Светлана Ледовская №2

Парень на сутки

Парень на сутки
Работа №401

На эту ночь он себе ночлег нашел. К тому же легко и непринужденно, что удваивало его радость.

Когда-то это была гостиная комната в многокомнатной квартире, которую, похоже, снимали студенты в складчину. И хозяйка этой комнаты, полураздетая, жадно отвечала на его ласки, лежа с ним на одеяле, на полу, между нераскладывающимся старым диваном и заставленным всяким хламом журнальным столиком.

Познакомились они часа три назад, на смотровой площадке. Общение завязалось как-то само собой, дальше он предложил девушке выпить горячего чаю, потом они переместились в бар, и когда она была уже изрядно навеселе, он сказал ей свою фирменную историю, от которой млели все его разовые женщины: как правило непопулярные и давно одинокие.

Он рассказал что совершенно не привык к такой скорости сближения, он всегда презирал разовый секс и всегда предпочитал длительные стабильные отношения с женщинами. Что он чувствует между ними какую-то особую связь и притяжение, он не может расслабиться. Но он не имеет права навязываться и требовать каких-то обещаний от такой прекрасной, и наверняка очень востребованной девушки, и поэтому предлагает им считать друг-друга парой на сутки. Чтобы все было по-настоящему, но безопасно. И что через сутки девушка сама решит, захочет ли она продолжать их общение.

Это была, конечно же, мура. Утром следующего дня, он, позавтракав и приняв душ, наврав про работу, исчезал в неизвестном направлении и больше никогда его эти девушки не видели. И чтобы случайно не пересечься, он выработал правило: одна женщина на каждые 10 000 человек населения города. В этом городе он был первые сутки и эта встреча была определенно удачей!

Сексом заниматься ему сегодня особо не хотелось, но раз подвернулась такая возможность, он был рад провести ночь под крышей и в жарких объятиях. Потому что спать зимой, на улице, даже магу огня было очень некомфортно. Стоило провалиться в сон, как зачарованный огонь исчезал и наступал холод. Да и попасться с чарами было очень легко, а он этого не хотел. В Народном Халифате магия не была запрещена, но после резни и геноцида во время первой революции, маги были очень редкие и все работали на государство. А он вот с государством связываться совсем не хотел, он находился нелегально, сбежав из родной страны, где его бы посадили на кол в лучшем случае.

Поэтому слонялся по Народному халифату, подыскивая себе возможность как-то подзаработать и закрепиться. А сейчас он сейчас и физически, и магически разогревал вполне милую девушку со странными именем Камилла, собираясь устроить ей по-быстрому феерию чувств и спокойно проспать до утра. Он немного подсушил и подогрел воздух, чтобы и самому расслабиться в более привычной атмосфере, и чтобы девушка «жаждала» более выражено. И пока что все шло по плану: количество одежды на них уменьшалось, а девушка выглядела довольной. Волшебная фраза «разреши мне быть твоим парнем на сутки» творила чудеса.

Но тут яркий луч электрического света упал на лицо Камиллы. Амон так увлекся процессом, что не услышал ни шаги, ни разговоры в коридоре, ни стук в дверь. Камилла резко подскочила, запахивая блузку, а в темную комнату вошли две девушки с сумками.

— Камилочка, мы тебе принесли апельсины! — сказала первая каким-то неестественно детским голосом, поставила две сумки на стул около двери и начал в них копаться, повернувшись лицом к свету из коридора. В глаза бросились редкие в этих краях светлые волосы.

— О, как тут сухо и жарко в комнате! Батареи чтоли перетопили? — спросила вторая, голосом постарше, входя следом. Эта тоже была с необычной прической, очень короткой стрижкой. На всем Востоке такие встречались только тут, в Народном халифате, и то нечасто. А в остальных местах головы были покрыты платками или бурками, но он знал что в основном женщины носили длинные волосы.

Они не заметили Амона из-за журнального столика, косых теней и общего бардака в комнате. И это было хорошо. Джинсы свои он бы сейчас все равно не смог застегнуть, а приветствовать девушек лежа на полу было неприлично. Поэтому он замер и просто стал ждать пока Камилла их выпроводит.

Соседка постарше спросила:

— Камил, ты видела, Утар приехал?

Амон увидел как у Камиллы поднялись брови.

«Так-так… — подумал он, — надеюсь это не ее бывший парень или типа того, который может кинуться отбивать обратно свою девушку и не даст Амону насладиться вечером и ночью? Не хотелось бы…»

— Не, не видела, — потянула Камилла. И сразу стало понятно что у них там что-то с этим парнем непросто. Но нет, проблем кажется возникнуть не должно было. Камилла не заволновалась.

