Огонь и железо

Огонь и железо
Работа №26

***

Славный Глондван – город чародеев, главная жемчужина королевства Миратал, если не всей сферы Валаун, раскинулся посреди долины Рималон во всём своём великолепии. Высокие стены с узорчатыми зубцами заволокло колдовским барьером, созданным магами из Стратума Эфира, одной из пяти стихийных школ, именуемых так в соответствии с энергетическими слоями Мироздания. Стража в цветах, соответствующих тому или иному Стратуму, состоящая из воинов, носящих зачарованное оружие и владеющих простыми заклятьями, но магами всё ж таки не являющихся, стояла рядами у бойниц, подняв копья. Даже во времена мира они бдительно несли свой дозор. Ворота охраняли два малых стихийных голема, сочетающих в себе все пять элементов. Сложенные из камней, с вырывающимся из глазниц пламенем, водой, струящейся тугими струями, словно то были живые змеи, из отверстий на туловищах, и свистящие потоками ветра, оживлённые Эфиром, они бесстрастно взирали куда-то вдаль. Гонец в потрёпанном сером плаще, осторожно поглядывая на странных созданий, одновременно и живых, и нет, проскользнул в распахнутый створ. В городе был ярмарочный день, который проводился тут чуть ли не каждую неделю, потому от толп людей и шумных караванов все площади трещали и ломились. Недолго было и заблудиться, а у гонца было важное поручение.

Немного повертевшись на месте, то и дело сталкиваясь плечами с наряженными в яркие халаты бродячими торговцами и уклоняясь от фыркающих вьючных животных диковинных видов, которых он ни разу не встречал, посланец заметил-таки пару солдат в изумрудных латах, занятых чуть меньше остальных. Протиснувшись через живой поток, он разъяснил, что ищет Стратум Огня. Стража оказалась столь мила, что сопроводила уставшего вестника к большому красному шатру, где сейчас на проверке торгов находилась сенатор Стратума Кокцея Рыжая. А спустя пять минут она уже вела посланника по плиточной тропинке между вечно осенним садом, деревья и кусты которого будто бы вместо листвы оделись в языки пламени.

***

- Хорошо, - немного усталым голосом произнесла седовласая наставница, расхаживая перед строем учеников, облачённых в лёгкие красные туники с чёрной окантовкой и изображением трёх золотых язычков пламени на груди. – Думаю, у вас было предостаточно времени на изучение заклинания барьера. Чтобы выжить в сражении, боевой маг не только должен уметь метать пламя из рук, если вы не в состоянии защитить себя от вражеских чар, то далеко не пойдёте.

На секунду она замолчала, глянув в дальнюю часть площадки для тренировок, огороженной невысоким забором вдоль коего также росли жёлто-красные деревья и стояли изящные фонарики с негаснущим пламенем внутри. Наставница присмотрелась к приближающимся силуэтам и, узнав в одном из них сенатора, вытянулась и приняла особенно важный вид.

- Так, Куик, давай, ты первый. Исправь свой прошлый провал. И постарайся, у нас, похоже, проверяющий.

- Зачем сказали, госпожа, Лусина, - покраснел паренёк с всклокоченными волосами, - теперь точно не выйдет.

- Не выйдет у тебя, выйдешь сам, - строго шикнула наставница. – Вон из Стратума! Ты и так уже гуляешь по краю, сколько можно? Живо сюда!

Куик сглотнул, вышел из строя и остановился напротив наставницы. Собираясь с мыслями, он начал размахивать руками, полоща по воздуху широкие рукава, шевелить пальцами, словно для сотворения заклятья требовалась физическая разминка, бормотать магические слова.

- Столкнись ты с демоном – был бы уже труп, - сомкнув на груди предплечья, госпожа Лусина устало опустила веки, поглядывая на нерадивого ученика сквозь узенькие щёлки.

- Да-да, я сейчас… - юный чародей выставил ладони перед собой, столкнувшись взглядами с высокопоставленной особой, незаметно подкравшейся прямо за спину наставницы. Вид сенатора так напугал его, что он, запутавшись в словах, выпалил: - ignea crepitus!

Облако пламени вырвалось в лицо Лусины. Та резко вскинула руку, заставив неистовый огонь свернуться вокруг неё клубком, как послушный зверёк у ног хозяина, затем погасила, сжав пальцы.

- Надо ignis scutum, не ignea crepitus! Огненный щит, а ты создал взрыв! – взорвалась сама учительница. – Они даже не звучат похоже! Клянусь Ал-Этом, ты самый бестолковый студент, что мне попадался!

Куик сжался, ожидая хорошего разноса, поглядывая исподлобья на посмеивающуюся чуть в стороне Кокцею, смешки раздавались и из шеренги студентов.

- Прости, госпожа, - развернувшись к сенатору, Лусина поклонилась, едва сдерживая гнев на паренька. – Не надо было брать в наши ряды какого-то бестолкового сына крестьянина.

- Купца, - тихонько поправил парень, но, к его же счастью, услышан он не был.

- Я велю выставить его из Стратума сразу…

- Постой, не спеши, - мягким голосом остановила её Кокцея. Перекинувшись парой слов со своим странным спутником, она добавила: - Ты, мальчик, пойдём со мной. У меня для тебя есть особое поручение.

- Эм… Обычно у меня получается… не всегда с первого раза… - принялся оправдываться Куик, когда они отошли от тренировочной площадки, где уже создавал огненный щит кто-то из его товарищей.

- Ничего, у меня тоже не всё выходило, а Лусина гоняла по полной, - немного высокомерно улыбнулась Кокцея.

- Правда?

- Ну, не так, как у тебя… Не важно. Вот этот господин, - она указала на странного типа в серой одежде с накинутым на голову капюшоном, из-под которого выглядывал лишь небритый острый подбородок и спутанные длинные волосы тона выцветшей ржи, - как раз ищет мага твоего уровня.

