. Открыл глаза.

А там ничего. Абсолютно пустая комната. Правда, стены переливались всеми цветами радуги. К ним так и тянуло прикоснуться. Вблизи они оказались бархатистыми, множество и множество мелких разноцветных ворсинок покрывало все помещение. Ворсинки почувствовали его присутствие и повели себя так, будто подул легкий ветерок и волна прошлась по всем четырем стенам. Стас приложил руку. Она тут же «утонула» точно в перину, было так приятно ощущать эти прикосновения к своей коже. Руку нежно обволакивало и чуть начало затягивать, Стас резко отдернул её. Он не мог уснуть всю ночь, а комната, похоже, предлагала ему спать? Даже, если это так, он здесь не за этим. А не сводит ли эта комната его с ума? Стас потряс головой, чтобы взбодриться, вытащил из кармана прозрачную карту и приложил к стене. Ничего не произошло, только живот заурчал. И тут же в стене образовалось отверстие, в котором лежала красная капсула. Ему стало очень интересно, что будет, если он ее проглотит, но в последний момент одернул руку. Только не сейчас.

Похоже, что комната считывала его желания, поэтому он со всей силы подумал о карточке у него в руках и об устройстве, где можно бы было её применить. Ничего не произошло. Тогда он приложил карту к стене, она ее тут же засосала. На его глазах стена начала раздвигаться в разные стороны и в середине образовалась черная глянцевая поверхность, с ее центра выходили лучи, светящие в противоположную стену. Стас протянул руку и дотронулся до одного, тот подобно солнечному прервался, чтобы отразиться от ладони. Тогда Стас стал перед ними, чтобы все его тело касалось их, они не выделяли тепло, а больше напоминали излучение голографического 3Dпроектора. Как только лучи коснулись его, напротив стала вырисовываться чья-то фигура, через несколько секунд перед ним сидел худощавый парень с нагловатым лицом и надменным взглядом – он сам.

- Меня зовут Стас, родители Мария и Виталий Соловьевы, бизнесмены. Долларовые миллионеры. У меня было все о чем только мог мечтать…

Стас слушал и не верил собственным ушам. Как? Как он умудрился все это забыть?

Дальше голографический Стас говорил то, что настоящий Стас и так знал, но почему-то забыл. Он прослушал интервью до конца. После карта просто появилась в отверстии. Были ли интервью с другими заключенными? Наверное, но они ему были не интересны.

Он забрал карточку, так ничего нового и не узнав. Но что-то его тревожило, он не понимал что. По щекам текли слезы. Машинально их вытирая, он вышел из этой комнаты. Заключенные потихоньку возвращались из столовой. Надзиратель так и лежал на полу, не очнувшись. Его окружили коллеги.

Стас только сейчас вспомнил, что на нем форма. Он развернулся, чтобы уйти, но тут же привлек внимание охранников.

- Мне конец?

Его схватили и поволокли в его же камеру, сняли форму и оставили одного, даже дверь не закрыли. Стас еще долго сидел на кровати переваривая произошедшее. Единственное, что он понял - надо бежать.

На следующий день, во время завтрака он подсел к доктору и поделился с ним тем, что увидел. Над надзирателем без сознания стоял другой и проделывал манипуляции, не совсем понятные Стасу. Охранник просто внимательно смотрел на коллегу в упор и все. Как будто разглядывал что у того внутри или считывал информацию прямо с мозга.

"Да не, бред какой-то", - подумал Стас, но другого объяснения он найти не мог.

- И потом он очнулся.

- Ни с того, ни с сего? Может он уже пришел в себя?

- Может, - не стал отрицать Стас, - а что вы скажете про ту комнату и то, что я видел себя как вас сейчас? Я серьезно. Только это был и как бы не я.

- Что ты хочешь этим сказать?

- Тот я выглядел каким-то нагловатым что ли. Такой уверенный в себе, даже я бы сказал самоуверенный.

- То есть каким ты и был в самом начале?

- Я таким был? Хоть убейте, не помню. Я вообще не помню, как сюда попал.

- Меня больше интересует другое, что стало с нашими родными.

- Точно! - Стас даже соскочил со стула, но поспешно сел и наклонился к доктору, - я и подумал, что-то в том интервью было не так. Я ни слова не сказал о семье, то есть о моей нынешней семье - о Майе и Вадимке.

- Наверное, ты что-то узнал плохое и специально не говорил о жене и сыне, чтобы не подвергать опасности.

