Alisabet Argent

Я — дом ваш

Я — дом ваш
Работа №93

«Дзанг! — раздалось резкое в ушах Йорца, словно лопнула струна. И следом канонадой: — Дзанг-дзанг-дзанг!»

Парень задёргался от звона и болезненно сморщился.

«Дзанг!» — кольнуло напоследок в перепонку, и стало тихо.

Йорц опустил безволосую голову. Медленно поднял левую руку к глазам, вглядываясь в предплечье. Зрение перестроилось, максимально приближая посёлок у локтя. А там всё было мирно и пасторально.

Россыпь деревянных домишек, поля с неубранным урожаем, нитки тропинок. Рядом от ветра качались корабельные сосны. Тихо, уютно и… ни одного живого человека. Все поселенцы только что скончались один за другим. Ушли с грустным «дзанг».

Юный гигант из расы мошау почти уткнулся носом в посёлок, тщательно проверяя закоулки с глупой надеждой, что, может, кто дома спрятался или в конюшне остался. Но нет. Никого! Нет!

Он нахмурился, угрюмо сверкнув потемневшими глазами. Глубоко вздохнул и обессиленно рухнул на колени, взметнув многометровые фонтаны песка в воздух. Не сдерживая гнева, мошау врезал кулаком по земле. Та горестно загудела в ответ, а звуковая волна докатилась, казалось, до океана, породив по пути несколько песчаных бурь.

Когда юноша немного успокоился, он мягко подул на посёлок, очищая поверхность кожи от праха умерших.

«Это становится привычным», — подумалось горько мошау.

Йорц снова вздохнул и посмотрел на правую руку — там люди вымерли ещё на прошлой неделе.

Он не понимал, в чём проблема. Создавал же всё точно по заветам, как учили в Школе. В чём ошибка? Теперь, как бы ни было стыдно, придётся вернуться к Учителю за советом и новыми поселенцами.

Юный гигант встал с колен и побрёл за помощью. Он шёл медленно, тяжело ступая по песку, перешагивая редкие оазисы. Быстрее идти нельзя — сдует поселения с предпле…

«Хотя какая теперь разница? — хмыкнул Йорц. — Руки и так уже пусты».

По раскалённым барханам от его громадной фигуры стелилась тень до горизонта. Не теряя времени на отдых, он брёл в сторону Школы, хмуро вглядываясь в даль.

Через пять дней в преддверии Школьных гор встретил Корша, одногодку. Тот с полувзгляда понял, что у Йорца вновь проблемы с поселенцами. Насмешливо фыркнул и отвернулся. Медленно пошёл прочь, раздвигая плечами облака. Снежно-белый и спокойный, как все гиганты мошау.

Его тело не сковывала никакая одежда, а на руках кипела жизнь — поселенцы занимали не только предплечья Корша, но и забрались выше — к плечам и даже к шее. Среди густых лесов перемигивались огоньками уютные деревеньки. А над ними, словно мошкара, летали самолётики и дирижабли.

«Вот же!..» — Йорц с завистью проводил родича взглядом и рассерженно скрипнул зубами.

На миг ему захотелось схватить кусок скалы и швырнуть в затылок Коршу. Но мошау тут же одёрнул себя, подавил запретную эмоцию и пошёл дальше, переступая горные расщелины и обходя высокие, по плечи, снежные пики.

— Что? Опять? — удивился Учитель, завидев парня. Старика окружала стайка юных мошау.

Ответить было нечего — Йорц лишь молча склонил голову, замерев напротив старшего.

Тот вздохнул и мягко улыбнулся, спугнув стаю драконов у губ.

— Ну давай это поправим, — произнёс старик, отпуская учеников.

Наставник с Йорцем устроились за огромным высокогорным плато, усевшись на пару плоских вершин по краям.

— Ты что, злился? — наклонился к парню Учитель, разглядывая лицо воспитанника. — Нельзя, Йорц! Полный контроль эмоций. Ты же понимаешь, что никто не поселится на твоих руках, если ты эмоционально нестабилен?

