Анна Неделина №4

Предосознание

Автор:
Татьяна Ляшко
Предосознание
Работа №425
  • Опубликовано на Яндекс.Дзен

И без того не самое удачное утро мог добить только звонок родственников. С Гарольдом так и произошло. Он провел ночь без сна совсем не так, как следовало бы ее провести двадцатисемилетнему парню. Гарольд просидел за столом в кабинете со вчерашнего полудня, но ни один достойный образ не зародился в голове. Творческий кризис, казалось, уничтожил последние извилины: не шли ни музыка, ни слова. Каждый час в пепельнице появлялось новое полено-окурок, а бутылка виски опустела наполовину, но стандартные средства по «активизации фантазии» уже не приносили пользы. Голова и без того трещала, а телефонная трель только ухудшила состояние. Протерев опухшие веки, Гарольд увидел имя кузины, проскочившее блестящей голографической проекцией по стенам кабинета.

Негромко выругавшись и добавив измученное «только этого мне и не хватало», парень нажал кнопку на телефонной мини-станции:

– Алло! Привет, сестренка! Что стрясло... – он не успел договорить, потому что по комнате вместо приветствия пронесся громкий плач.

– Гарри! Н-нужна твоя п-помощь! – девушка заикалась и громко всхлипывала, будто задыхалась.

– Мэд! Мэдди, не плач! Лучше объясни, что случилось! – парень напряженно замер, почти мгновенно отрезвев. Кузина тяжело дышала, пытаясь успокоиться, и заговорила, только когда голос перестал дрожать.

– Это все мама! Она хочет, чтобы я проспойлерила свою жизнь. А я не хочу! Концовку сериала обидно проспойлерить, а тут – вся жизнь!..

– Тетя Лора все-таки настаивает? – не унимался Гарри. – Расскажи все подробнее.

– Я уже рассказала! – взвизгнула девушка. – Поговори с ней, пожалуйста! Она тебя точно послушает! Мне больше не на кого надеяться.

– Ты дома? Я могу прилететь прямо сейчас?

– Это было бы чудесно, – Мэдди шмыгнула носом и прошептала. – Мама сейчас как раз на работе.

– Тогда до скорой встречи, Мэд!

Гарольд отключил станцию, не дожидаясь, пока сестра опять заплачет. Собираться пришлось быстро. Таблетка от алкогольного опьянения мгновенно связала спирт и альдегиды из крови. С ясной головой планировать беседу с теткой было намного проще. Через считанные минуты Гарольд направился к гаражу. Парень с ностальгией осматривал забор – лет десять назад фанатки убили бы ради возможности перелезть через забор легендарного мистера Эйч. Сейчас же вилла на Бель-Эйр стала тише заброшенного дома престарелых.

Пытаясь не тратить моральные силы на ностальгию, Гарри добрел до корабля, активировал двигатель и указал кратер Платон в качестве пункта назначения.

Полет до Луны занимал считанные минуты. Уже вскоре Гарольд увидел бескрайние серые просторы и стройные ряды поместий, укрытые прозрачными куполами. Во дворе его ждала сестра – она отключила купол еще на подлете.

– Зачем спешишь? Столько воздуха выпустила, – улыбнулся Гарри, когда посадил корабль и открыл дверь.

– Автоматические системы тормозят. Не хочу, чтобы ты ждал, – объяснилась девушка и нервно повела плечами. – Кислорода еще нагоним. Это сейчас не важно. Пойдем!

Гарри поспешил за кузиной по насыпной дорожке. Серая скромная красота Луны казалась парню угрюмой. Его единственная вилла на Бель-Эйр стоила больше, чем хорошее поместье на спутнике, но на Луне Гарри не жил бы даже за доплату.

Тонкие стены дома окрасили в оранжево-желтые тона, будто хозяева пытались компенсировать серость за окном. Яркая обстановка только подчеркивала темные круги под глазами Мэдди.

– Сейчас все наладим! – пытался успокоить ее Гарри. – Хотя пока у меня нет плана.

– Мама скоро вернется, – фыркнула девушка и осторожно присела на край кресла. – Прости, что втянула тебя, но без твой помощи никак.

Не успел Гарри что-то ответить, как на улице зашумел двигатель корабля. Прошло минут семь, прежде чем тетя Лора зашла в гостиную, будто по подиуму, и кинула племяннику короткое «здравствуй». На Лоре сияло слишком много жемчуга, и выглядела она в два раза младше, чем могла бы в свои годы. В какой-то момент Гарольд отследил, какой напряженной выглядела кузина, когда наблюдала за отточенными движениями матери: та лично подала чай и бросала гостю стабилизированный мед, будто речную гальку.

– Ты уже догадалась, скорее всего, зачем я здесь? – спросил Гарри.

– А должна? – Лора не ухмыльнулась, но мускулы на ее лице дрогнули. – Могу предположить, что ты обанкротился и просишь взаймы, потому что тебе не на что содержать единственную недвижимость. Ты в любом случае придешь за деньгами, это вопрос времени.

– Нет, тетя, – Гарри стиснул зубы до боли в желваках. – Меня больше волнует...

– Мэделин нажаловалась на меня – это же очевидно! – женщина цокнула языком и пригубила чай. – Она боится идти на предосознание и готова обратиться за помощью к кому угодно, даже к тебе.

– Мама! – ахнула девушка и демонстративно отвернулась. – Не смей так разговаривать с Гарри.

– Имею на это право, – парировала Лора. – Он пришел обвинить меня в том, что я никудышная мать. При этом он сам – редкостный неудачник!

– Я не пойду на промывку мозгов! – Мэдди часто заморгала, но большая слеза все же скатилась по щеке. – Я не хочу жить, зная все наперед. Я лучше сразу умру!

– Не драматизируй! – Лора закатила глаза.

– Я действительно не должен здесь находиться, – начал Гарри, – но Мэд попросила. Тетя, ты должна к ней прислушаться. Оставим этические вопросы. Предосознание – непроверенная вещь. Никто не знает, как она отразится на подростковой психике. Да и вообще это нарушение законов Объединенной Земли. Мэд всего шестнадцать. Вот исполнится ей девятнадцать, станет совершеннолетней, тогда пусть и делает, что хочет. А пока не трогай ее! Будешь переубеждать, когда подрастет.

– Кзейн говорило, что ты будешь причастен ко всему этому, – Лора кивнула, будто в подтверждение своих слов. – Вы всегда были близки, как родные брат с сестрой. Но и ты меня пойми: как мать может не дать ребенку лекарство от всех бед? Да и сам бы предосознание попробовал.

