Екатерина Чернышова

Кое-что о маге

Кое-что о маге
Работа №94

***

Короткая летняя ночь обманчиво затихла, но маг знал, что опасность была намного ближе, чем кажется.

Он всматривался в пламя костра, впитывая его тепло, слушая трест хвороста, а сам застыл в ожидании. Последняя стычка принесла облегчение – этой шайки преследователей больше не осталось. Одного даже удалось взять живьём.

“Вот он, вы только посмотрите на него. Кто он теперь, без своих приятелей. Лежит, связанный по рукам и ногам, и жалобно смотрит на меня”.

Пленник действительно лежал поодаль, освещаемый всполохами тусклого пламени. Рот, залепленный кляпом, изредка мычал, а связанные за спиной руки вывернулись под странным углом. Вполне вероятно, маг немного перестарался и всё-таки вывихнул ему одно плечо.

“А и нечего было на меня нападать. Шёл я своей дорогой, никого не трогал. Хотя, возможно, это нападение не случайно”.

Маг бросил в костёр ещё пару хворостин, потом направил указательным пальцем правой руки на огонь – тот вспыхнул с новой силой. Пламя взлетело высоко, отразившись в глазах пленника. Тот опять замычал, но теперь уже от страха. Никому не хочется попадать в плен к такому магу.

– Ну, ты ничего не хочешь мне рассказать?

Кляп, конечно, ограничивал возможности говорящего, но вынимать его было пока рано. Он недостаточно напуган и может просто привлечь ненужное внимание.

– Ты был в составе уже третьего отряда, который на меня нападает за последнюю неделю. Вы думали, что справитесь со мной?

Голос был угрожающе тих. Спокоен. Уверен в себе.

Пленник ещё что-то промычал и обмяк. Умоляюще посмотрел на противника.

– Хочешь поговорить?

Короткий кивок, сопроводившийся гримасой боли – возможно, кроме вывиха, ещё и ключица сломана.

Маг нехотя поднялся на ноги, подошёл к пленнику и рывком поднял того в сидящее положение. Усадил к ближайшему бревну, оставив руки связанными. Взялся за кляп.

– Не смей кричать.

Дальше продолжать смысла не было. Пленник видел могущество мага, и должен был понимать, насколько опасно его сердить. В конце концов, если случится что-то непредвиденное, очередную жертву можно будет взять и из следующего отряда. А в том, что он скоро появится, сомнений не было.

Маг выдернул кляп и вернулся на своё место у огня.

– Ну так расскажи, почему вы меня преследуете?

Пленник отплевался от волокон тряпки, продышался и только потом произнёс.

– Мы хотим тебе помочь.

– Ха. Ха, – произнёс маг с серьезным выражением лица. – Кто решил, что мне нужна помощь?

– Нам дали приказ. Сказали, что ты опасен.

– Это и так понятно. Прошлые отряды, которых за мной посылали, прекрасно это ощутили на своей шкуре. Как ты знаешь, никто не выжил.

Пленник кивнул.

– Но ты опасен не только для врагов. Ты опасен для всего населения королевства и, возможно, даже ещё хуже.

Маг самодовольно улыбнулся. “Наконец они поняли мою настоящую силу”.

– В таком случае, почему бы вам не оставить меня в покое? Я иду туда, куда мне нужно. Никому не мешаю, кроме тех, кто на меня нападает.

Он задумался на минутку.

– А давай-ка ты будешь моим посланцем? Ты скажешь им, что я не хочу никому зла, а только лишь чтобы меня оставили в покое. Могу даже оставить тебя в живых! Прошлые послания в виде дюжины трупов почему-то не возымели успеха, так, может, один говорящий человек окажется эффективнее?

Пленник покачал головой.

– Они не остановятся. Ты слишком опасен. Тебя хотят уничтожить. А я знаю, как можно помочь.

Маг поднял брови.

– Помогать нужно тем, кто просит о помощи.

– Позволь хотя бы рассказать, в чём дело?

– Я прекрасно знаю, в чём дело! У меня есть власть. Кому-то это не нравится. Кто-то хочет получить меня в услужение или уничтожить! Знаю я таких…

Пленник покачал головой.

– Всё немного сложнее. Природа твоей власти опасна. Ты навредишь не только себе. Если пойдёт дальше, пострадают сотни невинных…

В кустах раздался шорох. Маг поднял руку, приказывая пленнику заткнуться. Потом тихонько встал, вытянув вперёд правую руку. Поводил ей из стороны в сторону, как слепец, изучающих незнакомое помещение. Закрыл глаза, весь превратился в ощущения. Пальцы его дрогнули, сжались в кулак. Он открыл глаза, довольно усмехнулся.