Старший покачал головой и продолжил:

— Нельзя ни плакать, ни смеяться, ни злиться, помнишь? Именно в этом причина твоих бед. М-м-м… — он задумался на несколько минут. Потом поднял глаза на ученика: — Давай вспомним азы. Первый круг медитаций…

Юный гигант закивал, устраиваясь удобнее. Парень с надеждой улыбнулся старику, чувствуя, что теперь всё будет хорошо. А ещё в Школе было заметно прохладнее, нежели в пустыне, что тоже радовало юношу. Его глаза сверкали синевой, отражая безоблачное небо.

Вокруг них среди белоснежных вершин бродили родичи и с любопытством поглядывали в сторону наставника с Йорцем.

Старый и юный гиганты тренировались до позднего вечера, пока Учитель не решил, что младший готов. Оба мошау положили руки на стол, почти соприкасаясь предплечьями. Одна из обязанностей Учителя — делиться популяцией поселенцев с учениками. Оба склонили головы, переключая зрение на масштаб людей-пылинок. Йорц посмотрел на свой пустой посёлок, а потом глянул на покрытые городами и замками руки Учителя. Внешне он остался спокоен, но в груди снова кольнула зависть и шевельнулась злость.

— Внутреннее ощущение солнца, помнишь? — прошептал Учитель. — Убери все мысли и эмоции. Ты сам по себе маленькое светило, согревающее и дающее покой и уют людям. Ты их отец и их защита. Ты — твердыня и родной дом для них.

С руки старика в сторону юного мошау скользнул небольшой дирижабль, освещённый лучами закатного солнца. Следом поплыли ещё несколько аппаратов.

Парень замер, перестав дышать. Летающие машины мягко сели на поверхность кожи рядом с пустым поселением. Наружу выскочили разведчики и осторожно направились в разные стороны, изучая местность. Йорц до рези в глазах наблюдал за ними, всё больше нервничая.

— Контроль, дружок, — прошептал на ухо старик. — Выдохни и расслабься. Они уже перебрались, изучают…

Договорить он не успел. Разведчики помчались обратно в гондолы дирижаблей, и машины взмыли в воздух, возвращаясь на предплечье Учителя.

— Тихо-тихо, — начал успокаивать наставник шокированного Йорца. — Сейчас с другой рукой попробуем. Такое бывает. Давай снесём все старые постройки, хорошо? Возможно, они пугают моих поселенцев. Очищай всё, парень.

Юноша грустно глянул намокшими глазами на Учителя. Потом набрал воздуха в грудь и подул на руку, убирая следы прежних поселенцев — домики, сараи, проложенные дорожки. Затем настроился, и поры на руке засочились оранжевым дымком, стерилизуя кожу.

Старший мошау подбодрил:

— Вот. Теперь давай ещё раз попробуем.

Через несколько часов мучений, когда перепробовали учительские поселения с рук, плеч и даже груди, старик устало выпрямился и с грустью посмотрел на воспитанника. Тот нахохлившись сидел на углу плато-стола и затравленно поглядывал на Учителя.

— Знаешь, тебя разрывает какой-то внутренний конфликт, — задумчиво произнёс старик. — Тебе нужно сначала избавиться от него, а потом ещё потренироваться. А пока что не стоит тебе заниматься поселенцами. Рано. У мошау есть и другие профессии. Если идти два месяца на юго-восток…

— Я! Не пойду! К пустышкам! — рявкнул Йорц, вскакивая. — Давайте ещё попробуем, Учитель! Ну, пожалуйста! Есть же ещё Камень Тишины.…

Несколько младших учеников Школы меланхолично обернулись на кричащего родича. Потом склонили головы и тихо побрели в разные стороны, сгорбившись и прижав к груди руки со своими первыми посёлками.

— Йорц, сядь, дружок, — тихо, но твёрдо произнёс старший. — Вот об этом я и говорю — контроль у тебя очень и очень плохой. Ты своими внутренними злостью и раздражением бессознательно убиваешь поселенцев. У настоящих мошау такого быть не должно. — Учитель покачал головой.

— А камень этот, — продолжил наставник, — опасен. Его используют только для старцев, проживших не один век. Больных и немощных, но полных поселенцев. Ты забыл все уроки? — Старший печально улыбнулся. — Камень Тишины даёт время спокойно переселить людей родичам. Переселить и тихо покинуть этот мир.