– Зачем мне? – искренне удивился Гарри.

– Жизнь становится в разы проще и... совсем другой. Не могу найти слова, чтобы описать. Тебя больше не носит волнами, как кораблик в море, ты становишься скалой. Знаешь все наперед на тысячи шагов, не испытываешь ни тревог, ни печали.

– И радости тоже! – всхлипнула Мэделин и выбежала из гостиной.

– Ох уж эти подростки, всегда истерики, – Лора попыталась выдавить подобие улыбки и прижала чашку к груди. – Действительно, попробовал хотя бы! Неужели в гримерке ты не принимал ничего запрещенного? А это даже лучше. Предосознание с самого начала лишает страха, потому что ты начинаешь четко понимать, когда и от чего умрешь. А потом можно увеличивать частоту процедур – хоть каждый день, чтобы предвидеть все в деталях.

– Ага, как твой муж? Нет, спасибо, тетя!

– Майк часто ходит на предосознание. Все трейдеры ходят, не только он. А ты представь – сразу знать, какие активы вырастут, а какие принесут убыток. Экономия скольких сил и нервов! Человечество только двадцать лет назад встретило инопланетян, и пятнадцать богатейшие могут знать будущее. Тебе бы тоже пригодилось! Сразу бы понял, когда напишешь новые шедевры. Или убедился бы, что слава прошла, и жил спокойно, не травя сердце бесполезной надеждой. Я помню, как вся семья гордилась: наш малыш теперь суперзвезда. Ты взлетел в топы в шестнадцать, в семнадцать собирал стадионы. Юная икона поп-рока... А что сейчас? Когда в последний раз твой альбом получал золото? Из звезды первой величины ты падаешь в третью, а то и в четвертую. Тебе хватает мелких ролей, чтобы оплачивать виллу на Земле?

– Встречный вопрос, тетя, – улыбнулся Гарри, хотя мысли о неудачах буквально разрывали голову. – Если так хочешь блага для дочери, почему не используешь консервативные методы? Хочешь показать ей будущее – иди к гадалке. Люди обращались к предсказателям не одно тысячелетие.

– Зачем мне шарлатанство? Зендерийцы не просто показывают будущее – ты будто проживаешь его за секунды. Непередаваемые ощущения! Потом на это же будущее смотришь со стороны, как фильм.

– И ничего не пытаешься предпринять, – согласился Гарри.

– Предосознание меняет навсегда биохимию мозга, жизнь делится на «до» и «после». Зачем пытаться повлиять на то, что гарантированно произойдет? Зато больше никаких опасений и неуверенности.

– В этом и ответ: ты боишься не за Мэд, а пытаешься избавить дочь от своих страхов. Это эгоистично. Она смелая и сильная, никогда не будет бояться того же, что и ты! Пока, тетя! По крайней мере, я пытался.

– А я предосознала, что Мэделин будет против. Ты, скорее всего, даже не видел зендерийцев. Они обаятельные, познакомься хотя бы.

– Спасибо за совет, – улыбнулся Гарольд и поклонился на прощание.

Прогулки до корабля хватило, чтобы обдумать план, которым парень поделился с сестрой в текстовом сообщении. Активировав двигатель на максимум, Гарри полетел на Зендер-2. Нравоучения тети, вызвавшие воспоминания о шальной юности, натолкнули на дельную мысль. Управляя кораблем вручную, Гарри дал телефонной станции команду позвонить старому приятелю.

– Мистер Эйч? – вскоре послышалось из динамиков. – Давненько ты не звонил. Подкинуть чего-нибудь для вдохновения?

– Нет, мистер Ти, сегодня звоню по другому вопросу, – Гарри перевел корабль на автопилот и помассировал затылок. – Не знаешь, Куинни все еще на Зендер-2. Мне бы поболтать по очень важному делу.

– Давно не было слышно. Да и вообще лучше не рисковать. Я бы не доверял одному из зендерийцев, которое постоянно тусит с людьми и просит называть его женщиной.

– Я буду осторожен! – рассмеялся Гарри. – В любом случае спасибо, мистер Ти.

Полет на Зендер-2 занимал почти два часа. Эту планету зендерийцы услужливо предложили для размещения межгалактического совета. Любые воспоминания о детстве невольно возвращали Гарри к социальному кризису, который пережили земляне около двадцати лет назад. Гарри едва исполнилось семь, как человечество покинуло сверхскопление Девы и встретило других разумных существ.

Люди замерли в ожидании войны, но инопланетяне едва шли на контакт. Можно сказать, с соседями по разуму людям не повезло. Первыми повстречались разумные кораллы, которые почти не покидали свою планету и не общались с братьями из соседней звездной системы – гигантскими существами наподобие жуков. Те оказались более сговорчивыми и предложили людям стать частью известного разумного мира. Зендерийцы вышли на контакт позже всех. Они напоминали гуманоидов и походили на людей многими свойствами психики, поэтому больше остальных заинтересовались межгалактическим сотрудничеством. По инициативе людей за считанные месяцы был сформирован совет из четырех известных разумных видов.

Пока на Зендер-2 собирали совет, истерия на Земле достигла предела. Люди, далекие от политики, каждую секунду опасались начала межпланетной войны. По этой причине правительства всех видов даже спустя два десятилетия проводили отбор и не выпускали за пределы своих систем путешественников, не прошедших проверку. Как на бывшую знаменитость первой величины на Гарольда подобные проверки не распространялись. Более того, Куинни была его старой фанаткой – и только за счет этого он надеялся, что его не выгонят.

Корабль Гарри прошел сканирование на орбите и поспешил на южный полюс. Зендер-2 мало отличалась от Луны – небогатый ландшафт скрывался за густой сетью зданий, соединявшихся между собой, как своды туннелей в термитнике. Планета могла ослепить своим блеском – в прямом и переносном смысле. Титановые здания-термитники переливались в свете дня, а долгой ночью горели всеми цветами радуги.

На полюс, куда прилетел Гарольд, никогда не доходили лучи ближайшей звезды, поэтому неоновые вывески зданий сливались в бесконечный поток. Щурясь и тихо ругаясь, парень оставил корабль на площадке и направился к клубу «Синие светила», где он рассчитывал встретить Куинни. Южный полюс был практически всегда занят людьми, поэтому найти зендерийцев могло стать трудной задачей.