- Госпожа, если хотите меня выставить, - парень усилием протолкнул вставший в горле ком, - то сделайте это сразу. Не надо издеваться.

- Никто не издевается, - более строгим голосом отметила чародейка. – Магистр Менелос из Стратума Земли нарочно отправил гонца с задачей разыскать огненного мага низшего ранга, того, чьё отсутствие не сильно отвлечёт нас от работы. Не спеши оскорбляться. Менелос – уважаемый член Магистрата Стратума Земли, мастер магии металла, и, хоть помощь ему нужна небольшая, это пойдёт тебе на пользу. Возможно, он даже сумеет помочь тебе самому.

- Если так, - Куик почесал затылок.

- Считай это небольшой практикой. Если бы дело обстояло серьёзно, Менелос дал бы знать Великим Драконам Глондвана или по крайней мере доложил в Сенат. Всё, иди. Передай ему мои наилучшие пожелания и верни печать, чтобы он точно знал, что ты от меня, а не какой-то оболтус.

Кокцея вложила в ладонь паренька железный кругляш с изображением горы, окружённой лавровым венком, под которой красовалась изящная надпись, отображающая имя «Менелос». Похлопав его по плечу и одарив очередной загадочной улыбкой, сенатор летучей походкой направилась к саду у дворца Огня.

***

На ярмарочной площади вовсю кипела обычная для таких дней праздничная суета. Маги показывали приезжим гостям со всего королевства своё мастерское владение силами стихий, рисуя узоры из пламени, строя невероятные фигуры из воды, заставляя их замерзать, устраивая танцы ветров. Куик с лёгкой завистью смотрел на настоящих профессионалов, до которых ему было ох как далеко. Торговцы в ярких одеждах окликали прохожих, предлагая им зачарованные украшения, узорчатые сабли и кинжалы, причудливых существ в золотых клеточках или горячие блюда, каковых не отведать где-либо ещё. Бдительные стражи всех Стратумов, несли дозор в принадлежащей их Дракону (как именовались великие чародеи, возглавляющие Стратум) часть площади – она лежала в самом центре города, куда сходились они все. Это был такой «пирог», разрезанный на пять кусков, упирающихся в «ничейную» сердцевину, где стоял громадный фонтан, изображающий четырёх настоящих драконов в цвета соответствующей стихии и двуглавого фиолетового с радужным отливом змея меж ними – олицетворение Стратума Эфира, возглавляемого могущественным Андрогином по имени Альвах-Аегл.

Громкие окрики, рёв вьючных животных самых разных видов (от смеси быка со слоном, до толстоногого «верблюда» с шерстяным гребнем на спине) и повизгивания ездовых ящеров стражи рассеивали внимание, да и вся ситуация несколько волновала юного ученика. Спутник оказался на редкость молчалив и бесстрастен. Пара попыток заговорить с ним привели к тому, что он угрюмо промычал в ответ «угу» или «ага», а закончил словами: «мне заплатили не за болтовню». Потому, когда тот сам обратился к нему, Куик аж вздрогнул.

- Сенатор Кокцея обещала прислать повозку к фонтану, - сипловатым голосом сообщил тип в капюшоне, щурясь и осматривая многолюдную площадь.

Пожав плечами, парень направился к монументальному изваянию, брызжущему не метры вверх кристальной водой, разбивающейся на миллиарды искорок, отливающих всеми цветами радуги в лучах зенитного солнца. Незадолго до того, как они оказались у цели, со стороны дворца Огня показалась карета без лошадей, выдыхающая пламя из двух труб сзади. Правил ею мужчина в сюртуке рыже-жёлтых расцветок, но не маг, простой служащий, которые тоже имелись при каждом Стратуме для выполнения подобных работ. Экипаж делился на пассажирское купе с откидной крышей, сейчас опущенной, сиденье кучера и котёл с магическим огнём, заставляющим работать хитрые механизмы, в устройстве которых Куик не разбирался. Шум самоходной повозки спугнул бегающих вокруг фонтана мартышек с розовыми мордочками и сине-зелёными гривами, с визгами они полезли на статуи и начали корчить рожи оказавшемуся рядом Куику. Тот тоже скривил дикую мину, показал язык, надул щёки и издал губами неприличный звук.

- Кхм, я не тебя должен подобрать, парень? – смущённо наблюдая за стычкой между магом и обезьянами, поинтересовался возница, чеша ровную короткую бороду цвета сухого пня.

Ученик вытаращил глаза, не глядя на мужчину, краснея от неловкости. Нарушил немую сцену гонец, похлопав Куика по плечу и вскочив в салон. Студент поспешил за ним. Машина двинулась, пыхтя, тарахтя и посвистывая. При виде диковинного устройства люди, да и прочие существа (исключая, разве что, мастеровитых дварфов) из дальних уголков Миратала, прибывшие на ярмарку, разевали рты и тыкали пальцами. Возница умело лавировал между толкающимся людом и фыркающими зверьми, последние, не в пример мартышкам, особо не впечатлялись, лишь неохотно уступая дорогу драндулету.

Вскоре они миновали ворота, устремившись по оживлённому тракту к перекрёстку путей, сходящихся у города волшебников, откуда экипаж свернул налево. Гонец, сидящий спиной к кучеру и постоянно глядящий через плечо (Куик всё дивился, как у него шея не болит), давал краткие указания, куда ехать дальше.

- Так почему магистр выбрал меня? – устав от наблюдения за мелькающими мимо деревьями и цветущими холмами, спросил у спутника ученик.

