Alisabet Argent

Отражение души

Отражение души
Работа №207
  • Опубликовано на Дзен

– За мной должок, – Айдын закинул на заднее сиденье армейского внедорожника с открытым верхом свой вещмешок и спортивную сумку с гостинцами.

– Не парься, – Доган перемахнул через дверцу аккурат на переднее пассажирское сиденье. Невысокий, тощий, как жердь, боец пограничной стражи казался неуместно вертлявым, но за всеми его резкими движениями стояла в высшей степени трезвая собранность и профессиональная выучка. – Всё равно по уставу кто-то должен сопровождать. Или ты возомнил, что командир отпустит тебя в такую глухомань одного?

Айдын не стал отрицать очевидное и молча сел за руль.

Джип прилично накренился. Дородный детина взгромоздился на заднее сиденье и недовольным жестом отпихнул вещмешки друзей, расширяя пространство для своего габаритного организма.

– В такую жару? Ну его нафиг! – заворчал Таркан. – Айдын, ты не мог дождаться следующего транспорта?

– Я никого не заставляю, – не оборачиваясь, Айдын ответил спокойно, но его широкое загорелое лицо напряглось, как противотанковая мина.

Доган поспешил вмешаться и поставить на предохранитель взрывоопасную недосказанность:

– Обоз через два месяца. Айдын не может ждать столько. Сам знаешь, в каком положении его жена.

– Тогда ладно, – Таркан выдержал паузу и тяжёлой рукой мягко коснулся плеча водителя. – Не злись. Ты же знаешь, я после дежурства всегда такой вредный.

Айдын зыркнул чёрными глазищами и наткнулся на обезоруживающую широкую улыбку смуглолицего Шрэка. Воздух рассёк звонкий хлопок рукопожатия в знак примирения.

– Всё взяли? – Айдын водрузил на орлиную переносицу солнцезащитные очки.

– Вроде да, – ответил Доган. – Паёк, стандартный боекомплект, альпинистское снаряжение на всякий случай, вода, ну и так по мелочам.

– Хорошо, – подытожил Айдын и с пол-тыка завёл двигатель.

На контрольном пункте дежурный проверил путёвку на выезд и поинтересовался, когда отделение вернётся с патрулирования. Айдын ответил, что завтра вечером. На этом скучающий сослуживец отстал и поднял шлагбаум.

***

К полудню армейский джип свернул с накатанной грунтовки на узкую каменистую дорогу, змейкой ползущей в гору. Позже, после развилки, дорога сузилась до габаритов автомобиля и запетляла между пропастью и отвесной скалой.

Солнце достигло апогея и принялось безжалостно запекать неподвижный воздух и всё, до чего могло дотянуться.

Доган отхлебнул минералки и протянул пластиковую бутылку водителю:

– Не обижайся, но Таркан по-своему прав. Это не дорога, а катастрофа.

– Я в курсе, – возвращая бутылку, невозмутимо ответил Айдын. – А дальше ещё хуже будет.

– Спасибо, утешил.

– Поверь, я и сам не в восторге. Целый год после свадьбы увиливал, байки разные про службу выдумывал, лишь бы не ехать. Но когда узнал, что у нас будет малыш, тут уж не смог отвертеться. Отвези родню повидать и всё тут, а то потом не до того будет. Видишь ли, никто лучше мамы не научит и всякое такое.

Доган понимающе хмыкнул в густые чёрные усы:

– А как ты с Айгуль познакомился?

Айдын чуть задрал голову. Отблеск заставил Догана прищурится. Показалось блеснули не очки Айдына, а его глаза.

– Нас свела судьба, – Айдын расплылся в улыбке как Чеширский Кот. – В позапрошлом году это было, в мае, как раз перед выпуском. Иду, значит, через парк: сам такой видный, новенькая форма лоснится, кокарда на берете зайчики пускает. Гляжу – по правому борту на лавочке девушка видная в планшете зависает. Будь кто другая – прошёл бы мимо. А тут ноги сами по себе: "Стой! Раз-два". Она подняла свои карие глазки и будто снайперским выстрелом с глушителем: беззвучно и наповал. Позже выяснил, что Айгуль со школы у родственников жила и на тот момент колледж заканчивала.