«Синие светила» так сильно напоминал земное здание, что Гарри не сразу понял, как открыл дверь и оказался в просторном холле. Парень буквально узнал Куинни по восторженному визгу, раскатившемуся по клубу – глубокий голос зендерийцев не спутать ни с чем. Как Гарри и ожидал, Куинни сидела за подвесным столом над танцплощадкой и оценивающе рассматривала батарею из коктейлей.

– Куинни, привет! Разговор есть! – выкрикнул парень и ждал, пока автоматическая система клуба спустит для него пустое кресло. Парень мысленно ругался, потому что общение с полусумасшедшей фанаткой оставалось единственным выходом.

– Мистер Эйч! Привет! – Куинни залпом выпила стакан со странной жидкостью, напоминавшей масло, и поправила парик. Чешуйки на лице были тщательно закрашены светлым кремом, а плотные склеры скрывали контактные линзы с сердечками вместо зрачков. Куинни многие побаивались именно из-за странной тяги перенимать чужую культуру – по крайней мере другие зендерийцы не притворялись людьми и не приписывали себе пол.

– Что привело тебя на Зендер-2? Твое семейство часто здесь бывает. Тоже решился на предосознание?

– Можно и так сказать, – уклончиво ответил Гарольд, пытаясь не встречаться взглядом с Куинни. – Я хочу познакомиться с Кзейн. Оно часто работает с моей теткой. Устроишь нам встречу? Готов заплатить.

– Это разговор наконец настал, – Куинни захлопала в ладоши, как ребенок. – Платить не нужно – мы останемся друг другу должны до конца наших жизней. Приходи с сестрой завтра в клинику в нулевом секторе – Кзейн будет ждать. И да, неужели ты думал удивить меня своей просьбой? Я все-таки из зендерийцев.

***

Гарри очень устал после всех разговоров, поэтому не удивился звонку тети, которая почти щебетала от радости, что Кзейн позвонило само и позвало Мэд в клинику. Лора даже пожаловалась, что стала проходить процедуры реже, поэтому такая неожиданность ее испугала. Дома Гарольд заснул без сил, чтобы утром приготовиться к очередному перелету.

***

Лора сама предложила, чтобы Гарри отвез Мэдди на Зендер-2, потому что мало доверяла межпланетному такси. В назначенное время кузены зашли в холл клиники по предосознанию. Здание больше напоминало древнегреческий храм – говорили, что зендерийцы ориентировались на клиентов при планировании интерьера. Мраморные колонны освещались сотней мелких ламп, а пол украшала разноцветная мозаика. В холле стояла идеальная тишина. Мэдди заметно нервничала. За время полета они обсудили план раз пять, но девушка все равно выглядела неуверенной. Гарри переживал не меньше сестры – ему не доводилось видеть зендерийцев, кроме манерной Куинни.

Вместо администратора или компьютера-помощника сигнал дал сам специалист, дистанционно открыв одну из дверей. Кузены поспешили в кабинет. В центре помещения стояло три кресла и странное оборудование. Узкая дверь на противоположной стене открылась. Существо, предположительно Кзейн, выглядело как типичный житель любой планеты из группы Зендер. Оно было чуть выше человека, с гибкой шеей и огромными немигающими глазами. Разноцветные чешуйки – от оранжевого до оттенков зеленого – покрывали плотную кожу. Многослойные накидки скрывали тело существа, но изящество, даже хрупкость костей выдавали узкие предплечья и ладони.

– Гарольд Гудман и Мэделин Франк? – спросило существо и, не дождавшись ответа, сняло капюшон в знак уважения, обнажив лысую голову. – Меня зовут Кзейн. Я работаю с Лорой Франк уже очень давно.

– Приятно познакомиться, – Гарри неловко улыбнулся. – Я попросил Куинни...

– Я знаю, это очень важный момент для обоих видов, – проговорило Кзейн заговорщическим тоном. – Не хотите присесть? Нам предстоит долгий разговор.

Мэдди с опаской посмотрела на медицинское кресло и что-то невнятно прошептала. Не успел Гарри опомниться, как опять открылась узкая дверь, и еще одно инопланетное существо вынесло небольшую табуретку, недовольно шипя.

– Кзейн, детеныш боится этих кушеток. Пусть сядет, – сказало оно и поставило табуретку рядом с дрожащей Мэдди, кивнув девушке и сняв капюшон. – Меня зовут Шайн. К сожалению, у нас нет времени на бесцельные беседы.

– Я раньше учило Шайн заниматься предосознанием для землян, – у зендерийцев отсутствовала природная мимика, поэтом Гарри оставалось только догадываться, испытывало ли Кзейн смущение или, напротив, нетерпение.

– Куинни все рассказала? Или вы уже видели происходящее? – спросил Гарольд и наконец присел на кушетку, инопланетяне последовали его примеру.

– Вы очень умны, – начало Кзейн свой рассказ. – Вы знаете, как ведут себя люди после предосознания, поэтому поведение тети вас насторожило. Вы сразу вспомнили обо мне, а я предощутило происходящее, как и Куинни. Как выразились бы земляне, мы ждали вести от вас годами.

– Мой лучший друг слишком часто ходил на предосознание, – поделился Гарри. – Он жил, как зомби, перестал реагировать на мир вокруг, не испытал вообще ничего. Говорил, что жизнь стала для него неинтересным фильмом, ведь он заранее знал, чем закончится его история. Он прострелил себе башку, как ему и предсказали. Само собой, после такого я не позволю тетке, чтобы она послала Мэд на предосознание, тем более против воли.

– Я не хочу стать такой, как отчим, – согласилась девушка, – ходячей квашеной капустой.

– Вы догадались о моем секрете, – опять заговорило Кзейн. – Я использую меньше гормонов, когда работаю с Лорой Франк. Ей чаще требуется предосознание, она готова платить все больше и больше.

– Подсадили ее, по сути, на наркотик, – Гарри пожал плечами. – Я не удивлен. Пока предосознание доступно только богачам. Когда об этом узнают все, каждый безработный из трущоб захочет знать свое будущее. Избавить себя от страха любой ценой – это ли не мечта человечества? Но вы уже не сможете справляться с такими масштабами. Придется ограничивать гормоны. Или выбирать другой путь, который, похоже, уже начат.

– Проницательные земляне встречаются редко, – подметило Кзейн, – нам повезло.

– Так и будешь любезничать, или перейдем к сути? – возмутилось Шайн. Его кожу густо покрывали сероватые пятна, а желтые глаза выглядели заметно светлее, чем у наставника. Существо вело себя так, будто не видело Гарри, пристально рассматривая Мэдди.

