Анна Неделина №1

Вихри

Вихри
Работа №154. Дисквалификация в связи с отсутствием голосования.

Рассвет начинал заливать своими лучами раскидистую опушку леса, тонущую в зелени отделяющую ее от полузаросшего тракта. На ней раскинулся одинокий лагерь, мерно прозябающий в густом сне. Несколько палаток, остатки огня, распряженная лошадь, томящаяся на лугу поодаль своей пустующей телеги. Лишь один человек не предавался сладостному омуту сна. Качающийся не то по причине богатырского храпа, доносящегося изнутри, не то от залетевшего утреннего ветерка, полог палатки сбивчиво демонстрировал яркую полосу зелени, залитую поднимающимся в небо солнцем. Лежа на боку человек смотрел перед собой явно чего-то ожидая.

Чуть погодя что-то зашевелилось, предвещая этим раскатистый крик облетевший всю поляну. Человек криво улыбнулся как бы смакуя этот момент. Перевернувшись на спине к храпящим, он сгруппировался. Небольшая трель ногами по вожделенным ребрам заставила спящих пробудится. Вскочив за секунду, потянувшись руками к кинжалам, хранящимся на поясе они быстро успокоились, увидев довольное лицо потревожившего их соседа. Как только до них донеслись разлетавшиеся по лагерю проклятья два простака начали судорожно одеваться. Выбегая наружу каждый кинул кроткое пожелание благодарности и «благостного пробуждения», затворяя за собой полог. Потянувшись, человек последовал их примеру. Достав из-под лежанки странного вида амулет человек надел его, пряча эмблему в пологи одежды. Потянувшись он развел ткани в стороны, встречая запоздалое для всех утро.

Народ впопыхах выстраивался посередине поляны, в ожидании выволочки. Кто-то не успел затянуть ремешки шлема, кто-то забыл сам шлем, кто-то же не озадачился наличием рабочего инструмента под поясом. На все это безобразие взирал коренастый человек морщащий испещрённый морщинами лоб. Ноздри его раздувались, заставляя колосится черные густые усы. Никто не пытался смотреть ему в лицо, то ли от молний, летящих из его карих глаз, то ли от бликов солнца танцующих на его блестящей лысине, слепящей каждого встречного. Человек без сна, не торопясь будто в развалку встал в строй, как бы не замечая испепеляющий взгляд лысого. Заняв свое место у выделяющегося бородатого великана, явно резонирующего с ростом воинов в этой шеренге. Опоздавший еле слышно произнес: «С пробуждением Медведь, смотрю, сейчас будет потеха». «Ты сегодня бодр на удивление, хорошо поспал?» - вторил ему здоровяк. «Ага, так же сладко как сегодняшние бедолаги» - с заметной иронией произнес он ему в ответ. Разговор оборвался моментально. В речи лысого чеканилось каждое слово, заставляя каждого задрать голову и распрямить спину.

«Заткнулись выродки, я такого не потерплю. Вы хоть понимаете, что сегодня произошло, мы чуть не подохли все. Ох, я бы с радостью посмотрел, как бы вы ржали, когда кто-нибудь потрошит ваше брюхо заживо, смеясь при этом вам в лицо. Мало того, мы выбились из темпа, скоро полдень, а мы не прошли даже лиги. И почему же? Почему? Потому что наш караул решил вздремнуть, ночь теплая была, да? И кто же это у нас был? Шаг вперед смертники.»

Вышли трон. Два молодых воина, держались как-то неуверенно, как дрожащие литься на ветру. Третьим же был чуть горбящийся человек, витающий где-то далеко, явно игнорируя летящие на него нотации. Его нельзя было назвать в полной мере стариком, однако рассвет его сил минул так давно, что окружающим он был попросту неизвестен. Множество глубоких морщин сходились у длинного крючковатого носа, предавая ему еще более измождённый вид. Смотря перед собой в его глазах читалось лишь одно: «Когда же этот цирк окончится?».

- Неужели. Не прошло и пары месяцев, а вы уже удумали спустя рукава исполнять мои приказы? Правда так осмелели?

Один из парней чуть отведя голову уставился глазами на старика, считающего ворон где-то в небе. Он явно недоумевал почему весь гнев командира направлен лишь на них двоих.

- Смотреть мне в глаза пес! – разразился лысый гневным рыком. Подлетев к бедолаге он с размаху нанес удар тыльной стороной свой перчатки. Силы в ударе не было, но и этого хватило чтобы новобранец пошатнулся, поджимая разбитую губу.

- Я урезаю вам жалование на ближайшее время. До следующей деревни будете нести поклажу на себе, облегчите участь наших коней, на большее вы видимо неспособны.

- Да командир! – хором проговорили провинившиеся. На удивление даже старик вторил бедолагам, моментально выйдя из своего отчужденного состояния.

- Встать в строй! Так я не понял. Остальные, вас это не касается что ли? Почему никто не поднял лагерь, почему я должен этим заниматься? – Лысый продолжал свирепствовать. Глазами он водил по строю в поисках новой жертвы. Лишь слегка задержав взгляд на соседе местного великана что кротко задрал голову к небу, сплюнул раздраженно, сделав шаг в сторону. Подняв руку он гаркнул: «Собрать лагерь, пойдем в быстром темпе, и больше чтобы такого не было, длинные дни скоро кончатся, а по грязи нам нормально до цели не добраться.»

