Валентина Савенко

Андроматы

Андроматы
Работа №495

1

Макар Малеев в свои тридцать два считал себя удачливым, состоявшимся человеком. А что? Семью завёл - есть жена-красавица Лариса и восьмилетняя любимая дочура Катя. Квартиру справил - пусть и с недовыплаченной ипотекой, но кого волнуют детали? Даже пару рябинок посадили вместе с Катёной у подъезда по поводу новоселья. Плюс стабильная, хорошо оплачиваемая работа инженера-механика на местном гидроузле. Внешность, правда, могла бы быть и поэффектней, - росточка бог отпустил негусто и уши оттопырены. Зато буйная шевелюра цвета торнадо над полем чернозема компенсировала дефекты экстерьера. Да и здоровьицем, грех жаловаться, господь не обделил. В общем, набор обязательных атрибутов состоявшегося мужчины имелся налицо! Живи да радуйся. Ан-нет.

Месяца полтора назад, в начале осени, нашла на Макара странная хандра. И не хандра даже, а серьезное беспокойство. Несколько раз он обнаруживал, что сознание отчебучивает странные коленца. Временами на Макара накатывало твердое убеждение, что срочно нужно сделать какое-то важное дело, совершенно ему не свойственное, как говорится, ни пришей, ни пристегни! И ему никак не удавалось отбояриться от этих навязчивых мыслей, переходивших, что самое поганое, в действие. Он пару раз в неделю, бросая все дела, куда-то шёл или ехал, что-то совершал и затем продолжал ранее прерванное занятие, как ни в чем не бывало. Обращение к психиатру ничего не дало, - врач прогнал пациента через всяческие анализы и обследования, но патологии не нашел и не смог объяснить странное поведение. Однако, на учет в психдиспансере все же поставил – с подозрением на латентную шизофрению.

И когда в слюдяном бездонном небе октября потянулись на юг чаинки птиц, подумал наш герой, что вся эта ерунда выглядит так, как будто его сознанием и волей временами кто-то руководит со стороны, словно радиоуправляемым дроном. А симптомы продолжали возникать с пугающей регулярностью – один раз в три-четыре дня. То Макар по пути на работу вдруг выбирается из маршрутки на ближайшей остановке, как сомнамбула, подходит к ближайшему магазину, заходит во двор и начинает вместе с грузчиками таскать из прибывшего грузовика в подсобку мешки да ящики с продуктами. Полчаса потаскал, молча откланялся и вернулся к поездке на работу, даже не попросив вознаграждения за доблестный труд. То в обеденный перерыв вдруг оставляет намерение сходить в столовку, торопится за два квартала в городской сквер и принимается энергично вскапывать газоны вместе с коммунальщицами, разбитными бабёшками в оранжевых жилетах не по росту. Причем, идёт туда не случайно, а с неожиданно охватившим его четким планом именно это и совершить как самое важное в данный момент дело! Даже Лариска уже пару раз встревожилась – что это ты, мол, муженёк, отскакиваешь вбок, когда у нас планы согласованы семейные? Не зазнобу ли завёл? Ну, у жён всегда в эту сторону орган подозрения развернут, ясное дело. Одно радовало – странные эксцессы поведения наблюдались только в дневное время. По крайней мере, ночью спать не мешали. И на том спасибо.

Затосковал Макар, занервничал. И, как водится, поделился своими проблемами с друзьями по социальной сети. Огреб ворох сочувствия и советов в диапазоне от «пора завязывать курить всякую гадость и квасить всякую муть» до «сходить в церковь свечку поставить от нечистого или заглянуть к бабке-шептухе, которая беса изгоняет да порчу отводит». Но нашел в сети и кое-что полезное: у трёх молодых мужчин выявились сходные симптомы, начавшиеся примерно в одно время с проблемами Макара! Не откладывая в долгий ящик, организовал Макар очную ставку с товарищами по несчастью – экономистом банка сорокалетним блондином Сергеем, владельцем двух ширпотребовских ларьков ипэшником Олегом (толстячок-бодрячок, озабоченной поиском очередной невесты) и ровесником Макара, строителем-штукатуром рыжеволосым Костей. Сознакомились в реале, попили вместе пивка в городском баре «Афродита» (Казалось бы, какое отношение к пиву имеет Афродита, с какого боку? Разве что из пены морской, как будто из пивной пены, вышла? Чудны дела твои, бог рекламы…).

Три битых часа расследователи перебирали в памяти всевозможные странности, которые с ними случались за последние полгода. При этом были употреблены два вяленых леща, четыре набора сушеных морских гадов под загадочным девизом «Каприз Нептуна», кило сухариков с паприкой, чесноком и сыром, и полтора декалитра пива в разбеге от народного «Жигулевского» до пафосного «Гиннесса». И из мутноватого потока пивной беседы всплыла одна удивительная деталька, как серебристая рыбка, на которую сперва и внимания не обратили. Лишь через полчаса Макар допёр, осознал ее, что называется, крепким задним умом. Все четверо живут в одном микрорайоне, приписаны к одной поликлинике и в середине лета по направлению от своих предприятий прошли в ней вакцинацию от предстоящего осеннего гриппа. Не впервой, как говорится, дело знакомое, плёвое. Но теперь все вспомнили, что, в отличие от прежних внутримышечных прививок, в этот раз прививку вводили внутривенно, в сгиб локтя. Дескать, того требовала новая высокоэффективная немецкая вакцина. Такая прививка теперь и вызвала подозрения. В итоге пивномозгового штурма Макар, Сергей, Олег и Костя сошлись на том, что надо бы плотно пообщаться с врачом, который вводил им вакцину. Все хорошо его запомнили: лысый, худой, кадыкастый, с прикольными усиками «а-ля Чарли Чаплин» и серыми слезящимися глазами навыкате. То ли Павел Петрович, то ли Петр Павлович. С фамилией на Л.

