Ната Милявская

Они хотят победителя

Они хотят победителя
Работа №91

Игорь болезненно кривился, щурил заспанные глаза. Колёсный стук и гомон пассажиров беспощадно долбили по вискам, метро рябило в глазах пестротой осенних курток и хмуростью чужих лиц. Всё, о чём он мечтал в этот момент – испариться отсюда каким-нибудь магическим образом и снова очутиться в мягких объятьях постели. Но работа не станет ждать, он и так опаздывал.

«Кровавая Луна… Нет. Поезд с мясом?»

Никак не выдумывалось название для рассказа на конкурс. Правда, самого рассказа тоже в помине не было, но Игорь надеялся, что сюжет сложится сам собой, если удастся задать цепкий заголовок. Вот только в голову лезла сплошная чепуховая банальщина. Хорошо ещё, что хотя бы она лезла. Обычно в такую рань собрать мысли удавалось с большим трудом.

Будто ища подсказку, Игорь беспорядочно блуждал взглядом по вестибюлю метро, заглядывал в глаза бегущим мимо пассажирам – таким же хмурым и полусонным. Они бросали в ответ равнодушные взгляды, кутались в шарфы, прятали головы в капюшоны. Будничный Петербург не вдохновлял.

По тоннелю покатился гул. Игорь машинально перевёл рассеянный взгляд на прибывающий состав. Тот громогласно пронёсся по рельсам и замер, его сине-белые двери распахнулись, приглашая внутрь.

«А может, полуночный экспресс? – спешно шагнув в проём, возликовал Игорь, но тут же снова поник. – А, не… Про это кино уже сняли».

«Осторожно двери закрываются, – глотая слоги, прогнусавил голос. – Следующая станция “Спортивная”».

Створки с грохотом съехались.

Игорю, как всегда, послышалось: «Противная». Пожалуй, куда более подходящее название. Противная станция, противное утро, работа тоже противная, и вообще, всё страшно заколебало. Он вздохнул, повернулся лицом к двери, тоскливо оглядел собственное отражение. Сегодня опять проспал, потому не успел найти свежую рубашку и даже не причесался. Длинные рыжие волосы магнитились, липли к синей брендовой куртке и лицу, создавая впечатление изнасилованной швабры.

«Бездарность ты, Игорёк», – вздохнул он, и отражение согласилось.

В конкурсе хоррор-рассказов «Дьявольская шестёрка» на портале «Найтмар точка ком» он участвовал уже третий год. Но писательского уменья не хватало даже пройти самосуд.

«Какая кошмарная графомань, – писали под его работами другие участники. – Такое способно напугать разве что чудовищными клише и картонностью персонажей».

Первое время Игорь яростно отбивался, пытаясь доказать неправоту хейтеров, но в итоге сдался. Если такое число людей пишет одно и то же, то наверняка правда на их стороне: надо просто лучше писать. Вот только как это сделать, он отчаянно не понимал. Его надежда стать признанным автором и наконец-то уйти с постылой работы таяла с каждой неудачей.

«Вонючее название, да придумывайся уже!», – мысленно психовал Игорь.

Ощущение, будто рюкзак оттягивается назад, вмиг вернуло из мира собственных размышлений в реальность. Он вскинул взгляд, и в отражении на стекле сразу разглядел фигуру пассажира за спиной: дряхлого деда, обряженного в какие-то неопрятные лохмотья. Лицо старикана почти полностью скрывалось за нечёсаной седой бородищей, глаза – блекло-серые, холодные – со злобой смотрели поверх неё.

«Так вот откуда так истошно воняло», – поморщился Игорь.

Он резко повернул голову – догадывался, что бомжара пытается что-нибудь стащить. И, хотя красть у него особо нечего, не хотелось, чтобы в рюкзаке шалил столь неприятный тип.

– Чего вылупился, педик? – гнилыми зубами осклабился старик.

Игорь оскорблённо засопел, но воздержался от ответа. Только рюкзак рывком сдёрнул с плеча, проверил, все ли молнии закрыты. И сразу отвернулся. Правда, игнорировать деда-грубияна не вышло, теперь тот буравил хмурым взглядом из зеркальной поверхности окна. Игорь нервно затеребил серёжку в ухе, старательно гипнотизируя собственные ботинки. По счастью, неприятное соседство продлилось недолго. Состав остановился, и, едва двери приоткрылись, Игорь спешно его покинул. Бомж остался в вагоне.

Время поджимало, так что от метро до бизнес-центра Игорь почти бежал. Несмотря на морозный день, в офис он ворвался весь взмокший, рубашка неприятно приклеилась к телу. Зато опоздал не сильно. Впрочем, шеф всё равно бы не заметил – отсутствовал. Наверное, с утра уже уехал на какую-нибудь деловую встречу.

Игорь поздоровался с коллегой Ниночкой – с виноватой нотой в голосе, будто бы извиняясь не то за задержку на пять минут, не то за свое существование с ней на одной планете. Ниночка по обыкновению ответила пренебрежительным взглядом поверх очков и сдержанным: «Угу». Он выложил из рюкзака документы, которые брал домой на доработку, ланч-бокс и новую кружку взамен разбитой накануне. И тут заметил странное.

В рюкзаке лежала потрёпанная замусоленная тетрадка. Он отчётливо помнил, что ничего подобного утром в сумку не клал. С брезгливостью извлёк вещицу: от страниц несло так же смачно, как от бомжа в метро. Оказывается, дед ничего не вытаскивал, а наоборот, засовывал. Осталось только понять, что именно и зачем.

Игорь поймал на себе очередной колкий взгляд Ниночки, к которому добавился неприязненно наморщенный носик. Её рот, ярко очерченный пунцовым, скривился, будто готовый вот-вот произнести: «Фу!». Не дожидаясь этого, он поспешил сунуть находку в мультифору и убрать её назад в рюкзак.

Кое-как отмаявшись унылый рабочий день, Игорь притащился домой. По дороге прихватил шаверму из ларька, утешая себя мыслью, что овощи с курицей вполне себе сойдут за полезное питание. Дома, усевшись за компьютерный столик, он достал подброшенный предмет. Вид и запах тетрадки отбивали аппетит, но Игорь уже не мог откладывать: весь день изнывал от любопытства. Он осторожно раздвинул заскорузлые страницы примерно на середине.

– Охренеть… – не сдержал он удивления.

По спине протянуло холодком: хоть с виду тетрадь выглядела как обычный дневник, Игорь ощутил, будто прикоснулся к чему-то таинственному и зловещему. Чему-то, во что его, как избранного, решили посвятить. Заляпанные клетчатые страницы сплошь покрывала неровная вязь текста, накарябанного будто бы шариковой ручкой. Строки местами поплыли, так сходу не разобрать, но Игорь первым делом вгляделся не в них. Со страниц рукописи на него смотрели жуткие гротескные существа неизвестных пород. Он восторженно выдохнул, рассматривая их, а потом спохватился и попробовал прочесть надписи рядом.

«Ундины – обитатели сточных канав. Когда-то давно они могли принимать облик прекрасных дев, чтобы заманивать путников и утаскивать на дно. Но за века жизни в токсичной городской воде соблазнительные формы исказились, приняв ужасный облик. Их рыбьи хвосты покрыты нарывами, цепкие узловатые пальцы снабжены острыми ядовитыми когтями. Живут по одиночке, строго деля территорию между собой. Плотоядны», – с трудом разобрал Игорь.

«Ничего себе, русалочки», – поёжился он, разглядывая изображение уродливой рыбоподобной твари с человечьим лицом.

Он пролистал в самое начало в надежде найти какое-нибудь пояснение к написанному. На первой странице действительно оказалось нечто вроде предисловия.