Все разбежались собирать палатки и запрягать коней, дорога должна была быть долгой.

***

Дремучий лес обступил ветхую дорогу, ветки норовили перегородить путешественникам путь. Конь тянул за собой нагруженную до верха повозку, не торопясь форсируя зеленое море. Кто-то раскатисто зевал, волоча ноги по устланной листьями дороге. Кто-то перекидывался словами своевременно затихая, когда того требовал ревностный взгляд командира. Но при этом каждый был наготове держа оружие наготове. Впереди колоны шли двое груженных каким-то скарбом страдальца, тяжело переступающих с ноги на ногу.

Двое наших знакомых идя сзади колонны вели светскую беседу, мерно оглядывая окружающие их заросли. Здоровяк шел позади, неся на плече огромный топор, щит же будто бы никак его не сковывал, колышась в разговоре от жестикуляций владельца:

- Опять ты свое, Медведь, да Медведь. У меня имя есть и ты его знаешь.

- Да, знаю, и ты мое. Но раз уж мы все в одном дружном хлеву, и у нас такие порядки имей совесть обращаться так как требуется. Да, парни? – В ответ идущие рядом нехотя закивали, печально давя смешки на выдохе.

- Да ладно, все же свои. Новички вон в авангарде, харчи отрабатывают. Барсук в первой колонне. Ничего не будет – не унимался здоровяк, устало поднимая глаза к небу.

- Сколько ходим, ты все такой же, деревенский добрячок. Тебе бы все по-свойски, по-простому. Сам же знаешь, наедине можно. В походе или в городе нельзя. – вклинился воин слева от беседующих.

- Да ты то понятно ворон, может и имен то всех не помнишь. – нахмурился так называемый Медведь.

- Может и так, все равно народ у нас шибко не задерживается, так чего зря живот рвать. Мне вот ср*ть на твое имя, веришь? Вон, какой Волк у нас по счету уже, пятый, шестой? – едко прошипел тот, указывая острым подбородком на впереди идущего.

- Не сомневаюсь, что тебя это никак не волнует, но я вроде и не с тобой говорю, а парень? – как-то навязчиво спокойно проговорил ему в ответ здоровяк, слегка повернув голову в его сторону.

- Да воркуй сколько взлезет со своим Котиком, мне то что. Я в ваши брачные игры не лезу. - сказав это, собеседник отвернулся, хмуря смолевые брови. Уязвлённый он слегка ускорился, отдалившись от соседей справа, сократив дистанцию с идущим впереди воином.

- Не дави ты на него. Пусть попыхтит с нами на правах ветерана, от части может он и прав. – произнес искомый кот.

- Ладно, ладно молчу. Только не начинай вот это все, я под эль об этом всем наслушался уже. – увидев по плечам что собеседник хмыкнул, он продолжил:

- Мне как-то с трудом верится, что ты мог проспать, зная твой чуткий сон. Хотя нет, скорее храп этих двух молодцев не даст кому-либо заснуть. Или у тебя и для этого настойки есть?

- Спал как младенец. Так крепко что дышать во сне забывал, аж слезы лились.

- Соболезную, то-то мне пайка вчерашняя кисловатой показалось. Надеюсь разживемся чем приличным на постое.

- Тогда тебе следует хорошенько помолится дабы в следующей деревне урожая хватило на нас всех. Проверим на сколько богам нравятся наши деяния.

- Не богохульствуй глупец, иначе бог тебя покарает. Нет других богов и нет триединства, всё он един, помни об этом идя во тьме! – раздалось откуда-то спереди.

- Я буду очень рад если нам придется вырезать какой ни будь монастырь укрывающий беглое отродье. Ох была бы потеха тогда, выслушивать под это, твои проповеди дружок. Нужно было окрестить тебя не орлом, а пророком Ихтором, тот вроде тоже свою паству сжег, да? – вклинился снова ворон.

- Проклятье падет на твои плечи, не гневи бога! – не унимался ревнитель веры.

- Я раньше как-то не замечал твое набожности, дружок. Не уж то так пробрало то дельце год назад? Нанюхался жареной плоти детишек, так всё, богу разум отдал. Тьфу, слизняк. – сплюнул ворон.

- Хватит вам, а ты ворон угомонись пока не стало поздно, усек? – все так же спокойно на первый взгляд проговорил здоровяк.

- Чего ты за него заступаешься, на сколько мне помнится ты у нас старовер, не так ли? Я может чего-то не понимаю… - говоря это ворон повернулся к собеседнику, заткнувшись на полуслове, видя, как тот смотрит перед собой в никуда, крепко сжимая рукоятку своего топора, застывшего недвижимо на плече.

После непродолжительной паузы тишину нарушил чей-то тихий вопрос.

- Эй Кот, ты сказал что-то про следующую деревню. Думаешь мы не минуем дороги до зимы? – окружающие выдохнули.

- Шансов мало, это не первый раз, когда мы задержались в дороге.

- Не знаю, если речь о той остановке в Дорме, она была безусловно необходима. Пока вы там своими делами занимались с Барсуком, я отлично проводил время в борделе. – запел упоенно кто-то у самой повозки.