– Везёт же некоторым, – куда-то в пустоту сказал Доган. – А мне родня уже весь мозг выела. Когда я уже невесту в дом приведу? На носу четвертак, а всё холостяком.

– Не переживай, и тебе невесту подберём.

– Угу, – задумчиво ответил Доган. – Вот скажи, зачем люди живут в такой глуши? Ни тебе электричества, ни интернета. Сам бы ни в какую не согласился.

– Мы с тобой дети цивилизации, – Айдын тыльной стороной ладони вытер пот со лба и поправил камуфляжную кепку. – А для тех, кто там вырос и ничего другого не видел, каменный век в порядке вещей. Однако скажу тебе, место там реально живописное. Обалдеешь, когда увидишь.

– Ну-ка подробнее, – оживился Доган.

– Вот представь: единственная дорога упирается в изрезанную трещинами скалу. Кажется, тупик, конец дороги. А не-т. Сперва незаметная, расщелина выводит на просторное плато. Тамошние говорят, будто Создатель мира зачерпнул с верхушки горы всё не нужное, даруя оставшееся избранным. Красиво звучит, правда? На самом деле похоже на кратер древнего вулкана. Возможно, так и есть. Зелени там не меряно. Даже небольшой водопад есть.

– Впечатляет. А чем живут?

– Овощи выращивают. Но в основном за счёт овец выживают.

– А ты водопад с близка видел?

– Нет. Как-то не до того было. А что?

– Легенду одну вспомнил…

– Ну, и? Начал, так рассказывай уже, – Айдын надавил педаль газа. Машина с пробуксовкой преодолела резкий подъём, прилично тряхнув кузовом.

Доган вцепился за поручень и беспокойно оглянулся, кабы чего не выпало из машины: на заднем сиденье, вопреки уставу, как нив чём не бывало со знанием дела храпел Таркан. Ни зной, ни рычание двигателя, ни тряска не могли помешать его сну. Друзья всегда поражались этой способности. Стоило Таркану будь где обрести лежачее положение и слепить веки – тут же начинал похрапывать.

– Часов пять уже пилим. Сколько ещё?

– К вечеру доберёмся, – Айдын поочерёдно протёр глаза.

– Устал? Давай сменю.

Айдын остановил машину и молча перебрался на пассажирское сиденье.

Монотонный пейзаж убаюкивал. Безликие скалы соперничали по высоте и тоскливости. За всё время, как свернули с главной дороги, пограничники не встретили ни одной живой души. Только жидкая растительность, сухостоем выглядывая из трещин, проплывала мимо и исчезала в прошлом. Вопиющим контрастом всему безликому выступала бесконечная синева неба. Но беспощадное солнце вынуждало склонить голову. Оно слепило через тёмные стёкла защитных очков, проникало сквозь опущенные веки.

Айдын натянул кепку на глаза и попытался расслабиться:

– Так ты расскажешь про водопад, а?

– Я думал ты отдохнуть хочешь, – не сводя глаз с дороги, ответил Доган.

– Отдохнёшь тут, – буркнул Айдын. – Давай бухти свою легенду.

– Так вот, – начал Доган, – говорят, что где-то в горах есть загадочный источник: называется "отражение души". На первый взгляд вода как вода. Ни вкусом, ни цветом не отличается от обычного ручья. Но стоит посмотреться в водную гладь, и разум может покинуть тебя. Только человек с чистыми помыслами в отражении увидит мир без искажений. Тем же, кто грешен, всё предстаёт в искривлённом виде, являя миру истинное обличие демона.

– В смысле, обличие демона? – спросил Айдын. – Посмотришь и превратишься в урода?

– Да нет. Ты не так понял. Подразумевается, что если человек добрый, то для него водная гладь – обычное зеркало. А вот если в душе зло, то для такого источник выступает вроде кривого зеркала, где отображается искажённая реальность. Проще говоря: расскажи, что видишь в воде, и я скажу тебе, кто ты. Как-то так.