«Когда-то наши предки жили в гармонии с природой, поклоняясь духам рек, озёр и лесов. Технический прогресс нарушил баланс, люди давно утратили веру в существование хранителей природы. И только некоторые знают, что духи и мифические существа всё ещё живут рядом с нами. Мутировав и адаптировавшись, они тщательно прячутся в городских закоулках», – писал неизвестный автор.

«Вот так дела! – присвистнул Игорь. – А дед-то не просто маргинал какой-то, а настоящий философ».

И всё же, увиденное никак не объясняло, с какой целью чокнутый бомж подбросил ему свои бредовые фантазии. Или даже не свои. Кое-где виднелись даты, а строчки были написаны не ручкой, а чернильным карандашом. Судя по всему, тетрадка могла быть старше деда. Поразмыслив, Игорь решил не выбрасывать нежданный подарок.

«Это же именно то, что мне сейчас нужно!», – возликовал он, включая ноутбук.

Игорь бегло полистал записи, взялся за мышку, создал файл Ворд, и, задумавшись на минуту, сходу написал пару страниц текста. Сверился с тетрадкой, и добавил ещё три. Работа закипела. Он опомниться не успел, как часы в углу монитора показали четыре ноля – полночь. Чертыхнулся, понимая, что задумку не дописать за раз. Но решил всё же прерваться на сон: спать меньше шести часов в сутки убийственный вариант. На работе ведь надо хоть какие-то признаки жизни подавать.

Весь следующий день Игорь изнывал от творческих порывов, задушенных внезапным авралом. Рассеянно подбивал цифры в отчёте, стараясь при этом не выпустить из головы годные идеи для рассказа. Уже без десяти шесть он переобул сменную обувь в уличную, намотал шарф. Минута в минуту подхватил рюкзак, рванул к выходу. Вылетел из кабинета и на полном ходу едва не врезался в Олега Станиславовича. Почти двухметровый массив шефа, в тёмно-багровом пиджаке размером с палатку, занял своей авторитетной персоной почти весь коридор. Его благодушный, почти по-отечески тёплый взгляд не сулил Игорю ничего хорошего.

– Уходишь уже? – дружелюбно пробасил шеф.

– Д-да, Олег Станиславович, мне это, надо вот тут… – попытался отбрехаться он.

– Что ж, неприятно сообщать, конечно, но сегодня придётся задержаться, – не снимая улыбки, сообщил шеф, протягивая пачку документов.

– Но! – запаниковал Игорь. – Я, конечно… А, прямо сегодня нужно?

– Нужно было ещё вчера, Игорёк, но аналитики задержали данные. Не все же умеют работать, как наш отдел, так ведь?

И шеф ему подмигнул. Тоже по-доброму, но Игорь понял – выбора нет.

– Ну, да… – сдался он.

– Жду результат к утру у себя на почте, я на тебя рассчитываю.

Шеф ободряюще хлопнул подчинённого по плечу так, что у него подкосились коленки, и удалился. Вздыхая, Игорь поплёлся обратно в кабинет. Устало плюхнулся в скрипучее офисное кресло, с силой потер натруженные глаза и снова вперился в монитор. С работы он вышел едва не к полуночи, с усилием волоча ноги. В желудке отчаянно подвывало от голода, но все ближайшие ларьки с выпечкой уже закрылись. Внутренне стеная, Игорь дотащился до метро и порадовался, что, хотя бы, вестибюль ещё открыт. Не придётся разоряться на такси.

Платформу окутывала непривычная тишина, утром и вечером такой не бывает. Ни прохожих, ни персонала метро не видать. Даже свет казался каким-то приглушённым. Игорь поёжился, мысленно прогнал подступающее неприятное чувство и пристроился у колонны ждать состав. Решив не откладывать дело до дома, достал распечатку – оригинал тетради он тщательно припрятал. И углубился в изучение записей. В главе, на которой он вчера остановился, было как раз про обитателей метро.

«Тонельники – мелкие существа вроде фей. Зловредные и пакостливые. Склонны к накопительству и воровству, могут стащить шапку, кошёлек или варежку, и унести в своё гнездо. По одиночке не опасны, но гнездятся роем, которым управляет Король. Всеядны».

Игорь посмотрел на изображенное рядом с текстом большеголовое создание с длинными тощими конечностями и четырьмя крыльями.

– Забавные, – хмыкнул он вслух.

– И-хи-хи, сам такой, – раздалось над самым ухом.

Вздрогнув от неожиданности, Игорь вскинул взгляд в сторону, откуда шёл голос. Прямо над его головой, на мраморной колонне, растопырив лапы точно крупный кузнечик, сидело существо – точь-в-точь как на рисунке. Игорь судорожно выдохнул, мотнул головой и даже поморгал. Создание и не подумало исчезать. Кроме того, теперь он заметил, что тварюшка была не одна. С потолка и стен, прямо по облицовке сползали десятки крылатых крох. И все они с любопытством смотрели мелкими чёрными глазёнками.

Самая ближняя, та, что смеялась, спрыгнула, плюхнувшись рядом. Игорь отскочил, на ходу запихивая папку в рюкзак, попятился, но не туда – за спиной лишь провал с рельсами на дне. А существа из записей всё стекались к нему, точно стая саранчи, шкрябая острыми коготками по мрамору и гаденько хихикая.

– Ай! – вскрикнул Игорь, когда мелкие острые зубки впились в лодыжку.

В сердцах он пнул осмелевшую козявку, и та с визгом улетела в черноту. Развернувшись, попытался прорваться к эскалатору, но тут скопище тварей, как по команде расправило крылья и ринулось на него. Их зубы и когти через одежду ощущались не болезненнее укола о колючки шиповника, но в этом мельтешащем клубке тел он не понимал, куда бежать. Назойливые коротышки путались под ногами, пытались пролезть под куртку, набивались в рукава и штанины. А главное, Игоря почему-то страшно клонило в сон.

«Ядовитые они что ли?» – пытался сообразить он, всё медленнее размахивая руками.

Очнулся Игорь ничком на грязном цементном полу. Он не помнил, как отключился. Только стрёкот сотен крылышек, слившихся в сплошной гул, всё ещё стоял в ушах. Или это в голове шумело после яда тоннельников. С трудом поднявшись на ноги, Игорь оглядел место, в котором оказался. Непонятно откуда исходившее слабое мерцание едва освещало не то нору, не то склад. Всё вокруг заполонял полуистлевший хлам: шляпы, сумки, шарфы, поломанные детские игрушки, зонтики. Игорь живо представил себе всех тех людей, что с досадой обнаруживали пропажу в метро, списывая её на воришек или собственную рассеянность. Может быть, где-то тут и его кожаные перчатки-митенки, которые он потерял в прошлом году.

Слева от него пол подымался на уровень выше, образуя что-то вроде пьедестала или даже небольшой сцены. Над этим возвышением темнота сгущалась, но Игорь смог разглядеть контуры водружённого по центру кресла. Он вздрогнул, надеясь, что ему просто почудилось. Но нет, вокруг предмета мебели действительно читалось слабое движение. Точно тени клубились, не рискуя выползти на свет.

– Подойди, – проскрипел низкий голос.

Игорь чуть не подпрыгнул на месте, осознав, что в помещении он не один. Завертел головой, пока не понял, что голос идет со стороны сцены.

– Кто тут? – едва дыша, прошептал он.

– Подойди, – повторил голос.

Из-за спинки кресла медленно выпросталась огромная суставчатая лапа с двумя крупными загнутыми когтями на конце. Затем ещё одна, и ещё. Они согнулись и вытащили из самой гущи тьмы крупную насекомоподобную тушу. Существо грузно уселось на сиденье, точно на трон, повернуло треугольную башку с шестью глазами, вытягивая длинные усы в сторону Игоря. Больше всего тварь напомнила ему таракана. Эдакого прусака-мутанта в человечий рост. Или, может быть, сверчка.