На следующий день Макар по пути с работы завернул в районную поликлинику и в расписании работы участковых терапевтов нашел искомое – врача Ларионова Павла Петровича. Но, прежде чем встречаться с подозрительным эскулапом, Макар решил навести о нем справки в Сети и выяснил удивительную вещь: врача Ларионова Павла Петровича не было во всемирной паутине напрочь, его данные не находил ни один браузер, словно речь шла не о рядовом участковом терапевте, а о таинственным, засекреченном агенте спецслужб! Тогда Макар шикарным шоколадным набором «Пригороды Петербурга» умаслил Ираиду, секретаря главврача поликлиники, свою бывшую одноклассницу, и тайно получил копию листка по учету кадров врача Ларионова. И обнаружил два странных факта: во-первых, имярек поступил на работу в поликлинику всего за две недели до злополучной вакцинации. А во-вторых, в послужном списке врача значилась лишь одна запись о предыдущем месте работы: Иркутск, НИИ бионики Минсредмаша, последняя должность – зав. безымянной лабораторией №4. За все тридцать лет и пять месяцев с момента окончания питерского Первого меда – одно-единственное место работы! Совершенно небывалая вещь в нашу эпоху ломки госформаций и кадровых перемещений! Еще Ираида сообщила по секрету, что Ларионов недавно купил дачу в садоводстве «Медик» неподалеку от дачи ее семьи. И Макар с Сергеем и Олегом решили в ближайшую субботу наведаться на дачу таинственного доктора, познакомиться с хозяином накоротке. Рассчитывая, что внезапность и приватность встречи сделает Ларионова более разговорчивым, чем визит к нему на работу.

2

До «Медика» нужно было ехать от города километров двадцать, и Олег предложил смотаться на его тачке, видавшем виды «Опеле-Вектра». Загрузились на борт в десть утра и с ветерком помчались по северному шоссе сквозь желто-оранжевый камуфляж придорожных лесопосадок, уточняя на ходу возможные перипетии предстоящего разговора. Но, когда до поворота к садоводству оставалось с полкилометра, Олег вдруг осекся, напрягся, притормозил на обочине и чужим деревянным голосом проскрипел:

- Мужики… Извините, но мне сейчас надо отскочить… на часок. Обратно в город. Я совсем запамятовал – я же должен помочь там… одним людям… А потом обязательно вернусь за вами!

Макар и Сергей переглянулись: похоже, на Олега нашло ТО САМОЕ, знакомое им состояние, которое они между собой назвали «труба зовет». Но сам Олег, по-видимому, сейчас этого не осознавал. Он как будто просто вспомнил о важном неотложном деле, и всё.

- Ну ладно, Олежа, - спокойно сказал Макар, - давай, слетай по делам и подъезжай к даче Ларионова, адрес у тебя есть. А мы и пешочком к нему доковыляем, тут уже рядом.

Машина с визгом развернулась в разрыве дорожного трафика и умчалась обратно в город, на зов таинственной «трубы». А Макар с Сергеем двинулись дальше, хрустя придорожным гравием. Дачу в самом конце улицы Ромашковой, у березового перелеска, нашли сразу: деревянный сборно-щитовой дом, облицованный вагонкой, свежевыкрашенный в голубое, с окнами в белых наличниках, словно ажурных воротничках вологодских кружевниц. Прозрачный забор из сетки-рабицы по периметру, на стальной калитке табличка с изображением свирепого лохматого пса и надписью: «Осторожно! Во дворе ОЧЕНЬ добрая, но ОЧЕНЬ большая собака. Зацеловывает насмерть!» Прочли. Усмехнулись. Правда, несколько нервно. Смысл хозяйского юмора был не совсем понятен: добрая – это хорошо, но большая и насмерть – настораживало. Пока собирались с решимостью, чтобы нажать на кнопку звонка, на крыльцо дома вышла кругленькая женщина средних лет в пёстром халате и тапках, с ворохом бигуди в каштановых волосах и алюминиевой кастрюлькой в руках, спустилась с крыльца. Загремела цепь и из будки, которую гости сперва и не заметили, навстречу женщине выскочил тот самый, любвеобильный пёс размером с небольшого медведя.

- Абель, погоди, дурень, с ног свалишь! Сейчас накормлю тебя, оглоедище! – дружелюбно ворчала женщина, высыпая еду своему питомцу в огромную миску.

- Абель! Хорошо, что не Абвер! – хмыкнул Серёга шепотом.

Когда хозяйка пса снова вернулась к крыльцу, собираясь скрыться в доме, Макар выглянул из-за калитки, кашлянул и обратился к женщине с максимальной учтивостью и дружелюбными интригующими вибрациями в голосе, на которые только был способен:

- Хозяйка, простите! Здравствуйте! А Павла Петровича можно видеть?

Женщина заметила нежданных гостей, слегка нахмурилась:

- А вы чьих будете?

- Да с работы мы… из поликлиники, коллеги доктора! – Макару пришлось импровизировать, так как вариант общения с посторонним лицом они не догадались отрепетировать. – У нас дело срочное к нему. Кириллов Андрей Георгиевич послал!

Фамилию и имя главврача поликлиники Кириллова, жившего на другом конце садоводства, Макар знал от секретаря Ираиды, и сейчас напряженно работавший мозг вовремя подкинул важную информацию. Женщина пару секунд разглядывала гостей с напряженным прищуром (видно, была близорука), потом кивнула и нехотя буркнула:

- Подождите там. Сейчас позову мужа.

И ушла в дом. Макар и Сергей переглянулись: неужто выгорит с беседой?

Минуту спустя дверь отворилась и в проеме возникла костлявая саксаулистая фигура – Ларионов, они его узнали сразу. Врач подошел к калитке, внимательно посмотрел на гостей и, по всему видимо, тоже их узнал. Потому что хмыкнул, вздохнул, кивнул (типа, «Я так и знал, что вы явитесь!»), и отворил щеколду. Затем наступил ногой на цепь пса и тихо произнес:

- Ну, входите, раз уж пришли… Тихо, Абель, свои! А вы проходите по тропинке вон туда, в баню, там будет удобнее говорить, жена не помешает.

В предбаннике-веранде обнаружились основательный тяжелый стол и пара сосновых лавок, в углу надменно поблескивал холодным экраном выключенный телевизор. У стеклянной печной дверцы на полу белела и сочилась тягучими дровяными ароматами набольшая стопка березовых поленьев. Похоже, хозяин готовился растапливать баню. Указал вошедшим на лавку у дверей, сам расположился за столом напротив. Сцепил пальцы в замок, оперся о локти, положил подбородок на сцепленные кисти, нервно пошевелил усиками и склонил лысую голову вбок:

- Ну, слушаю вас, господа хорошие. О чем хотели поговорить в неурочный час?

- Кхм… Извините, конечно, что беспокоим в субботу… Мы, это… меня зовут Макар, а это Сергей…

- Я вас отлично помню, - заметил Ларионов, неотрывно глядя на гостей. – Давайте по существу.