– Поймал.

Движение в кустах превратилось в яростное барахтанье, но не двигалось с места.

Маг исчез в темноте, в направлении нужных кустов, а через минуту вернулся с задушенным зайцем.

– Я думал, дичь будет крупнее.

Он ловко освежевал тушу, выпотрошил и нанизал на заострённую палку. Поместил над пламенем, в которое подбросил ещё пару хворостин.

– Ну, пока готовится ужин, расскажи, в чём дело. Ты, похоже, знаешь больше остальных. Если поведаешь достаточно, то я даже не буду съедать твою душу.

Пленник поёжился, опять поморщившись от боли в руке.

– Тебя нужно исцелить. Демон, что внутри тебя, требует всё больше душ, и взамен даёт больше власти. Скоро может случиться так, что душ не останется. И тогда он выйдет на свободу.

– Как интересно. Новая история! Раньше мне все пленники говорили, что это я такой злодей. А оказывается, я ещё ничего, а это всё демон внутри. Очень занятно.

Маг направил указательный палец на тушку зайца. С кончика пальца сорвалось пламя, обдало один край. Мясо сразу потемнело, приобретая хорошо прожаренный вид.

– Это всё демон управляет? А мне кажется, что это моё желание. Демон же не будет питаться зайцами, верно?

– Он управляет тобой, но желания остаются человеческими. Голод в том числе.

После этих слов в животе у пленника довольно громко заурчало.

– Всем людям нужно есть. Так что это лишнее подтверждение, что я не демон.

Он снял запекшуюся тушку с палки, разрезал пополам и бросил половину пленнику.

– Если не будешь пытаться сбежать – развяжу.

Пленник коротко кивнул.

Маг обошёл сзади, ножом разрезал веревку, а потом, соблюдая дистанцию, вернулся на своё место.

Правая рука у пленника действительно была вывихнута, но он уже не обращал на это внимания. Вгрызался в жареное мясо, обсасывал косточки и даже забывал стереть жир с подбородка.

Через несколько минут, когда трапеза была окончена, пленник отбросил объедки в сторону и сытно вздохнул.

– Спасибо.

Маг слегка махнул рукой. “Не стоит”.

– Ну так что ты мне теперь расскажешь?

– Нападения на тебя участились, верно?

Секундная пауза, после которой последовал короткий кивок.

– Как ты думаешь, почему?

– Явных причин нет. Полагаю, появился какой-то давний враг, о котором я забыл.

Пленник размеренно закивал, опустив глаза и, видимо, вызывая в памяти какие-то события.

– Этот твой враг уже давно с тобой, просто себя не проявлял. Ты ведь заметил, как возросли твои силы в последние месяцы.

Маг самодовольно улыбнулся, поднял правую руку.

– Я много практиковался. Освоил практически все пять стихий. Только воздух даётся мне тяжеловато – палец плохо слушается.

– Так вот. Твоя рука – это рука твоего врага.

Маг захохотал.

– Ну ты насмешил! Как же такое может быть?

– Вспомни. Ты ведь не всегда был магом. Ещё пять лет назад ты исправно трудился в поле, зарабатывая тяжёлый хлеб фермера…

– А потом меня вывели из себя вороны, клевавшие побеги, и я сжёг их вместе с пугалом, с которого они надо мной насмехались.

Пленник удовлетворенно кивнул.

– А не помнишь, появился ли голос у тебя в голове?

Маг нахмурился.

– Пожалуй, ты прав. Он и сказал мне, что и как следует делать. Оказалось, что у меня в каждом пальце правой руки кроется по целой стихии. Огонь – в указательном.

“Я просто подсказал тебе, как направить энергию”.

Пленник присмотрелся, нахмурился.

– Он и сейчас говорит с тобой?

“Это просто внутренний голос”.

– Это просто мой внутренний голос.

– Нет. Голос не появляется просто так. Ты помнишь хоть что-то до того случая с воронами?

Следующая минута прошла в молчании.

– Нет. Я ничего не могу вспомнить. Только какие-то обрывки из детства.

– Потому что демон пожрал все твои воспоминания. По научному это называется амнезия.

Маг хмыкнул.

– А ты, оказывается, учёный? Что, и читать даже умеешь?

Пленник сдержанно кивнул.

– Я монах. И те, кого ты недавно уничтожил, тоже были монахами. В наших архивах сохранились записи, что лет двадцать назад пытались изгнать демона, но не смогли. И поэтому пришлось запечатать его в теле одного мальчика – безродного пастуха. Была надежда, что это поможет. Мы ошиблись.

