Юлия Владимировна №1

Добро пожаловать в «Полную Чашу»!

Добро пожаловать в «Полную Чашу»!
Работа №444

Я отчаянно пытался произвести впечатление на Марту. Но сам же и загнал себя в угол. Мы оба выглядели до безумия нелепо. Два студента в сырой помятой одежде, а напротив четверо английских аристократов в безукоризненных костюмах. Мы находились в настоящем замке с готическими колоннами и сводами на потолке. Я никогда не видел такой роскоши! Кругом картины, ковры, всякие дорогие вещи. Хозяева любезно разожгли для нас камин и накрыли на стол. Мы с Мартой сидели рядом, даже слегка касались мокрыми рукавами друг друга. От меня пахло сыростью, неловкостью и любопытством. Я чувствовал себя, как на приеме у королевской семьи. Напротив меня сидел глава семейства Герман Л., немолодой мужчина с абсолютно белыми волосами, спускавшимися ему до плеч. Одет он был в элегантный черный фрак. Я впервые видел человека во фраке, скажем прямо, это не самый распространенный вид одежды, тем более в ⅩⅩⅠ веке, тем более в глухой русской деревне. По левую руку от Германа сидел его сын Руслан, он и открыл нам дверь, когда мы постучались в особняк.

***

- Я не понимаю, как так вышло, - сказал я, когда мы с Мартой пошли искать помощь. - Мне очень жаль, что я втянул тебя в это!

Мне приходилось кричать, чтобы она услышала. Как назло пошел ливень, и ветер завыл, поднимая осенние листья в воздух. Дождь начался, как только мы отошли от сломанной машины, но мы решили не возвращаться, а попытаться достучаться до жителей "Полной Чаши".

- Все хорошо, Артур! - крикнула Марта. - Я сама согласилась сесть к тебе в машину!

Ее глаза улыбались мне. Марта слегка сощурилась, в этом взгляде было что-то глубокое, манящее. Мне захотелось поселиться в этих глазах навечно. Я мечтал, чтобы мы были вместе, и я боялся, что этого никогда не случится. Ее чувства оставались загадкой для меня.

- Я же обещал, что со мной не соскучишься?

Мы продолжили путь, ища глазами подходящее место для остановки. Все дома вокруг имели древний и покинутый вид. Казалось, что людей здесь нет, и никогда не было. Только грустный фонарь тускнел вдалеке, давая надежду на обитаемость этого мира. Из-за дождя и подступающего вечера, было тяжело рассмотреть, что находится впереди. Я изо всех сил вглядывался в покосившиеся деревянные дома в поисках местных жителей. Мне было страшно разочаровать Марту. Я старался шагать бодро и не переставать улыбаться, но злость постепенно захватывала меня. Злость на собственную глупость, на дождь, на проклятую машину, которая подвела в самый неподходящий момент! Я с силой пнул мокрую листву, хлюпающую под ногами.

- Ничего себе! - воскликнула Марта. - Ты тоже это видишь?

Дорога пошла вверх, и мы оказались на холме. Я замер от удивления, увидев этот дом. Огромный каменный особняк возвышался над скромными соседскими развалинами. Квадратное четырехэтажное строение занимало территорию целого участка! Две острые башни стремились в дождливое осеннее небо. Приглядевшись, я увидел, как в одном из многочисленных окон мелькает свет. Я насторожился, место не казалось дружелюбным. Особняк скорее походил на замок графа Дракулы, чем на место, где любезно принимают потерявшихся путников. Я не хотел показаться чересчур осторожным или неуверенным в себе, поэтому я решительно взял Марту за руку и повел к спасительному огоньку.

Дорога к особняку шла вдоль крутого обрыва. Дождь смывал грунт прямо в расщелину. Дна ямы было не разглядеть. Я хотел подойти поближе, но Марта потянула меня за рукав. Кому могло прийти в голову строить особняк напротив пропасти?

Вблизи дом казался еще больше. Мы замерли, поднявшись по лестнице и оказавшись у самой двери замка. Козырек над дверью защитил нас от дождя. Я замялся, не решаясь постучать в дверь. Сердце в груди забилось чаще, предсказывая недоброе. В голове пронеслись воспоминания о фильмах и книгах, где главные герои оказывались в подобных местах и потом никак не могли выбраться. Кто может жить в средневековом замке в ⅩⅩⅠ веке? Марта, кажется, заметила мое волнение. Она крепче сжала мою руку и ободряюще улыбнулась.

- Необычное местечко.

Я не успел ничего ответить. Дверь отварилась.

***

Тогда мы и увидели Руслана. Парень лет шестнадцати во фраке и в блестящих черных туфлях стоял на пороге. Такие же белые, как и у отца, волосы обрамляли узкое лицо. Мальчик был по-настоящему красив, все в нем было правильно и изящно.

Пустым, ничего не выражающим взглядом, Руслан оглядел незваных гостей. Но не найдя ничего интересного, мальчик хмыкнул, отвернулся и ушел вглубь дома.

Меня выбило из колеи. Я смотрел в след мальчику, но не мог собраться с мыслями. В глаза ударила обстановка внутри дома. Высокие потолки, картины в золотых рамах, белые колонны, канделябры и многое другое переносило в атмосферу средневековых замков. Этот особняк и этот мальчик казались, чем-то абсурдным и нереалистичным. Было что-то отталкивающее во всей этой обстановке. Мне захотелось просто уйти, вернуться в машину, переждать дождь, а потом уже думать, как отсюда выбраться. Но я почувствовал, позади себя тепло родного тела. Девушка, о которой я был обязан позаботиться, придала мне сил.

***

- У вас очень красивый особняк, - сказал я, прерывая, затянувшееся молчание.

Герман ел, не глядя себе в тарелку. Холодный взгляд мужчины замер в одной точке у меня над головой. Хозяин дома быстрыми и ловкими движениями разделывал мясо на тарелке и закидывал содержимое себе в рот. Я только дожевывал второй кусочек, когда Герман доел свою порцию. Мне было неприятно сидеть с ним за одним столом. Мужчина скорее походил на воспитанного хищника, чем на человека.

- Прошу вас, чувствуйте себя, как дома.