- Слушай, - выдохнул гонец, не оборачиваясь. – Скоро мы прибудем к трактиру «Папаша Ёж», там тебе всё объяснит твой магистр. А я не очень люблю магов, предпочитаю народ попроще. Но уж очень нужны были парочка золотых…

- Попроще, эх. Я и есть попроще, - с лёгкой досадой вздохнул Куик. – Сын мелкого сельского купца. Один заезжий чародей случайно брякнул, что видит во мне силу - соседи давно поговаривают, будто меня матушка нагуляла от другого любителя чар - не знаю уж. Неудобно как-то, да? Хотя нам наставники рассказывали, что приличные маги так себя не ведут. А батя не расстроился, наоборот, уцепился. Решил, что, если пропихнуть меня в один из Стратумов хотя бы на роль мелкого служки, я смогу выбить его товарам местечко на самом крупном рынке королевства. Сам не пойму, как мне вообще удалось попасть в Академию Огня.

- Э-э-э, малец, ты бы не откровенничал так с первым встречным, - хмуро осадил его незнакомец. – В этих краях народец разный попадается.

Тут Куику снова стало стыдно и малость страшно. Он ведь действительно видел этого мутного типа впервые, не зная, что это за человек. Остаток дороги он молчал, время от времени поигрывая пальцами, чтобы расслабиться. Ровная мощёная дорога постепенно перешла в жёлтую земляную, хотя просёлочной её называть всё же было бы слишком грубо. По правую руку начался хвойный лес, почти что дикий, но несколько домишек и перекладных станций им попалось. Спустя минут пять непрерывной езды повозка нагнала компанию эльфов-изгнанников, всего четверо. Они шли в направлении трёхэтажного солидного здания с фонарями, подвешенными под выступающим над первым этажом фасадом второго. Их уже зажигал невысокий пузатый мужичок в белой рубахе, дабы привлекать гостей в незаметно подкрадывающихся сумерках. Несмотря на позднюю весну, в этой части королевства темнело рано. Низкие похожие на китов фиолетовые тучи с жёлтыми «брюшками», медленно плывущие через небосклон, добавляли сумрака. Экипаж сбросил скорость, и гонец встал, желая спрыгнуть на ходу.

- А деньги? – удивился Куик.

- Мне уже заплатили всю сумму, - буркнул тип.

- И ты не плюнул на всё и не сбежал? – чуть шутливо спросил ученик.

- Ты, видать, и правда не на своём месте, мелкий. Любой знает, что нельзя пытаться обмануть магов Глондвана. Вредно для здоровья.

С этими словами он сиганул через бортик, ловко приземлился на ноги и побежал к группе каких-то бродяг на другой стороне дороги. Повозка встала у освещённого входа в таверну, позёвывающий возница вяло отсалютовал парню на прощание, крутанул рулевое колесо влево, развернув чудо-экипаж, и двинулся в обратный путь, разогнавшись на полную. Оказаться в потёмках на дороге, пусть и крупной, находящейся в оживлённых краях ему, видимо, не улыбалось. А может, просто спешил домой к жене.

Улыбнувшись, Куик шагнул к раскрытой двери, через которую то внутрь, то наружу кто-нибудь прошмыгивал, и замер. Посмотрел на забавную вывеску, изображающую опиравшегося на стойку локтем человекообразного ежа в панталонах и с кружкой пива в лапке, почесал загривок. Ему толком не объяснили, где встретить Менелоса и как он хоть выглядит. А сам спросить и не додумался, слишком быстро всё случилось.

- Эй, проход не занимай, - потеснил его крупный бородатый мужик с топором лесоруба на плече. Однако, заметив мантию, он сразу сменил строгое выражение на удивлённое и добавил: - Простите, господин, вижу вы из Глондвана. Не возражаете, если?..

- Нет, что ты, прошу! - гордо подбоченившись, парень пропустил дровосека, наслаждаясь важностью своего положения, в Академии особо не ощущавшуюся.

- Не зарывайся, ты только студент, - осадил его низкий голос, раздавшийся у левого уха. – Притом не самый умелый, раз ты тут.

Куик побледнел и обернулся. Позади него возник высокий человек в зелёной с золотыми узорами робе, перетянутой тёмно-красным кушаком. Коричневые волосы словно грозовая туча встали над его округлым лицом, густые брови, усы и борода до груди отчего-то вызвали у паренька ассоциации с медведем.

- Магистр… - запинаясь, заговорил он.

- Верно, не трать воздух. Говорить надо только по делу. Пойдём внутрь.

Толкнув закрывающуюся дверь, откинутую чье-то небрежной рукой так, что петли застонали и заскрипели, маг металла широкими шагами отмерил расстояние от порога до застольного зала, между коими размещалась маленькая лавчонка с необходимыми для путников вещицами и пищей для дальних путешествий. Куику пришлось нагонять его. Кивнув пышногрудой барышне за прилавком, он засеменил к шумному просторному помещению, ориентируясь на широкую спину чародея, выделяющуюся зеленью среди серых и коричневых одежд остальных посетителей.

Сперва обстановка показалась ему слишком разгульной, но быстро он втянулся. Между множества массивных столов, забитых людьми, образовался замысловатый лабиринт, по стенам висели лампы, дающие теплый маслянистый свет, прибавляющий уюта. В толпе можно было увидеть не только самых ярких представителей окрестностей, но и кого-нибудь из других рас. Пара дварфов густо гудели в дальнем углу, та компания эльфов-странников в лёгких латах цвета осенней листвы сели неподалёку от входа, словно следя за гостями – возможно, выслеживали кого по контракту, - от стола к столу перебегали юркие низкорослые человечки с подносами, часто работающие в трактирах и тавернах. А под потолком в центре зала вообще крепилась клетка с гоблином, свесившим ноги в забавных кожаных башмаках через прутья и раскачивающимся взад-вперёд, как на качелях. Иногда он тыкал пальцем в кого-нибудь из гостей и кричал:

- Эй ты, жирдяй, поделись курочкой! Кидай сюда!