– Типа детектор лжи. Ясно. И ты в это веришь?

– Нет конечно. Но знаешь, мировая история знает не мало фактов, когда подобная сказка имеет под собой вполне реальную основу.

– А-а, – зевая, протянул Айдын. – Водопад тут при чём?

– Вроде как найти тот источник можно около небольшого водопада. А вот ещё одна история…

***

Айдын сначала слушал друга в пол уха, а потом и вовсе задремал.

Вдруг тон двигателя изменился. Айдын затаил дыхание и прислушался к своим ощущениям. Необъяснимая первобытная тревога взбудоражила его сознание.

– Стоп! Покинуть машину! – не своим голосом заорал Айдын.

Доган без вопросов резко остановил джип и, прихватив автомат, спрыгнул на дорогу вслед за Айдыном. Последним из машины выбрался озадаченный сонный толстяк и присоединился к друзьям, прижавшимся к скале. Доган с Тарканом покрутили головами в ожидании неизвестно чего и уставились на Айдына. Ответ на немой вопрос не заставил себя ждать. Опора под ногами будто прогнулась и подскочила за мгновение множество раз.

"Землетрясение!" – выкрики заглушил грохот обвала.

Миг хаоса длился вечность...

Незримые каменные колокола вдруг разом умолкли. Пыльная завеса плотно зашторила солнце, наполняя сумерками горную дорогу.

Скульптурная группа зашевелилась и, откашливаясь, осторожно, опасаясь громким звуком вызвать новый обвал, принялась стряхивать серый налёт. В местах похлопывания на униформе проступили камуфляжные пятна. Казалось, три мима перестарались с гримом, щедро умастив им кожу, включая растительность на лицах и солнцезащитные очки.

Невероятным образом троица уцелела, отделавшись всего-навсего царапинами и ссадинами. Чего не скажешь о машине. Она просто исчезла: унесло камнепадом в бездну.

Доган стянул пыльный берет со своей продолговатой бритой головы и шлёпнул его о колено. Прикрывая нос и рот чистой стороной головного убора, выкрикнул:

– Джипу кирдык. Что дальше?

– Надо выбираться, – крикнул через кепку Айдын и, вытянув шею, попытался разглядеть, что там, за краем дороги. Бесполезно. Пыльная завеса временно забанила внешний мир.

Таркан осторожно ощупал кончик широкого носа, небритые пухлые щёки и, убедившись таким образом, что всё, слава Богу, на месте, рявкнул в ладонь:

– Куда?

– Айдын… нет смысла дёргаться… пока не развиднеется, – срываясь на кашель, заявил Доган.

Айдын кивнул:

– Что осталось от снаряги?

Доган завертел головой:

– Два "Кольта М4", один с подствольником. Три подсумка с магазинами. Три фляги. Двухдневный паёк на одного. Одна переносная рация.

– Не густо. Зато налегке! – Айдын с укором посмотрел на сослуживца.

Таркан виновато отвёл взгляд. Даже Доган успел захватить своё оружие, не говоря о том, что Айдын сообразил и про вещмешок.

Доган сдул пыль с панели рации и пощёлкал переключателем каналов связи: в эфире только шум статических помех. С малым радиусом действия она была бесполезна. Вся надежда на связь рухнула вместе с мощной автомобильной радиостанцией:

– Где мы сейчас?

– Примерно на середине пути, – сказал Айдын. – Эта пыль ещё долго может висеть в воздухе. Я не буду ждать, иду за женой.

– Я с тобой, – сказал Доган. – Наверняка там понадобиться помощь.

– И я с вами, – отозвался Таркан.

– Отставить, – командирским тоном ответил Айдын. – Ты вернёшься и доложишь обстановку. Пускай высылают спасателей, а мы свяжемся по рации, когда услышим вертушку.