Девочка, сидевшая рядом с мамой, тихо хихикнула. Мне совсем не понравился этот смешок. Но Урсула мягко накрыла руку дочери своей ладонью. Жена Германа Урсула в отличие от мужа имела черные как уголь волосы. Ее тонкую статную фигуру украшало платье в пол. Самой маленькой в доме Каролине на вид было около 9 лет, но уже проглядывалась ее схожесть с мамой. Вся семья отличалась поразительной отрешенностью. Они как будто не замечали наличие посторонних в доме. Ничего не спрашивая и не требуя объяснений, они, молча, поглощали свой ужин. Тишину в столовой нарушали треск камина и скрип посуды. Казалось, только маленькая Каролина видела пришедших. Она откровенно пялилась на меня, помещая в открытый от удивления рот порцию картофеля. Я улыбнулся девочке, но Каролина никак не отреагировала.

- А как так вышло, что вы построили такой роскошный особняк в такой глуши? Ведь…- начал я.

Мне было безумно любопытно узнать, что здесь происходит. Замок, заброшенное село, эта старомодная семейка… я слышал запах тайны. А я обожал тайны. Любопытство и страх слились в единое чувство азарта.

- Спасибо большое за гостеприимство! Нам очень не хочется вас стеснять, - резко перебила меня Марта. - Мы уедем завтра же утром.

Я посмотрел на девушку и весь мой энтузиазм испарился. Марта была бледнее бумаги. Она смотрела в одну точку и почти не моргала. Ее хрупкое тельце вжалось в стул. Мне стало стыдно. Марта, наверное, сходила с ума от страха! Девушка с малознакомым парнем в какой-то глуши, далеко от дома. Еще эти хищные лица напротив! Я решил больше не задавать вопросов, чтобы Марта не нервничала.

- Как же вы уедете? - Герман, кажется, очнулся ото сна. - Если ваша машина сломана?

- Дорогой, - мягко сказала Урсула. - Я уверена, что Лекс сможет помочь этим молодым людям.

Урсула посмотрела на меня. Хозяйка дома понравилась мне больше остальных членов семьи. Она подкупала своими хорошими манерами и царственным видом.

- Лекс - наш механик, он живет здесь же в Чашах. Завтра утром мы покажем вам, где его дом.

Урсула и Герман обменялись долгим взглядом. Казалось, между супругами прошел серьезный и только им понятный диалог. Но вслух никто ничего не сказал. Я почувствовал немую поддержку от Урсулы, и был ей искренне благодарен, хотя и сам не понимал за что.

- Спасибо, - вздохнул я. - Это, пожалуй, первая хорошая новость за весь день! Тогда завтра с утра мы пойдем прямо к… Лексу.

Я посмотрел на Марту, но девушка жевала ужин, не обращая ни на кого внимания. Когда она заметила мой взгляд, то рассеянно кивнула. Я нахмурился, пытаясь представить, о чем сейчас думает Марта. Интуиция подсказывала, что ничего хорошего про меня девушка думать не могла. Тишина вновь села за стол.

- Спасибо еще раз, что приняли нас! - бодро сказал я, пытаясь сгладить гнетущую атмосферу молчаливого застолья. - У вас очень красивый дом! Когда мы шли по вашему… селу, нам показалось, что здесь совсем нет живых людей.

- Ха, вот это вы верно подметили! - неожиданно засмеялся хозяин дома.

Его громкий раскатистый смех отразился от высоких стен особняка и покатился дальше по коридору. Обнажились белые зубы хищника. Я невольно вздрогнул. По спине побежали мурашки. Что могла значить эта фраза? Я не мог доесть свою порцию, еда комом вставала поперек горла.

Урсула покачала головой и укоризненно посмотрела на мужа.

- Я хочу сказать, что "Полная Чаша" - пустынное местечко, - сказал Герман, когда его смех покинул пределы комнаты. - Но я уверен, в скором времени все поменяется. По началу, вам может показаться, что здесь жутковато…

Герман наклонился вперед, пытаясь дотянуться до меня, и сказал, заглядывая в глаза:

- Но уверен, если бы вы побыли в Чашах подольше, то ни за что бы, ни захотели уехать!

Марта испуганно посмотрела на меня. Этот взгляд придал мне сил, и я заставил себя улыбнуться. Но Герман опять "выключился" и продолжил, глядя в одну точку, поглощать третью порцию ужина.

Столовая освещалась огромной люстрой, висящей над обеденным столом. Вместо лампочек, источником света служили обычные свечи. Едва уловимый сквозняк колебал слабые огоньки, отчего по стенам и потолку разбегались длинные тени.

Одна тень показалась мне похожей на змею. Картинка настолько четкая и живая, что я забыл о текущем разговоре. Она двигалась не так, как остальные тени. Не отрывисто и резко, а плавно и осмысленно. Я, как завороженный смотрел на рептилию. Дыхание перехватило. До смерти боюсь этих тварей! Змея приблизилась к моей тени и обвила испуганную фигуру. Я сидел неподвижно, но мое отражение боролось с нападавшим! Черные фигуры метались по каменным стенам. Я с ужасом понял, что моя тень проигрывает. Змея добралась до горла и властно окутала шею. Моя тень задыхалась и раскачивалась на стуле. Силуэты рук попытались сорвать с себя змею, стул сломался. И я настоящий рухнул под стол вместе со своей тенью. Треск дерева и мой визгливый крик пронзил столовую. Я быстро вскочил на ноги, лихорадочно осматриваясь в поиске змеи.

- Вы в порядке? - вежливо спросила Урсула.

Я очнулся и хотел повернуться к Марте, чтобы узнать видела ли она Это. Но наткнулся на Руслана, с трудом сдерживающего смех. На меня смотрели злые и нахальные глаза мальчишки, а его руки переплетались, изображая театр теней. Руслан беззвучно смеялся надо мной, и только Каролина, его младшая сестренка, заметила игру пальцев. Она, широко открыв глаза, смотрела на змею, теперь ползущую к ней. Но тень только прикрыла Каролине рот. Марта поднялась и встала рядом со мной. Урсула поняла наши действия по-своему.

- Если вы уже наелись, то Руслан покажет вам ваши комнаты.

Я был уже сыт по горло.

***

Я лежал с открытыми глазами и смотрел на паутину, свисающую с люстры. Почти всю комнату занимала массивная дубовая кровать, на которой у меня не получалось уснуть. Все предметы вокруг и деревянный стол, и тумба, и особенно дверь казались живыми. Я с ужасом слушал их шипение. Длинные тени угрожающе смотрели на меня, заставляя сжиматься все внутренние органы. Через длинное от пола до потолка окно заглядывала луна, освещая антикварные торшеры. Пахло сыростью и плесенью.