— Но что делать мне?! Никто же… Никто не хочет ко мне переселяться! Может, у других учеников поселенцы получше? — он заоглядывался.

— Люди не бывают разного качества — получше-похуже, — ответил Учитель. — Возможно, ты ещё просто не готов к этой ноше. Не желаешь к пустышкам, тогда возвращайся в орбитальный Замок. Там всегда нужен пригляд за младенцами и стариками — твоя помощь обязательно пригодится. Или ты хочешь всю жизнь метаться по планете в бесплодных надеждах?

Йорц сжал губы, хмуро разглядывая старшего.

— Вот пусть старики с младенцами в Замке и живут, — буркнул Йорц. — А я прилетел сюда для другого! Вы сами говорили, что Святые…

— Да, Святые Близнецы завещали нам служить малому народу, — прервал его Учитель. — И спасти и преумножить их цивилизацию — наша задача. Не нужно напоминать мне слова Завета, я его прекрасно помню. Но бывает иногда, что у некоторых мошау не получается…

— Но у меня получится! Вот увидите! — выкрикнул Йорц. — Просто нужно попробовать ещё раз. Я не могу отказаться от своего предназначения из-за нескольких неудач, Учитель! Не могу!

Он мотнул головой и, резко развернувшись, зашагал прочь. Пошёл так быстро, что ветер загудел вокруг тела.

Юный гигант почти бежал, перепрыгивая через горы и цепляя коленями каменные гряды. Не обращая внимания на сородичей, что встречались по пути.

«Ничего! Я не пустышка. Я вам докажу!»

Там, у моря, слышал Йорц, встречаются поселенцы без мошау — просто живущие на земле люди, странные и необычные. Учителя в Школе даже разговоры шёпотом об этих существах запрещали. Но выбора у парня не осталось, нужно же что-то делать! Вот на «потеряшках» Йорц и потренируется, попробует их к себе поселить. На время, конечно же.

Он мчался довольно долго, пока усталость не взяла своё — Йорц выдохся. Но больше всего гиганта вымотали крутившиеся в голове грустные мысли и… разрастающаяся злость. Она колючками царапала горло, садня всё сильнее.

Юноша мрачно улёгся у подножия небольшой горы, укутанной мягким лесом, и просто отключился.

***

Сколько удалось поспать, Йорц не понял; он очнулся от странного чувства, словно кто-то его звал. Гиганта полностью накрыло утренним туманом. Он удивлённо закрутил головой, хлопая ресницами и пытаясь понять, что происходит.

Звали прямо с земли. Юноша разогнал руками молочную дымку и склонился максимально низко, переключая зрение.

На земле были люди. Много. Несколько сотен, а то и больше. А с ними десятки быков с волокушами, полными различного скарба. Люди махали руками мошау, задрав головы вверх. Явно просили принять их.

Йорца словно окатило тёплой водой с головы до ног. Глаза чуть ли не засветились синим огнём, и парень впервые за долгое время широко улыбнулся.

«Сколько их много!» — радовался гигант.

Он очень-очень осторожно, чуть в стороне от поселенцев, вонзил пальцы правой ладони в землю, чтобы люди могли спокойно перебраться на его руку.

Поселенцы радостно завопили и принялись яростно нахлёстывать быков, погнав их вперёд, словно спешили куда-то.

Люди не скоро смогли преодолеть кисть руки и подняться выше, к запястью мошау. А Йорц в этот время вдохновенно создавал на своём предплечье место под посёлок. Выпускал наружу сосновые леса и открывал поры с ручьями, что сеточкой растекались по коже.

Уже в сумерках к пальцам мошау, так и воткнутым в землю, приблизилась новая группа людей. Гигант же едва сдерживал рвущийся наружу счастливый смех. Столько поселенцев сразу!

Новая группа примчалась на взмыленных конях, уже явно уставших. Но, не дав отдыха животным, наездники сразу направились вверх по пальцам мошау и вскоре довольно быстро нагнали первых поселенцев.

«Они все не поместятся в одно селение!» — заволновался Йорц, создавая неподалёку от первой площадки ещё одну.