Таркан было недовольно задёргался, но дружеский тон Догана его успокоил:

– Сам понимаешь, кто-то это должен сделать. А лучше тебя никто не справиться. Ты ради нас голыми руками горы свернёшь. Таркан смирился. Ведь из уст Догана исходила чистая правда.

– Будь осторожен и воду экономь, – добавил Айдын.

Так и сделали: Таркан отправился за помощью, а его братья по оружию избрали нелёгкий путь в отдалённое горное селение.

***

Со временем пыльная завеса развеялась, предъявляя взору пограничников последствия землетрясения. Выщербленная дорога, местами будто надкушенная великаном, превратилась в коварную тропу, изрядно усеянную сыпучими завалами. Бойцам стало очевидно: в лучшем случае доберутся до поселения на следующий день к обеду. Доган было заикнулся, что лучше вернутся к главной дороге. Но Айдын даже слушать не хотел, его упрямства хватало на двоих.

До заката шли по большей части молча, обмениваясь скудными фразами во время коротких передышек на экономный водопой. Для ночлега выбрали относительно широкий участок дороги. Молодые люди поужинали холодной рисовой кашей с курятиной из консервных запасов и в чём были, улеглись спать прямо на землю.

День исчезал на глазах. На небе загоралось всё больше звёзд. С долгожданной прохладой жажда понемногу отступала, взамен накрывало беспокойство.

– Слушай, – заговорил Айдын, пытаясь заглушить тревожные мысли, – я тебе рассказывал, что у Айгуль сестрёнка подросла? Скоро семнадцать исполнится.

– Не помню такого, – ответил Доган. – И что?

– Скажу так: Лейла – девчонка огонь. Ей, конечно, не хватает смелости городских девушек. Она, в отличие от Айгуль, большую часть жизни провела в селении с родителями. Но чувствуется, что за её напускной скромностью таится ещё тот вулкан страстей. Уверен, она придётся тебе по душе.

– Может быть. Всё может быть, – мечтательно ухмыльнулся Доган и, сложив ладони под затылком, уставился в звёздную ночь. – Думаешь, у них там всё в порядке?

– Уверен, – соврал Айдын. Он повернулся набок, подложив под голову зажатую в ладонях кепку, и направил взгляд на север, куда стремился всем сердцем. В следующее мгновение усталость незаметно слепила ему веки.

– Таркан, наверное, уже пиво на базе хлещет, – Доган облизал пересохшие губы. Немного покряхтел, пристраивая свои кости на голых камнях, и вскоре также выдал прерывистое сопение.

Спустя некоторое время призрачный туман затянул северные склоны…

***

Таркан создан для грубой силы: вышибать двери, выбивать дух из врагов одним ударом. Длительные переходы, к тому же под надзором изнуряющего светила, таким противопоказан. Грязь смешалась с потом оставляя на остриженной голове и короткой широкой шее тёмные подтёки. Отчего он походил на Голема истекающего чёрной кровью. Вода быстро закончилась. Ему бы найти укрытие и переждать жару до вечера. Однако Таркан неистово продолжал продираться через завалы и где дорога позволяла ускорял шаг. Понимал, что длительная задержка не позволит ему добраться до ближайшего поселения к ночи. А в темноте идти опасно, запросто можно свалиться в пропасть. На счету каждый час. Может именно сейчас его друзья нуждаются в неотложной помощи?

К вечеру у Таркана заплетались ноги и расплывалось в глазах. Желание шевелиться держалось на одном чувстве долга. И когда с наступлением сумерек вдалеке замигали огоньки, Таркан на радостях опрометчиво приблизился к краю дороги, чтобы разглядеть сколько ещё идти до поселения. Земля не выдержала тяжести и провалилась. Сознание Таркана было настолько затуманено, что он даже не успел испугаться. Камни ещё некоторое время осыпались, скрывая под собой бездыханное тело.

***

Какой-то звук или внутреннее чутьё одновременно разбудило молодых людей.

– Ты слышал? – Доган приподнялся на локтях.

Айдын поднял голову и, не шевелясь, вслушивался.