- Да, и поэтому они каким-то образом стерли мне память, - подхватил Стас.

- Что же ты узнал? Ты был очень агрессивным, значит не очень хорошее.

- Это и пугает.

Доктор вздохнул, он не притронулся к еде, как и Стас. Его пальцы отбивали ритм на столе.

Стас ещё понизил голос, чуть еле слышного шепота.

- Я хочу сбежать.

- Я думаю это невозможно.

- Но почему? Вы же слышали, что я говорил. Они нам ничего не сделают! Пробраться в ту комнату было легче, чем два пальца об асфальт.

- А ты не боишься, что твои у них? И если ты попытаешься, они что-нибудь с ними сделают?

- Никто не знает что у них на уме, кто они такие вообще, но попробовать стоит. Я должен знать, понимаете. Сколько вы не видели своих? Когда нас отпустят?

- Наверное, ты прав, но будь осторожен. Они не те, кем кажутся.

Они посидели в тишине. Стас обдумывал слова доктора, но считал, что тот просто наводит панику.

- У меня есть идея, - сказал доктор, - перед тем как перейти на отчаянный шаг, нужно проверить на что они способны.

- То есть?

- Надо создать ситуацию, при которой они не смогут не отреагировать. Например, подвергнуть опасности их самих, а ещё лучше их близких.

- Детей, - тихо проговорил Стас.

После обеда, во время посетителей Стас не стал ложиться спать как обычно, а наблюдал. Точно так же, как они за ним. Но по закону подлости приходили только взрослые. Все они не произнесли ни звука. Ещё одно интересное наблюдение отметил Стас - никто из них не держался за руки, ни под руку. Но в то же время он понимал, что они вместе. И одеты они были не как невероятно богатые люди, а в самую обычную одежду - джинсы, футболки, кроссовки. И никто из них не выглядел вспотевшим, хотя, судя по погоде во дворе, было лето. А в джинсах и кроссовках в такую погоду ходить жарковато.

Совсем еще маленького мальчишку Стас заприметил у противоположного куба, он и, по всей видимости, родители, не спеша прогуливались вдоль коридора. Останавливались возле каждой камеры и подолгу рассматривали их жителей. «Как животных в зоопарке», - подумалось Стасу. Для своих лет, мальчишке было примерно лет пять, он вел себя чрезвычайно спокойно – ни на шаг не отставал от родителей, не тыкал пальцами в стекла и вообще вел себя как взрослый. Стасу пришлось ждать, пока они пройдут все боксы напротив и часть боксов слева. У него было время подумать, как подманить мальчонку. После той странной комнаты, которая считывала все его желания, Стасу казалось, что они очутились в будущем. А тот охранник, которого он передумал вырубать, словно прочитал его мысли. Он не говорил об этом доктору, потому что знал, что это звучит уж слишком неправдоподобно. Вот как раз сейчас он мог и проверить свою теорию.

У мальчика были большие доверчивые глаза олененка. Думать о хороших намерениях Стасу не составило труда, он и вправду не желал ему ничего плохого. «Привет, подойди ко мне поближе, я хочу с тобой познакомиться», - усердно проговаривал он про себя и в принципе не лукавил, ему и правда было интересно узнать кто эти люди, которые каждый день глазели на них, - «Я хороший, добрый» - Стас улыбнулся для правдоподобности. И о чудо. Мальчишка явно заинтересовался им. Стас не стал медлить, когда он подошел совсем близко к камере, схватил мальчика через специальные отверстия для рук. Тот, явно растерявшись, стал вырываться и кричать. Последнее, что увидел Стас – взгляд надзирателя, обращенный к нему.

Он очнулся на кровати, стеклянный куб все так же был заперт. Она уже ждала его.

- Ты зачем это сделал? – спросила рыжая.

Поначалу Стас подумал, что до сих пор спит. Может теперь ему прикинуться немым? Поможет ли это?

- Не твое дело, - он повернулся на другой бок, чтобы не видеть ее.

Он был прав, они ничего им не сделают.

- Если ответишь мне, я тоже тебе скажу кое-что очень важное.

- Я хотел проверить, - сказал он и на всякий случай запел про себя «в траве сидел кузнечик».

- Что проверить?

- Это уже второй вопрос. Я ответил, теперь ты.

- Но так нечестно! – она и вправду выглядела очень удивленной.

- Детка, ты на какой планете живешь? – его позабавила ее наивность.

- Хорошо, я тебе скажу.

- Валяй.

- Что прости?