- Если бы ты по реже проводил так время, может и разжился бы чем-то по приличнее нежели старое топорище, да погнутый шлем. Твоя мнимая щедрость тебя погубит, хотя чего это я, ты явно чего-то компенсируешь этим, а дружок? – вклинился в разговор новый собеседник.

- Пошел ты! Не твое дело на что я трачу жалование чтец. Тебе просто не понять всю прелесть тепла женщины, с ним сразу забываешь, что оставшийся год придется месить глину по захолустным трактам. – не унимался, уязвлённый всей этой ситуацией любитель борделей.

- Успокойся Хорёк, не нужно оправдываться перед этим зазнавшимся олухом. Я до сих пор не знаю зачем нам нужен осадный инженер. Была бы моя воля, жрал бы ты дерьмо на своем мастеровом дворе. Но раз барсук настоял. Просто помни Филин, твоя жизнь зависит от нас в большей степени чем ты думаешь, и ты ничем не лучше нас.

- Ворон хватит тебе уже. Мне надоела ваша грызня, чего хоть по делу бы сказали. –подал наконец голос медведь.

- По какому это делу? – язвительно спросил ворон.

- Ну, например, где наш чертов разведчик и что мы будем делать если он потеряет сменного коня. – ответил за соратника Кот.

- А нам что-то угрожает? Сомневаюсь. – уверенно произнес молчавший до сего Пес.

- Может да, может нет. А может мы не одни возвращаемся по этому направлению на постой. Про лихих людей уж умолчу.

- Умеешь ты настроение испортить Кот, хоть раз бы не портил походный треп. Все равно других развлечений нам впереди не представится. – прокаркал его сосед слева.

- Будет тебе развлечение, как раз если кто на нас позарится. Нормальный честный бой, а не то чем мы обычно занимаемся. Надоело уже этих тварей резать, ни стыда, ни совести, нелюди. – утихая произнес воин перед вороном.

- Ты волк смелый такой, резал он их значит. Ты с нами сколько, а? Парочку пережил и все, не может он. Так и говори, что в штаны кладешь каждый раз как нам на штурм идти нужно. А то как оно у нас, кое-кто не сдюжит, все поляжем, да парни? – произнес ворон, начав озираться в поисках одобрения. Ответом стала тишина, все будто впали в транс на последних словах.

- Закрой рот Ворон, еще одно намек, лишь один. – все так же спокойно произнес здоровяк.

- Да все же свои, чего вы. Какие все ранимые стали. Я вот давно привык к ним, и чего твари, да твари, они же одаренные божьей дланью смертные. Разве не так наш воинственный святой отец? – обратился к переднему ряду Ворон, как бы меняя тему в жалкой попытке сохранить лицо.

- Они заблудшие дети. Ушедшие от своего предназначения помогать чадам его, освещать путь. Их души обречены, ибо ими завладели демоны. Сила же их так и манит нечистых, поэтому наша задача искать избранных отправляя на инициацию, дабы они заняли свое полноправное место в рядах спасителей рода людского.

- По-моему это дар богов просто сводит их с ума. – буркнул себе под нос Пёс.

- О, ты опять подал голосок. Мне если честно больше нравится, как у староверов все устроено, их боги честнее. Вот тебе дар, твори от моего имени предначертанное, а коли прогневаешь, умрешь в муках. Честнее что ли, без этого посыла про чье-то спасение.

- Да, именно поэтому весь восток и север под ними ходят.

- Это потому что там серых в колыбели давят. Испокон веков у них так заведено. На востоке вообще жертвоприношения устраивают дабы магов разродилось больше, варвары.

- Это ты за книгами своими все вычитал? Да еще так уважительно, маги. Нелюди они, вот кто.

- Нет, я из портового города, там бывали их купцы. И я вот не уверен, не маги ли они были, сами. – закончил свои рассуждения Филин.

- Ну да, наши то либо в печатях заклеймённые, либо в цепях, да в клетках.

- Либо с инквизиции трутся.

- Да, одна надежда, на серых. Всем бы нам в кандалах ходить в таком случае.

- Не должны люди такой силой обладать, не должны.

- Так может они как раз-таки и не люди? А демоны в человечьем обличии. Эй святоша, а кто в таком случае серые?

- Святые люди, которых послал в назидание своим избранным бог.

- Складно поешь.

Из неоткуда возник знакомый сморщенный старик, влезший в диалог:

- Серые ничем от магов не отличаются, одна поля ягода, нелюди. И вы бы уже заканчивали языками молоть. Тут в округе кто-то есть, я чую. – кряхтя проговорил старик.

- Лис, че ты несешь то.

- Я смотрю с тебя все нипочем старик.

- А чего мне будет, вы без меня все сдохните в лесах. – сказав это он гаденько посмеиваясь ушел в переднюю колонну, держа наготове свой тисовый лук.

- Старику не показалось?

- Нет не показалось, видимо нашел сломанные ветки вне дороги. Ни дичи, ни помета, всяко тут кто-то обосновался давно уже.

- Хреново. Не люблю я это дело.

- Чего ты там не любишь? - спросил услышавший их Ворон.

- Не по мне это людей калечить.

- Ты смеешься что ли. Я все диву даюсь как ты людей колешь словно дрова, а тебе оказывается это не в радость. Не ты ли последний раз голову магу снес, да заливался так, что аж жуть.