– Вот опять, – тихо сказал Доган.

Руки бойцов машинально потянулись к оружию. Пограничники вскочили на ноги, повернув стволы в направлении источника шума. Отдалённые, едва различимые звуки не поддавались анализу.

– Выстрелы? – спросил Доган.

– Возможно, – ответил Айдын.

– Кто бы это мог быть? Контрабандисты, диверсанты?

– Откуда им тут взяться? Тут нет перевала, тупиковая ветка.

– Как думаешь, сколько до рассвета?

– Наверное, около часа.

Ночной холод прогнал сон, и молодым людям ничего не оставалось, как только зябнуть и дожидаться зари.

– Красота какая, – Доган обхватил руками колени и уставился в небосвод.

Северные созвездия играли фантастическими огнями, будто Творец расплескал краски на излюбленные светила. Звёзды сюрреалистично переливались всеми цветами радуги.

Созерцание чудес природы прервалось подозрительным шумом. Те резкие обрывистые звуки не были похожи на обвал или треск горной породы и явно отличались своей природой от того, что когда-либо слышали пограничники. Бойцы не на шутку встревожились: источник потусторонней какофонии лежал на их пути.

– Ты когда-нибудь слышал подобное? – заговорил Доган.

– Никогда, – тихо ответил Айдын.

– Кто там может издавать такие звуки? Какие звери тут водятся?

– Понятия не имею. В этих местах только два раза бывал: перед свадьбой, с родителями Айгуль знакомился, и две недели назад с обозом.

– А есть в той стороне ещё поселения?

– Вроде нет.

– Может, это жители стреляли? От монстров отбиваются?

– Чего? – Айдын вздёрнул поседевшие от пыли мохнатые брови.

– Ты же сам рассказывал ту легенду, которую у горцев слышал.

– Ну да. Старики что-то чесали, будто после сильного землетрясения является зловещий туман, а в нём чудовища невообразимые и всякая такая хрень.

– Вот именно, после землетрясения. Возможно, в той байке есть доля правды, а? Как там: "Они приходят с туманом. Жуткие твари не щадят никого. После них только истерзанные трупы". Сам посуди: вопли жуткие, выстрелы – всё сходится.

– Может хватит? И так тошно, – огрызнулся Айдын.

Доган промолчал.

***

Пограничники вышли к дороге, изгибающейся полумесяцем. В том месте путь просматривался на несколько километров. Айдын с облегчением выдохнул:

– Почти пришли. Там, за поворотом, должно быть ущелье, ведущее к поселению, – Айдын рукой указал направление и застыл, первым заметив кое-что странное.

– А вот и туман.., – съязвил Доган.

Айдын едва сдержался чтобы не нагрубить напарнику и процедил сквозь зубы:

– Ладно. Пойдём, посмотрим на эту хрень поближе.

Когда пограничники достигли середины дуги, посветлело достаточно, чтобы рассмотреть туман, который медленно и неотвратимо надвигался.

– Как думаешь, что это? – Айдын заметно нервничал.

– Понятия не имею, но у меня от него пупырчатые мурашки. Видишь, как он колышется? Как жидкий воздух.

Набежавший ветерок разогнал на меже прозрачную рябь.

– Действительно, похоже. Смотри, всё будто под водой: поближе видно чётко, а в глубине картинка размывается и темнеет.

– Не подходи близко! – окрикнул Доган.

Айдын остановился в десяти шагах от тумана:

– Похоже на газ какой-то. Только без запаха.

– Осторожно, вдруг он ядовитый, – предположил Доган.

Айдын не успел обдумать слова напарника, как в толще аномалии обозначилось суматошное движение. Два неведомых зверя, сцепившись, сорвались с тропы и с хрипом полетели в пропасть. Казалось, они, даже падая, не прекращали остервенело грызть друг друга. Потусторонние вопли, долетевшие из глубины тумана, отозвались холодком на спине пограничника.

– Назад! Я прикрою! – выкрикнул Доган и, передёрнув затвор, вскинул автомат.