Я сел, свесив ноги. Неразумно сейчас оставлять Марту одну. Ей, наверное, еще страшнее, чем мне. Но я не мог просто ворваться в ее комнату, хоть она и находилась совсем рядом. Мои босые ноги утонули в мягком, похожем на траву, ковре. Я встал с кровати и приблизился к двери. Моя комната находилась около лестницы на второй этаж. Когда я проходил мимо, мне показалось, что сверху доносилось какое-то шуршание. Я попытался вглядеться в темноту, но ничего не увидел. Ноги сами понесли меня дальше по коридору, прочь от подозрительных звуков.

Марта сидела на ковре, прислонившись спиной к двери своей спальни. На ней был тонкий голубой халат, которым явно поделилась Урсула. Волосы девушки были еще мокрыми после ванны. Марта подняла на меня глаза. Я мог бы говорить вечно об этом взгляде. В уголках ее глаз, тех, что ближе к носу, блестели искорки. Они жили там всегда, в этом я уверен. И этими искорками и была Марта.

- Не спится? - лукаво спросила она.

Я не мог смотреть на нее без улыбки. Ее нежное круглое личико умиляло меня. Русые волосы слегка качнулись в сторону, обнажив ямки над ключицами. Тонкая ткань халата струилась по хрупкой фигуре, подчеркивая ее красоту. Ножки-палочки слегка согнулись, рисуя изящные линии. У меня пересохло во рту. Захотелось впиться губами в бледную девичью шею.

- Я хотел узнать, как ты, - я сел рядом, пытаясь успокоить волну любви и возбуждения.

Марта положила голову мне на плечо, и я почувствовал ее вкусный запах. Особняк растворился, оставив нас только вдвоем. Девушка нежно взяла меня за руку. По телу побежали мурашки.

- Мне очень страшно, - честно призналась она. - Нам надо уезжать отсюда как можно скорее.

- Здесь происходит что-то странное, - я хотел приободрить ее. - Этот дом мне тоже не нравится. Так что завтра рано утром мы соберем вещички, и никто нас не сможет остановить.

- Я не боюсь, что нас кто-то задержит, Артур - Марта подняла на меня глазки-искорки. - Я боюсь, что мы сами не захотим уезжать.

Я удивленно посмотрел на девушку.

- Мне, правда, было бы интересно остаться здесь ненадолго, - усмехнулся я. - Удивительно, как ты хорошо понимаешь меня! Это село, и этот замок точно имеют свою интересную историю. Мне еще в детстве нравились мистические книги. Я глотал их пачками! Наверное, поэтому мне легко поверить, что мы оказались в этом месте не случайно. Какие-то силы привели нас сюда и пытаются задержать. Но что бы это ни было, я сделаю все, чтобы отвезти тебя домой.

- Обещаешь?

- Конечно!

Но я заметил, что Марта не поверила обещанию. Она грустно покачала головой, с сомнением сощурив глазки-искорки. Я крепче сжал ее руку. У нее были причины не доверять мне. Я уже обещал, что довезу ее до дома, но мы все еще здесь. Мне казалось, что весь мир против меня. Марте не нравилось это место, и я боялся, что она принесет неприязнь к особняку на меня. Досада и чувство собственного бессилия больно ударили по сердцу. Я сжал челюсти и глубоко вдохнул, пытаясь успокоиться. Завтра нас здесь уже не будет. Я верну Марту домой, чего бы мне это не стоило. И может тогда, она увидит во мне достойного себе.

- Как думаешь, что будет с нами после смерти? - спросила Марта.

По моей спине пробежал холодок. С Мартой творилось что-то неладное. Она была такой жизнерадостной, пока мы не попали в этот дом.

- Почему ты спрашиваешь, милая?

- Я боюсь смерти, - призналась девушка. - Вот мы есть, а в следующую секунду нас уже нет. Тебя это не пугает?

- Не думал об этом, - признался я. - Такие мысли все равно ни к чему хорошему не приведут. Почему ты думаешь о смерти?

- Мне хочется верить, что есть какой-то другой мир. И что все не заканчивается... ведь существует столько преданий и религий, где человек продолжает жить после смерти. Но иногда мне кажется, что все истории люди просто придумали. А я верю в чужие сказки.

- Не могу представить, что меня когда-то не будет…

- А я могу, - Марта была совсем бледной. - Могу представить, как исчезаю, как растворяюсь, как перестаю дышать. А все вокруг гаснет. Это очень страшно. За секунду из человека превратиться в ничто.

Я чувствовал, как дрожит ее тело. Марта тихо заплакала. Этот проклятый особняк давил на нее. Мне хотелось забрать ее страхи. Из широко открытых глаз капали слезы. Минут через сорок Марта уснула.

Я пошел обратно в свою комнату. На этот раз на лестнице точно кто-то стоял. Я слышал тихое ровное дыхание. За мной наблюдали. Ноги онемели. Сердце на секунду остановилось. Мне было страшно пошевелиться. Ступеньки скрипнули. Кто-то медленно спускался ко мне. Во рту пересохло, а живот неприятно скрутило. Свет из окна осветил сначала маленькие ножки в туфельках. Затем я увидел всю фигуру девочки. Я вздохнул с облегчением. За Каролиной появился и ее брат. В руках у Руслана что-то блеснуло. Я изо всех сил напряг зрение, но так и не понял, что несет юноша. Лестница была длинной, и от детей меня отделяло около пятнадцати ступенек.

- Привет! - я старался говорить непринужденно. - Почему вы еще не спите?

Дети остановились. Я понимал, что мне нечего бояться, но все равно ждал какого-то подвоха. Напряжение чувствовалось в каждой мышце. Казалось, и воздух стал плотнее.

- Каролина хочет играть с тобой, - развязно сказал Руслан. - Мои игры ей не нравятся. А я не хочу расстраивать сестру. Понимаешь?

Юноша говорил медленно, делая акценты на словах. Тон его голоса мне совсем не понравился. Речь звучала высокомерно и повелительно. Каролина висела на левой руке брата и слегка раскачивалась. Мне были плохо видны их лица, но, кажется, девочка находилась в хорошем настроении.

- Я могу поиграть с Каролиной, но сейчас уже слишком поздно. Может быть завтра, перед нашим отъездом?

- Отъездом? - Каролина прекратила раскачиваться. - Ты уедешь от нас?

- К сожалению, да.

- Но зачем? Я что-то натворила?

Голос девочки дрогнул. Она отпустила брата и побежала мне навстречу. Но девочка не успела спуститься.