- То не люди, то твари и их свита. – сурово произнес здоровяк, сведя на переносице свои пышные рыжие брови.

- Понял.

Во всех этих беседах отряд двигался, не сбавляя хода. Небольшой уклон лесного полога стал усиливаться, обрисовывая по левую сторону дороги спуск ухабистого оврага.

- Чувствую там, где-то горный ручей будет. – произнес кот.

- И чё? – непонимающие спросил Пёс.

- Готовьте оружие, вот что. – отрезал на удивление серьезный ворон.

- Сходите к барсуку, пусть снимет новичков с проноса. – продолжал спокойно говорить кот.

- Да пусть несут, авось на них и нападут. – встретив ответом замогильное молчание и властный жест подбородком, указывающий в начало шеренги, псу оставалось лишь подчинится.

Дорога же сужалась, подступая к спуску, окаймлённому грядой крутых холмов. На таком уклоне корни деревьев выступали особенно явственно, напоминая несчастных спасающихся, чья жизнь висит на волоске. Еще чуть-чуть и их утянет в зеленые глубины низины. Вернувшийся пес привел с собой провинившегося с утра солдата. На вид тот оказался лишь молодым парнем еще еле оперенной бородкой.

- Он скинул на нас мясо, серьезно, опять? – возопил недовольный Ворон.

- Держись меня, и все будет в порядке. – с отеческой улыбкой произнес Медведь.

- Я могу о себе позаботиться, бывал уже в бою. – сухо произнес пришедший.

- О парни, новичок то полон бравады, молодец. Мне как раз шлем Лося приглянулся что на нем сейчас, меняю на свой для следующего, все слышали. – рассмеялся хорек.

- Надеюсь те ребята наверху имеют при себе цепного мага. Я бы посмотрел тогда на тебя мальчик. И боюсь твоя новоявленная нянька первая понесется сносить ей голову, тогда тебя мало что спасет. – тихо зашипел Ворон, видя несерьезность прибывшего новичка.

- Сейчас второй ряд, в бою в шеренге слева от медведя, понял? – не обращая на треп остальных откомандовал кот. Адресат же не став ждать повторной команды занял свое место. Восприняв эти слова как совет старшего товарища. Колонна продвигалась дальше.

- Может вам все-таки показалось? Я вот устал уже плестись пол дня. – произнес жалобно Пес.

- Ничего, поспали мы сегодня отлично. – перебил его Медведь.

- Позадорнее можете говорить, да по громче. - вкрадчиво произнес кот.

- Хочешь их выманить? – спросил тихо Ворон, на что получил еле заметный кивок.

Получив отмашку, вдруг кто-то начал петь. Сначала один, но с каждым словом пение обрастало новыми голосами, чеканящими каждое слово:

«Мой путь, впредь топь.

Судьба меня несет,

Разносит в пух и прах,

Засеет в живых страх.

Я жду, несу, и богу покажу.

Вот моя борьба,

Не властна мне она.

Услышь меня проклятый,

Не трогай ты мой род

Дай подышать немного,

А то вдруг пронесет.»

Вскоре обе части колоны повторяли один и тот же куплет. Молчали лишь новенькие и Кот, пристальной смотрящий сквозь щит на бугры нависавших на них холмов. Минул очередной куплет, как на словах: «Вот моя борьба…». Раздался его крик: «По правую руку щиты поднять!». Всё сменилось в мгновение воины образовали два строя, прикрыв края повозки, образуя стены щитов, ощетинившуюся копьями. «Самострелы приготовить!» - заголосил из головной части Барсук. Несколько бойцов ринулись к боковой стене повозки. На них были закреплены грубые кожаные сумки, хранящие в себе по самострелу. В воздухе засвистели стрелы, бьющиеся в выставленные деревянные преграды. Раздался чей-то крик: «Отнесите его за повозку!». Обстрел не останавливался. Неизвестный враг осторожничал, захваченный врасплох готовностью своей жертвы. Тела сраженных стрелками нападавших кубарем летели со склона, ударяясь об стволы деревьев, скатываясь к гряде выставленных щитов. В рядах, нападавших началось какое мельтешение, после чего разрозненные крики начали доносится с края прилегающей дороги. Противник наконец сделал ход. Защитники двинулись на перерез. Перестроившись, дабы принять врага развернутым строем, устремили на ход врага древки своих копий. Бежавшая на отряд свара, начала неуверенное продвижение. Вооруженные щитами старались прикрыть товарищей и самих себя от метких выпадов копий. Именно поэтому вылетавшая их второго ряда пика каждый раз собирала свой злачный урожай, заставляя несчастных опадать наземь. Тем же кто щита не имел везло меньше. В попытке отвести удары те напарывались на соседние копья, падая замертво. Бившийся в первых рядах налетчик, облаченный в кольчужный доспех, расталкивал подчинённых, заставляя тех штурмовать строй. Минувшие копья, навалившиеся на щиты, старались подрезать ноги врага, нанося в зазоры строя удары. Защитники же, ложно отступая уводили удар в сторону, позволяя прикрывавшим их поразить неприятеля. Павшие замертво и раненые, напор нападавших таял. Последней каплей стал свалившийся от удара копьем лидер. Пусть он и был жив, сломанные ребра не давали ему нормально дышать. Люди дрогнули. Никто и не пытался спасти собратьев, стонущих на пыльной дороге. Отступающие расталкивали соседей спотыкались падая, скоро принимая надвигающуюся на них расплату. Пустая доселе дорога представляла из себя кровавое побоище, сотрясаемое стонами раненных.