Под стальным взглядом холодных, навыкате, глаз Макару стало не по себе. Да еще усики эти – то ли Чарли-Чаплинские, то ли Адольфо-Гитлеровские… Но отступать было негоже и он продолжил, с трудом ворочая внезапно пересохшим языком:

- Павел Петрович, несколько ваших пациентов, ну, которых вы вакцинировали от гриппа в июле, с начала осени ощущают странные явления. Мы в том числе…

- И что же это за «явления»? – в голосе врача послышались нотки иронии. Но они показались Макару наигранными и слегка его разозлили. И он продолжил уже с большей уверенностью и напором:

- Все, кто получил вашу вакцину, доктор, временами ведут себя, как… лунатики, что ли, или даже зомби. Вдруг откладывают свои планы, срываются с места, куда-то неожиданно идут, едут, совершают странные поступки, занимаются абсолютно чужими делами, о которых еще минуту назад и не помышляли. Мы обращались к психиатру, он патологий не находит. Как вы это можете объяснить?

Ларионов продолжал молча рассматривать пришедших, почти не мигая, как тощая лысая сова. Но Макар заметил, как несколько раз у того дернулся кадык при сглатывании. Да и пальцы в замке рук как-то ожили, зашевелились, словно их хозяин начал нервничать.

- Не кажется ли вам странным, Павел Петрович, что у четырех человек из одного и того же микрорайона, после одной и той же ВАШЕЙ вакцинации, в одно и то же время вдруг появляются сходные отклонения в поведении? - подключился к беседе Серёга.

Ларионов облизал тонкие губы. Опустил глаза в столешницу. Видно было, что ответ дается ему с трудом. Задумался. В это время дверь скрипнула и в предбанник вдвинулась голова жены, но уже без бигуди. Голова сказала:

- Паша, вам чаю принести?

Ларионов обвел глазами гостей, вопросительно поднял брови. Визитеры переглянулись и отрицательно замотали головами:

- Спасибо, нет, мы ненадолго, не хотим задерживать.

- Позже, Варя. Я скоро освобожусь, – сказал доктор. Голова исчезла.

«А вот я бы не заявлял так оптимистично!» - подумал Макар и добавил к ранее сказанному:

- Мы уж было подумали, что надо обратиться за более углубленным обследованием в областную поликлинику. Но сначала решили поговорить с вами, может, вы что-то подскажете.

Ларионов, наконец, устало вздохнул, потёр веки пальцами и кивнул:

- Правильно решили… Хорошо. Я вам расскажу, в чем тут дело.

Его история повергла Макара и Сергея в глубокую оторопь, если не в шок. Суть ее заключалась в следующем. В Институте бионики завлаб доктор Ларионов с коллегами, по заказу одной очень серьезной государственной конторы, занимался разработкой технологии вживления в мозг человека наночипов, которые позволяют управлять поведением реципиента на огромном расстоянии, по радиоканалу. Таких людей в проекте назвали «андроматы». И сам проект получил то же имя. В тестовую группу вошли пятеро молодых мужчин и пять женщин, специально отобранных по анкетным данным в типичном среднестатистическом уездном городке С. Вот так несколько личностей попали под экспериментальную «вакцинацию», в процессе которой через внутривенную инъекцию им были внедрены бионаночипы, проникшие по кровеносной системе в мозг. Там чипы нашли заданные центры, прижились, вызрели до рабочего состояния и стали средством управления поведением андроматов.

О серьезности этого проекта говорило хотя бы то, что разрабатывался он уже двадцать лет в строжайшей секретности и для управления андроматами на орбиту Земли недавно даже выведен специальный спутник связи. А в случае успешных полевых испытаний планируется создать плотную сеть таких спутников, покрывающую всю страну и ее пределы, и настоящую армию андроматов, - тысячи, миллионы радиоуправляемых людей-роботов, подчиненных, когда надо, воле единого центра. Как пояснил Ларионов, при этом преследуется благородная цель создания универсальных специалистов, способных в любой момент выполнить любые задачи, вплоть до узкоспециальных. Чем будет достигнута огромная народнохозяйственная польза. Каждый андромат станет носить в голове доступ ко всемирному хранилищу знаний, сможет профессионально выполнять любую работу на любом месте, куда пошлет Родина! При полном развертывании проекта ожидается стабильный рост ВВП в районе 20-30% в год за счет оптимизации пространственного распределения трудовых ресурсов и повышения качества выполнения работ! Блестящие перспективы для всей страны! Новое Эльдорадо! Родина за несколько лет сделает прыжок в мировые лидеры экономики и преодолеет вековую научно-техническую отсталость!

Сам Ларионов был временно командирован в город С. для формирования тестовой группы андроматов и медицинского мониторинга в период проведения испытаний, которые должны длиться шесть месяцев. Выбор же на данную богоугодную провинцию пал из-за того, что сам Павел Петрович был родом из этих мест и ностальгически решил, что здесь ему будет работаться и комфортней, и продуктивней.

На вопрос, насколько законно и морально подсаживать реципиентам наночипы «втёмную», врач Ларионов лишь вздохнул, поднял глаза горе, развел руками и не стал отвечать прямо. Но заметил как бы в свое оправдание, мол, вашей группе, по большому счету, выпала честь стать передовым отрядом науки. Вы должны гордиться доставшейся миссией!

- Есть ли защита от управляющих сигналов? – спросил Сергей.

Ларионов помялся и с неохотой ответил, что сам разрабатывает лишь биологическую часть - технологию вживления наночипов в мозг, коммуникацией чипов с сознанием. Радиотехнический же блок ведет другая контора - НИИ Дальней связи Минсредмаша под руководством академика Шарабуры, из Красноярска. Там же находится и ЦУП – центр управления проектом, в том числе поведением андроматов. В режиме тестирования андроматами управляет лишь один человек - сам Иван Иванович Шарабура. Запустить аппаратуру может только он, доступ к управлению производится в спектрально-генетическом блоке аппаратуры - по радужке глаз и выдыхаемому воздуху. И все промежуточные пароли Шарабура держит в уме. Ибо это тема страшной секретности. Технически, сигналы идут пакетом на нескольких фиксированных частотах одновременно – для снижения риска случайных помех.

- И что, защиты от сигналов нет? – уточнил Макар.

- Почему нет, - пожал плечами доктор. - На всякий яд, как известно, находится свое противоядие. Если на этих частотах синхронно поставить мощную шумовую завесу, типа советских «глушилок» вражьих радиоголосов, сигнал не пройдет.