«Король тоннельников», – вспомнил Игорь заметки полоумного бомжа.

– З-здравствуйте, – кивнул он, робко шагнув к трону, но ближе подойти не решился. – Зачем вы меня сюда притащили?

– У тебя есть кое-что, чего у тебя быть не должно, – голос Короля звучал неровно, будто человеческая речь давалась ему с трудом.

Одна из когтистых лап протянулась навстречу. Король ждал. Игорь отступил, хотел возразить, что у него ничего такого нет, но тут же догадался – существо имеет в виду записи старика. Похоже, тайные жители этого города не в восторге, что о них узнали.

– Я не виноват, мне это подкинули! – зачем-то попытался оправдаться он.

Суставчатые, усеянные шипами конечности распрямились, поднимая закованное в блестящие пластины тело. Король спустился с пьедестала, настойчиво протягивая лапу. Игорь запаниковал, завертел головой, ища пути отступления, но из-под гнилого хлама уже полезли крылатые подданные тоннельного владыки. Воздух наполнился стрекотанием крыльев и злорадствующим хихиканьем.

– Эй, придурок, – громыхнул знакомый голос. – Держи!

Игорь обернулся: у дальней стены стоял бомж из метро. В руке он зажимал поллитровку Кока-Колы. Дед размахнулся и запустил в Игоря банкой, точно гранатой. Даже не успев испугаться, он поймал её на лету.

Крылатая мелкота тотчас подняла крик, переключив внимание на новую жертву.

– Действуй же, ну?! – орал бомж, примеряясь к атакующим куском арматуры.

Игорь нещадно тупил, пытаясь понять, как его спасет банка заморской газировки. Между тем когти на лапе Короля зависли всего в десятке сантиметров от его лица. Он опустил взгляд, растеряно вглядываясь в глянцевую, покрытую буквами поверхность.

«Ортофосфорная кислота, – вдруг осенило Игоря. – Ну, конечно же!».

Судя по записям в дневнике, тоннельники побаиваются этого вещества, а именно оно содержится в составе газировки. Встряхнув банку, Игорь резким движением сорвал ключ. Тугая струя зарядила прямо в треугольную усатую голову. В следующую секунду его схватили за шиворот и настойчиво поволокли сквозь визжащий и стрекочущий шквал.

Как они выбрались из этой переделки, Игорь даже не успел осознать. Но через какое-то время тревожные звуки остались позади. Бомж буквально выволок его из катакомб на воздух и только снаружи отпустил. Тяжко отдуваясь, Игорь огляделся: они были где-то в районе улицы Добролюбова. Такси, похоже, вызывать всё равно придётся. Приключения оборачивались ещё и непредвиденными тратами, подосадовал он.

В это время бомж беспечно пристроился на поребрике и даже успел закурить.

– Беру свои слова обратно, – просипел он, выдувая вонючий дым. – Ты не педик. Ты – тупой педик.

Игорь гневно засопел. Стиснул зубы, набрал в лёгкие воздух, готовясь высказать всё, что думает по поводу этих незаслуженных оскорблений. Но, открыв уже было рот, подумал, что полезнее будет наконец узнать всё о записях. И расслабленно выдохнул.

Дед возражать не стал, терпеливо отвечал на градом посыпавшиеся вопросы, прерываясь только на глубокие затяжки.

– Так это был Король тоннельников? – взволнованно затараторил Игорь. – Настоящий?!

– Собственной персоной, – бомж вальяжно стряхнул пепел, поглядывая в небо вдруг замутившимся взглядом.

– И он хотел мою… Вашу тетрадь?

– А как же, – кивнул собеседник. – Они все её хотят. Только тетрадь всё-таки теперь не моя, я-то всех их наизусть уже вызубрил. А твоя, так что разгребать всё это тебе. Я только так… На первых порах приглядываю, пока не войдешь в курс дела.

– Но почему, как? – заметался Игорь. – Погодите… Вы сказали, приглядываете?

– Дык, ёпт, да, – огорошил бомж. – А, как я, по-твоему, узнал где ты? Который день тебя пасу.

– Вы за мной следите? – задохнулся от возмущения Игорь. – Да какого хрена?! Какое вы имеете право? И почему это должен быть я, а не кто-то другой?

Бомж зажал сигарету в губах, освободившимися руками нырнул за пазуху.

– А вот она мне подсказала, – уголком рта процедил он.

На раскрытых ладонях сидела мелкая, не больше пальца, зверюшка. С виду она напоминала отощавшего хомяка, покрытого синевато-зелёным пушком. Игорь удивлённо охнул, потянул было руку, но бомж уже припрятал существо обратно.

– Можешь мне не верить, – продолжал он, – Хотя, выбора-то у тебя особо нет, ты сам всё видел. Но тварей этих способны разглядеть не все, а только, как бы это сказать… Люди с особым врождённым видением. Вот мой дружок мне подсказывает, у кого есть такой дар. Так хранители находят своих преемников.

– Ну, да, – хмыкнул Игорь, – звучит как дурацкое подростковое фэнтези. Для такого я уже слишком взрослый. Да и… Почему я их только сейчас стал видеть?

– Да хрен его знает, – честно признался бомж. – Я так-то тоже их не сразу видеть стал, только как тетрадь получил.

– Ясно… Что ничего не ясно. То есть, заметки не вы написали, вам их тоже вручили? И что же мне теперь, такому одарённому, не такому, как все, делать?

Бомж смерил его оценивающим взглядом из-под кустящихся бровей. Протяжно вздохнул.

– Читать, придурок, читать, я ж тебе всё нужное дал, – выцедил он с напором. – И беречь записи, разумеется, как самое дорогое. Ну, и себя, по возможности. Я тебе не мамка, всю жизнь нянчить не буду.

Он выбросил окурок и засобирался.

– Погодите, но почему Король меня просто не убил? – засуетился Игорь.

– Так он же не ты… В смысле, не дурак. Пропадёшь в метро, припрутся полицаи тебя там искать, гнездо его тревожить. Вот и решил сперва попробовать договориться по-хорошему. Да читай ты записи, ну…

– А если они снова нападут? – простонал Игорь. – Они что, весь остаток жизни меня преследовать будут?

– Естественно! – обнадёжил бомж, но, увидев панику в его глазах, добавил: – Просто не делай хрени, и всё будет нормально. Понял?

И, не дожидаясь ответа, захромал в сторону сквера, темневшего между ближайшими домами. Даже не попрощался.

– Кстати, а зовут-то вас как? – спохватился Игорь.

– Не твоё собачье дело, педик! – не оборачиваясь, огрызнулся дед. – Меня вообще звать не надо. А будешь докучать, раньше них тебя прикончу.

«Зашибись я вляпался», – выдохнул Игорь, глядя на фигуру, поглощаемую ночной темнотой.

Сенсей из старикана вышел паршивый, не такой, как это показывают в фильмах про избранных. Похоже, рассчитывать действительно придётся только на себя самого. Игорь опомнился, что стоит среди ночи на морозе, и кинулся вызывать такси. Благо каким-то чудом не потерял смартфон во всей этой катавасии.

Едва держась на ногах от усталости, он ввалился домой. Глянул на экран и ужаснулся – два ночи. Через четыре с половиной часа зазвонит будильник. Хорошо, что завтра пятница, как-нибудь уж отмучается. Надо бы дописать рассказ, размышлял он, стягивая перепачканную изодранную одежду. Но сил не было от слова совсем, придётся отложить до выходных. Наспех смыв грязь, он завалился в кровать и мгновенно вырубился.

Следующий рабочий день показался Игорю пыткой в Аду. В голову как будто вату вместо мозгов напихали. Утром он пролил кофе на брюки, после обеда буквально клевал носом в клавиатуру: буквы и цифры перед глазами так и расплывались. А к вечеру уже готов был лечь прямо на офисный пол и там заснуть.