– Пастуха?

“Не слушай его. Он всё придумывает”.

В памяти почему-то всплыли холмы, солнце высоко в небе и точки белых барашков среди зелени. Запах шерсти и травы.

– Я что-то такое вспоминаю.

– Потом ты стал старше и ушёл работать в поле. Тогда-то демон и проснулся. Он завладел твоим разумом и правой рукой. Он тебя искушает.

“И ничего не искушаю. Я даю тебе силу!”

Маг рассмотрел свои пальцы. Пять стихий: власть над огнём, водой, землёй и воздухом. А большой палец давал свет.

“Вместо света ты можешь создавать тьму. Только нужно много сил. У тебя столько нет”.

– Демону нужны силы. Нужны жертвы. Он проснулся и хочет власти.

Пленник замолчал. Он не двигался, ждал, пока сказанное отложится в голове у мага.

– Допустим, ты прав. Что будет дальше?

– Он будет убивать людей, чтобы накопить силу. Когда убьёт всех, то останется просто жить, пока твой срок жизни не подойдёт к концу. Только тогда он освободится.

– Ага! А вы, значит, хотели убить меня заранее, да?

Пленник покачал головой.

– Нет. Не убить. Для нас важна любая жизнь, и убивать хоть кого-то без крайней необходимости не следует. Даже этого несчастного зайца.

– Тем не менее, ты его ел так же, как и я.

– Если обратно не вернуть, то ничего не поделаешь. Не пропадать же мясу.

“Видишь, они тоже не идеальны”.

Маг пристально посмотрел на пленника.

– Тогда что же вы хотели со мной сделать?

– Тебя и демона можно разделить. Тогда он станет слаб и не причинит вреда.

– Каким образом?

Пленник кивнул в сторону.

– Там есть средство. Особый нож. Он не вредит телу, но разделяет души. Ты, возможно, уже не будешь таким, как прежде, но ты будешь жить.

– Не буду таким, как прежде – это как?

– Мир для тебя изменится. Магия пропадёт.

“Не слушай его. Он всё врет. Магия будет всегда!”

– Что за нож?

– Мы называем его гамма-нож. Он режет души, не повреждая тело. Если этого не сделать сейчас, уже через месяц будет поздно. Демон завладеет твоим телом и разумом, и тогда жизнь для тебя закончится.

– Ты недавно сказал, что демон будет жить дальше.

– Демон будет, а ты нет. Твоё существование станет страданием.

Маг вновь рассмеялся, но уже не так уверенно.

“Лучше будет убить его и стать ещё немного сильнее”.

Рука дёрнулась.

“Как ты хочешь? Сжечь его? Или лишить дыхания, как предыдущих? Или, может, поглубже закопаем заживо?”

Рука дернулась ещё раз и начала подниматься. Подрагивая, словно не зная, как собой управлять. Пальцы поочередно сгибались и выпрямлялись. На кончике указательного вспыхивал огонёк, со среднего сочилась влага. Безымянный вызывал движение почвы, пока ещё незаметное глазу, но ощутимое сидящими на траве людьми.

– Видишь? – нарушил тишину пленник. – Ты уже с трудом можешь этим управлять.

Маг напрягся, усилием воли прекратил безумство стихий в пальцах и только после этого поднял глаза.

– Наверняка, есть и другие средства, кроме этого твоего ножа.

Пленник пожал плечами. Левым как обычно, а правым – едва-едва, сказывалось вывихнутое плечо.

– Ты уже пробовал снадобья. Они не помогают. У тебя фармакорезистентная форма одержимости. Другого выхода нет.

“Он всё врёт! Не смей ему верить!”

– И где находится этот нож?

Пленник махнул в ту же сторону, но теперь уже здоровой рукой.

– Через час доберёмся.

***

Вскоре они уже были возле пещеры. Выбрались из леса и упёрлись в высокую скалу, прямо в которой темнел большой провал.

Маг толкнул перед собой пленника. Тот, всё ещё со связанными руками, но свободными ногами, медленно и спокойно двинулся внутрь.

На стенах горели факелы, как будто их только что зажгли – смолы было более чем достаточно, излишки сочились и падали горящими каплями на каменный пол. И чем глубже уходили путники, тем больше становилось света.

Наконец они добрались до конца пещеры. Маг настороженно двигался позади, выставив вперёд правую руку – свое верное, но, как оказалось, не совсем своё, оружие.

Пещера расширялась, образуя округлое утолщение, из которого по сторонам расходились несколько узких коридоров. В центре же располагался алтарь, над которым висело странное техническое сооружение из железных трубок и стеклянных линз.