– Вы пришли, чтобы попросить кого-то из зендерийцев ввести девочке ослабленные гормоны или их альтернативу, – продолжило Кзейн. – Вы нашли нас. Шайн долго училось подделывать образы. Человек будет видеть не настоящее будущее, поэтому биохимия мозга не изменится. Процесс сложный для зендерийцев, поэтому мы будем его использовать для таких, как Мэделин – которые по различным причинам не хотят видеть истинное будущее.

– А обычным клиентам будете вводить ослабленный гормон, как Лоре? – догадался Гарри.

– Именно! – взмахнуло рукой Шайн.

– Шайн моложе и талантливее, – сказало Кзейн. – Я и не догадывалось, что после его обучения мы станем частью организованной межпланетной преступности, но таков наш путь. И он неотделим от вашей судьбы, Гарольд!

– Лучше не рассказывайте мне. Не хочу ничего знать даже на словах, – предупредил Гарри.

– Поддельное будущее стоит много, в десять раз дороже настоящего, – Шайн наклонилось к Мэдди и внимательно заглянуло в глаза. – Тем более, мать девочки захочет присутствовать на процедуре. Но считайте поддельное предосознание авансом. Я никогда не мастерило будущее для подростков, тем более, когда предсказания масштабны. Надеюсь, ты, детеныш, переживешь это...

– Если вы видели все это уже давно, весь разговор, – опять заговорил Гарри, – боюсь предположить, какая роль у меня. Я буду поставлять новых клиентов?

– В том числе, – Кзейн кивнуло и опять скрыло голову капюшоном. – Мы будем работать сообща – ненастоящие предвидения должны совпадать с тем, что уже предощутили мать и отчим Мэделин. Это сложный проект. Предлагаю назвать этот день началом долгого сотрудничества.

– Ты согласна, Мэдди? – поинтересовался Гарри. Сестра выглядела заметно уверенней – ей происходящее будто нравилось.

– Мне главное – не стать овощным рагу. С остальным справлюсь.

– Тогда твоя мать уже знает, что на завтра у нас запланирована процедура. Ее видения ведь настоящие...

– Не хотите присутствовать? – Шайн обратилось к Гарри. – Хотя, это не имеет значения, ведь вы все равно будете...

Парень хотел сослаться на проекты по работе, но блеск огромных глаз Шайн заставил его замолчать.

***

Следующим утром Лора уже листала журналы в кабинете, краем глаза наблюдая за дочерью, которую укладывали на кушетку.

– Это совсем не больно, – успокаивало девушку Кзейн. – Придется ввести гормон в вену, но его объем очень мал. Инъекция займет пару секунд.

– Взрослая уже, чтобы уколов бояться, – фыркнула Лора.

– Вы не забыли, что вашему ребенку создаст предосознание мой ассистент, – Кзейн понизило голос, будто едва скрывало раздражение. – Шайн моложе. Больше шансов, что его гормон усвоится организмом земного подростка.

– Главное, что ему хватает квалификации, – Лора демонстративно скрылась за разворотом журнала. – Мне важна цель.

– Протокол? – вмешалось Шайн. – Период и сила предосознания?

– Стандартная процедура, – Лора закатила глаза. – Чтобы узнать точную дату и причину смерти, избавиться от основных страхов. Начнет сама зарабатывать – пусть проводит процедуры хоть каждый день!

Гарри наблюдал за происходящим с неописуемым ужасом.

– Я буду комментировать действия, чтобы детеныш не испугался, – опять заговорило Кзейн, пока Шайн легло на соседнюю кушетку. – Все зендерийцы – клоны единого предка. Предосознание – эволюционный ход, который позволил нашему виду выжить. Мы постоянно видим все, что произойдет в дальнейшем. За процесс отвечает нейрогормон нашего мозга. Зендерийцы с рождения видят каждый день своей жизни. Пока мы не знали иных разумных, мы не догадывались, что можем видеть будущее других существ.

– Меньше пафоса! – Лора взмахнула журналом. Гарри догадывался, что нехватка гормонов от некачественного предосознания влияла на ее поведение, потому что тетя никогда не отличалась импульсивностью.

– Хорошо, – Кзейн ответило с нескрываемой иронией в голосе. Если бы оно могло улыбаться, то уже обнажило бы крохотные острые зубы. – Шайн просто синтезирует гормон, который мы вколем вашей дочери. Он изменит биокинетику белого вещества...

– Просто начинайте уже! – не стерпела Лора и бросила журнал на столик.

Шайн привстало и осторожно коснулось кончиками пальцев лба Мэдди, а после осело в полуобмороке, цепляясь за кушетку. Гарри подскочил на ноги и хотел проклясть всех присутствующих, но Кзейн непоколебимо объяснило, что физическая слабость для зендерийцев – часть процедуры.

Почти четверть часа никто не проронил ни слова. Шайн так и не пришло в себя, Мэдди тяжело дышала и была близка к панической атаке, а Лора опять принялась листать журналы. Гарри чуть не стошнило, когда Кзейн включило один из приборов и воткнуло иглу в череп Шайн.

– Нам нужно выкачать гормон из мозга, – ответило Кзейн на немой вопрос Гарольда. – Не переживайте, для зендерийцев это безопасно.

Крохотная пробирка набиралась минут пять, аппарат сорбировал вещество из крови Шайн.

– Только осторожно! – пригрозил Гарри, когда Кзейн перетянуло руку Мэдди и набрало густую темно-фиолетовую жидкость в шприц.

– Всего один укол, – повторило Кзейн.

Гарри показалось, что он слышал, как игла проколола кожу кузины. Мэдди зажмурилась, а потом перевела взгляд на освещенную колонну.

– Я не умираю. Это нормально? – девушка пыталась пошутить, на что Кзейн только одобрительно кивнуло.

– Как себя чувствуешь? – вмешалась Лора. – Не заметила ничего... необычного?

Мэдди замешкалась с ответом. Гарри понял, что здесь они не продумали план до мелочей: кузина едва могла достойно соврать.

– Предосознание еще не проводили подросткам, – вмешалось Кзейн, – психические процессы изучены мало. Лучше ответь, детеныш, ты знаешь, от чего умрешь?

– Конечно! – выпалила Мэдди и смущенно улыбнулась. – Все отлично, мама. Мое будущее прикольное.

– Прикольное?.. – нахмурилась Лора и уже открыла рот, чтобы возмутиться, но Шайн дернулось, испугав всех.

– Процедура прошла тяжело, – пожаловалось существо. – С детьми трудно работать. Мне придется потратить много сил на восстановление.

– Я компенсирую все убытки, – сухо проговорила Лора, а после погладила Мэдди по голове и прошептала. – Зря ты боялась.