Макар и Сергей переглянулись - уже кое-что!

- А как работает система управления андроматом? – поинтересовался Сергей. Ларионов скрытничать не стал:

- Шарабура вводит в компьютер словесное описание задачи, специальная программа преобразует задачу в электрические коды, которые по радиоканалу передаются наночипам андроматов, и чипы уже в свою очередь формируют импульсы управления мозгом. При этом перемещение андромата в пространстве Шарабура отслеживает через систему ГЛОНАСС, улавливающую импульсы наночипов. Вместе с управляющим сигналом в чип сбрасывается информация, необходимая андромату для выполнения поставленной задачи.

В этом месте врач поднял указательный палец, как профессор перед студентами, чтобы заострить внимание на ключевом моменте лекции: - И эти знания, что характерно, остаются в памяти андромата и после завершения задачи. То есть, вы, андроматы, после каждого задания становитесь всё образованней и эрудированней, всё совершенней!

- Прекрасно! Только никто у нас не поинтересовался, а хотим ли мы насильно в этот рай! – буркнул Макар. Сергей же добавил:

- Павел Петрович, а вы хотя бы осознаете опасность для страны и для всего человечества технологии андроматов, если она попадет в руки политических авантюристов или просто преступников?

Доктор развел руками, улыбнулся и ответил вопросом на вопрос:

- Ну, а в каком великом научно-техническом открытии не бывает осложнений? Но прогресс не остановить. Не мы, так американцы, израильтяне или китайцы допёрли бы до этой идеи через пару-тройку лет. Пока же здесь мы, Россия, лидеры-застрельщики… Кстати, в академике Шарабуре я уверен, как в самом себе. Это высокоморальный, кристально честный человек, которого я знаю лично уже более пятнадцати лет. Он не способен на асоциальные поступки, тем более, преступные аферы!

- А вот мне сдается, - задумчиво протянул Сергей, - что в данный момент десяток имеющихся андроматов – это практически личная гвардия, универсальные солдаты академика Шарабуры, подчиненные только ему и готовые в любой момент (независимо от своего, кстати, желания!) исполнить любую блажь, которая придет в голову вашего «кристально честного человека»!

И тут у Макара в кармане защебетал мобильник, Макар взял трубку:

- Алло? Олег? Ты уже здесь? Ну, подожди в машине, мы скоро… Да, беседуем с доктором… Очень много интересного – потом расскажу!

И вдруг доктор легонько пристукнул ладонью по столу и решительно произнес:

- Впрочем, вы меня убедили: такой эксперимент может дать очень опасные для общества осложнения! Я и сам много размышлял над этим, но ваши слова мне окончательно открыли глаза! Хорошо. Я вам помогу, у меня есть соображения, как это можно сделать.

- И как же? – в один голос воскликнули Макар и Сергей.

- Во-первых, нам с вами придется сконструировать «глушилку» - устройство для подавления управляющих команд Шарабуры по известным частотам сигналов. Во-вторых, после этого мы подумаем, как вывести из строя аппаратуру управления андроматами, находящуюся у Шарабуры в красноярской лаборатории. Тут тоже есть некоторые идеи, но о них позже. В-третьих, чтобы вся проделанная по проекту работа не оказалась для науки напрасной, нужно провести ваше обследование, проверить, как организмы андроматов перенесли приживление управляющих наночипов и сделать чисто медицинские выводы. В принципе, прошедшего двухмесячного периода наблюдений за группой андроматов мне достаточно. Можно прекращать работу над первой стадией проекта. Давайте, в понедельник к одиннадцати вы придете ко мне на обследование, проведем ваш осмотр и сделаем ряд анализов, а затем вместе постараемся придумать и собрать портативные устройства блокировки сигналов! Во вторник предлагаю встретиться здесь же после работы, часиков в семь, поговорим о технической части этой затеи. Я знаю, среди андроматов есть прибористы-электронщики. Они-то нам и помогут собрать электросхему устройства. И – да, как говорят англичане, The last but not leаst!– последнее по очереди, но не по значению: прошу простить меня и других разработчиков проекта, что мы использовали вас без вашего согласия! Видите ли, я был уверен, что на такой небывалый эксперимент мы добровольцев не найдем…

На обратном пути в город, в машине, Олег доложил, что с лопатой в руках помогал дорожным рабочим засыпать горячим асфальтом ямы на Рубежной улице, куда так срочно и внезапно отскочил час назад. А Макар и Сергей подробно пересказали Олегу содержание прошедшей беседы и вместе порадовались, во-первых, прояснению ситуации и, во-вторых, такому благоприятному разрешению проблемы! Ларионов на их стороне, ура! Забрезжил свет надежды на избавление от того, чтобы быть управляемой игрушкой или даже оружием в руках неизвестного академика Шарабуры! Но, уже высаживая пассажиров, осторожный Олег сказал:

- Знаете, мужики, все-таки мне кажется подозрительным, что Ларионов за какие-то полчаса отказался от проекта, которому отдал столько лет! Каким чудом вам удалось так быстро его разагитировать?

- А у Макара открылся нечеловеческий дар убедительности! – хохотнул Серега. – Да ладно, расслабься, Олежка! Скоро мы вернемся к обычной жизни и забудем этот эксперимент, как страшный сон!

Но вдруг побледнел, напрягся и произнес враз севшим голосом:

- Ой… А мне ведь надо на Луговую, 6. Срочно! Там на углу КамАЗ сломался. Я должен помочь мужикам разобраться с зажиганием…

- И ты заранее это спланировал, народный автоэлектрик? – спросил Макар с подозрением, имея в виду еще и то, что банковский клерк Сергей даже машины своей никогда не имел, не то, чтобы занимался ремонтом автоэлектрики.

- Нет… Только сейчас понял…

- Ясно, - вздохнул Олег. – Ну, залезай обратно, подкину на трудовую вахту… товарищ андромат!

3

Через два дня, в понедельник, Макар отпросился с работы, якобы, на диспансеризацию в поликлинику, и ровно в одиннадцать встретился там со всеми андроматами, вызванными доктором Ларионовым на обследование. И с ранее известными ему Костей, Сергеем и Олегом, и с новыми лицами – Василём, Тамарой, Валентиной, Татьяной, Олесей и Ольгой. Все подопытные кролики оказались взрослыми молодыми людьми в возрасте от двадцати пяти до сорока трех лет, разных профессий и физических кондиций. Крепыш с бульдожьей челюстью боксера, Василь Бушуев, работал инженером-электронщиком. Строгая и тощая русоволосая Леся трудилась проектировщиком приборов в местном НИИ Электролитов. И оба они, как понял Макар, были намечены доктором в рабочую группу по созданию аппаратуры для блокировки сигналов Шарабуры.