Кто-то подбрасывал ему объедки, и гоблин ловко их ловил, иногда сразу ртом. Жадины же получали в свой адрес отборную ругань, вызывавшую взрыв хохота в подвыпивших компаниях. Когда Куик проходил мимо, как раз один едок послал зеленокожего в известные места.

- Ах так! – взвизгнул тот, вскочил, развернулся задом к эгоисту и звучно испустил газы. – Вот тебе тогда перчик! А ты чего пялишься, мальчишка-колдунишка? Думал, ты один тут знаешь заклинания! – загоготав гоблин начал тыкать когтистыми пальчиками на ученика. – Иди отсюда, а то я могу тебя и дождичком окрапить!

- Какая мерзость, - проворчал Менелос, усаживаясь за только что освободившийся стол.

- Да ничего, даже забавно, - махнул рукой Куик, случайно хлопнув свисающим рукавом по лицу магистра. – Ой, я не…

- Я вижу, - строго отозвался тот. – С таким настроем ты не долго протянешь в Академии. Стратум Огня – один из самых влиятельных в Глондване, и не только потому, что выпустил огромное число могущественных заклинателей пламени. И даже не потому, что магия Огня весьма сильна. Огонь идёт сразу после Эфира и имеет особое сознание. Знал ты об этом, мальчик?

- Я.. я честно буду внимательнее. День такой… сумбурный.

- Раз тебя это так выбивает из колеи, как я могу рассчитывать на твою помощь в моём деле?

- Конечно, можете! – охотно воскликнул Куик, чувствуя подъём духа, которые, впрочем, тут же перебила симпатичная девушка, несущая дощечку с приколотым к ней листком меню. Парень проводил её взглядом и улыбкой, и та, словно почувствовала это.

Вернувшись, девушка поинтересовалась, что господа маги желают.

- Сегодня подают отменный фирменный «Ежиный медок», - подмигнула она Куику.

- Было бы здорово…

- …отведать травяного чаю и лепёшку, - закончил за него Менелос. – Мальчишка, как ты вообще попал к нам? – начал он наставления, когда официантка ушла. – Маг не должен отвлекаться на красивые фигурки, и уж точно не смеет пить. Алкоголь, как и гнев, притупляет ум, а без ума технически невозможно управлять силами Космоса. Сможешь в лучшем случае рассчитывать на роль мелкого чернокнижника, да и то сомнительно.

- Да, я иногда забываюсь, - ученик потёр шею. – Но глядя на такого именитого чародея, как вы, могу многому научиться.

- Не надо лести. Хотя ты прав.

Он неожиданно замолчал, а Куик не решался его тревожить. Как только человечек, едва достигающий уровня столешницы, ловко запустил перед ними поднос с заказом, не расплескав и капли ароматного чая, пожелал приятного аппетита и скрылся, магистр заговорил сам:

- Мне нужно решить один вопрос, связанный с мёртвыми, - его низкий голос, произносящий слово «мёртвыми» заставил Куика поджать губы и напрячься. – Я имею в виду тех мёртвых, которые не желают таковыми оставаться.

Как бы ни пытался чародей замаскировать понятие «нежить» пространными фразами, это не помогло. Студент аж поперхнулся, закашлялся, начал вертеть головой, будто искал поддержки у окружающих, затем наклонился к магистру и зашептал:

- Я не то чтобы хорош в таких вещах. В смысле – совсем никакой. Я же только учусь свечки зажигать щелчком пальцев… Обычный факел подойдёт лучше.

- Ну-ну, не надо. Простой огонь задохнётся в миазмах Адарсаха, его нужно слишком много, и ни донести его, ни тем более развести на месте не выйдет. Другое дело – огонь волшебный. Мне нужен маг Огня для борьбы с мертвецами, но дело нехитрое. Иначе я сдёрнул бы кого поумелее, как думаешь?

- Н-наверное…

- Именно. Я сам владею парой мощных заклятий, однако, против нежити Адарсаха сила Земли или даже металла не особо хороша. Деревушку в нескольких километрах отсюда накрыла чума Царства мёртвых. Пока я не выяснил, откуда именно она пришла, скорее всего, какой-то доморощенный некромаг поработал, но очистить эти земли надо поскорее, покуда гниль не перекинулась дальше. Мы легко справимся, нужно будет воспламенить источник миазмов, и всё. Они соединены между собой и сгорят разом. Не переживай.

Но Куик переживал. Пока старший коллега спокойно потягивал чай и жевал лепёшку с бурыми пятнами на корочке, разглядывая посетителей таверны, парень водил пальцем по узорам дерева на липком столе, стараясь уложить в голове происходящее. Как-то резко из привычного уже учебного процесса его выдернули в мир больших дел. А чего говорить про борьбу с нежитью! Мог он, конечно, выпустить огненную струю или сотворить по случайности взрыв… Вспомнив об этом инциденте, он заулыбался, как будто переживая ностальгию по светлому прошлому, хотя случилось это несколько часов назад.

- Пойдём, снимем комнату, - выдернул его из раздумий Менелос, отряхнув бороду от крошек и отодвинув скрипнувший ножками по полу тяжёлый дубовый стул. – Выступим по утру. Желательно до того, как все встанут, так что надо выспаться. Магу много не требуется, а вот ученику…

***

Встали они и правда рановато, за окнами всё ещё слышались трели соловья и царила густая тьма. Менелос уже был собран и готов, когда растолкал Куика. Студенту составило немалых усилий разлепить тяжёлые веки и заставить себя перестать зевать и потягиваться. Холодная вода из лоханки у порога привела его в чувства. Магистр, не дожидаясь нерасторопного спутника, сошёл на первый этаж, чтобы расплатиться с хозяином, потому брести по скрипучим половицам под аккомпанемент громового храпа спящих гостей пареньку пришлось в одиночестве. Спускаясь по лестнице, он слышал бухтение низкого голоса Менелоса, о чём-то беседующего с трактирщиком. Когда же маг заметил напарника, то улыбнулся и махнул в сторону выхода.