- Я весь внимание, мадам.

- Я могу тебя освободить, но для этого тебе придется прекратить пугать маленьких детей.

Стас соскочил с кровати.

- Говори тише, - зашипел он, - и как же?

- А это уже другой вопрос, - не понизив голос, парировала она

Стас смерил ее презрительным взглядом.

- Я не хотел навредить мальчику, я проверял как здесь поступают с дебоширами.

- Зачем тебе это? – захлопала ресницами рыжая.

- А зачем тебе помогать мне?

- Потому что я могу это сделать.

- Ага, значит, Иван был прав.

- И в чем же он был прав?

- Да так. Зачем я нужен тебе?

- Ты не ответил на мой вопрос.

Стас выругался себя, что сболтнул лишнего.

- Он говорил, что вы богачи-извращенцы. Вас почему-то заводит смотреть на нас.

- Тебе не стоит его слушать. Он и близко не догадывается что это за место на самом деле.

Настало время удивляться Стасу. Он никак не ожидал такого прямого ответа.

- Тогда кто же вы?

- Мы Зафировцы.

У Стаса по спине пробежал холодок, но он еще сам не понял почему. Наверное, из-за того что подтвердились его самые страшные мысли.

- Задавай вопрос, - потребовал он, чтобы поскорей задать свой.

- Вопрос все тот же. Зачем?

- Я не знаю, что ждать от, - он замешкался, - вас, вот и проверял, сможете ли вы убить.

- Ты готов был к тому, что тебя убьют?

- Нет, скорей я хотел убедиться в обратном - что мне ничего не сделают. Теперь я, - прервал он следующий ее вопрос.

- Валяй, - серьезно сказала она.

Стас еле удержался, чтобы не прыснуть, несмотря на ситуацию.

- Кто такие Зафировцы?

- Те, кто живет на планете Зафир.

- Ты меня разыгрываешь?

- Нет. Ваша планета погибла, Стас.

Девушка явно была не в своем уме.

- Я устал, - сказал он.

- Я завтра еще приду.

- Жду не дождусь, - съязвил он.

«Но меня здесь уже не будет» - подумал он, когда она ушла.

Этим же вечером за ужином Стас поделился с доктором этим странным разговором.

- Это больше похоже на правду, чем мы сами нафантазировали.

- Да вы смеетесь! Она явно была не в себе или проверяла мою реакцию. Точно вам говорю. Это сто пудов какой-то эксперимент. А в той комнате, - поспешил добавить он, - была обычная голограмма.

- Ты же сам говорил, что не похожа.

- Говорил, но беру свои слова обратно. У них же денег куры не клюют, вот и используют такие технологии, которые нам и не снились.

- Ладно, опустим пока это. Знаешь, что меня больше всего настораживает? – он оторвал глаза от своей тарелки и внимательно посмотрел на Стаса.

- Что? – Стасу стало даже не по себе от этого взгляда и от того как изменился голос доктора.

- Скажи, пожалуйста, что ты помнишь о своей жене.

- Я же вам рассказывал…

- Да, как вы познакомились, но помнишь какой она была?

- Красивой, веселой, общительной, - сразу же ответил Стас.

- Сколько вы вместе?

Стас задумался, а правда сколько?

- Ну если нашему сыну пять, где-то лет шесть.

- За шесть лет у вас была хоть одна ссора?

Стас снова задумался.

- А что должна была? Мы очень любим друг друга.

- Мы с Леночкой тоже любим, любили друг друга, и очень редко ссорились. Но раз в год – стабильно.

- Из-за чего?

- Знаешь, просто накипало. И она, и я высказывали друг другу все, что накопилось. Мы оба спокойные и уравновешенные, но и у нас бывало всякое.

- Я даже не знаю, за что можно было упрекнуть ее. Она идеальна.

- Вот! Не бывает идеальных. А ты? Тебя тоже не в чем упрекнуть? Ты довольно вспыльчивый, когда тебя только привели, я слышал, да все слышали.

- Куда вы клоните? Хотите сказать у нас какая-то неправильная семья? – Стас старался говорить спокойно.

- Ты ни разу не бросал грязные носки где попало, ты ни разу не оставлял использованный чайный пакетик на столе?

- Бывало, и что?

- Она покорно все за тобой, таким неряхой убирала?

- Я же говорю, идеальная.

Доктор покачал головой, явно размышляя о чем-то.

- А сын. Когда был совсем крохой, не плакал?