Доктор начал общий разговор с того, что рассадил пациентов вокруг длинного стола в конференц-зале поликлиники, представил друг другу. Явно волнуясь и часто сцепляя длинные пальцы в замок, повторил для общего сведения историю о проекте «Андроматы», которую уже слышали на даче Макар и Сергей. Еще раз извинился перед всеми за игру «в темную». Тут Василь набычился и возмущенно запыхтел, сжав угрожающих размеров кулаки. Женщины, все как одна, достали носовые платочки и промокнули слезы облегчения, узнав, в чем причина странного неконтролируемого поведения, мучившего их последнее время. А главное, слезы надежды, что вскоре это морока должна, по словам доктора Ларионова, закончиться безо всяких последствий для испытуемых.

На следующий день, вечерком, на даче у Ларионова собрались приглашенные им участники группы, технически подкованные разработчики блокировок сигналов, – Василь, Леся и Макар. Доктор снова предпочел домашним интерьерам уединенное пространство веранды-предбанника сауны. Расселись за столом. Самовар на электротяге к приходу гостей уже пыхтел паром, чашки и овсяное печенье также ожидали своего участия в разговоре. И он не замедлил состояться.

- Коллеги! – открыл заседание Ларионов. – Идея защитного приспособления вполне проста: вот список частот передачи сигналов Шарабуры к андроматам. Мы должны сконструировать и собрать генератор белого шума, который будет включаться, как только приходит первый пакет управляющих импульсов. И затем последующие пакеты будут блокироваться. Как только серия управляющих импульсов прекращается, глушилка отключается и переходит в режим стендбай, то есть, ожидания. Источником энергии послужит ширпотребовский аккумулятор «пауэрбанк» для мобильных телефонов. Таким образом, каждый из вас и членов опытной десятки получит такое автономное устройство защиты.

- Составить электросхему такого генератора по известным частотам сигнала – раз плюнуть. Но как быть, если вдруг заряда пауэрбанка окажется недостаточно или батарейка просто сядет? – угрюмо спросил Василь.

- Согласен, - кивнул доктор, - этим мы решаем проблему только временно и не на все 100%. А полное и окончательное устранение угрозы возможно только в случае, если мы провернем операцию «Визит к Минотавру». Помните, был такой советский детективный фильм?

- Вы имеете в виду визит к профессору Шарабуре? - подняла выщипанные брови Леся Сушкова.

- Именно!

- «Чик по горлу и в колодец!» - так, что ли? – хмыкнул Макар.

- Зачем же так брутально! – мягко улыбнулся Ларионов. – Мы сделаем это элегантно и безболезненно для объекта воздействия. Дело в том, что пробраться к компьютеру управления андроматами и аппаратуре генерирования импульсов воздействия можно только через Шарабуру. Эта техника находится под сильнейшей охраной и многослойной электронной защитой, пробраться к ней, чтобы вывести из строя, постороннему человеку нереально. Идея операции заключается в том, чтобы… - тут Ларионов еще больше выпучил глаза и сделал эффектную качаловскую паузу, - чтобы заставить самого Шарабуру вывести аппаратуру из строя и уничтожить программу управления андроматами.

- Ха! Но как же исполнить такой фантастический план? – не удержался от эмоций Макар.

- И вот тут мы подошли к самому главному, что я собрался вам сегодня рассказать! - загадочно произнес Ларионов и от волнения даже встал из-за стола и начал непроизвольно расхаживать взад-вперед между столом и печкой, словно на лекции в университетской аудитории. И вдруг спохватился: – Да вы наливайте чай, пейте! Я совсем забыл за разговорами пригласить вас! Печенье вот вкусное… не стесняйтесь!

Потеребил себя за усы, пока Леся разливала чай в чашки, сел к столу, помешал ложечкой кусочек тростникового рафинада в чашке, продолжил:

- Дело в том, что я не остановился в совершенствовании наночипов, управляющих андроматами. Я доработал технологию и сконструировал чипы в сто раз меньшего размера, чем те, что введены в ваши организмы. Это электронно-биологические наноспоры, которые не обязательно внедрять через внутривенную инъекцию. Моих наноспор достаточно добавить реципиенту в пищу или питье. Дальше через желудок они всасываются в кровь и с ее током поступают в мозг объекта, находят там заданные локации, внедряются и берут управление поведением андромата на себя при получении внешнего сигнала.

Василь непроизвольно присвистнул, все слушатели тревожно переглянулись и, как по команде, слегка отодвинули чашки с чаем. Доктор Ларионов заметил легкое смятение за столом и рассмеялся:

- Не бойтесь, на вас я эту технологию испытывать не стану! Да и чай, как видите, я пью из одного с вами самовара, из одного заварочного чайника, и ем то же самое печенье! А рассказал об этом секрете с той целью, чтобы вы понимали, что нам с вами предстоит делать дальше. Месяц назад я отправил Шарабуре в Красноярск баночку местного мёда в подарок, и он прислал письмо с благодарностью, написал, что мёд отменного вкуса. Значит, моих наноспор он уже вкусил и через пару недель они должны вызреть до взрослого, рабочего возраста, и быть в состоянии начать работу. Но у меня нет аппаратуры спутниковой передачи Шарабуре сигналов управления. Значит, к нему в гости надо отправить пару толковых ребят с автономным излучателем сигналов, записанных заранее. И в которых будут запрограммированы команды, чтобы Шарабура сам, своими руками безвозвратно испортил аппаратуру, уничтожил программное обеспечение и отказался от планов восстановления технологии андроматов! А еще лучше – забыл обо всём, что знал об этом проекте!

- И это вы можете? – с нескрываемым ужасом в голосе прошептала Олеся.

- Представьте себе! – скромно признался гений биотехнологий и снова отхлебнул душистого малинового чаю. За столом повисла звенящая тишина шока и общей оторопи, разбавляемая лишь зудением мухи на оконном стекле. Наконец, Макар взял себя в руки и спросил:

- Павел Петрович, и что же потребуется от нас в «Визите к Минотавру»?