- Я же тебе говорил, Каролина! - Руслан поднял вверх руку с загадочным предметом. - Придется тебе играть со мной!

Это было лезвие! Не успел я моргнуть, как Каролина достигла меня и заключила в объятья. Но это была не вся девочка. Ее голова осталась в руках у Руслана. У меня подкосились ноги. Я бы, наверное, упал, если бы сзади не оказалась стена. Руслан смеялся. Голова девочки в его руках была недовольна.

- Прекрати! Ты его пугаешь! - сказала голова Каролины, пока ее руки обнимали меня за талию.

Тело девочки отпустило меня и вернулось к брату. Каролина забрала свою голову у Руслана и надела обратно. Так надевают шапки, когда собираются на улицу. Привычным движением девочка поправила шею. Мне стало дурно. Я стоял, оперившись на стену, и чувствовал, что потихоньку сползаю на пол. В голове шумело. Меня начло тошнить. Мозг закипел, не справляясь с ситуацией. Противный смех Руслана раздавался со всех сторон.

- А он Предатель, Каролина - услышал я. - Он нас бросил.

В глазах потемнело.

***

- Вам совсем не хочется остаться? - спросил Герман, когда мы уже стояли на улице возле особняка.

- Мы очень благодарны за гостеприимство, - сдержанно ответил я. - Но нам и, правда, пора домой.

Герман протянул руку, и я пожал холодную ладонь. У меня не было никаких эмоций. Чувствовалась только бесконечная усталость. Я смотрел поверх головы Германа, почти не замечая его. Перед глазами расплылась пелена. Все вокруг мне виделось в легкой дымке. Реальность стала походить на сон.

- Смотрите, пожалеете потом, - ухмыльнулся Герман. - Но, пожалуй, так будет лучше для всех.

Хозяин дома отошел в сторону. Он больше не смотрел на гостей. Лицо его приняло отрешенное выражение. Герман, казалось, даже не заметил, когда Марта подошла к нему и попыталась попрощаться. Урсула же наоборот великодушно протянула к девушке руки и крепко сжала ладони гостьи.

- До свидания, - сказала Марта.

- Прощайте, - ответила Урсула.

Казалось, мы уже вышли из особняка, и ничего нам не угрожает. Но интуиция подсказывала, что это еще не конец приключения. Я оглядел особняк. В окне второго этажа стояли дети. По спине побежали мурашки. Руслан смотрел на меня своими ледяными глазами. Мальчик презрительно сощурился и отошел вглубь дома. Каролина прильнула к стеклу. Ее опухшие от слез глаза не отрывались от меня. Когда девочка заметила мой взгляд, ее подбородок задрожал. По бледным щекам потекли слезы. Но я смотрел только на ее шею. Она была абсолютно гладкая. Без единого шрама. Я посмотрел на Марту. Девушка грустно махала рукой Каролине. Глаза Марты были полны нежности и жалости к этим незнакомым детям.

Я взял Марту за руку, и мы пошли по еще сырой дороге. Свежий осенний ветер приятно касался лица. Осень пахла сырой землей и опадом. Мы шли, молча любуясь осенней картиной. Несмотря на ночные переживания, я не мог не заметить красоту этого места. Слева от нас оставался загадочный овраг. А справа были посажены клены и березы. Их желтые листья казались золотыми в лучах солнца. Вся дорога покрылась плотным ковром. Марта шла, пиная осенний покров, и, ветер подхватывал листья у нее под ногами. Было и тепло, и свежо. Природа успокоила мои расшатавшиеся нервы.

Домики вокруг больше не казались необитаемыми. По дороге мы никого не встретили, но издалека доносились детские голоса и смех, справа послышалось шуршание метлы. Вчерашняя ночь как будто растворилась в ярком солнечном утре.

Один дом привлек мое внимание. Это была избушка за зеленой изгородью. В селе было много изб, но почему-то именно эта привлекала внимание. Она выглядела совсем новой, а внутри горел свет, хотя хозяев было не видно. Я замедлил шаг, вглядываясь в знакомую дверь. На меня накатила осенняя хандра. Захотелось зайти внутрь избушки и разжечь печь. Да, я знал, что внутри есть кирпичная печь с тяжелой металлической дверцей. Знал, что дрова почти закончились, и пора накалывать новые. Я даже знал, где лежит топор. Мне почудилось, как Марта сидит в кресле около печки. Она, сложив ноги по-турецки, что-то рассказывала. Себя я увидел за кухонным столом, в моей тарелке был налит ароматный борщ. Девушка сказала что-то смешное, и я рассмеялся. Марта дернула меня за рукав.

- Пойдем, Артур, - ласково сказала она.

Наваждение пропало. Изба растаяла перед глазами, и вновь встала осень.

***

- Здравствуйте! Мы ищем Лекса.

Мы подошли к нужному дому. Я с облегчением выдохнул, втайне боясь, что нас посылают в очередной жуткий особняк. К счастью, это оказался обычный трехэтажный дом, на пороге которого сидел вполне обычный парень, разве что слишком модный для такого захолустья. Лекс был высоким блондином, хорошо сложенным и довольно красивым. Ядовито зеленая толстовка и узкие джинсы, выдавали в нем городского жителя. Массивными белыми кроссовками Лекс бодро шагнул навстречу гостям.

- Привет! Лекс, это я, - парень обеими руками сжал мои ладони.

Лекс окончательно успокоил меня своей открытостью и дружелюбной улыбкой. Он внимательно слушал нашу историю, постоянно кивая и издавая сочувствующие звуки. Лекс крикнул своей маме, которая так и не показалась из дома, что ненадолго уходит. И еще не дослушав историю, предложил направляться к машине.

- Ааааа, - протянул Лекс, когда я закончил рассказ. - Да, не повезло. Но хоть живы остались, да?

И Лекс добродушно рассмеялся.

- Не обращайте на меня внимания, это юмор тут такой в Чашах, дурацкий. У нас тут все мрут, как мухи. Вообще над этим не надо смеяться, извините.

Парень выпучил глаза, пытаясь понять, не оскорбил ли он нас в лучших чувствах. Мы с Мартой переглянулись и одновременно пожали плечами. После ужасов особняка, шутки Лекса не могли нас задеть. Мы, наконец, подошли к машине. Она стояла почти у самого знака "Добро пожаловать в Полную Чашу!". Неновый автомобиль стоял "лицом" к выезду из села. Лекс деловито обошел машину и попросил ключи.

- А ну да, она у вас сломалась, - сказал молодой механик, после тщетной попытки завести машину.