- Плакал, какал, как обычные младенцы. Послушайте, док, мне не нравится то, к чему вы ведете, давайте на этом и остановимся.

- Ладно, ладно. Последнее, хорошо?

- Ну?

- Твой сын вундеркинд?

- Что? Откуда вы знаете?

- Он уже и читать умеет и писать, да?

- Все, - Стас со скрипом отодвинул стул, что чуть не уронил его, - с меня хватит.

- Да послушай ты, не горячись, - тоном доброго дедушки продолжил доктор, - они умеют проделывать какие-то манипуляции с нашим мозгом, стирать память, например, или еще что…

- Я не собираюсь слушать ваши бредни. Вы такой же как и они, - он показал куда-то в сторону стены.

Он ушел, его всего трясло.

- Сумасшедший дед! – ходил он взад-вперед по камере, - это ж надо додуматься! Нет, моя семья настоящая, реальнее его будет.

Он кинулся к подушке, под которой хранил фотографию жены и сына.

- Вот они, мои хорошие, - на фотографию что-то капало, он вытер жидкость рукавом своей формы, - я вас так люблю.

Он с шумом втянул носом воздух и решил, что сегодня все узнает.

- Эй, ты что тут делаешь? - Иван спешно отложил комикс, который рассматривал, - если ты опять хочешь наехать на меня, лучше убирайся, я за себя не ручаюсь.

- Нет, мне нужна твоя помощь.

***

Стас, Иван и еще двое человек, столпились в крошечной комнате охранников.

- Нам точно ничего не будет?

- Точно, спасибо, что помогли вырубить их всех.

- Да, должен сказать это оказалось проще простого.

- Какая необычная комната, - один из парней провел ладонью по ворсинкам.

- Не трогай! Слушайте внимательно, у меня не было времени объяснить вам подробнее, нас бы скоро закрыли на ночь.

- Ближе к делу, - сказал другой парень, которого Стас не знал.

- Я заметил, что надзиратели заходят в эту комнату, а выходят из нее уже другие. Примерно в это же время они меняются.

- То есть здесь есть потайная дверь?

- Что-то типа того. То, что я сейчас скажу, покажется вам абсурдным, но все равно делайте, как я скажу.

Он оглядел всех. На их лицах застыло недоумение.

- Все, подумайте о выходе из комнаты.

- Что, блин? Мы тебе доверили свои жизни. Ты совсем…, - на него с потной физиономией наступал один из парней.

Но он не договорил, в стене образовалось отверстие, так как все равно все подумали о том, что он сказал.

- Видите?

В ноздри ударил запах морских водорослей и чего-то вкусного. Все стояли с широко открытыми глазами.

- Вперед!

Идти непринужденной походкой, как договаривались изначально, совсем не получалось. Все то и дело вертели головами, пытаясь как можно больше и быстрее разглядеть. Но не выходило. Их процессия замедлилась. Справа от них раскинулось море, красное солнце ныряло в его воды. От раскатистых волн долетали соленые брызги. Слева же шла вереница огромных стеклянных кубов. Вот их-то Стас бы и назвал комнатами. Все они были открытыми. Каждый куб обладал своей непередаваемой атмосферой. Один был похож на оранжерею с множеством растений, другой - сплошь увешан картинами, своеобразными надо сказать. И босая девушка в белой ночнушке рисовала. Она стояла лицом к ним, ее взгляд падал на море. Стас обратил внимание на ее выпирающий живот.

- Женя?

Иван остановился напротив одного из куба, идущие позади от неожиданности врезались в него. Он огляделся и решительным шагом направился к девушке.

- Стой! – сказал Стас.

Иван будто не слышал, и Стасу пришлось побежать за ним.

- Ты что творишь, нас же могут поймать.

- Что она тут делает?

- Явно не желает тебя видеть.

Женя в самом деле начала озираться и пятиться, когда их увидела.

- Подойдешь еще на пару шагов, и я нажму кнопку!

Иван затормозил.

- Какую еще кнопку?

- Нашу охрану, чтоб такие как ты не трогали нас!

Стас вышел вперед, закрывая собой Ивана.

- Прости нас, мы на самом деле шли мимо. Красивые сережки.

В ушах и на руках ее красовались украшения из бисера.

- Спасибо, - машинально ответила она.

- Сама плетешь? – он улыбнулся самой искренней из своих улыбок.

- Да, меня это успокаивает. И популярностью пользуется, между прочим.

- Среди местных?

- Не только? В интернете продаю.

- Вот как? – услышанное озадачило Стаса.