Зато выходные вышли как никогда плодотворными. Игорь выспался, как говорится, во всех позах, а проснувшись и позавтракав, сразу сел за текст. Дописал, раз шесть перечитал – и не только, чтобы откорректировать, просто результат самому страшно нравился. Он включил в рассказ всё: отрывки из дневника, собственный опыт в подземке, от себя ещё многое добавил. Названия на всякий случай изменил. И заголовок придумал вроде бы неплохой, броский. Успел отправить под самый дедлайн.

Когда настал тот самый день и тексты выложили на сайте, Игорь долго боялся открывать страницу с отзывами. Он намеренно откладывал как можно дольше, борясь с раздирающим любопытством. Конечно, на этот раз уверенности в успехе было побольше обычного. Но всё равно было страшновато читать критику своего труда. Наконец, он решился и залез в комментарии под подсудной группой.

«Сразу видно руку опытного автора», – писал маститый завсегдатай конкурса, ещё в прошлом году в пух и прах разносивший его работу.

Критики все, как один хвалили текст, идею признали необычной, и даже отметили твёрдое исполнение. А в специальном разделе, где участники пытались угадать авторов, его текст приписали самому крутому и опытному писателю. Игорь не поверил глазам. Раз за разом обновлял страницу, но все эти похвалы действительно относились к его тексту. Через неделю проверил итоги самосуда: рассказ числился в списке прошедших во второй тур. Ещё через неделю – в третий, а потом и в полуфинал.

Игорь ходил точно пьяный, внезапный успех кружил голову не хуже любого допинга. Про полоумного бомжа и приключение в метро он уже и не вспоминал. Глядя на его блаженное лицо, коллега Ниночка то и дело ехидно подкалывала.

– Что, парня наконец-то себе нашёл? – язвила она, но при этом во взгляде угадывалась искра зависти.

Игорь удерживался от столь же едкого ответа, лишь усмехался про себя. От неё-то хахаль ещё в прошлом году сбежал, и новых на горизонте не маячило.

«Одни отношения у этих девиц на уме», – презрительно фыркал он.

Вечером неожиданно позвонил Макс, бывший одногруппник. Высокий, улыбчивый, в институте он был любимцем девчонок. А ещё – жёсткий подкольщик, но почему-то на его стёб Игорь никогда не обижался. Наверное, Макс был единственным, кому он прощал дурацкие шутки в свой адрес.

Правда, после окончания учёбы они как-то потерялись из виду, общение перешло в виртуальный мир. А со временем почти сошло на нет. Удивительно даже, что он сам решил позвонить, предложил встретиться по старой памяти. Кафешка недалеко от метро, куда они в институтские годы бегали на обед, колкие фразочки и тычки локтем в бок – Игорь вдруг подумал, что это именно то, чего ему не хватает в нынешней, взрослой жизни. К тому же, будет с кем поделиться личными достижениями. Игорь согласился, не раздумывая.

– Я вообще охренел, когда его в списке увидел! – Игорь всплеснул руками, чуть не сшибив бокал пива со столика. – Да я три года даже до второго тура не доходил! А тут…

Макс вальяжно раскинулся на стуле напротив, иронично хмыкал, качая головой.

– Вот она, радость задрота: получить очередную пятерку, – хохотнул он. – Ты стабилен как пульс покойника.

Игорь прицокнул языком, закатил глаза. Но на душе даже как-то потеплело – опять дружеские издёвки, прямо как в студенческие времена.

Качая бёдрами, к их столику подошла жеманная блондинка-официантка, поставила перед Максом заказ. В её взгляде Игорь заметил живой интерес к своему бывшему однокурснику. Никогда не понимал, как Максу это удаётся, ведь выглядел вполне обычно, неброско. Макс тоже заметил и будто бы даже подмигнул официантке. И лишь проводив девицу игривым взглядом, взялся за бокал.

– За твою победу!

– Пока только за надежду на неё, – смущённо отвёл глаза Игорь.

К тому времени, как часы показали четверть одиннадцатого, в желудках обоих оказался не один литр пенного. В помещении к этому времени стало невыносимо душно и людно. Они расплатились за выпитое и вывалились в ночную прохладу. Игорю не казалось, что он перебрал, пока не попробовал идти по прямой. Неожиданно это оказалось нелегкой задачей. Макс, ничуть не стесняясь, обхохатывался с беспомощных попыток друга не шататься при ходьбе, но при этом терпеливо тащил его за собой.

– Погоди… – спохватился Игорь, оглядываясь. – Метро же в ту сторону, не?

– Коротким путём пойдём, через дворы, – отмахнулся Макс.

Хорошо бы, чтоб путь был не только коротким, но и удобным и безопасным, думал Игорь, спотыкаясь чуть не на каждом шагу. Во дворах явно недоставало нормального уличного освещения. Как и нового асфальта –сплошные ямы и бугры под ногами. Хотя собственная неловкость только больше веселила его. На пару с другом они постоянно разражались смехом.

– Так ты тетрадку-то принёс? – вдруг спросил Макс. – Обещал показать.

– А, точно, – опомнился Игорь. – Чего в баре не напомнил? Тут же темно, не видно будет.

– Ничего, у меня отменное зрение, – Макс резко развернулся, преграждая дорогу. – Показывай.

Игорь остановился, недоумённо вглядываясь в силуэт друга. Не то алкоголь и ночной мрак сыграли злую шутку, не то фигура Макса на самом деле обрела какой-то зловещий вид.

– Да зачем тебе эта тетрадка? Ну, давай выйдем на освещённую улицу, я достану…

Макс нетерпеливо фыркнул, огляделся по сторонам. Затем вдруг крепко стиснул его запястье и поволок в сторону небольшого сквера.

– Эй, ты что творишь! – возмутился Игорь.

Он упёрся ногами, пытаясь освободить руку, но холодные пальцы лишь сильнее вцепились в неё. Макс на миг обернулся, и вся решимость Игоря тотчас улетучилась, как и хмельная весёлость. Из темноты на него глянули чужие, по-звериному жёлтые глаза с противоестественным вертикальным зрачком посредине.

– Орать совсем не обязательно, – прорычал Макс незнакомым голосом, и с силой дёрнул, так, что Игорь чуть не полетел кубарем вслед за ним.

Игорь плёлся на ватных ногах, едва изворачиваясь от лезущих в лицо веток. Не хотел верить, что тот, кого он знал больше пяти лет, оказался кем-то другим. Причём, даже непонятно, кем именно. Но уж точно не дружелюбным, даже может, опасным. Сквозь отчаяние и замешательство маячила мысль о том, что он знает ответ. И что лучше бы ему придумать, как выпутаться из очередной переделки.

Макс притащил его в самую отдалённую часть квартала, затолкал в какой-то грязный проулок. Оглядевшись, Игорь понял, что они у заброшки – здесь крики о помощи будет слышно меньше всего. Он испуганно вжался в холодную кирпичную стену.

– Кто ты такой? На самом деле?

– В твоей тетрадке разве не написали про таких, как я? – губы Макса растянулись в ухмылке, заострённые клыки слабо блеснули в слабом лунном свете.

Написали, припомнил Игорь. Скорее всего, перед ним один из перевёртышей, существ, принимающих облик людей и незаметно живущих среди них. И это означало только одно – отбиться не удастся, эти твари сильнее любого человека. Игорь попытался припомнить, что в дневнике говорилось о слабых местах перевёртышей. Но на раздумья времени не было, на его горле уже сомкнулась когтистая лапа.

– Отдай мне тетрадь, – зашипел на ухо Макс.