- Спасибо, - нетерпеливо сказала Марта.

- Я чем-то еще могу помочь? - улыбнулся Лекс.

Мы были готовы наброситься на механика. Я оглядел этого модника и понял, что нас должно быть разыгрывают. Марта шумно вздохнула, пытаясь скрыть раздражение.

- Да, ладно спокойно, сейчас все сделаем!

Лекс опасливо покосился на нас и полез под капот машины. Мы озабочено заглянули ему через плечо.

- Распереживались сразу, - пробубнил Лекс, обиженно. - Напряженные такие…

Достав из кармана белую салфетку, механик принялся за проверку машины. Свою ядовитую толстовку Лекс отдал Марте. Парень остался в обычной белой майке. Он скромно посмотрел на нас и тихо сказал:

- Я не рассчитывал сегодня раздеваться, конечно.

Стараясь, не испачкаться модник салфеткой откручивал какие-то клапаны. Молодой механик работал грациозно, как будто его снимали десятки фотоаппаратов. Я, открыв рот, наблюдал за этим действом, гадая, как этот человек мог стать механиком. Марта облокотилась на дорожный знак и пыталась сдержать улыбку.

- Дааа, ребята вы тут надолго застряли, - протянул механик. - Ну, недели три-четыре возиться, это как минимум…

Мы мгновенно стали серьезными и подскочили к Лексу. На наших серых лицах читался страх и непонимание.

Но модник опять рассмеялся и похлопал меня по плечу.

- Спокойно, я пошутил! Вам тут контакты попортили, придется заменять. Возни на пару часов, не больше.

Я нахмурил брови. Мы только заехали в город, и машина сломалась. Или мы не заезжали? Как мы вообще здесь оказались? У меня заболела голова. Казалось, что я чего-то не замечал. Шестое чувство намекало на какой-то очевидный факт. Мне не хватало деталей для того, чтобы пазл собрался. Но чем больше я думал об этом, тем больше болела голова.

- Ты в порядке? - спросила Марта. - Не думай об этом. Нам сейчас главное просто выбраться.

- Как нам могли специально что-то испортить? - спросил я. - Мы же ехали от самого Ростова без остановок.

Глазки-искорки нежно и с жалостью посмотрели на меня. Но Марта не успела ничего сказать.

- Ааааа, - протянул механик. - Ну, значит, я ошибся. В любом случае контакты заменять надо.

Я потряс головой и решил оставить все сомнения на потом. Марта права, сейчас нам надо выбираться.

- Ты говори, что по деньгам будет, не стесняйся, - сказал Артур. - Налички почти нет, но перевести смогу.

- Мне не нужны твои деньги, я заберу твою бессмертную душу, - проникновенно сказал Лекс, но не выдержал и засмеялся. - Нет, правда, ничего не надо.

Механик принялся за работу. Он сначала ходил туда-сюда в поисках нужных запчастей, затем с задумчивым видом стоял над машиной, мысленно прикладывая эти запчасти к разным местам автомобиля. Все это время он непринужденно и без остановки болтал с нами. Спустя полчаса возни, он спохватился, что не предложил гостям чая. Он так настаивал, что не успокоился, пока не уговорил Марту сходить к нему домой и заварить термос.

- Хорошая, она у тебя, - неуклюже сказал Лекс. - У вас прям чувствуется химия, наверное, давно знакомы?

- Вообще-то мы с ней только вчера познакомились, - улыбнулся я.

Работа шла полным ходом. Чувствовалось приближение конца этого кошмара.

- А уже какое приключение! - произнес Лекс.

- Да, но лучше было бы без приключений.

Я стал вспоминать вчерашний день. Казалось, это было где-то в другой реальности. В реальности, где есть асфальт, и работают машины.

***

Я стоял в просторном зале. Это было открытие в Ростове Почвенного института им. В.В. Докучаева. Событие историческое и привлекательное даже для студентов из Москвы. Я проделал весь этот долгий путь на машине.

В толпе я увидел ее. И сразу понял, что весь пройденный путь стоил того. Вся жизнь стоила этого момента. Так неожиданно и так просто. Глаза сами нашли ее в толпе. Нашли, чтобы никогда больше не выпустить из виду. Я пошел прямо к ней, когда она говорила с кем-то из подруг. Она посмотрела мне в глаза, как ударила током.

Мы говорили весь день. Когда нас выгнали с конференции, мы продолжили говорить в буфете, в коридоре, на улице. Марта была не просто девушка, она как будто воплотила в себе все мои мечты и иллюзии. Она понимала меня с полуслова. А ее нежность обволакивала меня теплым одеялом. Мы только познакомились, но она сразу стала мне роднее всех людей на Земле. Но день закончился, и надо было уезжать домой.

- Если хочешь, я могу довести тебя, - предложил я. - Правда придется провести со мной в машине около 5 часов, но я обещаю, что буду тебя развлекать.

И она согласилась.

***

- Это так странно, - говорил я. - Она, кажется, даже не человек. Она лучшее отражение меня самого. И я решил, что буду с ней всегда.

Лекс слушал очень внимательно. Иногда он задумчиво замирал с инструментом в руке. Он не улыбался, не шутил, а только хмурился. Когда я закончил говорить, механик тяжело вздохнул. Лекс поднес кулак к губам, закрывая себе рот, и замер. Какое-то время мы просто молчали.

- Вы только познакомились, - сказал Лекс серьезно. - Тебя дома же наверняка ждут родители и семья? Ты поэтому хочешь побыстрее уехать?

- Нет, не поэтому, - раздался голос.

Позади меня стоял Герман. Не знаю, как давно он слушал наш разговор. Его появление вызвало у меня раздражение. Я не хотел, при нем говорить о своих чувствах. Это все равно, что ложиться перед хищником на спину.

- Артур хочет уехать всего по одной причине, - медленно начал Герман. - И я думаю, ты знаешь по какой.

- Я знаю, что вы его напугали, - Лекс не обернулся на голос. - И этой причины уже достаточно.

- Может быть для кого-то, - протянул мужчина. - Но не для Артура. Ведь, вам юноша, я уверен, очень любопытно было бы послушать и про "Полную Чашу" и про наш особняк.

Это было правдой. Меня распирало от любопытства. Мне хотелось спросить, кто они? Почему они живут здесь? Почему так странно себя ведут? Приснилась ли мне вчерашняя ночь? Почему в навигаторе не было отмечено это село? И еще много вопросов вертелось на языке. Герман продолжал, ему не требовалось мое подтверждение.