Совершенно неожиданно и абсолютно неслышно появились настоящие надзиратели. Стас заметил их только тогда, когда кто-то «из своих» закричал

- Мочи их!

Началась какая-то невообразимая мешанина из тел. Стас не понимал где враги, где нет. Они с Иваном неслись сломя голову на подмогу и едва подоспели, одного уже скрутили.

Иван бросился в толпу, как разъяренный бык, наверное, так на него повлияла Женя. Он, не разбирая кто есть кто, раскидывал всех подряд. Что в принципе, только усугубляло и так непростое положение. Иван кричал и неистовствовал, что внимание всех было обращено только на него.

Не теряя ни минуты, Стас бросился в ту сторону откуда предположительно пришли надзиратели. Он бежал, что есть силы, пока чуть не разбил нос о стену. Буквально десять шагов назад он и предположить не мог, что бескрайний пейзаж оборвется так скоро. Это все оказалась иллюзия. Не сломал он нос только потому, что вся стена представляла собой ворсистый покров.

- Дверь, мне нужна дверь, - повторял про себя Стас, - я хочу выбраться наружу.

Сначала он даже не заметил ручку, словно она всегда там была, и различить ее можно было только посмотрев сбоку.

Стас обернулся, потасовка продолжалась. Сейчас он узнает всю правду.

Он рывком распахнул дверь и чуть не упал. Жгучая боль пронзила правое плечо. Его спасло лишь то, что он удержался за ручку.

Часом ранее

- У меня есть план.

- На кой мне слушать твой план? Он мне что-то даст? - Иван почти вплотную подошел к нему.

Стас сжал кулаки, но не отошел. Он смотрел прямо в глаза Ивану, хотя тот был на пол головы выше.

- Ты хочешь узнать правду, что здесь творится?

- Допустим.

- Но ты не хочешь покидать это место.

- А смысл? Я всегда стремился к такой жизни. Единственное, конечно, не помешало бы иногда разбавлять пребывание здесь горячительными напитками, но это небольшая цена за комфорт и бесконечную жратву, - он огласил камеру громоподобным смехом.

- Я обещаю достать тебе, если ты поможешь мне сбежать.

- Ну и как ты это собираешься сделать? - он скрестил руки на груди, но в глазах появились искорки.

- Вот поэтому я и обратился к тебе. Но для начала нужно найти еще два человека, желательно мужчин, которые тоже хотят докопаться до правды, а может и сбежать, - Стас говорил тихо и быстро.

- Сколько времени на это нужно?

- Примерно минут двадцать, максимум полчаса. До смены охраны.

- Ты рехнулся? И как я тебе это устрою?

- Я тоже попробую найти, но у тебя больше здесь знакомых.

- Допустим, я успею, что дальше, - энтузиазма у него заметно поубавилось.

- Нам нужно убрать надзирателей, только тихо и надеть их форму.

Смех сотряс стены камеры.

- Я думал ты всерьез, но у тебя либо кукуха поехала, либо ты решил меня разыграть или, что хуже, подставить, - он развернул Стаса и выпроводил вон.

- Ты послушай меня до конца, а потом будешь решать, верить мне или нет.

И Стас рассказал все без утайки. Иван недоверчиво выслушал историю про комнату, но как ни странно поверил про инопланетян.

- Да, что-то в них инопланетное есть, - он покрутил у виска.

- Не знаю, - Стас покачал головой, - я больше склоняюсь к теории про эксперимент. В любом случае мы узнаем сегодня всю правду, если ты доверишься мне.

- Зачем мне тебе доверять?

- Потому что мы в одной лодке. Или мы их, или они нас.

- Я не заметил, что они относились к нам враждебно.

- Ты прав. Я проверял. Поэтому они не должны причинить нам вреда.

- Но это в теории.

- И на практике тоже.

- Ладно, не хочу обнадеживать тебя, скорее всего из этой затеи ничего не выйдет, но мне интересно, зачем тебе нужны все мы, если ты и сам мог без проблем пробраться в ту комнату? А еще больше меня интересует зачем тебе я?

- Вы будете моим отвлекающим маневром.

- Ты серьезно?

- Только если мы не успеем найти выход к приходу новой смены. И я не знаю, что будет ждать нас за пределами комнаты. Когда я был один, я не успел этого сделать из-за других надзирателей.

- Они точно тебе ничего не сделали? А то мне кажется, что ты уже тоже того.