Айдын, оглядываясь на тропу, заприметил подходящую для укрытия насыпь.

– Противник на десять часов! – Доган не раздумывая открыл огонь.

Айдын даже в самых смелых фантазиях не мог себе представить подобных тварей. Они выглядели так, как никому и в голову бы не пришло.

Монстр, в которого попали первые пули, рухнул не сразу. Айдын заметил, как тот успел рассечь воздух огромной, пылающей огнём клешнёй и издать душераздирающий вой, будто призывал к атаке иных тварей.

– Отходи, я прикрою, – Айдын встал на колено и выдал прицельную очередь в самую гущу приближающихся чудовищ. Окрестности вздрогнули от новой волны утробных воплей. Доган тем временем перебрался за насыпь.

– Похоже уродцы с мозгами, – заявил Доган, когда Айдын присоединился к нему.

– Затаились?

– Сейчас расшевелим, – демонстрируя напускную храбрость, Доган выдал длинную автоматную очередь в глубь тумана.

– Ты чего? – Айдын одёрнул напарника. – Патроны береги.

– Что будем делать? – спросил Доган. – Туман-то приближается.

– Пока будем держаться на расстоянии, а там поглядим. Ты видел ту клешню? Такой и голову оттяпать – раз плюнуть.

– Ага, – согласился Доган. – Только она больше похожа на огромную лапу с ножами вместо пальцев, как у Крюгера, ну ты помнишь тот фильм. Кошмар на улице Вязов вроде.

– Кошмар ещё тот, и нам через него ещё пробираться.

– Ты свихнулся? – вспылил Доган.

– А что? Ты завалил ближнего. Я походу ещё парочку. Ну не легион же их там? – Айдын нервно усмехнулся.

– Не гони. Давай вернёмся на базу и пусть с вертушки разнесут их вдребезги и пополам. Гражданских на этом участке нет, до селения ещё далеко, верно?

– Верно-то верно. Только у нас уже нет выбора. Без воды нам не дойти. И ещё… ты как хочешь, а я не вернусь без Айгуль, – Айдын так плотно сжал губы, отчего рот стал похожим на шрам от удара ножом.

Доган заметил движение и разрядил по цели остаток обоймы. Звуковая партитура, включающая широкий спектр визга и улюлюканья, теперь не прекращалась ни на секунду, лишь меняла интонацию, когда монстры прятались за камнями или перемещались перебежками.

Доган присоединил к автомату новую обойму и дипломатично выждал паузу:

– Слушай, у меня идея. Во всех фильмах демоны боятся солнца, так? Нам бы продержаться до полудня, а там, глядишь, туман развеется вместе с нечистью.

– Ещё час назад я бы возразил, но после такого готов поверить во что угодно, – Айдын трясущейся рукой поднёс флягу к губам, но выцедил лишь несколько последних капель.

Доган разделил с напарником остаток воды из своей фляги:

– Вот интересно, что это за твари такие? Откуда? Почему появляются именно после землетрясения?

– Не знаю, и знать не.., – Айдын недоговорил и короткой очередью уложил ещё одно инфернальное существо, осмелившееся показать свою огромную бычью голову.

– Может, они внутри горы живут, в пещерах? Когда появляется трещина в скале вылазят наружу, чтобы поживиться, – Доган прервался на одиночный прицельный выстрел. – Или портал какой в иной мир открывается, в преисподнюю. Откуда-то люди про ад узнали?

– Туман уже близко. Отходим. Ты первый, – устало сказал Айдын.

***

– Это последний магазин, – щёлкнув затвором, сказал Доган, – а до обеда ещё далеко.

– Глаза болят, – сказал Айдын.

– А ну глянь на меня. Да у тебя глаза красные, как у этих тварей.

– С кем поведёшься…

– Я присмотрю за демонами, а ты отдохни. Голова болит?

– Раскалывается, – Айдын скривился и отодвинулся назад, освобождая место напарнику.

– Это всё обезвоживание. Терпи, брат, – сказал Доган. – Интересно, сколько их там осталось? Десятка три, четыре уже укокошили, а они всё прут, как бешеные.