– Теперь я ничего не боюсь, – уверяла девушка, а потом игриво подмигнула кузену.

– Ты в порядке, Мэд? – спросил он для приличия, больше переживая, не сорвется ли их план. Судя по спокойствию зендерийцев, они были одинаково готовы и к успеху, и к провалу.

– Спасибо, что уговорил, Гарри, – улыбнулась девушка. – Моя жизнь мгновенно стала лучше.

Лора подняла Мэдди и повела в коридор, а Гарольд остался с зендерийцами.

– Думаешь, она поверила? – поинтересовался Гарри у Кзейн. – Почему ей так важно показать будущее малолетней дочери?

– Лора все еще боится, – Кзейн покачало головой. – Меня больше возмутило, что она даже не поинтересовалась самочувствием Шайн. Оно могло очнуться через сутки, а ей нет дела. Все человечество не должно узнать о наших способностях. Иначе мы станем просто биоресурсом. Нас поработят ради предосознания.

– Почему Лора насторожилась? Все идет по плану? – спросил Гарри, наблюдая за Шайн. Оно заметно побледнело и едва привстало с кушетки.

– Мэделин должна сказать, что умрет рано. Иначе ложные и истинные предсказания не совпадут, – почти прошептало Кзейн. – Она может сорвать наш план.

– Что значит рано? – охнул Гарри.

– Ты скоро обо всем узнаешь. Но не от меня – от Шайн. С ним тебе интереснее беседовать, – Кзейн отошло к стене и активировало голограмму, вписывая какие-то показатели.

– Не хочешь полететь на Зендер-1? – тихо предложило Шайн. – Хотя, у тебя нет морального права отказаться. Кроме правительства Земли и кучки ученых еще ни один человек не был на нашей главной планете.

Шайн с трудом встало и, пошатываясь, побрело к двери.

– Помочь? – Гарри, не дожидаясь ответа, подхватил существо, перекинув его руку через шею. Парень и не ожидал, что зендерийцы такие легкие.

– Моя искра на улице, – предупредило Шайн.

– Твое что?

– А как вы называете аппараты, с помощью которых путешествуете в космосе?

– Корабли, – Гарри задумчиво улыбнулся. – Хотя изначально кораблями называли совсем другое...

– Искрами – тоже, – существо крепче обхватило шею землянина и тяжело вздохнуло.

Корабль-искра Шайн совсем не напоминал человеческий аппарат. Обтекаемые формы и тонкий слой металлического покрытия делали его похожим на объемное зеркало.

– В искре есть приспособления для дыхания, – Шайн оттолкнуло Гарри, чтобы ввести код и открыть дверь аппарата. – Иначе задохнешься за полминуты.

Гарри улыбнулся: он и не заметил, как перешел с зендерийцами на «ты», но каждая колкая фраза Шайн попадала ему в самое сердце. Он мысленно шутил про ксенофилию каждый раз, когда думал о Шайн и ловил себя на мысли, что первый официальный роман между разными видами мог послужить поводом для сплетен и реанимировать его карьеру.

– На Зендер-1 лететь всего полчаса, – предупредило Шайн, – если использовать ваши примитивные временные отрезки. Красивее планеты не найти.

Существо пригласило гостя в небольшое углубление рядом с местом пилота и закрыло дверь. Искра оказалась такой же зеркальной внутри, как и снаружи. Приборная панель растягивалась на стены и даже часть потолка, а мебелью служили выступы и выемки в корпусе аппарата.

Шайн указало координаты полета и неотрывно смотрело в иллюминатор весь путь. Гарри показалось, что оно напряженно ждало чего-то. Все мысли Гарольда исчезли, стоило им приблизиться к Зендер-1. Планета оказалась огромной. Из-за плотной атмосферы поверхность Зендер-1 переливалась оттенками голубого. Крупные вихри, как на Юпитере, образовывали разноцветные пятна. Широкая полоса опоясывала экватор, постепенно разделяясь и истончаясь к полюсам, которые чернели из-за слоя льда. Гарри казалось, что все цвета, что только мог увидеть человеческий глаз, слились в вихрях этой прекрасной планеты.

– Это наша, как вы выражаетесь, колыбель, – почти пропело Шайн.

– Зачем мы здесь? – удивился Гарри, когда хозяин искры перевел аппарат на ручное управление, быстро снижаясь и лавируя между самыми плотными облаками.

Шайн не ответило. Гарольд надел маску и вжался в углубление пола, опасаясь столкновения с густыми облаками пыли. Все мелькало перед глазами – будто сам ветер приобретал разные оттенки.

Искра неожиданно коснулась грунта. Шайн поспешило к двери.

– Третий сектор! – восторженно проговорило существо. – Ровно по центру между экватором и южным полюсом, рядом с гигантским ледяным морем. Идеальное место!

– Для чего? – недоумевал Гарри.

Шайн не услышало вопроса и вышло из искры. Землянин последовал примеру. Он едва не подскользнулся, потому что под почвой обнаружился слой льда, темно-серого и прочного, как гранит. Шайн отошло от искры метров на двадцать и опустилось на колени.

– Почему мы здесь? – опять спросил Гарри. Шайн выглядело очень задумчивым, поэтому молчало с минуту, прежде чем ответить.

– Для нашего вида предосознание очень важно – оно помогает выжить нашим потомкам. Скорее всего, земные ученые рассказывают о Зендер-1, но лучше узнать все из первых уст, – Шайн опять сняло капюшон и глубоко вдохнуло плотный воздух. – Мы научились видеть будущее, чтобы спасать свое потомство. Планета настолько нестабильна, что делать прогнозы с помощью аппаратов бессмысленно. Никогда не знаешь – завтра эта часть планеты замерзнет или покроется слоем магмы. Миллионы лет наш мозг учился видеть будущее, чтобы выбирать условия для наших детенышей.

– Не похоже, что эта планета подходит для детей, – Гарри мягко улыбнулся, сам не зная почему.

– Мы не имеем генетического разнообразия, – продолжило Шайн. – Только условия зарождения и обеспечивают всю изменчивость – даже темперамент и черты характера. С помощью предосознания мы можем программировать, где расположить потомка так, чтобы он вырос как можно быстрее, или наоборот, способны сформировать покоящуюся популяцию, которая сможет пережить все катаклизмы.

Шайн с трепетом набрало пригоршню мягкого грунта и кивнуло в сторону льда. Гарри не сразу увидел, как в некоторых местах лед таял, образуя крохотные озерца. Шайн стало усерднее копать землю четырехпалыми ладонями, будто искало что-то.