- Пустяки! Найти пару толковых ребят, кто возьмет мобильный телефон с записанной программой обработки сознания Шарабуры, а также компактный излучатель управляющих сигналов, найдет Шарабуру в Красноярске, приблизится к нему на расстояние десяти-пятнадцати метров, чтоб хватило мощности нашего излучателя, и запустит на своем смартфоне программу управления. И всё. Дальше в дело вступят мои бионаноспоры. А вы получите полное и окончательное избавление от зависимости от кого-либо, и перестанете быть андроматами!

- Действительно, пустяки! – саркастически хмыкнул Василь. – Шарабура, небось, как руководитель особо секретного проекта и под особой охраной находится! Он и на люди, пожалуй, не выходит! Попробуй подберись к нему!

- Подберемся, не переживайте. Есть у меня некоторые идеи. Но о них будем говорить с теми, кто будет готовиться к командировке в Красноярск.

- А почему не с нами? Разве мы, например, с Макаром не могли бы слетать на это дело? – удивился Василь и пошевелил мощными валами плечевых мышц.

- Да вы могли бы, и я уверен, вполне бы справились … если бы Шарабура не видел ваших перемещений на своем мониторе. Ведь ваши наночипы, я вам рассказывал, через систему ГЛОНАСС позволяют Шарабуре контролировать ваше положение на планете. И он сразу заподозрит неладное, когда обнаружит, что два андромата вдруг без его ведома двинулись к нему в Красноярск. Тут даже шумовая защита не поможет. ГЛОНАСС работает на других частотах.

- Точно, я об этом не подумал, - вздохнул Василь. – Надо найти кого-то не из андроматов.

- Вот и ищите. У вас на это есть ровно неделя. А теперь давайте займемся обсуждением принципиальной электрической схемы устройства и компоновки генератора помех - нашей глушилки…

Ларионов встал, свернул в трубочку газету, лежавшую на кушетке, и ловко прихлопнул надоедливую муху. Сказал с глубоким удовлетворением:

- Вот, примерно, так это и будет выглядеть!

4

Макар, несмотря на предупреждение доктора Ларионова о строжайшей секретности проекта и их усилий по его сворачиванию, ввел жену в курс происходящих событий. Лариса сначала запричитала, заохала, хотела даже не поверить мужу, мол, он ее разыгрывает. Но множество мелких деталей, рассказанных Макаром, убедило Ларису в реальности описанных дел. Однако, Макар втянул Ларису в проект не из праздных побуждений или в силу детского синдрома «недержания тайны». Нет. Ему нужна была помощь жены, поскольку Макар задумал пригласить в группу, отправляющуюся к «Минотавру», Ларисиного брата и его жену, Евгения и Татьяну. Евгению только что стукнуло двадцать пять, отслужил срочную в ВДВ, занимается восточными единоборствами, крутой спец по компьютерам, программист. Татьяна – ровесница мужа, перворазрядница по скалолазанию, психолог, преподаватель местного педагогического колледжа, обворожительная миниатюрная брюнетка восточного типа. И что немаловажно – у них пока еще нет детей. Нет якорей в быту!

- А это не очень опасная поездка? Братом рисковать я бы не хотела, - волновалась Лариса. Макар, как мог, ее успокаивал:

- Не более опасная, чем обычная командировка: транспорт, гостиница, точки общепита, перемещения среди людей по мирному городу… Чего ж тут особенного и опасного? А метеорит или кирпич на голову ни с того, ни с сего и здесь догнать могут!

- Не скажи, Макар: ни кирпич, ни метеорит ни с того, ни с сего не падают… Тем более – на голову моему брату!

Лариса не относилась к фаталистам.

В общем, Женьку и Таню уговорить на необычную поездку оказалось делом несложным, тем более, что доктор Ларионов взял финансирование командировки на себя. И даже выдал неплохие суточные на путевые расходы, «с походом». Поездку приурочили к красноярскому симпозиуму по бионике, в программе которого академик И.И.Шарабура значился одним из докладчиков пленарной сессии. А значит, неизбежно должен был появиться на трибуне живьем. Доктор Ларионов через свои связи организовал пригласительные билеты на симпозиум для Евгения и Татьяны, а также снарядил смартфон Евгения программой и файлом управления сознанием Шарабуры. И в начале ноября наш небольшой «спецназ» выдвинулся в ближайший аэропорт с билетами до Красноярска.

На месте Евгений и Таня разместились в небольшой частной гостиничке «Апарт-Отель», на втором этаже старого кирпичного купеческого дома. Оба находили особую прелесть в постройках со стажем, с историей, с запахом времен и событий, коснувшихся старых стен. Накануне открытия симпозиума решили пройтись по центру города, но ноябрьская слякоть и хлопья мокрого снега не располагали к длительным прогулкам. Посидели часок в кафе ТРК «Синема-Парк» с шикарным видом на хмурый Енисей. Посмотрели там же новый фильм с Траволтой (чепуха, ни в какое сравнение с «Криминальным чтивом»!). Отбой объявили себе рано – следовало хорошо отдохнуть перед решающими делами завтрашнего дня. Но от волнения уснули далеко за полночь.

Симпозиум «Бионика и биотехнологии XXI века» проходил в зале бизнес-центра «Сибирь» и имел международный статус, так как в программе значились доклады гостей не только из стран бывшего СССР, но также Китая, Японии, Голландии и Норвегии. Пригласительные, организованные доктором Ларионовым, сработали безупречно и вскоре Евгений и Таня уже разместились в центре пятого ряда, прикидывая расстояние до трибуны: на глаз, тут было метров десять-двенадцать. То, что надо. Осталось дождаться выхода с докладом того, кто был им нужен. На Татьяне хорошо смотрелись строгий деловой джемпер, ультрамарин с божоле, черные мягкие брючата, удобные маленькие туфли, легкий макияж подчеркивал элегантность молодой дамы, интересующейся бионикой. Женя надел свободный пиджак черничного цвета, оверсайз, серую рубашку без галстука, на его лице выделялись аккуратная разночинная бородка и бутафорские очки без диоптрий, но с легкой сиреневой дымкой (для маскировки). Он вооружился блокнотом и шариковой ручкой и был готов внимать новинкам мировой биотехнологии. Профессор Шарабура в сессии открытия выступал третьим и представил разработки местного НИИ Дальней связи, сделав акцент на изучение процесса передачи информации у китообразных, способных общаться друг с другом за несколько десятков километров. Надо признать, что доклад Шарабуры вызвал большой интерес у присутствующих! Докладчика проводили долгими и дружными аплодисментами, и он с явным удовлетворением, сияющим на мясистом лице, проследовал в первый ряд, где сидели ВИПы симпозиума. Профессор выглядел мешковато, за своей внешностью, видимо, не особо следил, о чем говорили плохо чищенные ботинки и грубовато выстриженная рыжая шерсть в ушных раковинах, заметная даже из пятого ряда.