Перед тем, как покинуть заведение, он прикупил немного провизии в лавчонке: пару бутылей воды, несколько хлебцев и сушёных фруктов. Куик предпочёл бы чего посытнее, но, видать, задание и правда не должно было занять много времени и сил.

На улице стоял обычный утренний холод, продирающий согретое в постели тело насквозь. Поёжившись, Куик поправил капюшон робы так, чтобы он лучше прикрывал шею, и засеменил за чародеем. Тот без лишних предисловий двинулся вдоль дороги, а через метров двадцать перешёл на другую её сторону. По правую руку по-прежнему темнел загадочный лес, из которого иногда доносились звуки, похожие не то на стон, не то на вой некоего животного. Слева тянулись дикие поля, высокие травы уже встали на них стеной, пестрея белыми и синими цветочками. Они брели долго, горизонт уже начал белеть. Зато Куик понемногу расслабился, проникнувшись спокойствием магистра. Наконец, набравшись смелости и достаточно заскучав, он спросил:

- Магистр, так откуда могла взяться нежить?

- Обычно её пробуждает нарушение целостности ткани Мироздания, но такое бывает при использовании крайне сильной магии. Либо призвали. Например, сельский колдун решил узнать будущее или отомстить обидчикам и что-то пошло не по плану.

- А чего же никто не поднял тревогу, не позвал на помощь? – начал размышлять парень.

- Почему не позвал? А я тут, по-твоему, откуда?

- Могли бы обратиться к Стратуму Огня. Без обид, конечно.

- Я оказался ближе, потом вызвал тебя. Что непонятного? – строгим, но не злым голосом отозвался Менелос.

- Та-а-ак, а что за миазмы мне надо поджигать?

- Какой любопытный, - хмыкнул чародей. – В местах прорыва образуются ямы, именуемые в среде магов «язвами», откуда ползёт нежить и тянутся ядовитые газы. Поскольку они соединены и имеют общий подземный выход в Адарсах, их можно воспламенить, и тогда вся деревня сгорит в считанные минуты. Я проведу тебя к этому месту, успокойся.

- А мы не отравимся? – вдруг осенило парня.

- Да что ж ты такой трусишка! – непривычно для себя рассмеялся маг. – Сила внутри нас защитит. Даже в тебе она есть, иначе ты не попал бы в Академию. Заразишься, только оставшись там надолго. А в наши планы это не входит.

Аргумент показался Куику вполне убедительным. Пожав плечами, он бодро зашагал по хрустящему под ногами мелкому гравию, насвистывая песенку. Вскоре стало теплеть, солнце просунулось из-за горизонта прямо по пути их следования, побелив дрожащие листики редких берёз, растущих там и тут вдоль тракта. Лес стал редеть, вдали показались телеги с крестьянами, едущими на поля, однако путь магов лежал в другом направлении. В какой-то момент от основной дороги отщепилась узенькая тропинка, бегущая через заросший луг в сторону мрачноватой горы, затянутой синей дымкой.

- Там, у основания стоит эта деревушка, - вскинув руку, пояснил Менелос.

- Далековато… - протянул, говоря сам с собой, Куик. – Понятно, чего никто не бьёт тревогу.

Пока брёл между тесных колышущихся стен ковыля и репейника, полнящихся стрёкотом цикад, ученик немного отвлекался от предстоящей задачи, но по мере углубления в безлюдные края тревога одолевала его всё сильнее. Конечно, на занятиях, посвящённых знакомству с видами тёмных искусств и порождений миров демонов и смерти, студентам Академии рассказывали о всяком. Говорили, что южнее Глондвана в острых скалах стоит чёрная башня Гундарун, обиталище демонов тени, с которыми у Великих Драконов якобы даже есть соглашение о ненападении. Про подземных тварей тератосов поведали. Показывали и разную нечисть, мертвецов Царства Спящего Лорда Танатоса – Адарсаха тоже. Кто-то из старших студентов то ли в шутку, то ли нет с ехидным видом рассказывал, будто им на урок привели «живовго» нежитя, а в ходе практически и вовсе нужно сражаться с демонами, но это всё оставалось на уровне подтруниваний и страшилок. Может, хитрый Менелос тоже шутит? А его, Куика, нарочно решили проучить за безалаберность таким оригинальным способом?

Тропка, казалось, не имеет конца. Парень подумал, что, иди он один, то в какой-то момент покружившись с закрытыми глазами, не смог бы определить вперёд он продолжает двигаться или возвращается назад. Спустя двадцать минут они набрели на глубоко врытый в землю валун, будто бы заброшенный сюда в незапамятные времена великаном, и маг сказал, что пора встать на привал. Ели фрукты как раз стоя. На вопрос Куика, почему бы Менелосу не велеть глыбе вылезти повыше, дабы они могли хоть присесть, тот ответил:

- Магия дана людям не для того, чтобы свои желания удовлетворять. Это в первую очередь обязанность, а не привилегия.

Ученик уже понял, что спорить тут бесполезно. Быстро закончив трапезу и убрав остатки еды в мешочки на поясах, они двинулись в путь вновь. Солнце взошло достаточно высоко, чтобы припекать темечко, но набежавшие с севера облака цвета морских камушков немного смягчили его пыл. Да вообще, как почудилось Куику, по мере приближения к проклятой деревне становилось темнее. Как если бы сам воздух сгущался или наполнялся противоестественным мраком.

Преодолев какое-то расстояние – студенту проще было отмерять его по усталости в ногах, сейчас они начали зудеть, - путники вышли из царства диких трав на распаханное поле, за которым виднелся ровный тын двухметровой высоты, среди некоторых жердей одни выделялись и на них были насажены старые горшки с дырявыми широкополыми шляпами. Они должны были отгонять ворон, но Куик заметил несколько крупных птиц, нахально восседающих прямо на этих горшках. Лишь приблизившись ещё немного, парень обратил внимание, что это во́роны со светящимися зелёным огнём глазами. Его пробило холодом, стало совсем темно – тень от горы нависала над селом, не затрагивая лишь озарённые солнцем поля. Вокруг частокола, стелясь по земле, тянулся зелёный туман, сочащийся из щелей между кольями забора. Внутри деревни он явно был гуще и вздымался до крыш аккуратных домиков.