- Но вы не задали ни одного вопроса. Почему? Потому что Марта не хотела, чтобы вы их задавали. Получается, что все дело в ней. Это она хочет уехать, а не вы, Артур.

- Просто отпустите нас.

Мне не понравилось, как он говорил о Марте. Голос Германа уродовал ее имя. Я хотел узнать все о "Полной Чаше", но понимал, что хищник заманивает меня в ловушку. Тем временем Лекс замер над машиной. С тех пор, как подошел Герман, механик стоял неподвижно. Лекс не поднимал глаз. Я чувствовал его страх.

- Я, видите ли, попал в непростую ситуацию, - ухмыльнулся Герман. - Оказался перед сложным выбором. С одной стороны моя семья. Меня с детства учили, что семья это главное. Но с другой стороны молодая девушка, которая ничего плохого мне не сделала.

Последняя фраза ударила в куда-то район сердца. Я в упор посмотрел на Германа. Пальцы сами сжались в кулак. Ноги сделали шаг.

- Я не понимаю, о чем вы говорите, но не смейте угрожать Марте.

- И не думал об этом, - мужчина ухмыльнулся. - Кажется, что всем вокруг так легко делать этот выбор. Вся наша Чаша единодушна: семья важнее незнакомого человека. А я вот думаю, сможем ли мы не измениться после этого? Нужны ли мы "Полной Чаше" такими?

Герман засмеялся. Горький смех старого хищника, упустившего добычу. Я смотрел ему в спину, когда он направился прочь. В любую минуту хищник мог развернуться и наброситься на меня. Но я не разжимал кулаков и был готов к драке.

- Я не должен тебе этого говорить, - понизил голос Лекс. - Но если ты не выберешься из Чаши до полуночи, то останешься с нами навсегда.

Я посмотрел в глаза Лекса и понял, что это не очередная шутка механика. Мы в заложниках. Возможно, и Лекс тоже здесь не по своей воле. По спине побежали мурашки. Резко стало холодно. Но я не успел ничего сказать.

Вдруг со стороны дома раздался пронзительный женский визг. Я сразу забыл о Германе. Мы с Лексом переглянулись и бросились к источнику звука. Визг прекратился. Но мы только прибавили скорость. Распахнули дверь и плечом к плечу ворвались в дом.

Марта стояла в дальнем углу комнаты, вооружившись сковородкой. Мама Лекса забралась на обеденный стол и оттуда швыряла на пол посуду и кухонные приборы. А посреди комнаты извивалась кобра. Змея шипела и пыталась подобраться к столу. Она совершенно не обращала внимания на летевшие в нее вещи. Но как только увидела нас с Лексом, ретировалась в щель на полу, махнув напоследок хвостом. Я выдохнул с облегчением.

- Откуда эта тварь здесь! - кричала мама Лекса. - Терпеть их не могу!

- Все хорошо, мама, она уползла.

Я и Лекс помогли маме спуститься. Женщина не переставала громко ругаться и бросать вслед змее кухонную утварь. Я напрягся, чувствуя неладное. Нас не хотели отпускать. Эта змея здесь оказалась неслучайно. По телу пробежал холодок. Я посмотрел на Марту.

- Вы оставили машину одну? - спросила она.

Но вдруг ее перебил глухой хлопок, сменившийся громким треском. Звук раздался со стороны, где стояла машина. Я продолжал смотреть на Марту. Мы поняли друг друга без слов. Мы поняли, что на этой машине нам не вернуться. Все вышли из дома. С порога был виден автомобиль, точнее то, что от него осталось. Марта застонала, я громко выругался. Сердце провалилось куда-то вниз, прихватив с собой надежду выбраться отсюда.

- Это ты сделал? - Марта повернулась к Лексу.

- Нет! - выкрикнул механик. - Я бы дал вам свою, но ты же знаешь, я сапожник без сапог! Честное слово, я здесь ни при чем, ваша машина была уже почти готова!

- А теперь на ней лежит дерево, - закончила Марта.

Раскидистый клен раскинулся на нашей машине. Мне стало смешно. Я и не надеялся вырваться без боя. Моя рука нашла ладонь Марты.

- Мы найдем другую машину, - сказал я твердо. - А если нет, пойдем пешком.

- В полночь нас здесь уже не должно быть, - Марта с надеждой посмотрела на меня.

- Обещаю.

За машиной я увидел две маленькие фигуры. Одна, повыше смотрела на меня презрительным и высокомерным взглядом. Другая, пониже хлопала заплаканными глазами. Я крепче сжал руку Марты.

***

Мы нашли машину, когда уже совсем стемнело. Мы весь день ходил по домам и искал подходящий транспорт. Кого только я не встретил в этом поселке! В "Полной Чаше" все одевались, как безумцы. Дверь мне открывали люди в мантиях, в скафандрах, в театральных костюмах, в шкурах животных, одна парочка вышла на порог, прикрывая свои тела только листьями неизвестного растения. Я обошел почти все село. Чаще всего мне просто не хотели открывать, но я настойчиво продолжал стучать. Лекс и Марта не отставали, они просили, требовали, вымаливали помощь. Наконец, "Полная Чаша" сдалась.

Мне и Марте некогда было праздновать победу. Мы перекинули свои вещи из покалеченной машины в свой новый транспорт. Я до сих пор не понимал, как нам удалось достать автомобиль. Я обещал хозяевам, что верну его, как только отвезу Марту до дома. Но хозяин машины, солдат в помятой советской форме, лишь махнул рукой.

Марта была в лихорадке. Лицо девушки вытянулось, на лбу проступила испарина. Она, как могла, торопила меня и сама суетилась вокруг машины. Кожа ее, и без того бледная, сделалась похожей на бумагу. Я и сам чувствовал приближение развязки. Во рту все пересохло, мышцы напряглись и застыли, как каменные. Остался последний рывок.

- Все хорошо, Марта, - я открыл девушке дверь автомобиля. - Попрощайся с "Полной Чашей".

Марта замерла напротив меня. Глазки-искорки наполнились нежностью и печалью. От этого взгляда у меня сбилось дыхание. Я хотел что-то сказать или пошутить, но в голове был вакуум.

- Мне очень повезло, что я встретила тебя, Артур, - прошептала девушка.

Ее взгляд остановился на моих губах. Я перестал дышать. Моя голова сама склонилась ближе к девушке, и Марта подалась вперед. Кажется, мои губы дрожали.