– Это и есть твой нож? Не очень-то он похож.

Пленник кивнул.

– Он действует невидимыми лучами, рассекая тонкие струны души.

Маг обошёл конструкцию кругом, но ничего подозрительного не увидел. Наконец, опустил руку. Не совсем уверенно, и не совсем без усилий.

“Не смей ложиться на алтарь! Ты погибнешь!”

– Как это все работает?

– Для начала нужно выпить сонное снадобье, а потом лечь. Ты уснёшь, а когда проснёшься – всё уже закончится.

Маг недоверчиво посмотрел на пленника.

– Ты думаешь, я могу просто так тебе довериться?

Пленник улыбнулся, поправил больную руку.

– Если бы мы хотели тебе навредить, то давно бы уже это сделали.

Из боковых коридоров вышли люди. Много людей, около дюжины. Они просто появились и остановились полукругом.

– Мы желаем тебе только добра. И хотим исцелить от демона, что завладел твоей душой.

“Они хотят убить нас обоих! Слышишь?!”

Пленник подошел ближе, вынул из маленького кармашка на поясе пузырёк.

– На, понюхай. Ты сам поймешь, что здесь не яд, а настой сонных трав.

Маг откупорил склянку, осторожно принюхался.

– Я чувствую валериану, пустырник.

Он ещё раз втянул воздух.

– Ромашка… И ещё какой-то оттенок, не могу разобрать.

– Немножко химии. Крохотная доза флунитразепама.

– Не знаю такую траву.

Пленник улыбнулся.

– Тебе не стоит переживать.

Маг одним глотком опрокинул содержимое склянки. Пожевал губами, впитывая послевкусие, потом поднял глаза на пленника.

– Ложиться?

Короткий кивок.

“Ещё не поздно всё изменить! Ты можешь всех сжечь и сбежать! Мы и дальше будем поглощать души и становиться сильнее!”

– Ой, да заткнись ты уже, – пробурчал маг себе под нос и вскарабкался на алтарь. Улёгся лицом вверх и закрыл глаза.

Прежде чем провалиться в сон, он услышал обрывки фраз.

– Премедикация уже прошла. Вводите в наркоз, сейчас отцентрируем аппарат и начнём.

– А плечо он мне всё-таки вывихнул, когда мы собирались его фиксировать…

***

Он проснулся. Голова была ясной, без всяких голосов и прочих странностей. Где-то пикал монитор, в коридоре раздавались чьи-то далёкие шаги.

Открыл один глаз, осмотрелся.

Обычная больничная палата с белыми стенами, кафельным полом и большим окном, выходящим на обширный парк.

Он сомкнул глаз и открыл второй. Пещера никуда не делась. Стены с коптящими факелами были на месте, кровать превратилась в алтарь, а за углублением в стене тихо потрескивал огонь.

Двумя глазами смотреть было совершенно невозможно. Больничная палата из левого накладывалась на пещеру из правого. Стены, двери и окна располагались в одинаковых местах, но воспринимались совершенно иначе.

Левая рука функционировала как положено. Он откинул одеяло, сел на постели-алтаре и попробовал поднять правую руку. Она висела плетью, вялая и беспомощная, и лишь на кончиках пальцев мерцали остатки тех стихий, которые теперь уже были неподвластны.

Широкая дверь распахнулась.

Левый глаз увидел мужчину в белом халате, который уверенно вошёл в палату, правый же воспринял того самого пленника в оборванной одежде, что пытался изловить его посреди леса-парка.

– Как вы себя чувствуете?

Маг пожал плечами. Теперь он уже не был магом и всё вспоминал.

– Нормально.

– За последние двое суток приступов у вас не было, даже несмотря на снижение дозы антиконвульсантов. Сама операция прошла хорошо. Мы разделили полушария путем рассечения мозолистого тела, и теперь ваша эпилепсия стала ограниченной. Приступы ещё могут развиваться в правой руке, но теперь сознание уже не будет утрачиваться, а дозу противосудорожных можно будет существенно снизить, если не отменить их вовсе. Галлюцинации, вероятнее всего, уже исчезли.

Маг сдержанно кивнул.

– Что-нибудь ещё вас беспокоит?

– Нет, больше ничего.

Пленник в белом халате улыбнулся и отметил что-то в своём планшете.

– Тогда советую немного отдохнуть. Эффект от операции начинает проявляться постепенно.

Маг вернулся на постель-алтарь, прикрыл глаза и попытался пошевелить правой рукой.

“Что, хочешь вернуть всё как было? Ну тогда придётся поработать. Готов?”

0
12:02
110
Екатерина Чернышова

Достойные внимания