«Стройся!» - раздался властный окрик над полем брани. Разошедшиеся было воины, быстро вернулись заняв свои места в круговом построении.

- Потери? – запросил Барсук требовательно.

- Двое. Новичок помер, Кабан ранен. – затараторил Филин.

- Хреново. Останешься с ним. Всех добили?

- С холма могли убежать. Мы шли в обход вдвоем, несколько ушло глубже в лес.

- Нужно добить. Не очень хотелось бы ночной вылазки нам в тыл.

- Мы никуда не торопимся, эти сволочи подстрелили коня. – произнес барсук, тяжело вздыхая.

- Значит молимся в ожидании нашей разведки? В ином случае мы никак не двинем без нашего барахла и провианта.

- Четверо останутся у повозки. Осмотрите живой там их лидер или нет. Целых свяжите и допросить, остальных добить. Группа что останется здесь, можете начинать сортировку, трупы в кучу. Если кто-то найдет место для лагеря доложить мне. – барсук не унимался, раздавая команды.

- Да поняли мы, поняли. Вон, иди допрашивай. – указал ему кто-то на принесенного пленного.

- Ты у них вожак значит. Долго вы здесь обитаете, а? – спросил он у стонущего человека.

- Тебе какое дело солдатня. – сказав это человек мигом пожалел о своем норове. Тупой конец копья уперся в раненный бок, вызвав непроизвольный стон.

- Грубишь, а я еще даже не начал спрашивать. Пойми, рана у тебя не смертельная, мы еще успеем с тобой поиграть. – говоря это он протянул грубый походный нож Ворону.

- Вытяни ручку дружок. – осклабился потянувшийся к его пальцам ворон.

- Что вам нужно от меня, просто добейте.

- Ты слишком резок к нам, за тебя местный феодал точно даст нам награду. Если не за устранение банды грабителей, так за урезание поголовья нарушителей запрета охоты, этак на целый десяток, да парни? А вот если укажешь нам на ваш схрон мы просто доставим тебя до ближайшей деревни, оставив с горсткой на постой. – услышав это вожак забегал глазами, явно не зная, как поступить.

- Пойми, под пытками ты нам и так все скажешь, а так есть шанс выжить. Тем более если после пыток ты выживешь, позорный столб и топор палача не самый радостный для тебя исход. – продолжал давить Барсук.

- Клянётесь всевышним что оставите в живых? – вопросил пленник, чьи пустые глаза указывали что для него все давно решено.

- Клянусь. – торжественно подняв руку провозгласил Барсук.

- Идите вдоль ручья, упретесь в нашу стоянку. Сопротивления особого не будет, у нас там два человека, малец и раненный. Не убивайте мальца. Сундук с добром под старым дубом, не перепутаете. – тяжело провозгласил пленник.

- Ну это не мне решать, да и уговор был лишь на одного тебя. – издеваясь проговорил барсук. Тут же он дал отмашку, после чего за спиной главаря кто-то еле слышно произнес:

- Чтоб ты сдох, предатель. – услышав это, кривясь от боли тот обернулся. За ним стоял на коленях приведенный оборванец. У самой шеи был приложен меч, державшим его одной рукой воином. Руки были связаны, все зубы выбиты. Но та ненависть, с которой он смотрел на своего некогда предводителя была сильнее давящей боли и холода клинка.

- Я трус в той же мере, в какой ты сейчас стоишь живой передо мной. Все мы уже умерли сегодня, проиграв в битве. – выпалил побитый вожак.

- Складно лопочет для бандитской мрази, видимо чей-то младший сынок. – окружающие засмеялись, поддерживая замечание ворона.

- Судя по его дружку, нам не соврали. Но ничего, ошибка за каждого человека будет стоить ему пальца.

- А если под треклятым деревом ничего не будет, то прошу, отдайте его мне. – взмолился ворон, на что барсук стоически кивнул. Дав сигнал, бедолаге выжившему перерезали горло, бросив труп у колен вожака.

- Двинули парни, этого связать и снимите с него всё ценное. Надеюсь он от этого не окочурится. Пойдем в обход, чувствую идя вдоль ручья мы будем как на ладони. Тем более, мы же не хотим, чтобы наши птички улетели. – дал последнюю команду Барсук, дав отмашку своим людям.

Отряд продвигался вверх, карабкаясь по крутым уклонам. Все продвигались аккуратно, стараясь не угодить в случайную волчью яму или ловушку, появившуюся из ниоткуда. Торопится не было смысла, враг знал об их присутствии.

Вскоре стоянка была найдена. Как и ожидалось, покинутая, очаг еще не остыл. Как и говорил их предводитель, в лагере остался раненый и ухаживающий за ним мальчик. Закипела работа мародёра.

- Добро погружено, мы тут волокуши смастерили. – зарделся подошедший хорёк.

- Молодцы, а по существу? – спросил стоящий в палатке у пленных Барсук. Парень не пытался бежать, стоя на коленях он как бы закрывал раненного с немой ненавистью глядя на вторженцев.

- Там пару свиней, разная утварь, съестного хватает. У них тут приличные запасы соли.