Тут кожу запястья правой руки больно укололо, и по ушам ударил мерзейший звук:

«Дзанг!» И ещё раз: «Дзанг! Дзанг!»

Гигант вздрогнул и наклонился к запястью, вглядываясь.

А там между двух групп людей разгоралось сражение. Сверкали коротенькие молнии в обе стороны, катились огненные шары, и взлетали боевые птицы, пикируя на противников и нещадно выкашивая их ряды.

«Вы что? Что творите?!» — чуть не закричал перепуганно Йорц. Его поселенцы безжалостно убивали друг друга.

Он некоторое время ошарашенно наблюдал за сражением, дёргаясь от каждого «дзанг». Но наконец решил вмешаться. Вырвал из леса на земле горсть деревьев и высыпал их грядой между противниками.

«У меня много места! Зачем же нападать? — не понимал юноша. — Есть ещё левая рука!»

Конная группа покрутилась перед нежданной засекой и поскакала обратно к ладони.

«Вот и идите отсюда! Злобные какие-то!» — подумал Йорц, хмурясь.

Но конные далеко не ускакали, а встали лагерем у основания большого пальца. Рядами вырастали палатки, разгорались жёлтые костерки. Мошау чуть поразмышлял, но всё же пустил им несколько ручьёв неподалёку.

Он бы с радостью их раздавил — не нравились эти конники Йорцу. Но поселенцы — это святое. Близнецы не простят! И люди… Они же не бывают разных сортов — получше или похуже. Просто не надо им позволять ссориться.

Да и пришли ведь они к нему сами! Они уже все его, Йорца, обитатели. Такие долгожданные и почти родные!

А первые поселенцы уже добрались до готовой площадки под заселение и изучали её, бегая стайками. Часть из них отправилась в ближайший лес и принялась споро валить деревья. Грубо очищенные стволы тащили прямо к главной тропе и строили из них высокий частокол. Следом стали появляться первые домики.

Йорц с удовольствием наблюдал за их работой, не забывая поглядывать на злобных конных.

«Ну так и знал!» — вздохнул про себя юноша под утро.

Конная группа всё же снялась с места и поскакала в сторону нового посёлка на предплечье. Они на рассвете обошли засеку из деревьев и рванули вперёд, пришпоривая лошадей. Но тут мошау поставил на запястье кончик указательного пальца левой руки, преграждая им путь.

Конники остановили коней перед ногтем гиганта и… всё правильно поняли — вернулись к своим палаткам и кострам.

«Надо вас отсюда убирать», — покачал головой Йорц. И не раздумывая долго, запустил подготовку нового поселения на левой руке. Лес, озеро, земли под посадки и постройки.

Завершив работу, сложил руки вместе. Так, чтобы конники смогли увидеть приготовленное для них поселение. Довольно быстро люди сообразили, что им предлагает гигант. Сноровисто собрали лагерь и поскакали на левую руку.

«Умницы мои!»

Следующие несколько дней Йорц брёл в сторону родной пустыни и со счастливым лицом наблюдал, как развиваются поселения на обеих руках. Он боялся, что и эти вымрут, но пока всё шло хорошо. Юный гигант снова ощущал внутри себя свет, даря его своим микроскопическим жителям.

Люди уже понастроили десятки домишек, обживая места вокруг. Оба посёлка окружили свои территории высокими заборами, постоянно их укрепляя.

В одну из ночей, когда погружённый в сладкую дрёму Йорц сидел на песке, правую руку сильно укололо.

«Да быть того не может!» — очнулся мошау, распахивая наливающиеся темнотой глаза.

«Дзанг!» — было ему ответом. — «Дзанг! Дзанг!»

***

— Учитель, — тихо позвал Йорц старика. Юный гигант не был в Школьных горах уже больше полугода.

— О! Мой мальчик! — с улыбкой обернулся к нему наставник. — Вижу, тебя можно поздравить? Только… Что это с тобой, дружочек?

А Йорц устало смотрел на него. Юноша неважно выглядел, словно постарел на несколько лет. Синие глаза, всегда яркие как безоблачное небо, почти выцвели. Лицо покрылось сеточкой морщин. Он сутулился, и его некогда белоснежная кожа стала серой и нездоровой.