– Здесь идеально место, – повторило оно. – Потом у меня не хватит времени на потомство.

Гарри растерянно наблюдал, как Шайн закатило рукав. Тонкая рука казалась почти темно-серой в тусклых лучах ближайшей звезды. Вдруг существо зашипело, а Гарри увидел вспышку алого света. Землянин подбежал вплотную и увидел, как Шайн присыпало грунтом часть мышцы.

– Что ты творишь?! – Гарри сорвался на крик. – Что происходит?!

– Клону нужна матрица, – казалось, Шайн удивилось невежеству землянина. – А как ты думал мы размножаемся? Без ткани ничего не получится.

– Ты просто отрезало и закопало часть руки! – Гарольд удивленно потер затылок.

– Зато быстро, – голос зендерийца стал чуть выше, будто выражая всю иронию. – Мы заранее вырабатываем специальный гормон, чтобы плоть не погибла, а образовала цисту и ждала момента для развития. С таким запасом клон может покоиться годами.

– А потом что? Ты же вернешься? – недоумевал Гарри.

– Потом, смотря сколько нужно ждать, он образует плотную оболочку и будет развиваться. Мой клон созреет всего через пятнадцать лет, так показало предосознание.

– Похоже, за детьми вы не ухаживаете?

– А зачем? – искренне поинтересовалось Шайн. – Оно получит предосознание, покинет оболочку и придет к взрослым, где познает азы. Общество зендерийцев развито слабо.

– Ну, хоть не кораллы или жуки, – попытался пошутить Гарри.

– Прости, что взяло тебя с собой, но предосознание включает и это.

– Получается, я видел, как ты закопало своего ребенка. Это может считаться отцовством, хотя бы отчасти? – ухмыльнулся Гарри.

– Если ты хочешь так думать, – Шайн опять блеснуло глазами и оскалило зубы, копируя улыбку землянина.

***

Следующие пару месяцев Гарри прожил, как в тумане. Сначала его потрясло известие об отчиме Мэдди – он просто повесился в конференц-зале за час до встречи, всполошив всех членов совета директоров. Бедняжка Мэдди получила нервный срыв, а Лора будто не заметила смерти мужа, постоянно выпытывала у дочери, что та видела в предосознании, и через день летала в клинику на процедуры.

– Нужно решать проблемы радикально, – заявило Шайн, когда кузены и двое зендерийцев собрались в клинике. Происходящее напоминало Гарольду мини-собрание. – Ситуация выходит из-под контроля.

– Девочка сама запуталась и сказала матери не то, что та хотела услышать, – невозмутимо прокомментировало Кзейн. – Первая авантюра не могла пройти идеально.

– Я должна была сказать, что рано умру, – испуганно прошептала Мэдди, – но мама постоянно требует подробностей. Я уже не знаю, о чем врать!

– Почему мы просто не можем сказать, что предосознание сработало странно из-за возраста? – спросил Гарри. – Пусть лучше обвинят в некомпетентности.

– Лора будет действовать решительно, – заметило Кзейн. – Расскажет о предосознании всему человечеству. А огласка нам не нужна.

– Получается, она не видела ничего этого в своем будущем? – Гарри пожал плечами. – Тогда не удивительно, почему она бесится.

– Ее реальность буквально рушится, – Кзейн понизило голос, будто извиняясь. – Небольшие дозы гормонов, похоже, изменили восприятие.

Как специально, в эту секунду Гарри пришло текстовое сообщение от Лоры. Парень настороженно переглянулся с Мэдди и ответил тете, что немедленно вылетает на Луну.

– Она говорит, что дело срочное, – шепнул он Шайн, когда выходил из кабинета. – Надеюсь, она не раскроет наш план.

– То, что должно произойти, произойдет, – Шайн внимательно заглянуло в глаза Гарри и поправило капюшон.

Когда Гарри летел на Луну, он подметил, что никогда не боялся в жизни так сильно. Даже первый выход на сцену или номинация на премию не заставляли сердце так бешено биться в груди. Нехорошее предчувствие кричало, что встреча станет точкой невозврата.

Гарри добрел до дома тети, будто в полусне, и не сразу понял, как оказался в пустой гостиной. Только стук каблуков Лоры заставил Гарри вырваться из плена мыслей.

– Тетя? – Гарри встретился взглядом с Лорой и ужаснулся, насколько пустыми оказались ее глаза.

– Спасибо, что прилетел сразу, – голос родственницы звучал непривычно тихо. – Я не знаю, что происходит. Мэдди... Она рассказывает о своем будущем такое, что не совпадает ни с моим предосознанием, ни с видениями Майка.

– Ты догадываешься, что довело его до самоубийства? – перебил ее Гарри, но Лора будто не слышала и обеспокоенно продолжила полумонолог.

– Мэдди сказала, что сгорит в сорок, представляешь? – Лора повысила голос, будто какая-то спящая часть ее настоящей сущности пыталась пробиться сквозь пелену искусственного равнодушия. – Я не знаю, почему будущее не сходится!

– Мэдди умрет молодой? – Гарри насторожился, вспомнив слова Кзейн. Сейчас парня больше волновало будущее сестры, чем риск запутаться в правильных и неправильных вариантах лжи.

– В этом и была цель... – Лора часто заморгала и посмотрела на племянника покрасневшими глазами. – Мы с Майком знали, что Мэдди умрет совсем рано, поэтому я решила отвести ее на предосознание. Я попыталась изменить ее судьбу, хотя не надеялась на успех. Но сейчас все идет не по плану... Я уже не знаю, чему верить!

– Расскажи мне все, – попросил Гарри, потому что блеск слез Лоры заставил его сердце болезненно сжаться.

– Знать и прожить все наперед легко, помогает избавиться от боли. Я давно узнала, что Мэдди не суждено дожить до совершеннолетия. Лавина... В той катастрофе погибнет много молодых. И ужаснее всего понимать, что будущее невозможно исправить, как бы ни старался. Я потребовала сразу же еще одну процедуру предосознания, чтобы заглушить боль, привыкнуть жить с ней. Когда проживаешь десятилетия за минуты, совсем по другому смотришь на мир...

– А вдруг все изменилось? – Гарри нахмурился и с трудом подбирал слова. Ему хотелось, чтобы его собственные слова оказались правдой, хотя он понимал, что предсказанное неизбежно. – Может быть, цепочка каких-то события прервалась... и у Мэдди теперь больше времени?