- Будь начеку и держись меня, - велел магистр, приложив широкую ладонь к груди парня, словно сдерживая того. Можно подумать, Куик рвался вперёд.

Когда они под пристальными взорами безмолвных воронов осторожно приблизились к распахнутым воротам изнутри раздался звон небольшого колокола. Куик вздрогнул, но каменная невозмутимость Менелоса придавала ему уверенности. Маги ступили под деревянную арку и словно попали в параллельный мир. Темнота, клубящийся туман, прорезаемый зеленоватыми огоньками, абсолютная тишина и морозный холод встретили их с порога. Магистр прошептал слова заклинания и произвёл перед собой круговой пасс правой рукой. Вокруг него и Куика взвилась пыль, создав нечто вроде своеобразной оболочки.

- Они видят свечение жизни и рвутся к нему, - пояснил чародей. – Это затруднит им задачу. Иди за мной и не отвлекайся. – И главное – поменьше эмоций, их всплеск выдаёт жизнь слишком сильно.

Пройдя несколько домов, Менелос замер. Вновь зазвонил колокол и сквозь туман пробился мертвенный свет раскачивающегося фонаря. Маг притянул спутника к стене избы, возле которой их застали, и затаил дыхание. По улице мимо них двигалась процессия из мёртвых сельчан, ведомая высоким существом трёхметрового роста в рваном кожаном не то плаще, не то сюртуке, цилиндре и с деревяшками-ходулями, растущими прямо из кости чуть ниже колен. Лицо его было узким, сморщенным, вместо носа и рта торчал изогнутый птичий клюв, а глаза заменяли круглые стекляшки, словно линзы от очков. Оно освещало путь фонарём с дрожащим зелёным пламенем Адарсаха внутри, который несло в поднятой правой руке, левая же вяло раскачивала колокол без язычка, издающий тот самый замогильный звон.

- Мортус, пастух мёртвых, - обернувшись к остолбеневшему от ужаса пареньку, шепнул Менелос. – Их тут несколько, но они просто водят трупы, оживлённые некромагией. Если мы не привлечём его внимания, они уйдут.

- Но зачем? – с какой-то болью выдавил Куик, лицезря этот противоестественный марш.

- Это ты у Спящего Лорда спрашивай, наше дело покончить с ними.

Как и обещал магистр, колонна из двадцати (примерно столько насчитал ученик) трупов прошла в нескольких шагах от них и скрылась на соседней улице. Лишь звон немого колокола ещё напоминал о процессии. Маг повёл Куика дальше, словно точно знал, куда им надо. По дороге встретилось несколько бездумно стоящих с болтающимися плетьми руками мертвецов, уставившихся в пустоту и пара сельчан, обратившихся под действием миазмов некромагии в упырей. К счастью, они были слишком заняты, обгладывая кости валяющихся на земле сородичей, иногда приподнимающих безглазые головы, или коров с оголившимся рёбрами, помахивающих облезлыми хвостами. Повсюду висел густой гул мясных мух, а смрад разложения начал делаться невыносимым.

Вдруг до слуха парня долетел слабый женский голосок. Он не сразу разобрал, что кто-то зовёт на помощь.

- Магистр, - слабо пропел он, взяв Менелоса за плечо. – По-моему, здесь остались живые.

- Не говори глупостей, мальчик. Мутации смерти постигли бы каждого, кто провёл здесь больше получаса. А, насколько мне известно, прорыв Адарсаха состоялся так стремительно, что никто не успел даже понять, что их убило.

- Но я слышал… - не унимался Куик.

- А я нет, - строго рубанул магистр. – Духи могут заманивать смертных таким образом, от них мои чары не скроют. Не будь столь наивен. Нам надо добраться до сельской ратуши, именно там самая большая яма. Явно, призыв состоялся в другом месте, но тут пришёлся главный удар. Одна искра и миазмы во всей деревне полыхнут. Я заключу нас в каменную скорлупу, так что не бойся. Но сперва надо будет расчистить место.

С этими словами он протянул руку вниз, на его зов сползлось несколько десятков камней разных размеров. Поднявшись в воздух, они сжались в несколько плотных комков, вытянулись, обретя вид клинков, затем зашипели, покрывая красными трещинами. Вскоре каждый такой клинок раскалился и потух, став железным. Этот веер из широких мечей завис перед заклинателем и полетел, держась в полуметре от него. Тут же Куик снова услышал жалобный голос, осмотрелся и заметил в просвете между домами красивую девушку с бледной кожей и чёрными волосами. Она, поняв, что услышана, протянула одну руку к ученику, застонав: «помогите»; другой указав куда-то себе за спину. Сам не понимая, какая сила его влечёт, Куик, бросив взгляд на удаляющегося мага, последовал за несчастной.

***

Силуэт девушки мелькал между домами, увлекая Куика глубже в деревню, однако парень заметил, что она проводит его наиболее безопасными путями. Мычание и чавканье доносились со всех сторон, но ни один оживший мертвец ему не встретился. Интерес, что же хочет показать призрак, если это был он, превозмог страх. Очевидно, если бы бледная проводница желала ему смерти, то он уже расстался бы с жизнью. Коварство свойственно демонам, адарсахцы же в массе своей действуют, как автоматы, прямо и бесхитростно. Он даже не подумал, как там сейчас магистр и что он будет делать?