Когда он разместился в кресле, Евгений стал буравить взглядом его затылок. Всё пытался найти признаки того, что до объекта их воздействия дошла, добежала управляющая команда доктора Ларионова, запущенная пять минут назад со смартфона. И не находил. Профессор вёл себя как ни в чем не бывало, о чем-то перешучивался с соседями, пока новый докладчик шел к трибуне, протирал очки, почесывал пятерней мясистый затылок. Ларионов предупреждал, что объект начнет исполнять команду не сразу, а с некоторым лагом, запаздыванием. И вот теперь Евгений и Татьяна напряженно ожидали, когда же до Шарабуры добежит волна переданного импульса. Видимо, это произошло через полчаса после доклада профессора. Он вдруг как-то выпрямился, медленно повернул крупную голову влево-вправо, словно с удивлением ища, кто его окликнул или от кого послышалась шутка в его адрес. Потом поспешно запихнул блокнот и ручку в портфель, стоявший у ног, извинился перед соседями и, пригнувшись, засеменил в боковую дверь вон из зала. Евгений обратил внимание, как следом за профессором, «отклеившись» от своих мест, тут же вышли два крепких «научных сотрудника» в объемистых пиджаках. Татьяна переглянулась с мужем – видимо, началось! Осталось дождаться результата. Им очень хотелось последовать за Шарабурой в сторону его лаборатории, расположенной в трех кварталах от бизнес-центра «Сибирь». И посмотреть хотя бы снаружи, что будет происходить дальше. Но доктор Ларионов строго-настрого запретил им что-либо предпринимать сверх запуска управляющей программы, чтобы даже случайно не попасть на глаза телохранителей Шарабуры или в объективы системы безопасности НИИ Дальней связи. Последующие события доктор планировал отследить самостоятельно по своим каналам. Каким – не сказал.

Евгений и Таня больше не посещали симпозиум, два дня погуляли по городу, дождались обратного рейса и на третий день вернулись домой, так и не узнав, чем же завершилась их миссия, добились они успеха или нет. В аэропорту прилета их ждала настоящая метель. Ноябрь сыпал сухим злым снегом, хотя земля еще не набрала холода и белые полотнища свежих сугробов на глазах серели, подтаивали. Сразу после прилета Евгений и Татьяна наведались к Макару и Ларисе, чтобы рассказать перипетии командировки, узнать новости.

- Привет, коммандос! – Макар встречал прибывших на пороге квартиры шуткой. Но лицо его, несмотря на шутливое приветствие, не выглядело особо радостным. Обнялись, расцеловались с Таней, повлекли к столу. И тут Макар огорошил:

- Ларионов пропал.

- Когда?

- Три дня назад. Ушел с работы и больше его никто не видел. Мы с Василём ездили к нему домой и на дачу – везде тишина, пусто. На даче только Абель голодный скулит. Василь его к себе домой забрал – жалко пса.

- И жены Ларионовой нет? – задал глупый вопрос Женька.

- Говорю ж тебе – пусто! И соседи по даче никого из них за это время не видели. В поликлинике тоже ничего не знают. Говорят, просто не явился на работу и всё. Сегодня по нашему настоянию их начальство в полицию заявило, те вскрыли квартиру – и там пусто. Мы с Василем ездили как понятые. Такое впечатление, что Ларионов и жена его поспешно бросили в сумки самое необходимое, документы, деньги и быстро ретировались в неизвестном направлении.

- Может, в Иркутск, по месту его прежней работы стоило бы позвонить? – предположила Таня.

- Ираида говорит, главврач поликлиники уже связывался с их начальством, там тоже не в курсе, куда пропал Ларионов. Там он не появлялся.

- Что-то мне всё это, братцы, совсем не нравится, - произнес Евгений, запивая чаем Ларисины булочки с маком. – Получается, Ларионов исчез в тот вечер или после того, как мы в Красноярске воздействовали на Шарабуру. Вас ни на какие мысли это не наводит?

- Наводит, - вздохнул Макар, - еще как наводит! Такое впечатление, что доктор узнал о результатах вашей акции и понял, что ему лучше исчезнуть. Но, если бы у вас ничего не получилось, ему и сбегать никакого резона бы не было. Надо было дождаться вас и сообща думать, что делать дальше. А раз он свинтил, значит…

- У нас получилось? – предположила Татьяна.

- Скорее всего, да, - кивнул Макар.

- А давайте, попробуем это проверить! – предложила Лариса.

- Как?

- Гугл нам в помощь! Давайте, отсмотрим красноярские новости за последние три дня. Включая криминальную хронику и всякие происшествия. Вдруг, что-нибудь да выплывет! – сказала Лариса.

Через четверть часа блужданий в сетевых новостях Макар воскликнул:

- Есть! Нашел!

- Ты прямо как Архимед! Только что не голый из ванной выскакиваешь! – усмехнулся Женька. – Ну-ну, радуй нас!

- Да радовать-то особо нечем. Вот, смотрите, свежее сообщение на сайте КрасИнфо: «Сегодня в нашем городе досрочно завершился международный симпозиум «Бионика и биотехнологии XXI века». Программа симпозиум оказалась скомканной, так как участников форума постигло печальное известие: вчера около двух часов дня один из главных докладчиков симпозиума, профессор Иван Иванович Шарабура выпал из окна своего офиса в НИИ Дальней связи. Профессор упал с седьмого этажа и погиб мгновенно. Полиция открыла следствие по факту гибели видного российского ученого. Приносим соболезнования родным и близким покойного».

- Ну и дела! – присвистнул Евгений, а Таня закрыла лицо ладонями и заплакала.

Некоторое время посидели молча. Лариса принесла Татьяне валерьянки, накапала в стаканчик, дала выпить, погладила по плечам, обняла:

- Танюш, ну, полно! Вы-то тут ни при чем!