В этот момент на плече юноши хлопнул микровзрыв. Мошау лишь моргнул, давно не обращая на подобное внимания. Его поселенцы постоянно сражались между собой — сначала магией и мечами, а потом стали изобретать машины, всё больше и больше совершенствуясь в убийстве друг друга.

— Глупый ребёнок, — прошептал Учитель, с ужасом наблюдая бесконечные сражения многотысячных армий на груди ученика, его плечах и руках.

Крутились чёрные самолётики, летели гроздьями ракеты. Стаи магических зверей сшибались с отрядами механических големов. Вся верхняя часть тела юноши превратилась в одно покрытое язвами большое поле битвы.

— Я думал, они перебьют друг друга и на этом всё закончится, но… — Йорц горько помотал головой. — Они… Немного отдыхают, отстраивают разрушенное, восстанавливаются… А потом снова бьют друг друга, как сумасшедшие! Учитель, что мне делать? — почти простонал юный гигант.

Парень шагнул к старику, но тот отшатнулся:

— Стой там, ближе не подходи!

Голос старика заметно дрожал. Это было очень странно. В таком состоянии Йорц Учителя раньше не видел.

Быстро взяв себя в руки, старик продолжил встревоженно:

— Похоже, ты подцепил Проказу, Йорц. Это крайне опасная разновидность людей! Такие особи поражены злом: ненавистью, агрессией, жестокостью, бездушием. Единственная основа их существования — право сильного! — Учитель опять разволновался. — Скажи мне, где ты умудрился подобрать эту гадость, и мы обеззаразим испорченную территорию. А с тебя нужно всё счистить, парень. И как можно быстрее! А то всех тут позаражаешь!

Йорц вытаращился на Учителя:

— Но это же поселенцы! Они же люди! Вы сами говорили, что не бывает людей получше или поху… Святые Близ…

— Это не люди, это Проказа, Йорц! — мрачно перебил его старик. — Уходи, пока не очистишься! Уходи отсюда!

— И что? Нет вообще других вариантов?! — чуть не плакал Йорц, отступая. — Я не хочу убивать людей. Этих людей.

— Если бы ты был старше и опытнее, — вздохнул Учитель, — то можно было бы попробовать их исправить. Залить светом, теплом, любовью. Возможно, они бы вылечились. Не сразу, а со сменой поколений, но… Но тебе такое не под силу.

Наставник ещё немного отодвинулся от него и произнёс, задумчиво разглядывая юношу:

— Ты ведёшь себя очень странно, Йорц. Совсем не как настоящие мошау. Боюсь, ты начинаешь уживаться со своей Проказой. А значит, зло постепенно переходит и в тебя! Ты же понимаешь, что в таком состоянии невозможно стать нормальным домом для людей? Избавься от Проказы, парень! И пока этого не сделаешь, не возвращайся!

Юный гигант долго и пристально смотрел на Учителя, с трудом осознавая, что теперь надеяться не на кого. Теперь ему не поможет никто. Несколько крупных слёз скользнули по его серым скулам и, с гудением рассекая воздух, улетели вниз, к ногам. Бахнули по скалам, вызвав обвалы.

— Хорошо, — нахмурившись процедил Йорц сквозь зубы, — я сделаю, как вы приказали.

Он медленно развернулся и пошёл прочь. В этот момент у его левого локтя сильно грохнуло. Вспышку он увидел, даже не перестраивая зрение.

— Не затягивай только, — крикнул старик в спину. — Они разовьются до атомной эры и погубят тебя, Йорц!

— Да-да, — отмахнулся молодой гигант и ушёл не оборачиваясь.

***

Йорц снова вернулся в свою пустыню. Он устроился у небольшого скалистого кряжа, торчавшего посреди песков. Прислонился к нему спиной и приготовился к очищению.

А поселенцы всё воевали. Кололи и царапали его своим оружием, обжигали кожу огненными заклятиями, вгрызались в глубину тела механизмами.

— Что ж вы такие безумные, а? — шептал парень, устало прикрыв глаза.

Он принялся размеренно дышать, мысленно прощаясь со своими людьми.