Я не мог перестать улыбаться. Это была победа. Мне хотелось плясать от радости. "Полная Чаша" уже не казалась жутким и отталкивающим местом. Наверное, мы могли бы даже жить здесь.

- Все поехали! - взмолилась Марта. - Уже совсем ночь!

Я огляделся. Вокруг машины стали собираться люди. Казалось, что все село вышло нас провожать. Я смотрел на этих странных людей с благодарностью. Я чувствовал, что они отпускают нас, хоть им это и нелегко. Мы заметили семью Л., они стояли на небольшом пригорке и грустно наблюдали за отправлением. Урсула помахала рукой и отвернулась, мне показалось, что у нее блеснули слезы. Каролина плакала в голос. Бедная девочка! Может и она здесь в заложниках? Может дети не хотят отпускать меня, потому что сами не могут покинуть проклятое село?

Но тут Герман резко повернулся к жене и, что-то сказав ей, со всех ног побежал к машине. Дети, завизжав, кинулись вслед за отцом. Я и Марта запрыгнули внутрь автомобиля. Я нажал на педаль газа. В боковом зеркале увидел, как Герман машет руками и пытается догнать машину. Но мы уже рванули с места, рискуя растерять запчасти старого автомобиля. Сквозь грохот мотора я расслышал голос Германа.

- Возьми трубку, Артур!

Я удивленно обернулся, но Марта застонала, и нога сама прибавила газу. Мы свернули на асфальтированную дорогу. Германа больше не было видно. Я облегченно выдохнул. Приветственный знак "Полных Чаш" остался позади. Мы были в безопасности. Я искренне рассмеялся.

- Фух! - радостно выкрикнул я. - Все хорошо, Марта, смотри, мы уехали!

Марта плакала. Глазки-искорки, не отрываясь, смотрели на меня. Как прозрачные бусины, слезы катились по ее щекам. Она положила свою руку мне на плечо. Я почувствовал, что от всех последних событий у меня начинает раскалываться голова.

- Да, да, - задыхаясь, сказала девушка. - Я…

Она попыталась улыбнуться, но громко всхлипнула. Я не понимал, что происходит. Мне было больно смотреть на жалкое лицо Марты. У нее случилась истерика. Я сильнее нажал на педаль газа. На дороге мы были совсем одни.

- Эй, мы же победили, милая, - ласково сказал я, кладя свою руку поверх руки девушки.

Вдруг зазвонил телефон. Это было так странно, я уже забыл о его существовании. Первый раз за последние 24 часа появилась связь. Герман хотел, чтобы я взял трубку. Мне было страшно попасть в ловушку. Но я сбавил скорость и потянулся в карман куртки.

- Не бери, - попросила Марта.

Смартфон перестал звонить, но с появлением связи на него начали приходить все прошедшие уведомления. Я нервно хихикнул. Их было очень много. Больше, чем должно было быть за один единственный день.

- Артур, закрой телефон, пожалуйста.

Было так много новых сообщений! Я рулил одной рукой, второй прокручивал уведомления. Мне было сложно сосредоточиться на чем-то конкретно. Голова продолжала жутко болеть. Казалось, каждое новое сообщение добавляло боли в висках. Я не мог понять, почему все сообщения такие странные.

- Артур отдай!

Голова просто раскалывалась. Мне стало тяжело сосредоточиваться на дороге, машина стала сбавлять скорость. Марта попыталась вырвать телефон, но я уклонился.

Все писали об одном. Так много одинаковых сообщений. Им жаль, им очень-очень жаль. Тупая боль била по голове. Я уже знал, что случилось. Я знал, но отказывался слушать свою память. Им жаль, что она умерла. Отчаяние просачивалось в душу по капле. Я все это время упускал самое важное. Все тело дрожало. Стало тяжело дышать. Я посмотрел на ее полные слез глаза. Марта умерла. Сердце гулко бухнуло в груди. Глазки-искорки исчезли. Она умерла. Ее больше нет, и никогда не будет. До меня никак не мог дойти смысл этой фразы. Мой мир рухнул. Тонкая пелена забвения прорвалась, и поток воспоминаний обрушился на мою память. Воспоминания о том проклятом вечере окатили меня с ног до головы.

***

Мы ехали домой. Водитель фуры уснул и вылетел на встречную полосу. Все произошло так быстро. Я не успел среагировать, и машина вылетела с дороги. Когда я очнулся, Марта была еще жива. Машина перевернулась, и девушка повисла на ремне безопасности лицом вниз. Она часто и прерывисто дышала, изо рта текла тонкая струйка крови. Я позвал ее, но девушка лишь прохрипела в ответ. Я выбрался из машины. Аккуратно отстегнув ремень, я вытащил Марту на улицу. Сел, положив ее голову себе на колени. Я что-то говорил ей, успокаивал. Глазки-искорки смотрели прямо на меня. Я видел в них волю к жизни желание бороться. Но схватка была уже проиграна. Тело разбилось. Марта пыталась что-то сказать, но слов было не разобрать. Холодный ветер пронизывал до самых костей. Я дрожал. Меня тошнило. Марта цеплялась за жизнь одним взглядом. Но в какой-то момент она больше не смогла сделать вдох. По ее телу побежала судорога. Я не знал, как ей помочь. Я молился и громко всхлипывал. Я готов был отдать все. Но ни воля, ни молитвы не помогли. Марта посмотрела на небо поверх моей головы и провалилась в темноту. Дыхание остановилось. Искорки потухли.

Начинался дождь. Я не помнил, сколько мы пролежали на мокрой траве. Я не выпускал отяжелевшее тело, которое совсем недавно было Мартой. Я подумал, что так, наверное, будет всегда. Я навсегда останется на этой траве, обнимая любимую. Я не ощущал горя или грусти. Все чувства покинули меня.

- Марта умерла

Я говорил это сам себе. И не верил своим словам. Потом приехали какие-то люди. Я закричал, когда Марту пытались забрать у меня из рук. Я крепко обнимал ее тонкую фигуру. Полицейские оттаскивали меня силой, но я хватался за мертвое тело Марты, как за спасительный плот. Меня ударили по голове чем-то тяжелым, но я не отключился. Я схватил возлюбленную и попытался бежать. Второй удар повалил меня на землю. Несколько секунд я видел потухшие глазки-искорки, а затем все исчезло. Марта ушла.

- Я же только встретил тебя. А ты умерла.

- Прости меня, - сквозь слезы прошептала Марта, она сидела рядом в машине. - Я люблю тебя, Артур!