- Вообще ничего, - он притворился будто не понял сарказма, - я тебе больше скажу, они мне ничего не сделали, когда я схватил их ребенка.

- Наслышан. Может, мы нужны им на органы и поэтому они берегут нас? - Иван почесал затылок.

- Когда мы проберемся к выходу, в игру вступишь ты.

Сейчас

Невероятный ужас накрыл Стаса. Он закричал, чуть не сорвав голос – его тело висело над бездной. Под ним медленно плыли облака. Плечо адски болело, но на грани жизни и смерти и не такое вытерпишь. Невероятным усилием воли он все же не упустил последний шанс на спасение. Руки он успел поменять в последний момент, теперь его жизнь зависела от более слабой – левой.

Закружилась голова. Его обдало жаром, рука предательски заскользила. Он попытался успокоиться, закрыв глаза. Не помогло, только потерял время. С обратной стороны поверхность двери оказалась ребристой, похожей на кору дерева, даже не так, она и была корой необъятного дерева.

Стас попробовал ухватиться за вторую ручку, но никак не удавалось, боль была невыносимой. Он вскрикнул, напряг все мышцы и рывком поднял руку, но чуть-чуть не достал.

Надо было всего лишь раскачать немного дверь. Но природа на этой планете не хотела ему помогать - ни тебе малейшего ветерка, только беспощадное солнце. Стас ещё никогда не чувствовал себя таким беспомощным. Он висел над пропастью, истекая потом, и прощался с жизнью. Вокруг тишина, гигантские стволы деревьев, под ногами бездна, он поднял голову и ахнул. За могущественными кронами открывался великолепный вид на исполинскую планету. Она находилась так близко к той, на которой находился он, что можно было разглядеть её многочисленные спутники. Стас принялся их считать, как вдруг заметил лицо Анатолия Сергеевича.

- Фух, я думал, что опоздал. Иди сюда.

- Аккуратнее, пожалуйста, - взмолился Стас.

Доктор вытащил Стаса на поверхность, и тот повалился на пол полностью обессиленным.

- Спасибо, - прохрипел он, слова давались ему с трудом, сердце бешено колотилось.

- Вот это да, - приговорил Анатолий Сергеевич, он как завороженный смотрел на улицу, - значит все это правда...

И тут он заплакал.

- Док, ты чего?

- Я их больше никогда не увижу.

Но Стас, к своему стыду, чувствовал только облегчение. Возможно, потому что его надежда умерла уже давно.

- Как ты узнал, что я здесь?

Когда доктор немного успокоился, они пошли обратно - мимо моря, мимо беременных женщин, потому что больше некуда было идти.

- Тела всех сбежавших, разнесли по камерам и заперли. Тебя среди них не оказалось.

- Они…

- Живы. Просто в отключке. Но тем надзирателям они задали жару. Я только не пойму почему они не схватили тебя?

- Это и был наш с Иваном план – они должны были просто отвлечь надзирателей.

- И, если б была возможность ты бы просто удрал?

- Да, - не стал лукавить Стас, - но они и не хотели уходить отсюда, им нужна была правда.

- И со мной бы ты не попрощался.

Стас понял, что отвечать не нужно, это был не вопрос.

- Вы были правы.

- На счет семьи?

- Да, я много думал о них и как вы и сказали не припомнил ни одного, даже маленького конфликта. Признаться, я начал догадываться еще в комнате охранников. Но знаете, теперь я даже рад, если ваша теория подтвердится, - он осекся и не стал продолжать фразу.

- А как вы сюда пробрались? - он быстро сменил тему.

- Просто вспомнил все, что ты мне рассказывал. И пока начальство было занято, я отправился за тобой.

Когда они пришли, их, как и остальных заперли в камере.

На следующее утро Стас и сам не понял, что его разбудило, пока не увидел ее. Рыжая уже стояла на своем привычном месте.

- Я сплю вообще-то. Это не вежливо, так пялиться.

- Ты уже проснулся.

- Но подремал бы еще, - с нажимом сказал он, - хотя ладно, - он сел и потер глаза, - у меня к тебе есть пара вопросов.

- Всего лишь пара?

- Они самые главные.

Она промолчала, Стас воспринял это как согласие.

- Моя семья, - у него кольнуло в сердце, но он не подал виду, - не моя вовсе? Это ложные воспоминания?

- Вы не такие примитивные, как мы думали. Да, ты прав.

Стас не знал плакать ему или смеяться.

- Зачем вы так со мной?

- Принудительные меры.

- Вы жестоки.