Игорь судорожно втянул воздух, но вместо вдоха вышел задушенный хрип. По асфальту что-то зашуршало, и он уставился в темноту в слабой надежде, что это бомж снова явился на помощь. Глупо ждать, что второй раз подряд так повезёт. Заросшая тропа, ведущая к заброшенному зданию, оставалась пуста.

– В рюкзаке, – с трудом просипел Игорь.

Существо в образе Макса рывком стащило с него рюкзак, запустило внутрь лапу и выудило пачку листов. Принюхалось.

– Это копия! – взвыла тварь. – Где оригинал?!

– У меня дома, – признался Игорь. – Мы можем поехать туда, и…

– Не мы, а я, – ухмыльнулся Макс.

В лапе блеснули ключи от квартиры. Его квартиры. Игорь мгновенно догадался, к чему клонит перевёртыш и чуть не сполз по стене от отчаяния. Действительно, ни к чему тащить через весь город носителя информации, если можно просто узнать информацию, избавившись от ставшего ненужным человека.

– Итак, мне нужны подробности, – хищно облизнулась тварь. – Где ты сейчас живёшь, и где конкретно ты спрятал дневник Хранителей?

Игорь мялся, бормотал что-то невнятное, а почувствовав, как когти снова впиваются в его горло, даже попытался разжалобить чудовище. Но тот, кого он столько лет знал, как однокурсника Макса, был неумолим.

– Не хочешь говорить по-хорошему – я ведь могу просто вырвать из тебя правду, – злобно ощерился перевёртыш.

Острые клыки угрожающе приблизились к глотке Игоря. Он уже был готов рассказать что угодно, как вдруг ночную тишину разбила громкая мелодичная трель.

«Зачем солнце мне Монако? Для чего, скажи мне, луна Сен-Тропе? Когда твой взгляд светит ярко…», – где-то совсем рядом надрывался томный женский голос.

Макс-перевёртыш замер, тихо ругнулся и выпустил Игоря из лап. Извлёк из кармана дорогой смартфон.

– У тебя Люся Чеботина на рингтоне? – не удержался от смешка Игорь.

– Заткнись! – рыкнул Макс, отвернулся и продолжил уже в трубку: – Бабуль, я занят, попозже перезвони. Дела у меня. Какие пирожки, ба?! Да говорю же, занят я! Да, очень! Это всё, ради чего ты позвонила в первом часу ночи?!

Не отрывая взгляда от ругавшегося в трубку Макса, Игорь тихонько подобрал с земли рюкзак, сделал осторожный шаг в сторону. Затем ещё один, и ещё. Убедившись, что перевёртышу сейчас не до него, нырнул в тёмный провал, на месте которого когда-то была дверь. Спотыкаясь, добежал до светлого пятна – дыры в противоположной стене. Выскочил с другой стороны заброшенной постройки и опрометью кинулся к соседней улице. Если он верно понимал, где находится, она должна вывести к метро. А значит, даже в столь поздний час там бродит полно народу.

– Ах, ты, задрот патлатый! – донеслось за спиной.

Игорь припустил ещё быстрее. На полной скорости вылетел на широкий проспект и чуть не попал под колёса велосипеда.

– Кудэ прош, э-э-э! – ругнулся доставщик еды, петлёй объезжая неожиданное препятствие.

– П-п-простите…, – задыхаясь, пробормотал Игорь.

Он бегло осмотрелся. По улице неспешно шагали припозднившиеся горожане, преследователя среди них не было видно. Скорым шагом Игорь двинулся в сторону станции, при этом постоянно поглядывал за спину, не покажется ли Макс. Но, заметив полную луну в небе, вспомнил, что в такое время перевёртыши теряют человеческий облик. Вряд ли тварь рискнёт преследовать его на глазах у людей.

Уже у самого входа в метро Игорь притормозил, вспомнив про тоннельников. Чуть не взвыв от отчаяния, бросился на остановку, где едва успел запрыгнуть в последний автобус. Хотя пассажиров было немного, он забился в самый дальний угол, пытаясь отсвечивать. Теперь в каждом встречном Игорь подозревал замаскировавшегося монстра, охотившегося за его тетрадкой. Он пытался выглядеть спокойно, но сердце так и колотилось. А когда из динамика полилась уже знакомая песня, чуть не подскочил на месте с воплем ужаса.

На нужной остановке пулей вылетел на улицу. На секунду замер, не зная, держаться ли в свете фонарей, или наоборот, прятаться в темноте – казалось, в мире больше не осталось безопасных мест. Не найдя решения, в отчаянии бросился по прямой в сторону дома. Шарахаясь от каждой тени, взбежал по лестнице, дрожащими руками открыл дверь и скрылся в спасительном бастионе – собственной квартире.

Отдышавшись, подумал, что был неосмотрителен, ведь его могли караулить у подъезда. На всякий случай даже облазил всю квартиру – уж не пробрались ли к нему чёртовы твари. Но нет, дома он был один. И всё же заснуть удалось далеко не сразу. Игорь ворочался, снедаемый страхами, вздрагивал от каждого шороха. Полночи ему мерещились звуки проклятого рингтона под окнами. И лишь под утро забылся чутким, тревожным сном.

На следующий день, маясь страшным недосыпом, Игорь попытался придумать убедительный повод отделаться от работы. Но не смог. Зато стал ходить в офис путями, о которых прежде даже не подозревал. Причём, каждый раз разными, чтобы сбить с толку возможную слежку. Теперь он понимал, почему предыдущий хранитель был бомжом – сложно выследить человека без постоянного места жительства и работы.

Усилия Игоря были излишни, монстры снова затаились. Впрочем, не было никакой гарантии, что они не присутствуют незримо вокруг него. С особой опаской Игорь теперь поглядывал на Ниночку – наверняка в ней скрыта какая-нибудь упырица или оборотница. А хахаль от нее, быть может, и не сбежал вовсе – сожрала, не подавилась. Вот сидит каждый день голодная и злющая, к новой жертве примеряется.

Только ближе к концу недели он вспомнил про конкурс. В день объявления результатов Игорь был взвинчен, как никогда. Итоги вывесили уже к утру пятницы, но он заставил себя не открывать страницу финала с телефона. Крепился весь день, сидя за рабочим компьютером, а вечером летел домой метеором. Ворвавшись в свою холостяцкую берлогу, захлопнул дверь, скинул куртку с рюкзаком и рванул к ноутбуку.

«Первое место – рассказ “Тайны Питерской подземки”, автор Дарк Пилигрим», – прочитал он начало списка.

Закрыл страницу. Вскочил с места, сбегал на кухню, где выпил залпом стакан воды. Вернулся, снова открыл сайт – ничего не изменилось. Посидел, глядя в одну точку, затем залез в Телеграмм и сбросил ссылку другу. Тот подтвердил, что рейтинг лидеров возглавляет именно его рассказ. Значит, не померещилось: он на самом деле победил.

Боясь потревожить соседей за тонкими стенами, Игорь свалился на кровать, уткнулся в подушку и испустил в неё приглушённый ликующий вопль. Потом подскочил обратно и ещё несколько минут исполнял посреди комнаты нечто вроде победного танца. За следующие несколько часов все интернет-друзья, смутные знакомые и даже заклятые враги узнали о его достижении. Только глубоко за полночь Игорь обнаружил на электронной почте сообщение от организаторов конкурса.

«Дорогой Победитель! Тебя ожидает заслуженная награда, которую мы вручим тебе лично. Очень скоро ты получишь её, не пропусти!», – светились белые буквы на чёрном фоне, смайлик в виде чёртика ехидно подмигивал в конце текста.