Наконец юркая, похожая на скользящую по стене тень, фигурка выплыла на небольшой открытый пятачок между избами. Посередине стоял пересохший колодец, давно заброшенный в пользу нового, вырытого в другом месте. У его подножья размещался небольшой алтарь – каменная плита, вросшая в землю и невесть, зачем тут вообще находящаяся, обставленная вокруг чёрными оплывшими до самого края свечами. На плите лежало тело той самой девушки, чей дух завис теперь над колодцем, указуя пальцем на алтарь. Тело не тронули мутации смерти, но на шее у неё чернела полоса от верёвки. Куки непонимающе взглянул на призрак, девушка лишь ещё раз настойчиво ткнула пальцем вниз. Подойдя по потрескавшейся зелёными «шрамами» земле ближе к ложу, позабыв об осторожности, парень присмотрелся. Среди странных письмен и пепла от чьих-то останков, перемешанного с косточками, он заметил маленький блестящий кругляш. Сгребя находку полной ладонью, он с удивлением изучил её.

Найти магистра было несложно. Шум борьбы, его громкие возгласы и мерзкий лязг клинка, рассекающего кости, в вязком безмолвии разносились далеко. Припомнив пару простеньких заклинаний, Куик метнул тонкие пылающие, подпаливающие облачка миазмов стрелы в пару зомби, бредущих в сторону чародея. Тот же сейчас выглядел воистину грозно. Глаза Менелоса светились, как два зелёных фонаря (но эта зелень отличалась от некромагии), борода всклочилась, торча во все стороны, а густые брови встали под углом, сходясь над носом. Он размахивал рукой, направляя кольцо изгвазданных склизкой жижей мечей на окруживших его упырей и зомби, некоторые из них были нанизаны на вырвавшиеся из-под земли стальные шипы, бессильно дрыгая конечностями. Куик вскинул кисти, объятые слабо трепещущим пламенем, но громоподобный глас Менелоса его остановил:

- Не смей, безумец! Ты нас сожжёшь! – пророкотал маг металла.

Подняв незанятой левой рукой (магией, разумеется, отвлекаться было некогда) мелкие камешки, валяющиеся у него под ногами, он быстро переплавил их в железо и заставил заостриться или превратиться в колючки о четырёх концах. Этой картечью он обдал группу упырей, разнеся их в фарш. Выстроив вокруг зловонной ямы, испускающей яд, заграждение из выросших по его приказу стальных пик, он подозвал парня ближе.

- Сейчас мы всё закончим, - просипел Менелос, оглядывая сползающихся к ним нежитей. – Используй самое сильное заклинание, что тебе известно, должно хватить даже небольшого огненного шара. Я защищу нас.

- Верно, - вздохнул студент. – Да, магистр, я хочу вернуть вам это, - он протянул магу печать с его именем.

- Что? – лицо чародея как-то неестественно вытянулось. – Откуда это у тебя?

- Вы же переслали его с гонцом, помните? А откуда ещё?

- Ты был там, значит? – вдруг сурово прорычал Менелос. – Я прав, ты видел Альту?

- Девушку, да? – решил идти ва-банк Куик. Юношеский запал взял верх над здравым смыслом. Ему не пришло на ум, что маг, замешанный в чём-то нечистом, просто уберёт его.

- Я был готов к такому повороту, - спокойнее проговорил Менелос. – Потому и вызвал кого побесполезнее. Не хотелось доводить до такого…

Поняв, что дал маху, Куик начал отступать от помрачневшего мага. Однако от отчаянья, он продолжил давить:

- Так некромаг, уничтоживший деревню – это вы? Невероятно, как Сенат допустил?

- Ты ничего не понимаешь, мальчишка! – разозлился Менелос. – Я был проездом в этой проклятой деревне и… случайно закрутил с Альтой, дочерью старосты.

- Случайно?! – округлил глаза парень. – Сомневаюсь, что так бывает. Где же правило не западать на красоток? – он понемногу начал обходить чародея сбоку, теснясь к стене избы, чтобы случайно не попасть в лапы кого-нибудь из беспокойных усопших.

- Я дал слабину, вот поэтому и вбивал в твою бестолковую голову правила, чтобы оградить от подобного. В конце концов, как можно было подумать, что эта дурёха повесится, узнав, что я намерен уехать без неё? Я не рискнул своей репутацией, надо было быстро исправить положение. Оживить её хоть на пару часов, вывезти якобы в Глондван, а потом… Заклинание земли некоторыми гранями соприкасается с некромагией. Я знал пару ритуалов, - от этого признания у Куика по коже побежали мурашки, он вновь услышал звон призрачного колокола.

- Да, не удивляйся, - продолжил Менелос. – Чем дольше живёшь, тем большему учишься, пускай иногда не тому. Это была ошибка, всё было ошибкой. Ритуал пошёл не по плану, стало только хуже. Теперь мне надо было полностью замести следы и больше никогда не ступать на тонкий лёд. Но тебе захотелось всё испортить. Я не могу тебя выпустить, извини. Выбирай: либо ты сжигаешь город вместе с собой, либо я убиваю тебя сам и порча ползёт дальше.

Куик готов был упасть без чувств. Он попытался бежать, но его стиснули каменные объятья вырвавшихся из-под ног пальцев. Менелос подошёл к парню, схватил за горло, отозвав земляные руки и пристально посмотрел в глаза ученику. Тот же краем глаза заметил тени, выступающие из тумана за спиной мага. Безумец, похоже, так завёлся, что не слышал нарастающий звон или же просто притерпелся к нему.

- Так что ты скажешь? – роняя капли слюны на бороду, прорычал чародей.

- Скажу… ignisscutum!