- Как сказать, как сказать! – хмуро протянул Евгений. – Конечно, событие впоследствии чего-то, это совсем не то же, что событие вследствие чего-то. Но осадочек-то есть, есть осадочек! А ведь доктор обещал, что Шарабура должен остаться в живых после того, как уничтожит аппаратуру управления и забудет про проект. А оно - вона как повернулось…

- Это мы, мы его убили! – сквозь всхлипы пролепетала Татьяна. – Наверное, Ларионов записал в команде установку, чтобы Шара… бура… потом выбросился… А мы это ему запу… запустили-и!

Она зарыдала в голос. Макар от волнения встал из-за стола, заговорил, расхаживая по гостиной и резко отмахивая ладонью:

- Доктор, сука, нас, похоже, опять втемную использовал! Мне тоже сдается, что он нашими руками устранил единственного конкурента, управлявшего андроматами! То-то я еще удивился тогда, при первой нашей встрече, как легко удалось его убедить отречься от проекта. Теперь понятно, что он лишь сделал вид, чтобы привлечь нас на свою сторону, втерся в доверие, гаденыш! И теперь Ларионов со своими наноспорами и технологией управления сознанием реципиентов, вкусивших его отравы, остался один-одинешенек в новом проекте! Правда, пока без возможности покрытия больших территорий с помощью спутников связи. Но это пока. А скольких человек он уже обратил в андроматов с помощью наноспор, одному богу известно!

- Кстати, ты-то сам не хлебнул часом его зелья? – спросила Лариса, продолжая обнимать и поглаживать по голове всхлипывающую Татьяну.

- Не знаю, не помню! – Макар прекратил маячить по комнате, встал столбом, взялся за подбородок, напряг память. – Хотя, нет. Я, вроде, из рук доктора ничего ни разу не принимал, ни лекарств, ни еды, ни напитков… Когда мы собирались у него на даче, он поил нас чаем, угощал печеньем жены, но я один ничего не ел, не пил. Накануне употребил в столовке чего-то не того, меня желудок беспокоил. А остальные – да, приложились, хотя Ларионов и уверял, что на нашей группе свои наноспоры не будет тестировать. Но черт его знает! Сейчас я бы уже за его слова не поручился!

- Значит, если предположить, что проект «Андроматы-1» Ларионов с нашей помощью успешно уничтожил и остался единственным владельцем проекта «Андроматы-2», то для нас следует печальный вывод, - вздохнул Евгений. – Ларионов, по законам жанра, должен попытаться устранить теперь уже нас как свидетелей его преступления, ведь мы потенциально можем быть ему опасны.

- И как он это может сделать? – встревожилась Лариса.

- Да способов, которыми можно убить человека, существует целое море! – утешил Евгений. – Но если Ларионов своими спорами превратил андроматов-1 в андроматов-2 или создал для себя иных андроматов-2, то для него легче и безопасней всего с нами расправиться их руками. Похоже, нам теперь надо избегать встреч с нашими коллегами по цеху, друзьями-андроматами. А то мало ли чего…

И тут раздалась длинная резкая трель дверного звонка.

- Кого это черти принесли в такую непогодь?

Макар подошел к двери и глянул в глазок. На площадке стояли Олег, Сергей и Костя. С руками, глубоко засунутыми в карманы курток. И лица их не обещали ничего хорошего.

+2
02:05
264
17:58 (отредактировано)
+1
Простите, автор. Я не дочитал ваш рассказ. Как дошло до вакцины, которую вкололи и после этого началось…
Мне настолько надоел этот ковид со всеми бреднями вокруг него, что желание читать ваш рассказ отпало сразу же. Но по поводу того, что я успел увидеть — пожалуйста.
Написано неплохо, хотя есть незначительные ошибки в пунктуации. Но!
набор обязательных атрибутов состоявшегося мужчины имелся налицо!

Это называется канцеляритом. Он может употребляться в прямой речи сколько угодно. Но в описательной части должен использоваться крайне аккуратно, чтобы подчеркнуть что-то, связанное с романо-германской составляющей. Здесь же «имелся налицо» — чугунный штамп (заезженное до дыр выражение).
в обеденный перерыв вдруг оставляет намерение сходить в столовку,

«Оставляет намерение» — такой же канцелярит. Т.е. казенный делопроизводительный язык, не имеющий никакого отношения к литературе в целом и к русскому языку в частности. Не проще ли написать:
В обеденный перерыв он проходит мимо столовой (не хочет идти в столовую, забывает о столовой и т.д.).
Такого много по тексту. Поверьте, это не юмор. Ведь в жизни мы произносим эти фразы ернически, разве не правда? Но на письме мы не видим лиц собеседника и не слышим интонаций.
И дальше.
Лишь через полчаса Макар допёр

Это опять не прямая речь. Поэтому в описательной части слово «допёр» без кавычек означает то, что оно означает. То есть — дотащил реальный физический груз. Причем — в простонародном (просторечном) звучании.
Поэтому любой юмор в литературном произведении (в рассказе на лит. конкурсе — тем более) нужно пропускать через призму литературного языка.
Успехов вам в конкурсе. Надеюсь, писал я не столбу и поэтому советы упадут в благодатную почву. Всего хорошего!
18:52
+1
Идея из-за коронавируса немного отталкивает, но, в целом, довольно интересно получилось. Канцелярит бы искоренить — было б вообще очень даже.
18:58
Чипирование через вакцину. Банальный сюжет, основанный на мракобесных слухах. Сюжет линеен и предсказуем.

Мне настолько надоел этот ковид со всеми бреднями вокруг него


Здесь можно сказать, что даже наш великий мэтр Сергей Васильевич Лукьяненко в своем новом цикле «Измененные» (конкретно в романе «Семь дней до Мегидо») описал занятный постап, в котором ковид участвовал и чуть всех не допек, пока не прилетели инсеки и не дали людям чудо-лекарство.
Так, что если великим (с придыханием) можно, почему простым смертным нельзя?
А на счет текста, то автор хотя бы следил за стилем, повторений слов не обнаружил. В целом — да, не важно, но пятерочку из десяти я бы поставил…
16:14
+1
Хороший рассказ в классическом таком советском стиле. Идея внешнего управления людьми, конечно, не нова, но почему бы и нет. И не беспокойтесь, как мне кажется, автор не держал в кармане фигу «антиваксера», хотя, при желании, её углядеть можно. Много бытовых подробностей, но это, опять же, признак определенного стиля.
Загрузка...
Светлана Ледовская №1

Достойные внимания