– Так не должно происходить! – всхлипнула Лора и обхватила предплечье Гарри дрожащими ладонями. – Это сводит меня с ума! Я не знаю, какому будущему верить.

– А если оставить все как есть? – парень запнулся. – Позволить... позволить жизни идти своим чередом?

– Тот мальчик, который в нее влюбится через пару лет, ее одноклассник... – лицо Лоры исказилось от беззвучных рыданий, и она почти упала в объятья племянника. – Он успеет пойти на предосознание. Именно он расскажет Мэдди, когда и от чего она умрет. По крайней мере, должен был. А сейчас... Сейчас все запуталось.

– Теперь она знает все сама, – Гарри успокаивающе погладил тетю по спине.

– Если бы мальчик рассказал ей, это бы разбило ей сердце. Поэтому я решила все исправить, самой показать ей будущее. Но ее предосознание получилось... странным.

– Раньше никто не проводил процедуру подросткам, – Гарри попытался улыбнуться, а Лора измученно всхлипнула. – Трудно гарантировать, что все пройдет успешно на все сто.

– Дело не только в Мэделин, – прошептала Лора, будто боялась выдать огромную тайну. – В последние недели все мои предосознания будто... перемешались. Они не совпадают друг с другом. Это страшно.

Гарри не знал, что сказать, а Лора задрожала, как будто оказалась посреди ледника. Было непривычно видеть ее настолько сломленной и уязвимой. И больше всего мучила совесть, ведь в состоянии тети была вина Гарри.

– Если эта неразбериха продолжится, я перестану ходить на предосознание.

– Может быть, это и правильно, – парень вздохнул с нескрываемым облегчением – все шло как нельзя лучше.

– Но я больше не доверяю Кзейн! – выпалила Лора, а Гарри проклял свою поспешную надежду. – Еще и это Шайн... Они ведут себя странно, не так, как другие зендерийцы. В любом случае, сменю специалиста, а всем знакомым расскажу, чтобы не обращались больше к этим недоучкам. Я помню, как раньше работало предосознание...

– И как же? – настороженно поинтересовался Гарри.

– Напоминает дежавю, – Лора прищурилась и улыбнулась, будто вернулась к лучшему воспоминанию в своей жизни, – только сильнее в разы. Ты не только знаешь, что произойдет, но чувствуешь: любовь, страх, гнев. Как будто десятилетия проходят за секунды. А потом наступает блаженное спокойствие. Но теперь нет... Теперь я не знаю, что со мной происходит.

Гарри разрывали противоречивые чувства. С одной стороны, он искренне жалел тетю. С другой, он боялся, что их с зендерийцами раскроют. Поэтому, едва перешагнув порог теткиного дома, Гарри отправил предупреждение Шайн. Но постепенно росло опасение за сестру. Осознание всей трагедии пришло не сразу. Когда Гарри вернулся в клинику, он буквально не мог взглянуть на Кзейн.

– Как все прошло? – поинтересовалась Мэдди.

– Могло бы и лучше, – Гарри натянул неестественную улыбку, будто надеясь, что кузина не заметит его истинных переживаний.

– Детеныш, можешь оставить нас на пару минут? – вкрадчиво проговорило Кзейн. Мэдди фыркнула и явно хотела возмутиться, но пристальный взгляд Шайн вынудил ее послушаться и выйти из кабинета.

Шайн выглядело более чем раздраженным, когда обернулось к Гарри и поднесло руку к его лицу.

– Только не говори, что Лора рассказала тебе что-то, что разрушило твою решимость?!

– Почему вы не сказали мне, что Мэдди не доживет и до девятнадцати? – парировал Гарри.

– Ты должен был узнать об этом от Лоры, и никак иначе, – голос Шайн стал еще тверже. – Будущее нельзя изменить! Как бы ты этого ни хотел...

– Ты так просто говоришь об этом! – Гарри нахмурился. – Ты само закопало свой клон недавно. Почему тебе не жалко другого детеныша?

– Тебе казалось, что ты заботишься о сестре, знаешь, как ей будет лучше, – Шайн отдалилось от Гарри на пару шагов и присело на край стола. – Но все это иллюзии. Вы с Лорой тратите бесценное время на попытки помочь той, кто в помощи не нуждается. Но так и должно было произойти. Лоре предсказана безмятежность.

– Что ты сказало? – напрягся Гарри.

– Кзейн не позволит Лоре рассказать правду даже кучке знакомых богачей. Оно решит ситуацию радикально. Тебе осталось решить, на чьей ты стороне, – Шайн приблизилось к его лицу и пристально заглянуло в глаза, – хотя ты все давно решил. Девочка ценнее матери.

– Если вы навредите Лоре, я отказываюсь участвовать в этой затее, – Гарри развернулся и направился к двери. Что-то кольнуло в шею. У Гарри закружилась голова. Из последних сил он обернулся и увидел Кзейн, которое держало в руке что-то, похожее на небольшой пистолет. У парня зашумело в ушах. Он обессилено сполз по стене. Последнее, что он почувствовал – холодные руки Шайн на своих щеках.

***

Первым вернулся слух. Гарри отчетливо слышал скрип металла и тихую ругань Кзейн. Все тело будто набили ватой. Гарри догадывался, что в игле находилось сильное снотворное. Он не знал, сколько времени прошло. Виски сдавливало с такой силой, что было трудно дышать. Через пару минут или часов Гарри понял, что лежал на мягкой кушетке, а его руки связали. Парень дернулся, пытаясь освободиться, но рядом тут же оказалось Шайн.

– Ты сделал все, как должен был, – голос звучал успокаивающе, но Гарри буквально кожей ощущал исходящую от зендерийцев угрозу. – Наши виды стоят на пороге новой эры.

Гарри с трудом открыл глаза. В полумраке он мог различить только желтые глаза Шайн, которые слегка светились.

– Что происходит? – парень настолько охрип, что не узнал собственного голоса. – Шайн! Ответь мне.

– Прости, – существо крепко обхватило ладонь Гарри. Тонкие пальцы казались тверже стали. – Так нужно…

Шайн невольно взглянуло на учителя, и только в ту секунду Гарри увидел, что на соседней кушетке лежало Кшайн.

– Предосознание будет верным, обещаю, – прошептало Шайн. Парень настолько обессилел, что не мог вырвать руку.

Прокалывание кожи и игла в вене – одно из тех знакомых ощущений, которые Гарри хотел никогда не вспоминать. Шутки Лоры про безбашенную юность пришлись бы кстати. Но не успел Гарри еще посмотреть на Кзейн, как мир вокруг исчез.