— Первый раз вижу такого красивого геймера! — подала голос от двери все еще копающаяся в сумках блондинка.

«Охохо, а младшая то запала на этого неизвестного парня. Любопытно, конечно, но свалите уже из комнаты, а!» — Амон очень хотел вернуться к прерванному занятию и наконец-то лечь спать.

— Да это все гены, — раздраженно поморщилась старшая, — он для этой своей красоты сам ничего не сделал. Он всем нравится сначала, а потом перестает нравиться из-за глупости.

— Да, это все гены, — Согласилась Камилла, — они же процентов на 75 нас определяют. Даже поведение. Просто у него родители были красивые. Ась, не обращай внимание на это!

И вот тут Амону как-то поплохело. Кровь резко отлила от причинного места и прилила к голове:

«Гены? Гены?

Откуда, шайтан их забери, они что-то про гены знают, да еще и говорят об этом так спокойно?!

Западня? Ловушка? Для него ловушка? Случайность?»

Решив сильно не рисковать, но приготовиться к худшему, он единым движением тела скользнул по одеялу на спине назад, уперся плечами в прохладную, оклеенную обоями стену и выставил вперед руки, готовясь к возможному магическому удару. Он пожалел что уже успел разуться; очень не хотелось прыгать босиком в окно с 3 этажа, да еще и зимой, в случае если развяжется драка.

Коротковолосая подруга Камиллы повернула голову на движение и наконец-то увидела Амона. Подняла удивленно брови, открыла рот, но не успела ничего сказать.

— Вот! — блондинка с детским голосом победным жестом вскинула вверх руку с бумажным пакетом. На просвет было видно что в нем лежат три апельсина. — Нашла! Вот твои апельсины!

— Ой, девочки, спасибо, большое, — засуетилась Камилла и начала подталкивать их к выходу.

Коротковолосая выразительно посмотрела на Камиллу, как бы спрашивая «у тебя тут парень?!! А ты молчишь!». Камилла в ответ заулыбалась, забрала апельсины и продолжила их выталкивать.

— Спасибо, девочки, до завтра. Давайте утром поговорим.

Закрыв дверь, она подперла её стулом и положила на него апельсины. Шумно выдохнула, повернулась и Амон увидел как разошлись полы её расстегнутой блузки, открывая в полоске света из окна кружевное белье. Симпатичная была девушка…

За дверью после паузы, в которую, видимо, старшая шепотом объяснила младшей что у Камиллы там парень, раздался возглас «А!» и удаляющийся стук каблуков с хихиканием. Камилла стояла и смотрела на него, спокойно, улыбалась. Никакой опасности не было.

«О, шайтан. Может мне показалось про гены?» — подумал Амон, улыбнулся и развел руки в стороны, призывая девушку к себе обратно в объятья.

— И правда, воздух у нас сухой какой-то, — странным голосом сказала Камилла, залезла на диван и открыла форточку.

Из окна повеяло влажным, холодным зимним воздухом. В это время года вода ночью могла уже замерзнуть, но сейчас шел мелкий дождь. Камилла спустилась с дивана и встала на прежнее место, прямо так, в расстегнутой блузке. Посмотрела на Амона и спросила: — А ты кто?

— Ну так парень на сутки… — неуверенно начал Амон. Он вообще уже не очень понимал что происходит. Обычно его инстинкты предупреждали об опасности, но тут они молчали, хотя явно что-то шло не так.

— Ааа, — потянула Камилла как-то разочарованно, потом заозиралась, подняла вверх руку с вытянутым указательным пальцем и сказала, — так, если это моя комната, значит у меня тут должны быть полотенца. Увидела у себя за спиной старый, полированный шкаф, открыла дверцы и в слабом свете фонаря из окна начала пересматривать полки.

— На, парень на сутки, — она протянула махровое полотенце Амону. Амон встал, окончательно застегнул джинсы. Камилла еле доставала ему ростом до груди.

— Зачем?

— Да пахнешь ты невыносимо! Но ты вроде разумное разумное существо, я так поняла, тебе ночь нужно было где-то провести. В общем, я не знаю сколько мой сон будет длиться, но думаю ты успеешь и душ принять, и апельсины съесть. А там — как получится.

Полотенце еще не успело коснуться пола, когда он рывком отбросил стул с апельсинами от двери и выбежал босиком из квартиры. Перепрыгивая через 3-4 ступеньки, не обращая внимания на мусор и холод, он изо всех сил бежал к выходу из дома. Прыгать с 3 этажа он все-таки не решился…

Выбежав из подъезда он резко повернулся лицом к дому и выпустил реактивные струи их рук и ног, уперев их в стены, насколько хватало сил. Отлетел спиной вперед метров на 300, в последний момент перевернулся и больно приземлился на карачки в лужу, ободрав локти, кисти и пальцы на ногих. Кинулся бежать дальше.