Парня охватило пламя, обжегшее вцепившегося в него Менелоса, а через секунду он оказался в надёжном пузыре из пламени, вокруг которого с шипением горели миазмы. В этот же момент позади сбившегося с пути мага раздался скрип, вырвавшийся из клюва мортуса. Другое «стадо» подошло с соседней улицы, окружив Менелоса. Под дружные срежет голосов «пастухов» трупы кинулись на него, хватая за одежду, волосы, бороду, чьи-то зубы впились в шею. Чародей отбивался яростно, некоторых зомби он поднимал, держа за грудки, и вышвыривал на пару метров, иных разил магией. Наблюдая эту страшную картину, Куик принял трудное решение. С криком он развернулся, побежал к «язве» и нырнул в неё. Моментально столб ядовитых испарений вспыхнул, обратившись в огненный фонтан, разбрызгивающий искры. Эти искры воспламеняли дома и тучи миазмов, по подземным тоннелям, соединяющим язвы прокатилась яростная волна, вся деревня разом рванула облаком бездымного пламени, поднявшимся до середины горы. Испепелилось всё.

***

В дневное время «Папаша Ёж» был довольно скучен. Полусонный бард с проседью в щуплой бородёнке, рассевшись на бочке у входа в зал, бряцал на лютне спокойную мелодию, пока пара крестьян трапезничали бараньими котлетами.

- Фальшивишь, засранец, - лениво пожурил музыканта гоблин в клетке с распахнутой настежь дверцей.

Покой нарушил резкий стук: входная дверь распахнулась, врезавшись в косяк, словно её открывал пьяница. Потянуло гарью. Куик в пожжённой робе и подгоревшей шевелюрой на голове, шаркая ногами, прошёл через сени с лавкой, задержался у трапезной.

- Ух, малец, потрепало же тебя, - присвистнул бард.

- Да, - только и выдохнул парень.

- Подкинь монетку, я чего-нибудь пободрее сыграю.

- Э, самому бы хватило на кружечку, - потирая красное с пятнами сажи лицо, замялся ученик.

- Ну, если хоть какая безделушка будет… - не унимался песнопевец. – Я не гордый.

Порывшись в кармане робы, Куик извлёк печать, переданную ему гонцом и уронил в ладонь музыканта.

- «Менелос», - важно отодвинувшись, прочитал бард. – Ладно, сойдёт, всё равно делать больше нечего.

Под более весёлую композицию и сочувствующий взгляд гоблина, Куик добрался до столика и упал на стул, закинув голову.

- Снова ты, - раздался звонкий голосок официантки. – А где твой наставник?

- Он уже научил меня всему, чему должен был, - безразлично пялясь в потолок, уронил Куик.

- Значит, станешь великим магом, да? – игриво толкнула его в плечо девушка.

- Посмотрим, - парень оживился, посмотрел на неё и улыбнулся. – А пока налей-ка мне вашего фирменного мёду!

0
23:06
541
15:20 (отредактировано)
+1
Глондван, Миратал, Валаун, Рималон, Стратус Эфира, Стратус Огня, големы пяти элементов, у которых из глаз огонь, а из задниц отверстий тела хлещет вода, и наконец — сенатор Стратуса Кокцея Рыжая…
И всё это в нескольких первых абзацах!
Это эпопея или рассказ? У меня шарики за ролики заехали. crazy
Не-не, автор. Если вы захотели свернуть мне мозг набекрень, у вас ничего не выйдет. Я лучше что-нибудь другое почитаю. Здесь другого навалом. До свидания.
*надеюсь, эта работа не попадётся мне при оценивании* bomb
15:52
+1
големы пяти элементов, у которых из глаз огонь, а из задниц отверстий тела хлещет вода
У них ещё откуда-то свистят потоки ветра.
17:34
Не зашло

Три дня я заставляла себя прочитать первый абзац рассказа. Отвлекалась, писала комментарии, работала, лишь бы не читать.

Возьмём «Кровь и железо» Амберкромби (я вспомнила о нём, глядя на название), что мы там видим в начале? А видим мы с первой страницы кишочки по ёлочкам, потоки кровищщи и между них аккуратно втискивается информация о мире, о герое, о расах, об обстановке. Так читатель вместо лекции получает игровое обучение так сказать.

Следующая сцена гораздо лучше. Если не считать, что она предельно типовая (а какая разница? если тебе кажется, что ты написал что-то оригинальное, то, значит, ты просто мало читал). Но по крайней мере она нам даёт типовую магическую систему, типового студента и типовую травлю. Мы что-то узнаём и, главное, осознаём.

Дальше опять идёт хуже: снова описания. С описаниями проблема в том, что в рассказе под них места мало, и надо чтобы они были броскими. Ну вот нам задан сеттинг, так? И ярмарка? Мы сразу представляем шум и гам, что-то попробовать дают. Раз маги были стихийные, то колдуют что-то стихийное. Мазки у нас и так есть в голове. Можно их углубить. Взять да описать что-нибудь, не ограничившись обтекаемым «необычайные фигуры». Скажем, маг огня вызывает жар-птиц, и они летают низко-низко, опаляя жаром, но маг этот жар контролирует и все смеются. Герою завидно, он спотыкается, попадает под брюхлорога, едва не налетев на рог, возвышающейся над его волосатой головой. «Эй!» — заорал всадник. Спутник юного мага даже не обернулся.

Так у нас получается движение, и широкие, ненавязчивые мазки, которые читателя увлекают в мир. А в тексте как будто расфокусированные слайды типа «эээ ну там они чего-то колдовали яркое, вы сами придумайте, и ещё там куча разных вьючных странных животных типа верблюдов но не совсем, вы сами придумайте». Мы можем и сами, но тогда нам хватит и «шла волшебная ярмарка», не надо замедлять текст обтекаемыми описаниями.

И так далее по всему тексту. Опять к «рассказывать» и «показывать», вот тут только показывают. Мне, к сожалению, формат не зашёл. Иногда созерцательность хороша, но надо рассказать как-то чудесно, воздушно, а тут немного неловкий язык.
17:55
Много красивых трудных имён.
Загрузка...
@ndron-©

Достойные внимания