- Вовсе нет, это было необходимо. Ты был неуправляемый.

- Я этого не помню! - Стас сорвался на крик, скорее всего разбудив при этом соседей.

- Совсем не обязательно кричать. Я тебя прекрасно слышу. А впрочем, ты можешь даже ничего не говорить, я все равно слышу о чем ты думаешь.

"Я так и знал!" - подумал он.

- Ты догадывался, - поправила она.

- Но как же? Тогда почему вы позволили нам вчера сбежать?

- Ты правильно сказал - позволили. Я хотела, чтобы ты всё понял. Ты не поверил мне. Да мы и не ставим такую задачу перед собой, чтобы от вас что-то скрыть.

- Но почему?

- Нам предстоит вместе сосуществовать всю оставшуюся жизнь, мы даже наоборот приветствуем ваше любопытство и смекалку.

- Но тогда зачем вы вырубили тех, кто проявлял это самое любопытство вчера?

- Мы не поощряем насилие, - сказала она строго, чем напомнила учительницу.

- Значит, нам нельзя защищаться?

- Защищаться можно, но на вас никто не нападал. Вы первая расса такая агрессивная. Собственно поэтому и погибла Земля.

Повисла пауза, после которой Стас тихо спросил:

- Ядерный взрыв?

- Цепочка ядерных взрывов.

Стас проглотил комок в горле. Родители, все его друзья, знакомые – он больше никого не увидит. Все они погибли. А прекрасная планета умерла от рук таких как он. Он еще не скоро это осознает и примет.

Зато теперь все встало на свои места.

- Вы лечили нас от облучения?

- Да.

- Зачем мы вам?

- Вы же милые, - она рассмеялась, - хоть и агрессивные.

- Ты хотела помочь мне.

- Хотела, но ты еще не готов.

- Готов, отвечаю. Меня достали уже эти стены, эти люди.

- А как же твой друг, доктор?

Стас замолчал.

- А что будет с ним?

- То же, что и со всеми. Мы вас заберем с собой.

- Так вот почему вы придумали мне семью, я был агрессивным, а с так называемой "семьей", - он показал знак кавычек, - уже стал покорным, то есть удобным для вас.

- Да, - она даже не стала увиливать от ответа, - но это не сильно помогло, ведь так?

- Нет, у вас получилось.

С этого дня рыжая приходила к нему каждый день и они разговаривали, разговаривали. Стас действительно недоумевал зачем он ей нужен. Она была красивая, как раз в его вкусе, уверенная в себе. Хотя кто знает, может здесь, на этой планете она считалась страшной и неинтересной, а из-за этого очень одинокой. Ему оставалось только гадать.

Через время Стас стал понимать что ему не хватает её синих глаз, низкого грудного голоса, приятного неспешного выговора. Её звали Ейла, самым красивым именем, которое он слышал. Он ждал того момента, когда она вновь появится перед его комнатой и расскажет очередной интересный факт про планету, на которой ему предстоит жить.

Он влюбился. Впервые в жизни.

- Ну что ж. Вот теперь ты готов, тебе пора, - сказала она однажды.

Это было так неожиданно и в то же время он так этого ждал. Стас не верил своему счастью. Неужели он скоро прикоснется к её нежной коже, вдохнет запах рыжих волос. Ему не придется часами ждать ее. Обо всем, что она рассказывала, все места, которые она описывала, он увидит собственными глазами.

Ему выдали белую футболку, джинсы и кроссовки, такую же одежду, которую носили и они. Ейла повела к той самой двери, при виде которой у Стаса еще неприятно екало сердце. За ней их поджидал транспорт в форме подсолнечного семечка, увеличенной в стократ.

- Мы едем домой.

Только она это сказала, сверху на него опустилось устройство, похожее на те, что в американских горках и его вдавило в сидение. Ейла улыбнулась ему. Стас криво улыбнулся в ответ.

Они неслись мимо исполинских деревьев с космической скоростью, что все вокруг превратилось в одно сплошное размытое пятно.

- А вы порталы еще не изобрели? – выдавил он из себя.

- Почему же, изобрели. Но они предназначены для перемещения на дальние расстояния.

Внезапно они, как на скоростном лифте, резко взмыли ввысь и так же резко остановились. Стас кое-как подавил рвотные позывы.

- Как будто побывал в парке развлечений на всех аттракционах сразу.

- Странно, что ты не подготовлен к такой езде, вы же в космос летали.

Стас лишь засмеялся в ответ.