Сообщение Игоря откровенно удивило. Конечно, он рассчитывал на награду – публикацию в сборнике, грамоту и, разумеется, денежный приз. О чём-то, что ему вручат лично, даже не задумывался. Никакого адреса, куда ему следовало явиться за призом, в сообщении указано не было. Не успел Игорь додумать эту мысль, как в дверь квартиры позвонили. Он понимал, что в такое время разве что пьяный сосед мог ошибиться. Но, не сдержав любопытства, прокрался в коридор и, затаив дыхание, посмотрел в глазок. По ту сторону, на плохо освещённой площадке просматривался массивный силуэт в строгом костюме.

– Здравствуйте! – донесся из-за двери приятный и будто бы знакомый мужской голос. – Я принёс вам награду за победу в конкурсе рассказов.

Игорь вздрогнул от неожиданности. Он не указывал никаких личных данных, кроме электронной почты. Даже своего настоящего имени в заявке не написал. Организаторам попросту неоткуда было узнать его место проживания. Ещё и время выбрали не слишком подходящее для визитов. Всё это было кране странным. А после событий последних недель ещё и пугающим.

– Здравствуйте! – монотонно, будто на записи, повторил голос. – Это вы Дарк Пилигрим, автор «Тайн Питерской подземки»?

Ночной гость будто знал, что хозяин квартиры стоит за дверью и видит его. В то же время фигура совершенно не двигалась: как манекен, которого кто-то забыл на лестничной площадке. Игорь подумал, сможет ли незнакомец простоять вот так всю ночь. Не хотелось бы, выходя утром, обнаружить его там же. Но если он уже знает адрес, то ничто ведь не помешает возвращаться снова и снова.

Игорь тряхнул головой, отгоняя тревожные размышления. В конце концов, он ведь так стремился к этой победе и наконец-то выиграл. Он рассудил, что после стольких стрессов имеет все причины сомневаться в собственной вменяемости. Ему сейчас может казаться всё, что угодно. Но если это действительно организаторы с призом, а он откажется, то никогда себе не простит.

– Да, – робко отозвался он. – Это я.

– Я принёс вам награду, за победу в конкурсе рассказов.

«Вот заладил», – чертыхнулся Игорь, понимая, что теперь уж точно придётся открывать.

Он помялся ещё немного и медленно повернул ручку. Толкнул дверь, опасливо выглянул в коридор. Пусто. Игорь опешил, распахнул створку на полную, чтобы удостовериться, что ему не показалось. Посмотрел направо, налево, вышел из квартиры, потоптался на месте. Действительно, никого.

Недоумённо пожав плечами, Игорь вернулся назад. Вошёл в комнату, шагнул к столу с ноутбуком и тут же замер. Дверь за его спиной тихо заскрипела, впуская следом кого-то ещё. Неприятный холодок проскрёб по позвоночнику. Задыхаясь от страха, он медленно повернулся. Прямо посреди комнаты, занимая её чуть ли не на треть, стоял тот самый мужчина из коридора.

– Олег Станиславович?! – обалдело забормотал Игорь. – Как вы…

– Доброй ночи, Игорёк, – растянулся в улыбке шеф. – Я принёс тебе награду.

Игорь нервно сглотнул, словно завороженный, глядя на его губы. Они всё тянулись и тянулись, превращаясь в жуткую зубастую пасть. Опомнившись, Игорь отступил назад, но запнулся о кресло и, не устояв на ногах, плюхнулся в него. Неведомо откуда взявшиеся щупальца моментально оплели ноги, накрепко примотали его тело к спинке. Игорь слабо дёрнулся, но вскоре оставил попытки – бесполезная трата сил. Он уже догадался, кто проник в его дом столь загадочным образом. Это могло быть только существо из дневника, больше некому. Всю его жизнь они были повсюду, а он даже не подозревал.

– Да отдам я вашу тетрадь! – взвыл Игорь. – Заберите её уже, только отстаньте от меня!

– Нам она не нужна, нам нужен ты, – пробасило существо. – Мы хотим вручить тебе заслуженную награду. Человек с такой неудержимой фантазией – победитель по праву!

Фантазией… Да ведь он сам себя подставил, использовав секретные данные, понятные только посвящённым, осознал Игорь. Но всё впустую, его правдивой истории никто не поверит. Все решат, что это просто авторская выдумка. Зато те, кто понял отсылку к первоисточнику, теперь уж точно его не отпустят. Игорь ощутил, как щупальца упруго напряглись, кресло сдвинулось и покатилось прямиком к туше. Лицо шефа, которое теперь и так мало напоминало человеческое, вдруг лопнуло посередине. Крестообразная трещина распалась на кроваво-мясные лепестки, и внезапно разверзлась огромной глоткой, ощеренной рядами клыков. У Игоря внутри всё сжалось от ужаса.

– Нет-нет, я не достоин! – затараторил он, упираясь ногами в пол в попытке отодвинуться подальше от существа. – Вы что-то напутали, я абсолютно бездарный графоман, я не мог победить! Перепроверьте результаты, это наверняка досадная ошибка, я не мог!..

– Мы хотим победителя! – неясно, каким образом существо могло говорить, но жуткий утробный голос продолжал звучать из пульсирующей алой бездны.

– Я отказываюсь от этой победы! – уже в голос заорал Игорь. – Не нужно мне никакой награды, заберите её! Отдайте другому! Нет! Не надо! Помогите!!!

Он дёрнул щекой, заморгал, когда на искажённое ужасом лицо капнула вязкая зловонная слюна. Но поспешил снова распахнуть глаза, да так и замер, глядя в нависшую над его головой прорву. Воронка из живой плоти и зубов уходила в поглощенную тьмой бесконечность. Смрадом гниющих тел разило из этой шахты. До слуха Игоря будто бы донеслись надрывные стенания и крики боли.

– Твоя награда, – прокаркал у самого уха отвратительный голос. – Остаться победителем навеки.

В следующую секунду клыкастая бездна сомкнулась вокруг Игоря, отправив его во влажное хлюпающее нутро.

Другие работы:
+7
22:01
717
14:50
Писать на писательский конкурс о писателях-неудачниках, смотрю, добрая традиция. И в целом изначально я был настроен ругаться. Но рассказ быстро перешёл из жанра «поныть о себе, любимом» в жанр городского фэнтези, а потом органично трансформировался в хоррор. И в целом всё вроде вышло хорошо: живой слог, убедительные образы, главный герой, которому веришь и которого отчасти понимаешь…

Но вот концовки в духе «все умерли» я просто не люблю. Ну так исторически сложилось. Герой должен превозмочь, точка. (ИМХО) Хотя, возможно, кому-то зайдёт.
09:45 (отредактировано)
Будто ища подсказку, Игорь беспорядочно блуждал взглядом по вестибюлю

Вот зря убрали всякие худсоветы. И зря редакторы не сидят в каждом интернетном закоулке.
«Ища подсказку». Автор, наверное у Гузели Яхиной увидел это топорное слово. Ну, понятное дело, светоч современной литературы… Тьфу!
«В поисках подсказки» нельзя было написать?
Слева от него пол подымался

Подымался — разговорное слово. Литературное — поднимался.
В лапе блеснули ключи от квартиры.

Как ГГ дверь квартиры открыл, если монстр у него ключи отобрал?
Ну да ладно. Несмотря на небольшие логические косячки, рассказ читается прекрасно.
Автор писать умеет и это чувствуется. Да и сам рассказ интересный.
Мне понравился. Автору успеха в конкурсе!

16:22
«Ища подсказку». Автор, наверное у Гузели Яхиной увидел это топорное слово. Ну, понятное дело, светоч современной литературы… Тьфу!
«В поисках подсказки» нельзя было написать?