Видимо, и правда придётся уйти к родичам-пустышкам. С поселенцами мне катастрофически не везёт.

Юный мошау замер, перестраивая своё тело на отторжение любой жизни на коже. Из пор заструился сизый ядовитый дым. По телу прокатилась волна дрожи, что для людей было сравнимо с мощным землетрясением.

Все войны и битвы на теле в тот же миг остановились. Люди замерли, не понимая, что происходит. А потом разом забегали в панике, бросая оружие и пытаясь спастись.

— Опомнились, — прошептал гигант, кисло усмехнувшись.

Он мрачно наблюдал за человечками. Он уже научился их понимать. Слушал их крики о помощи, их плач, их мольбы… Волны бегущих людей двинулись вниз по рукам и телу мошау. Они пытались убежать прочь, добраться до земли. Целые облака самолётов и дирижаблей рванули во все стороны от тела гиганта.

Йорц угрюмо наблюдал за происходящим. С каждой минутой он всё больше и больше горбился. Наконец, гигант задрал голову к небу и прохрипел в облака:

— Я! Не могу! Не могу этого сделать, Святые!

И замер каменной статуей. Ядовитый дым истаял, кожа успокоилась. Толпы поселенцев ещё бежали, не осознавая, что всё закончилось. Но вот один за другим они замирали, осторожно оглядываясь. Несмело улыбались и тут же падали на колени, благодаря мошау за то, что пощадил их.

— Пусть это будет вам предупреждением, — прошептал Йорц и устало прикрыл глаза. — Право сильного, значит, да?

***

Посреди раскалённой пустыни сидел огромный белоснежный юноша. Безволосая макушка и покатая спина блестели по́том на ярком полуденном солнце, заслоняя от палящих лучей размножившиеся поселения.

— Я — дом ваш, защита ваша и оплот, — шептал юный мошау под нос. — Светило, согревающее и дающее жизнь вам. Твердыня и родной мир для всех вас. Я — дом ваш…

Его руки и плечи были покрыты лесами с частыми островками городов и посёлков. Везде кипела мирная жизнь, летали юркие аэропланы, комбайны вспахивали кожу.

— Я — дом ва…Эй! — открыл глаза Йорц. — Что опять началось? А ну, замерли! Убрали оружие!.. Жду! Умницы! Ну вот, сбили… Так…

Он вздохнул, поднял тёмно-синие глаза к небу и снова зашептал, медитируя. Получалось у него не очень.

— Я — дом ваш, светлый дом… Парни, мне сходить искупаться в океан, да? С первого раза не понимаем? — прогудел мошау, хмуро глянув на правый локоть.

Йорц сокрушённо покачал головой.

— Вот ещё чуть обустроитесь, и отправимся в дорогу. А то эти пески порядком вымотали. Да и пора уже других изгоев поискать.

Йорц посидел ещё немного. Потом аккуратно встал, распрямил затёкшую спину и окинул взглядом линию горизонта в направлении севера. Где-то там. Где-то в прохладных лесистых равнинах — узнал он от своих поселенцев — обитают изгнанные мошау. Гиганты, не сумевшие ужиться с мошау «настоящими» и «правильными».

Зато отлично поладившие с теми, кого Учитель называл Проказой.

Значит, не только люди, но и мошау бывают разного качества — одни как бы получше, а некоторые, вот, похуже. Такое в Школе не расскажут. Самому нужно узнать.

Сначала медленно, а потом всё увереннее Йорц зашагал прочь от знакомых мест. Прочь от несбывшихся планов и треснувшей наискосок жизни.

Внутри у него появилось приятное ощущение, что не всё так уж плохо, на самом деле. Что он не один, и надежда на будущее не умерла, а мерцает где-то там впереди — нужно лишь до неё добраться.

— Ну и возитесь тут сами со своими безмозглыми амёбами, — бубнил он на ходу с недоброй ухмылкой. — Да, народ? А мы — к своим. Вместе-то оно полегче…

И вдруг, нахмурившись, гаркнул:

— Эй! Я всё вижу! Лучше не злите меня. Вам не понравится.

+1
09:02
291

Достойные внимания