Редкие в этот поздний час прохожие шарахались от него, но потом они начали смотреть туда, откуда он бежал. За спиной загорелся свет, он увидел свою тень и остановился, тяжело дыша и хрипло матерясь.

Здание студенческого общежития, в котором он собирался приятно провести вечер и ночь, светилось и становилось прозрачным. Он первый раз своими глазами видел как исчезает сновидение, хотя читал про это много раз и видел картины, написанные со слов очевидцев. Сияние угасло и вместо здания проявились очертания сквера. О, Аллах, хорошо что это было всего лишь здание, а не пол города или не целая улица!

Он сел на холодный и мокрый асфальт и зарыдал. Сил не было. Дождь смешивался со слезами, его тело парило. Он чуть не погиб в чужом сновидении! Он никогда не был так близко к смерти! Он выл и плакал. Выл от страха. Плакал потому что живой, от облегчения.

А за спиной уже ревели сирены. У него не было шанса скрыться от полиции, он слишком устал и был практически раздет. Он видел как прохожие показывают полицейским на него пальцами, а полицейские что-то кричат в рацию. Он рыдал как в детстве, взахлеб, пока его не подняли за руки, не положили на носилки и не вырубили уколом в шею.

***

Из-за отсутствия какой-либо связи с криминалом и интереса со стороны его родной страны, в которой сейчас разгоралась очередная кровавая революция, ему разрешили остатьсяв Народном халифате, тем более что он продолжал вызывать живой интерес у ученых, изучающих появление в их мире сновидцев.

Он успокоился. Поговорил с психологом. Ученые его опрашивали, тестировали и, кажется, заглянули ему везде, куда было можно и нельзя. Безопасники его опрашивали, тестировали и тоже заглянули ему везде, куда было можно и нельзя.

Под присмотром и ходатайством разведки и ученых ему дали визу беженца, зарегистрировали как мага и выдали на первое время небольшое пособие.

Ученые цинично жалели что он не успел совокупиться с хозяйкой сновидения, им было очень интересно посмотреть что произойдет с его хозяйством после исчезновения сна. Хотя со ртом у него ничего особого не произошло, а целовались они совсем нескромно.

Через 4 месяца ему разрешили выходить в город и он решился пройти мимо того сквера. Там стояла передвижная сувенирная лавочка. Старый араб в национальной одежде продавал картинки и магниты с исчезающим домом и другими легендарными сновидениями. Подойдя он увидел обложку брошюры, где был изображен исчезающий дом и бегущий от него черный контур мускулистого мужчины. Реальность приукрасили, как обычно…

Ему потребовалось усилие воли чтобы войти в сквер. Там, на лавочке, под цветущими деревьями, он впервые смог сам, без принуждений и допросов, обо всем спокойно подумать.

Он впервые подумал про Камиллу, как про живого человека. И что где-то там, в другом мире, от женщины во сне, босиком и посреди зимы сбежал молодой любовник…

В этом мире он был старше Камиллы лет на пять. Но ученые сказали, что в её реальности она, скорее всего, взрослая женщина, может даже за 40. И живет она, скорее всего, в европейском культурном пространстве, гораздо более раскрепощенном. И наука в её родном мире более развита, чем здесь, раз ей снятся бытовые разговоры про гены… Если она запомнила этот сон, а она скорее всего его запомнила, то у нее психологическая травма могла быть не меньше.

Амону чисто по-человечески захотелось еще раз увидеть эту женщину и извиниться, объяснить ей насколько губительно для жителя этого мира оказаться в чужом сне, во время пробуждения сновидца. Но… он знал что история могла насчитать буквально 3 свидетельства повторного возвращения сновидцев в этот мир в том же обличье. Скорее всего, он её никогда больше не увидит.

Он встал и вышел из сквера. Пошел было в сторону своей маленькой, казенной квартирки, но вернулся и купил брелок с исчезающим домом и бегущим контуром черного человечка. На память. И пошел в центр города, навстречу весне и новой жизни. 

+1
22:09
160
09:05
Будни мага — нелегального мигранта. Написано достаточно ровно, складно, за это спасибо. Несколько опечаток не в счёт. Не очень понятно, зачем приплели Халифат, наверно для хоть какой экзотики.
Овеществленное сновидение — это красиво, как идея. На оргию автор не решился. ))))) Может и к лучшему. drink
Загрузка...
Анна Сафина

Достойные внимания