- Отлично, как раз коня засолим. Что с сундуком?

- Почти докапали. А с этим что?

Парень вдруг поднял голову, казалось, что он ослышался.

- Не знаю, помрет он здесь в лесу один. Милосерднее будет добить.

- Не гоже так поступать – вмешался медведь.

- Ты сам за ним всю дорогу следить будешь? Лишняя морока.

- Буду. – не унимался медведь.

- И куда его потом? – резонно заметил барсук.

- Да в любую деревню, пусть осядет.

- Я никуда не пойду, оставьте нас. Дайте немного еды и я выхожу брата, мы не представляем угрозы.

- Мальчик, твой братец нежилец. А тебя здесь сожрут волки. Нет дело конечно твое, но мне как-то не хочется, чтобы в будущем по этим дорогам ходил еще один ублюдок без роду и племени грабящий людей. А если ваши дружки вернуться, если тебя не прирежут так ты и закончишь. – навис над парнем разгневанный барсук.

- Не пойду, не заставите, я не брошу брата … - не успев договорить, он обомлел. Стоявший в сторонке весь диалог старик одним ловким движением проткнул грудь лежавшего в бреду больного.

- Ну раз мы тут закончили. Медведь вяжи мелкого и делай что хочешь, все под твою ответственность, сам его переть будешь. А ты Лис поглядывай, ну ты меня понял. – обратился тот к старику, кивнувшему ему в ответ.

- Не бережешь ты душу старичок, не бережешь. – еле слышно произнес Пёс.

Выйдя из палатки, барсук заковылял уставший к месту раскопок. Несколько воинов столпилось вокруг.

- Каков наш улов? – начал расспросы своих подчиненных командир.

- Серебро, ткани, зерно, вроде пшеница. – начал перечислять ворон.

- Как и думал мы у них не первые на тракте. От того и наглые такие, деревенщины. – сплюнул на землю командир.

- Не все из них. Явно с наших краев пришли. Судя по лагерю зимовать они здесь бы не стали. Ни сруба, ни заготовок, один лишь палаточный лагерь. – подал голос молчавший до этого кот.

- Думаешь дезертиры с чей-то стороны? Рановато они господ покинули. – проговорил барсук.

Все ценное было свалено на волокуши, труп сброшен в выкопанную яму. Все пошло вход, веревки, полотна палаток, остальное предано огню дабы не достаться врагу. Процессия двинулась обратно, воодушевлённая полученной добычей.

- Докладывай. – потребовал барсук по возращению, обращаясь к Филину.

- Пленник связан у повозки, трупы начали разбирать, стоянку разобьем чуть дальше по дороге у ручья, но нужно будет передвинуть телегу. Да, кабан помер.

- А можно было с этого начать? – повысил голос командир.

- Я не стал доставать стрелу пока мы не разложились, в общем он умер довольно скоро после вашего ухода. – опустил глаза Филин.

- Ладно приступим к чистке и возведению лагеря. Если наша прекрасная разведка не вернется, нам придется здесь зимовать, парни. Точно, чуть не забыл.

Барсук подошел к связанному предводителю разбойников. Человека бил озноб, он стискивал зубы дабы не стонать. Веревки давили, огибая отёкшее избитое тело.

- Прохладно, да друг? А ты не обманул, разбежались твои дружки, правда, жаль. С радостью бы их вздернул на копье. Чет я смотрю синяков прибавилось, ты уж извини моих людей.

- Я окочурюсь здесь на земле, может выполните свое слово и меня хотя бы перенесут к очагу, свою часть уговора я выполнил. – опустив голову проговорил предводитель.

- Понимаешь, есть одна проблемка. – начал заискивать Барсук.

- Ты клялся мне всевышним. – возопил узник.

- Тише, тише. Проблема в том, что я староверец. Мне нет дело до клятв тех, кто не может запомнить имена моих богов, прикрываясь богом единым. Пусть не обидит это моих людей. Но это не самое главное. – барсук нагнулся, подняв за волосы бандита, вглядываясь ему в глаза продолжил. - Сегодня я потерял двух людей, а наш род деятельности подразумевает непростую подготовку рекрутов. Слишком дорогая цена, чтобы держать слово для того, кого пришлось бы тащить черт знает сколько лиг, знаешь ли. – вытянув руку в сторону, он указал на проходящего мимо медведя, ведущего связанного перед собой парня:

- А вот и равноценная тебе душа, моему человеку он приглянулся. Ты же не обидишься если он займет твое место? Все-таки ты причина смерти его братца. Эй мальчик, хочешь посмотреть на убийцу своего брата? Могу даже дать тебе возможность убить этого труса. – окликнул барсук замершего в шоке паренька.

- Для серых стражей вы бедновато выглядите. В любом случае это объясняет, чего ты так бесишься. Охотитесь на магов. Смотрю людьми с дороги тоже не брезгаете. – крикнул пленник, скидывая с себя маску покорности.

Барсук обомлел, сделав одновременно знак рукой чтобы медведь уволок парня, упирающегося, не сводящего с предводителя банды расширенных взгляд. Медведь же взял того вод плечи приговаривая: «Нечего тебе уши греть. Не беспокойся этот человек получит по заслугам.»

- Откуда ты узнал. – тихо произнес барсук еще сильнее поднимая пленника за волосы.