Вдруг что-то просвистело над головой Айдына. Доган свалился прямо в подставленные руки напарника. На месте левого глаза Догана зияла рваная дыра, а из его груди вырвался последний выдох.

– Доган! Доган?

Глаза Айдына налились чёрной яростью. Он отстранился от бездыханного тела и, вскинув автомат, решительно двинулся навстречу туману.

В глубине призрачной пелены что-то блеснуло. Предплечье пограничника вспыхнуло жгучей болью. Метким выстрелом боец ликвидировал угрозу. Упыри замельтешили и скопом ринулись на человека. Айдын вперемешку с бранью косил их один за другим. Теперь в близи эти твари казались ещё омерзительней. Гниющая плоть, рога, клыки, шипы, когти, мелькали повсюду, и не было ни одного зверя похожего на другого.

Последний выстрел несколько раз эхом отразился о скалы. Наступила тишина. Айдын, не опуская ствол, восстанавливал дыхание и кровоточащими глазами всматривался в туман, до которого оставалось рукой подать:

– Ну что, демоны, взяли? – выкрикнул он, едва держась на ногах.

Вдруг из-за груды камней с воплем, напоминающим протяжное "ы-ы-ы!" выскочил двухголовый демон с кривыми крыльями. Одна голова большая, раскачивалась на тонкой длинной шее, а вторая поменьше прижималась к плечу.

Айдын прицелился и хладнокровно нажал на курок – осечка. Взвёл затвор – клац.

"Патроны, сука", – процедил он сквозь зубы. Монстр верещал, хлопал крыльями и стремительно приближался. Айдын, недолго думая, взвёл подствольник и выстрелил. Граната разнесла двухголовую тварь на куски. Огрызок её лапы упал где-то рядом с пограничником.

Сердцебиение, достигшее набатной мощи, заполнившее все закоулки тела, вдруг разом стихло. Айдын выронил из рук оружие. Ноги подкосились, и он бессильно свалился на бок.

В душе возникла пустота. Каким-то образом Айдын осознал, что больше нет Айгуль. У него не осталось ни сил, ни желания противиться смерти. Оставалось самое лёгкое: всего лишь прекратить пытаться жить.

Айдын окунул руку в туман. Кисть превратилась в костяшки с гниющей плотью. Он рефлекторно одёрнул руку. Пальцы оказались целы, как ни в чём не бывало. Туман будто проверял его решимость, оставляя шанс передумать.

Айдын, как всегда, проявил упрямство и протянул другую руку. Запястье покрылось кровоточащими шипами и запылало адским огнём. Он пошевелил саблевидными фалангами, но боли не почувствовал. Из тумана вернулась абсолютно невредимая ладонь.

"Отражение души", – вспыхнула пугающая догадка.

Тут же первый солнечный лучик перевалил горный хребет и прорезал туман. Поблизости Айдына что-то блеснуло. Яростнее прежнего забилось сердце, и со страхом убедиться в непоправимой ошибке, он потянулся за ответом.

На свет божий явилась обезображенная часть человеческой ладони. Айдын трясущейся рукой развернул обрубок, чтобы рассмотреть камень на обручальном кольце. Из ушей и носа потекла кровь, и Айдын тут же рухнул замертво.

Последняя мысль в его залитых кровью мозгах: "Прости Айгуль…".

Солнце неспешно выкатилось из-за каменной гряды, обдавая жаром всё до чего могло дотянуться. Туман рассеялся и обнажил дугообразную горную тропу, усеянную человеческими телами.

+4
00:11
938
19:17
Это какой же кошмар в человеческих душах поселился?! Мне рассказ понравился.
16:13
Ужас! Написано хорошо и страшно. Но непонятна цель этого тумана. Или он как озеро, отражал чистоту души? Тогда очень мрачновая душа была у Айдына. Что он натворил интересно? В общем, вопросов больше, чем ответов.
Загрузка...
Анна Неделина №2

Достойные внимания