А что не так со словом «ища»?
*
Не для себя спрашиваю, для друга. pardon
17:07
Да ничего в нём страшного такого нет. Просто звучит коряво. Писатели старались его не использовать. Стилистически некрасиво.
07:53
+1
Ай, запрещенный прием! Давить на боль аудитории (писателей), играть на ощущении самозванца! Ах, хитрый автор! Но мое вам с кисточкой за такой читерский прием. Хорошо обыграно. Вопрос про перевертыша уже озвучили: он же забрал ключи, а гг смог открыть квартиру. Или когда незадачливому мохнатому в час ночи позвонила бабуля он положил ключи на место? Смущает.

Мало-мало-мало бомжа! Я хочу еще немного больше! Колоритный персонаж и не мешало бы ему появиться еще разок. Ну, помочь дебилушке придурковатой.

И ключевые вопросы упираются в один «а зачем?». Зачем нечисти тетрадь? Друг друга они и так знают, люди все равно в это не поверят, ведь они не видят, тайного знания там никакого заявлено не было. Нипанятна. Зачем бомжу отдавать тетрадь дальше? Он мог бы сказать, что набегался, устал, готов свалить это на следующего бедолагу, но тут упирает на предназначение и зеленую мышь-оракула. И главное: зачем вообще эта тетрадь? Зачем записаны знания? Персонажу вообще мотивации не дали. Разве что рассказ на конкурс написать и бесславно сдохнуть. Зачем он эту тетрадь хранил и оберегал? Раз «наставник» такое *омно и от этой писанины сплошной вред — в канаву ее и проблемы долой. У Фродо была понятная причина не выкидывать Кольцо, а вот этому типу не дали пояснений.

Всех хорош рассказ, слог отличный, динамика, саспенс. А вот в смысле автор пролетел.
20:13
Идея не нова, но весьма вкусно подана. Жаль только, что конец печальный. Я рассчитывал, что герой как-нибудь выберется.
02:56 (отредактировано)
+1
мультифору

Ага! Вот и мультифора.

Автор! Круто, но крипово. Как мне потом в метро ходить и с одноклассниками бухать? Работа — черт с ней.
Ну, Игорь все-таки правда тупой, так что выкрутиться мог только чудом, а чудеса в рассказе не оч добрые. Но хотелось бы аллегорию поплотнее — за что Игорька-то? Что Хранят Хранители? Просто хотелось графомана скормить плотоядному крипирастению с щупальцами?

Но классно, ничо не скажешь. И написано отлично.
08:41
+1
А я знаю, что такое мультифора, у нас про неё весной на ученической конференции ребёнок проект делал. Кстати! Мне вчера четырнадцатилетняя девочка про прокрастинаторов объяснила, и всё стало на свои места. Это слово используют те, кто прокрастирует). Меня дедлайны не подстёгивали никогда, я всегда всё заранее делаю, вот мне это слово и не нужно. А молодёжь его вовсю использует. Пойду, про мультифору почитаю, раз уж на коммент сюда забрела. Всё-таки тридцать лет слово в употреблении, а я его в литературном тексте в первый раз вижу.
13:13
У вас прям конкурс открытий случился, столько всего нового )))
Эхъ, что ж вы не в тренде, надо вас научить качественно прокрастинировать. Тут главное во вкус войти laugh
17:30
+1
А можно про прокрастинаторов и мультифору поподробнее? Заинтересовалась!
18:38
Про прокрастинаторов — это для меня новое слово, оказалось, я его неправильно по ассоциации с прокрустовым ложем трактовала. И узнала об этом из рассказа на БС 14. А про мультифору я знаю, у нас на ученической конференции мальчик делал проект о неологизмах в речи, и в анкетировании у всех спрашивал что это, показывая прозрачный «файл». И вот в его проекте как раз и предлагалась одна из версий — происхождение названия от названия сибирского магазина канцтоваров.
18:51
+1
Да-да, там или от названия магазина, или от производителя, точно не помню.

Неологизмы и диалекты — тема очень интересная.
На работе от ребят узнала про «вехОтку» и «строгалку». А они от меня впервые услышали про «замазку» и «стёрку».
А кемеровская знакомая, которая в Петербурге уже лет пятнадцать живёт, разъяряется, когда кто-то говорит «черемша», потому что «это колбА!!!»
22:11
+2
Меня в Питере за вехотку, булку хлеба и вилок капусты деревенщиной обзывают :(
22:15
Про «булку хлеба» у меня рука не поднялась написать )))
22:31
+1
А ты говорил: баллон трехлитрового сока?
Попробуй)).
22:40
+1
Меня тогда вообще обратно в мой Мухосранск отправят crazy
22:42
А сколько нужно времени, чтобы стать коренным нормальным питерцем?
22:46
+2
Чтобы стать коренным питерцем, надо тут родиться…
Я просто успешно мимикрирую, потому что родился в приморском городе — Владивостоке )
16:06
+2
Интернетом принесло.

15:29
+2
Легкий тест. Ларек с шавермой стоял на Московском вокзале. glass
08:54 (отредактировано)
+2
«выспался, как говорится, во всех позах»… Где так говорят???? Вероятно, в Сибири, откуда пришло произошедшее от названия магазина таинственное слово «мультифора».
«оборотница». А что, мне нра.
Вообще, мне нравится финал. Я удовлетворена. Единственное, что мне в этом рассказе непонятно — почему Игорь не Петя.
Комментарий удален
19:30
Таки я не поняла, почему вы Петю переименовали. Чтоб не узнали, что ли?
19:39
Потому что это не Петя ) У него прическа другая crazy
17:34
+2
Хоть «шаверма» и «поребрик», но на «мультифоре» автор таки прокололся )

Написано либо кем-то из Хранителей, либо у одной из тварей проснулся недюжий писательский талант.
Не люблю ужастики, но прочиталось на одном дыхании! И написано отлично: современный язык не мозолит глаза, персонажи яркие, аж до мурашек. Но Игоря жаль, не заслужил он «такого вот конца».
18:40
Да, у нас в области говорят «шаурма» и «бордюр». И «прозрачный файл».
18:43
+1
В СПб местные обычно говорят «папка-файл» или просто «файлик».
Но в остальном — да: «шаверма», «греча», «поребрик», «парадная» (в рассказе, кстати, «подъезд» замечен)))
22:08 (отредактировано)
+1
Вообщет на самом деле так как раз говорят приезжие )) У нас никто обоссаный падик парадной не называет, парадные только в исторических зданиях. В современных ЖК это вообще — входная группа. А поребрик и бордюр — разные вещи.

В Хабаровске шаурму называют буртуч
16:02
Ну не зна-аю. От пра-прадеда точно все местные (как до него было — не знаю). И у меня восьмая парадная. Хоть и в Купчино )))
10:07
Вот в Купчино точно — входные группы glass
10:49
На просвете (Пр-т Просвещения) сплошь парадные, хоть и панельки 80х там. Правда, это не обосанные падики, как в мск сплошняком и даже, обожечки, в ЦАО, а ухоженные подъезды с цветами)
18:47 (отредактировано)
+4
Да я вообще удивляюсь, почему героя сожрали, а не расчленили и не сбросили в канал.)) Вокруг одни питерские. Развелось, понимаешь))). Турецкую шаурму коверкают… rofl
18:50
+1
Тю. В Турции одни дёнеры да дурумы, никакой шаурмы.
Комментарий удален
18:56
Это не турки?
А что, опять армяне?))
18:57
Турецкая вики говорит, что ливанское блюдо.
18:59
Но всё равно не питерское. Пусть не коверкают).
03:23
+3
Оценки экспертов литературного сообщества «Пусть закатают губу»

Трэш – 1
Угар – 1
Юмор – 1
Внезапные повороты не туда – 1
Фэнтезийность – 1
Тлен — 3
Безысходность – 4
Розовые сопли – 0
Информативность – 0
Коты – 0 шт, ни котов, ни драконов, скукота.
Тоннельники – 19 шт
Бомжи – 1 шт
Ундины – 0 шт
Соотношение потенциальных/реализованных оргий – 2/0
Количество листов в тетрадке – 48

Есть подозрение что на самом деле это был не бомж а обычный школьный учитель, живущий на одну зарплату.