***

Гарри держал штурвал морщинистой рукой. Вздувшиеся вены на ладони норовили прорвать кожу. Корабль летел на предельной скорости. Карта слегка мерцала, отмечая безопасный путь и ежесекундно обновляя статус реактора. Вдруг вспышка озарила борт, и что-то громадное столкнулось с аппаратом. Корабль разорвало на части за долю секунды. Наступила кромешная тьма.

***

– Это лучшая твоя песня, – сказало Шайн, смущенно улыбаясь. Гарри сидел в кресле с гитарой в руках, листки с каракулями покрыли пол ковром.

***

– Куинни рискует. Лучше не работать с правительством Земли, – Кзейн выругалось и активировало детонатор.

***

Лора неспешно прогуливалась по бельгийским улочкам. Последнее предосознание лишило ее остатков чувств. Бизнес процветал, богатство побило все мыслимые пределы, но Лору ничто не могло удивить. Теперь в ее опустевших зрачках можно было увидеть только воспоминания о том, чему только суждено произойти.

***

Мэдди еще не распаковала пару новых лыжных костюмов. Сразу отправилась на трассу – в старой экипировке. А уже вечером о смертоносной лавине говорили все человеческие СМИ.

***

– Спасибо тебе, Гарри! – Мэдди смахнула слезу. – Не важно, сколько мне осталось. Я не потрачу время зря.

***

Гарри охнул. Понадобилось полминуты, чтобы он понял, где находился. Руки больше не перетягивала эластичная веревка. Кзейн все еще лежало без сознания на соседней кушетке. Гарри тряхнул головой, пытаясь прогнать наваждение, но это не помогло. Шайн слегка приобняло Гарри за плечи.

– Мы не могли поступить иначе, – оно призналось. – Ты был бы против наших планов на Лору, попытался бы помешать.

– Предосознание без согласия? – парень нервно хохотнул, хотя сил не осталось ни на иронию, ни на ярость. – Вы превратите мою тетю в зомби, как и собирались.

– Зависимость от предосознания все равно ее бы погубила, – ответило Шайн и встревоженно осмотрело Кзейн, которое так и не пришло в себя.

– Даже не могу поверить, что видел свое будущее, – Гарри взъерошил волосы и помассировал кожу головы. – Мэдди, Лора...

– Извини, – едва слышно прошептало Шайн.

– Это так странно! – воскликнул парень, все еще цепляясь за волосы, пальцы мелко дрожали. – Почему я помню свою смерть? Почему я чувствую себя, как будто уже умер? Мне суждено глупо погибнуть столетним стариком, но мне кажется, что я проживаю этот момент каждую секунду. Лора не смогла передать, как это на самом деле... Не зря я боялся предосознания. Мне кажется, я умер на том корабле.

– Боишься ли ты сейчас? – Шайн сняло капюшон и погладило Гарри по щеке. – Понимаешь ли всю важность происходящего.

– О, понимаю, – Гарри с трудом ухмыльнулся: мышцы будто не слушались. – Участие в организованной преступности межпланетного масштаба – серьезное занятие.

– Ты злишься на нас с Кзейн?

– Я почти ничего не чувствую.

– Прости, – Шайн замерло. – Я не догадываюсь, каково это. Без предосознания мы бы не могли выжить.

– Стой, а где Мэдди? – измученно спросил Гарри. – Надеюсь, вы не отравили ее?

– Она полетела домой на такси, – казалось, Шайн оправдывалось. Вдруг Кзейн повернулось на бок и тяжело дышало, как будто начало задыхаться.

– Все в порядке, – ответило Шайн на немой вопрос Гарри. – Всегда нелегко делать сложные предосознания. В конце концов, мы показали и стандартный протокол, и ближайшее время в щадящем режиме.

– Это мне еще повезло? – Гарри иронизировал, хотя подметил в собственных эмоциях тень любопытства.

– Нельзя было тебе навредить, – ответило Шайн с неожиданной серьезностью. – Нужно отдохнуть. Оставайся, у меня есть небольшая капсула на Зендер-2.

И теперь Гарри помнил, что многие десятилетия Шайн будет рядом.

***

На следующий день Лоре провели предосознание настолько мощное, что оно почти убило в ней человека. Мэдди встречала мать из клиники. Лора попросту не реагировала на происходящее.

– Что произошло? – спросила Мэдди у Шайн. – Процедура слишком сильная?

– Можно сказать, Лора первый человек, который знает наперед буквально каждый день своей жизни, – ответило Шайн. – Теперь вряд ли для нее осталось что-то существенное.

Мэдди закусила губу и беззвучно заплакала, глядя, как мать отправила какое-то сообщение с телефонной станции и выглядела так, будто уже не оставалась в стенах клиники.

– Зачем ты это сделала?! – Мэдди захлебывалась рыданиями и толкнула Лору. Шайн быстро исчезло из виду. – Где ты сейчас?

– Я просто часть этого плана, как и ты, – Лора пожала плечами и побрела прочь.

Гарри стоял поодаль и наблюдал за происходящим с нескрываемым разочарованием.

– Гарри! – выкрикнула Мэделин, когда увидела кузена. – Зачем она это сделала?! Зачем она вообще ходила на предосознание все эти годы? Она убила себя своими же руками!

– Говорят, психика человека не может справиться с видением смерти, – Гарри печально улыбнулся. Теперь он по-настоящему понимал, каково это.

– Это ужасно! Хорошо, что ты сам никогда бы не согласился на такое и спас меня. Спасибо тебе, Гарри! – Мэдди продолжала плакать, но выглядела очень серьезной. – Не важно, сколько мне осталось. Я не потрачу время зря. Я хочу жить полной жизнью. Любить и ненавидеть, бояться и страдать. Мы же люди. Мы не должны проживать свою жизнь наперед! Как там говорят? Счастье в неведении?

– Да, – в голове Гарри опять возникли образы похороненных снегом шале. – Счастье в неведении.

Свое счастье он уже потерял.

+1
04:05
270
Рассказ держит в напряжении до конца. Необычная задумка. Интересно, спасибо!
15:31
Моё мнение такое, что неправильно указан жанр этой фантастики — научная. На мой взгляд научного здесь совсем мало и правильнее было бы указать — социальная фантастика. Потому что все события крутятся вокруг предсказания будущего для каждого человека, а именно здесь для локальных персонажей. Хотя, рассказ написан ровно, на определённом уровне мастерства, так сказать. Я бы ещё добавил, что писала женщина — налицо особенности ЖП.
Загрузка...
Эли Бротовски

Достойные внимания