- Пока твой человек колотил меня у него вылетел из-под одежды амулет. Я знаю этот знак и знаю кто вы все. Оставили со мной серого значит. – мужчина улыбался, понимая, что это последний раз в жизни, когда он сможет насладиться растерянностью оппонента.

Барсук разжал пальцы от чего голова пленника опала ему же на грудь.

- Без разницы. Знал, что так будет. – произнес тот не поднимая головы.

- Зачем тогда все рассказал, так боялся пыток?

- Глупо имея хотя бы малейший шанс выжить, им не воспользоваться, так не считаешь? Сделайте это быстрее, мне холодно. – выпалил тот без сил.

Как пожелаешь. - оголив свой меч, барсук не отводя глаз медленно вводил лезвие в грудную клетку своего врага. Выпустив последний свой крик, чувствуя нарастающее боль, человек обмяк, провалившись в объятье мглы.

- Филин, мать твою, ты засветил знак? – вскричал барсук.

- Извините командир, увлекся, мне кабан денег должен был.

- Ну могу тебя поздравить, следующая получка будет урезана, понял? И трум убери, пока вонять не начало. – натянув гадкую улыбочку отбрил его барсук.

- Да, командир. – сквозь зубы отрапортовал бедолага.

- Эх, опять в расход. Столько сегодня людей добили, обидно. – проходя мимо с поклажей произнес Ворон.

- День очищения будет завтра, да? Я не ослышался, это ТЫ сейчас сказал? – саркастически завился командир.

- Да, а чего? Нам еще кучу золота сжигать. Были бы у моря, любой крупный портовый город, я бы мигом нашел нам скупщика рабов с востока. – мечтательно произнес ворон.

- Рабство у нас под запретом у тебя память отшибло? Да и серьезно, продавать наших людей этим убл*дк*м с востока.

- Ну не бесплатно же. Значит лучше пусть они просто помрут здесь, став пищей для волков? – не унимался ворон.

- Да, лучшая судьба для таких подонков.

- Ну если на чистоту, мы как бы и занимаемся рабством, разве нет? Только наши рабы обычно пускают молнии из рук. – подал голос, развязывающий труп, Филин.

- Ты больно умный? Делом быстрее займись, пока все мне жалование не отдал. А ты чего встал? Работаем, работает бездельники убогие. – заголосил барсук.

Начинало темнеть, скарб был перенесен, палатки разбиты, дрова собраны для костров. Все разошлись по кострам, принимая последнюю трапезу.

- Фух, наконец отдохнуть можно, умаялся я за день. – убирая пот со лба, Медведь опустился у костра на лежанку, держа в руках две наполненные миски похлебки.

- Ничего, завтра тебе вообще весело будет, нам нужно тележки сделать. У нас теперь один конь, на телегу все не поместится. А значит придется тебе свое ремесло вспомнить. – проговорил Кот прихлебывая свою порцию.

- Ничего, сейчас отдохну и сила на завтра появится. У костра, само то, не пятки топать целый день. На, ешь, похлебка с кониной, вкуснотища. – проговорил Медведь, протягивая вторую миску сидевшему у костра мальчику. Смотря на пламя, то всячески избегал встречи глазами с кем-либо.

- Бери пацан, была бы моя воля ты бы весь путь голодный пер, разбойничий подкидыш. – едко прокомментировал Пёс образовавшуюся заминку. Мальчик молча принял пищу из рук, жадно приступив к ужину.

- Мда, а теперь жрет нашего коня. Вот парень везучий конечно. – не унимался Пёс.

- Да хватит тебе уже гавкать, отстань от парня, пусть поест нормально. Была бы моя воля давно бы развязали его. – заступился за пленника Медведь.

- И он бы нас прирезал во сне всех. – ни к кому не обращаясь, подметил выживший новичок.

- Если уж речь пошла про завтра, то ты не обольщайся. Тащить эти тележки тоже ты будешь, гигант. С тебя все как с быка, не переломишься, тебе вон горбыль солома. – продолжил Пёс, переключая как бы тему разговора.

- Кажется я нашел себе помощника. А кот, он вроде справится? – подмигивая провозгласил медведь.

- Не, сами с этим возитесь. Мое дело готовка. Как вы думаете кто эту похлебку помогал делать? Эх солонинка, это вам не похлебку зерновую жрать из года в год.

- Ты же сельский да, ничего через пару лет привыкнешь к такой трапезе. – проговорил кот.

- А какому делу, в этом что хитрость какая есть? Я думал у вас мастерить все филин мастак. – произнес новичок.

- Ты зелень не знаешь же, он дровосеком раньше был, чего думаешь эту дуру с собой таскает. – произнес пес, указывая ложкой на покоящийся у ствола дерева гигантский топор.

- Новичок, зелень, когда мне уже имя дадут? – произнес тот.

- Это решает Барсук, да и не даст. Скорее передаст, раз такое с Кабаном произошло. Значится ты у нас следующий боров будешь. – ответил ему Пёс.

- А когда это будет, в бою был, муштру прошел, чего надо то ещё?

- Не был ты еще в бою мелочь. Мне имя дали только после первой стычки с магом. А это иное дело знаешь ли. Я уж человек не гордый, вот когда портки свои окропишь после того как перед тобой столбы пламени людей выжигать будут, вот тогда имя и получишь. – говорил пес, слега, передернувшись как бы вспоминая минувшие дни.