Если не можешь придумать ничего интересного – пиши рассказ про писателя, который пишет рассказ. Один из самых позорных шаблонов в литературном мире, потому что того самого гениального рассказа мы никогда не увидим. Если тот самый рассказ аж на конкурсе победил, так надо было его и выкладывать. Раздразнил воображение и скормил очередной проходняк.

Ладно, дам один совет. Рассказы по такому шаблону пишутся в соавторстве с действительно гениальными писателями. Тогда будет не стыдно вставить эпизоды виртуального рассказа, и они гарантированно будут отличаться по стилю и подаче от основного текста.

Как узнать гениального писателя? Очень просто – по геморройным шишками. Судя по тексту, со здоровьем у тебя всё в порядке. Ибо стиль хорош, но вот по сюжетной части полный провал. Обрати внимание на эксперта Злой Бабай, который задаёт очень правильные вопросы. Я сейчас задам все оставшиеся.

Он резко повернул голову – догадывался, что бомжара пытается что-нибудь стащить. И, хотя красть у него особо нечего, не хотелось, чтобы в рюкзаке шалил столь неприятный тип.
– Чего вылупился, педик? – гнилыми зубами осклабился старик.


Атмосфера культурной столицы очень хорошо передана. Это плюс.

Он выложил из рюкзака документы, которые брал домой на доработку, ланч-бокс и новую кружку взамен разбитой накануне. И тут заметил странное.

Что там с кружкой у него произошло? После этого предложения ждёшь ответа на вопрос до конца рассказа и не получаешь. Обычно в хороших рассказах кружки просто так не бьются. А причина может быть такая – эту освящённую кружку с крестом подарила главному герою набожная тётка. Понятно, что офисной нечисти это не понравилось.

«Ундины – обитатели сточных канав. Когда-то давно они могли принимать облик прекрасных дев, чтобы заманивать путников и утаскивать на дно. Но за века жизни в токсичной городской воде соблазнительные формы исказились, приняв ужасный облик. Их рыбьи хвосты покрыты нарывами, цепкие узловатые пальцы снабжены острыми ядовитыми когтями. Живут по одиночке, строго деля территорию между собой. Плотоядны», – с трудом разобрал Игорь.

Если в начале рассказа на стене висит ундина, то где-то в середине она просто обязана напасть на ГГ. Таков закон жанра. И самое главное – в вонючей тетрадке должны быть не только описания тварей, но и эффективные методы борьбы с ними. Тогда тетрадь Смерти Нечисти будет представлять для них угрозу и обоснованную причину получить её. И Игоря заодно скушать, ведь он единственных за все пятьсот лет существования тетради догадался её скопировать. Чёртов хакер.

– Можешь мне не верить, – продолжал он, – Хотя, выбора-то у тебя особо нет, ты сам всё видел. Но тварей этих способны разглядеть не все, а только, как бы это сказать… Люди с особым врождённым видением. Вот мой дружок мне подсказывает, у кого есть такой дар. Так хранители находят своих преемников.

Из текста получается, что хранитель может разглядеть только тоннельников, ибо оборотников в лице шефа и лучшего друга Игорь не почувствовал. Вообще очень странно то, что сама по себе тетрадь никак не защищает своего хранителя. Нет от неё никакого проку. А ведь решение очевидно – тетрадь работает, если носить её плотно прижав к телу. Отсюда станет понятно, почему она так воняет.

– Так ты тетрадку-то принёс? – вдруг спросил Макс. – Обещал показать.
– А, точно, – опомнился Игорь. – Чего в баре не напомнил? Тут же темно, не видно будет.


Действительно. Цель Максима не поболтать с этим куском мяса, а добыть тетрадь. Поэтому настоящий оборотник обязательно бы попросил показать её в баре, чтобы убедиться, что лох её принёс, а не заныкал в тайнике. Но так как по сюжету Игорь должен дотянуть до конца рассказа, нечисти приходится выполнять идиотские приказы сценариста.

– Да отдам я вашу тетрадь! – взвыл Игорь. – Заберите её уже, только отстаньте от меня!
– Нам она не нужна, нам нужен ты, – пробасило существо. – Мы хотим вручить тебе заслуженную награду. Человек с такой неудержимой фантазией – победитель по праву!


Тетрадь им не нужна, им нужен победитель. Ну так нахрена они тогда за бомжом гонялись, у него же нет такой фантазии? Надо было упомянуть в рассказе, что Игорь узнал в санитаре теплотрасс когда-то известного писателя-фантаста Михаила Головачёва. Эта пасхалка объяснила бы, почему предыдущий хранитель бросил карьеру, и добавила баллов, если бы рассказ дошёл до финала.

– Твоя награда, – прокаркал у самого уха отвратительный голос. – Остаться победителем навеки.
В следующую секунду клыкастая бездна сомкнулась вокруг Игоря, отправив его во влажное хлюпающее нутро.

Для анализа этого рассказа я собрал фокус группу из питерских бомжей. Просто позвонил своим одноклассникам. Вердикт однозначный – концовка безбожно слита. Мало того, что она ничего не объясняет, так она ещё и банальна. Здесь надо было воспользоваться одним из основных литературных законов «Не очкуй – глобализируй».

1. Все люди в Питере должны в итоге оказаться нечистью. Это не только объясняет события рассказа, но и возросший уровень расчленёнки в северной столице в реальной жизни. Любой рассказ должен стремиться к правдоподобности.

2. Необходимо внедрить внезапный поворот:

Он дёрнул щекой, заморгал, когда на искажённое ужасом лицо капнула вязкая зловонная слюна. Но поспешил снова распахнуть глаза, да так и замер, глядя в нависшую над его головой прорву. Воронка из живой плоти и зубов уходила в поглощенную тьмой бесконечность. Смрадом гниющих тел разило из этой шахты. До слуха Игоря будто бы донеслись надрывные стенания и крики боли.
– Твоя награда, – прокаркал у самого уха отвратительный голос.

Щупальце подняло перед лицом бледного Игоря пакет с цветочками.
— Достоен по праву.

Давление тугих колец внезапно ослабло. Парень, стараясь не смотреть на тёмное пятно между ног, дрожащими руками принял подарок.

Внутри лежал конверт с обещанным денежным призом, подарочная карта модного книжного магазина, чистые трусы с логотипом конкурса и чёрный камень с серебристыми прожилками.

— За трусы спасибо, — промямлил Игорь, — а валун для чего?

— Артефакт из предыдущего комментария, открывающий двери межу мирами, скоро понадобится, — чудовище медленно превращалось обратно в человека.

Спустя минуту Олег Станиславович как ни в чём не бывало похлопал сотрудника по плечу и улыбнулся.
— Отлично написано, про нечисть в самую точку. Финал великолепен. Желаю дальнейших творческих успехов. И это, Игорёк, завтра в девять чтобы был в офисе как штык!

Рассказ надо яростно переписывать. Пока что это заготовка настоящего шедевра. Диалоги и динамика на уровне, но сам сюжет уныл. Дам ещё один бесплатный совет — возьми отпуск недельки на три, потусуйся с маргиналами, ощути настоящую жизнь среди чудовищ. Бомжи тебе таких историй расскажут, хватит на десять конкурсов. Только тетрадку не забудь.

Критика)
20:40 (отредактировано)
Вот победишь ты на конкурсе от «Слона» и сожрут тебя.
Конечно странно то, что зная про рассказ и про то где живет главный герой — босс дожидался аж финала, хотя мог прийти при первой публикации. Но видимо отчеты надо было кому — то дописывать.
Загрузка...
Юлия Владимировна №1

Достойные внимания