- А вот и твоя новая комната, располагайся.

Стас оглядел место, где он будет жить, и обалдел. Других слов он подобрать не мог. Эта была обычная квартира студия. На первый взгляд чем-то напомнила камеру в «Солнечном», но все же намного лучше. С ванной комнатой и туалетом, диван-кроватью, креслом, телевизором на полстены, кухней, книжным стеллажом, с книгами на любой вкус, а в углу стоял стол с суперсовременным компьютером и телефоном последней модели. Под ногами лежал пушистый ковер.

- Это все мое?

- Нравится?

- Конечно. Спрашиваешь!

Стас запрыгнул на диван он оказался таким мягким и уютным, что сразу же захотелось на нем уснуть.

- Присоединяйся, - он похлопал по диванной подушке рядом с собой.

- О нет, - и ее смех еще больше скрасил этот момент, - мне пора.

- Ты на работу?

- Нет же, глупенький, мы на этой планете не работаем.

И она упорхнула, а Стас так и остался один. Весь день он щелкал каналы, по некоторым шли одни фильмы, по другим – спортивные состязания, были каналы и с различными ток и реалити шоу. В общем, все, что душе угодно. Не было лишь рекламы, что не могло не радовать и программы новостей. Но в душе у Стаса поселился вредный червячок, который грыз изнутри. Это все старые выпуски, это все давно или недавно снятые фильмы и больше новых не будет. Скорее всего, все эти сериалы, фильмы и передачи взяты из их интернета. Ну и что! За всю жизнь всего не пересмотреть. Он вспомнил, как Женя сидела в интернете и сразу же полез в компьютер. Зашел в одну из социальных сетей и его сразу же перекинуло на сеть под названием «Выжившие» - более тысячи зарегистрировавшихся. Он только успевал удивляться, насколько все продумано на Зафире.

Ейлы все не было. Дверь в комнату она оставила не запертой, Стас вышел. Вокруг было пусто. Только уже привычные ворсистые стены. Да его комната больше, чем это крохотное помещение! Он поднял голову и увидел, что стены идут высоко вверх. Немного обескураженный он вернулся в свою уютную берлогу, завалился на диван и уснул. Только уже когда совсем потемнело, а по его расчетам прошла целая ночь, за стеной послышались звуки, еле уловимые. Он вышел встречать Ейлу, но никого не увидел, вернее только два очень длинных светящихся объекта. Они выглядели как множество светлячков или круглых сфер собранных вместе. Стас заметил, что они еще и движутся. Он вскрикнул, потому что внезапно, один из столбов подхватил его, словно ветер, потому что Стас не чувствовал никакого давления, его тело просто висело в воздухе. И впервые он не поверил тому что видел, слышал и чувствовал. Все происходило как во сне. Он понял, что держала его Ейла, а второй столб из сфер, это кто-то еще, кому она показывала его, Стаса. Словно котенка. Милого и пушистого. Тот другой перехватил его и стал как-то воздействовать на его нервную систему, Стас поежился, ему нравилось это странное ощущение. Но не прошло и минуты, как его опустили на пол и велели идти в свою комнату. Именно, велели. Стас понятия не имел, как догадался об этом. Он пошел, но обернулся, чтобы увидеть, как эти двое слились воедино и «утонули» в ворсистую стену.

Лучше бы «Солнечный» и вправду оказался тюрьмой.

+3
00:05
323
21:03 (отредактировано)
+1
Я честно пытался понять этот рассказ. Но у меня не получилось.
Мало того, что в нем хватает обычных ошибок, написан он сумбурно и рвано.
Плюс куча логических нестыковок и даже ненужные здесь скачки во времени.
Идея рассказа как раз понятна. Но изложена она на уровне школьного сочинения.
Куча ненужных диалогов, много противоречий, которые автор не объяснил.
Например:
Зачем мы вам?
— Вы же милые, — она рассмеялась, — хоть и агрессивные.

Это объяснение? Инопланетяне любят милоту. Смотреть как мужик садистски насилует женщину — это милота? А потом забивает ногами вступившегося ГГ и ломает ему нос. Ой, какой агрессивный землянин! Но зато милый…
И разговаривают инопланетяне по-русски. А интернет на их планете тоже русскоязычный…
Здесь еще и с логикой большие проблемки.
Ну да ладно. Самосуд на этом этапе определит, понятен ли этот рассказ большинству читателей.
Автору всего хорошего.
Загрузка...
Эли Бротовски

Достойные внимания