***

Я не знаю, как попал в "Полную Чашу". Я просто продолжал ездить этой дорогой. Она умерла неделю назад, а я все продолжал каждое утро садиться в машину и ехать за ней. Я надеялся, что тот грузовик встретиться мне снова. И однажды я увидел эту вывеску "Добро пожаловать в Полную Чашу!". Там меня встретила Марта. Она была жива, или я был мертв, на это мне было наплевать. Главное, что она была рядом. Мы обнялись и долго плакали, повиснув, друг на друге.

- Мне действительно жаль, что ты попал сюда, - сказала она. - Ведь это значит, что для всего мира ты умер.

Я улыбнулся, она и была для меня всем миром.

Но в Чаше нас встретили неохотно. Как только я оказался в селе, земля дрогнула. Жуткий треск разнесся над домами. У самого дома Л. образовалась трещина. Каролина тогда гуляла по лесу, и только чудом не провалилась в бездну. Урсула выбежала из дома, услышав крик малышки. Женщина на секунду подумала, что опять потеряла дочь. Никто не пострадал.

- В этот раз, - сказала Урсула мужу. - Мне жаль Артура и жаль Марту. Но безопасность наших детей важнее. Мы не знаем всего об этом месте, но оно явно не хочет принимать Артура и Марту.

***

Я ударил по тормозам, и машина встала колом. Я посмотрел на девушку. Ее бледная кожа стала почти прозрачной. Марта держала меня за плечо, но я не чувствовал прикосновения.

Она исчезала.

Я посмотрел на время. На часах было без пяти минут полночь. Громко выругавшись, я выкрутил руль до предела и поддал газу. Машину занесло на развороте, но я не дал ей уклониться от курса. Шины противно скрипнули, раздался запах жженой резины. Автомобиль сорвался с места. За полминуты я набрал скорость больше 100 километров в час. Я был полон решимости. Руки с силой вцепились в руль, костяшки пальцев побелели. Мне было не страшно умирать второй раз. Мне было страшно пережить ту ночь снова. Я не мог повернуть голову и посмотреть на Марту. Я слышал только звук мотора и стук собственного сердца.

- Что же ты наделала милая? - я не был уверен, что Марта еще рядом со мной. - Пока мы жили в нашей избушке, Урсула настраивала людей против нас. Она убедила всех, что трещина появилась, потому что мы оказались здесь случайно. Урсула надавила на самое уязвимое место. Она сказала, что из-за нас "Полная Чаша" исчезнет, и люди опять потеряют своих любимых. А тебя она убедила в том, что я должен жить, что ты должна вернуть меня в мир живых. Я помню наш разговор. Но я был уверен, что наша чаша полна. Но потом вы решили меня опоить. Герман предупреждал, что первое время я смогу покидать село. Но если я окажусь за пределами "Полной Чаши" после 13 дня от моей смерти, то вновь стану живым. А ты, милая, исчезнешь.

Я посмотрел на Марту. От девушки остался лишь голубоватый призрак. По моим щекам текли слезы. Я задыхался. На часах было без трех минут полночь.

- Я только хотела, чтобы ты был счастлив.

Я с трудом расслышал слова Марты.

- Я знаю, милая. Я даже стал любить тебя еще больше сегодня.

Я кожей чувствовал, как текут секунды. Призрак Марты шевелил губами, но я больше ничего не слышал. Сердце звучало, как тиканье бешеных часов. Мы ехали меньше пяти минут, но я не знал, жива ли еще Марта. И вот, наконец, впереди желанная табличка. Мы почти были дома.

Машина на последнем издыхании влетела в село. От автомобиля что-то отвалилось. Педали провалились в пол и не реагировали на нажатие. Я потерял управление. От любых действий становилось только хуже. Машина на всей скорости врезалась в фонарный столб. Столб не выдержал и упал на крышу автомобиля. Фонарь в секунду раздавил машину. От удара автомобиль сплющился. Бампер вжался в лобовое стекло. Все окна разбились, а передняя дверь улетела в сторону. В таких случаях в новостях говорят: водитель скончался на месте. Я искренне улыбнулся смерти.  

+1
04:30
236
15:37
Ну автор, ну насмешили rofl
В уголках ее глаз, тех, что ближе к носу, блестели искорки.
Сколько ж у Марты всего глаз? Одни ближе к носу, вторые — дальше, третьи на затылке? crazy
Наглядный пример того, как аккуратно нужно работать с уточняющими оборотами.
Ножки-палочки слегка согнулись, рисуя изящные линии.
это, конечно, просто фурор, тут даже комментировать нечего, кроме того, что по тексту это, на минуточку, реверанс в сторону красоты любимой девушки)

Не тронуло, хотя по задумке, наверное, должно было. Как-то не включаешься, нет сопричастности. Ну и чисто языковые ляпсусы не дают возможности воспринимать текст всерьез.
Такое себе.
21:06
Я не спец в русском языке, но разве здесь не главное слово «уголках». Типа в уголках, тех что ближе к носу. И про ножки тоже не поняла вас))
22:24
+1
Я не спец в русском языке, но разве здесь не главное слово «уголках».
в том виде, в котором составлено это предложение, главным словом как раз являются глаза. потому что уточнение «тех» следует прямо за этим словом. Это если мы говорим о русском языке, а не о вольном переводе «с авторского на русский»)
И про ножки тоже не поняла вас

я переживу, чесслово!))) если вы вслед за автором считаете это адекватным обоснованием тому, что потом
У меня пересохло во рту. Захотелось впиться губами в бледную девичью шею.
(то есть этот чудо-эпитет используется в качестве описания девичей красоты и сексуальности), то мы с вами живем в разных знаковых системах и вряд ли поймем друг друга. Зацитирую написанный мной по этому же вопросу коммент в Перлах
Красота, как говорится, в глазах смотрящего, конечно, и сколько людей, столько мнений… Но «ножки-палочки» — это умиление, если сказано, разве что, в адрес новорожденного теленка, но не в адрес девушки))) В адрес девушки — это, в лучшем случае, жалость. Здесь же (если вы помните из рассказа), его охватило пламенное желание — ровно предложением ниже. Ну это уже какие-то сексуальные девиации, имхо crazyИли кривизна формулировок.
21:08
+1
Начало показалось интересным, но конец разочаровал. Нет сочувствия к персонажам. Сама идея неплохая. Но мотивация главного героя не совсем понятна. Кажется чего-то не хватает.
Загрузка...
Артём Шевченко

Достойные внимания