- Ты по себе не суди, у всех он свой первый раз. А ты Рейнард не тушуйся, всему свое время. Главное держись так же как сегодня и все будет нормально. Помнишь же да чему тебя мы учили? – по-отечески произнес Медведь, после Пса обращаясь к парню.

- Ого, думал никто мое имя не знает, я его раз только назвал при вступлении. По поводу правил помню, и самое главное тоже. Если серого нет рядом бей насмерть чтобы перед смертью тварь не смогла забрать тебя с собой. Вот только кто у нас серый то, кого защищать? – вопросил парень, после цитирования слов старших товарищей.

- Раз сам не понял, нечего тебе знать до получения прозвища. Всему свое время. А имена я всех их помню. Ты получишь его обратно при захоронении. Завтра вот узнаешь, как кабана звали. - кисло улыбнулся своему собеседнику великан.

- Слушай, Медведь, а ты буллу с нашими списками читал сам когда-нибудь, ты же давно в отряде? – спросил Пёс.

- Нет, у нас только Барсук да пару человек ее прочитать могут. Кот читал, наверное, он в отряде раньше меня был, да? – хихикну Медведь.

- Заткнись. Нет, читать я тоже не умею, а так видел конечно. – огрызнулся молчавший доселе кот.

- Ладно не злись. Парень, а тебя как звать то? – обратился Медведь к своему пленнику. Мальчик вздрогнул, сжимая пустую миску поднимая взгляд от огня, смотря в лицо здоровяка.

- Ладно, извини. Понимаю все так закрутилось, может добавки хочешь? – потупился Медведь, сворачивая свою попытку наладить контакт.

- Закиас. Брата Ворин. – произнес после некоторой паузы мальчик.

- Какие-то у вас не братские имена знаешь ли. – скептически произнес Кот.

- У нас были разные матери. – с ненавистью во взгляде ответил ему мальчик.

- Ладно, ладно, как тебе угодно. – прыснул было Пес, но замолчал пот тяжелым взглядом медведя.

- Как ты попал с братом в эту шайку? – продолжил оживившийся кот. Было что-то в его голосе пугающее, от чего Закиас не стал испытывать судьбу. И не смотря на возглас медведя: «Да не дави ты на парнишку.» - продолжил:

- Мы с братом бежали с деревни, как урожай не вышел. Взяли что могли с собой и двинули по тракту.

- Хорош парень, да Медведь? – саркастически произнес Пёс.

- Брат сказал нам там не выжить, да и смысла вести хозяйство нет.

- Как же вы так, родного отца бросили. Не гоже так поступать. – проскрипел здоровяк.

- Брат говорил не будет там нам жизни. Я самый младший, всю жизнь под старшими прохожу. А ему и подавно, он тоже не самый старший, да и отец ему бы ничего не отдал, лишь ненавидел. Тот говорил, что он самый последний ребенок, я так и не понял, что он имел ввиду. – продолжил мальчик будто бы не замечая осуждения.

- Понятно, житейская ситуация. – почесал голову Медведь.

- Так как вы вступили в эту шайку? – в очередной раз нажал Кот.

- Брат хотел наняться работниками в ближайшей деревне, но по дороге мы встретили Гривза и его людей. Они шли с какой-то войны, думали у нас чем разжиться. Но брат убедил их что мы будем им полезны, наврал что сам боец, а я одарен богами и стану в будущем могучим воином. Его поколотили, но Гривз сохранил нам жизнь, сказал что смелые люди ему не помешают. Так мы присоединились к его людям.

- Гривз этот тот самый главарь, который помер от рук Барсука? Скажи нам спасибо, теперь эта крыса, сдавшая тебя и твоего брата будет вечно прозябать в пустоте. – зарделся Пёс.

- Он был к нам добр. Нас хорошо кормили, и не издевались. – произнеся это Закиас продолжил смотреть в огонь.

- Интересно, деревня староверцев на юге. Да еще и бандиты добродетели, взявшие ребенка в разбойники просто так. Странная история если честно. – протянул кот, слегка зевая.

- Брат говорил удача на нашей стороне. Правда она не помогла ему уклониться от удара меча.

- Брат, брат, парень ты достал уже со своим братом. Помер твой брат, можешь как-то иначе говорить сил нет. – вспылил Пёс.

- Заткнись пес, извини Закиас он неплохой человек, просто не самый умный. Мы не хотели тебя напрягать, прости. – начал извиняться Медведь.

- Ладно, пора отходить ко сну. Завтра дел невпроворот. Да, медведь? – произнес вскочивший с издевкой Пёс.

- Ага, вали. Ладно парни и нам пора уже, мы с мальчиком сегодня с вами в палатке.

- Можешь не беспокоится, у меня чуткий сон. – произнес кот, искоса смотря на молчавшего мальчика. Тот по-прежнему смотрел в огонь ничего не выражающим лицом, в глазах его не было и намека на подступающий сон.

***

Следующий день кипела работа, ровно до момента пока не была вырыта яма для погребения.

- Барсук все готов, тело мы принесли. – отрапортовал о выполнении поручения Хорёк.

- Всем построится, караулу остаться на месте! – огласил своим криком распаляющийся командир.

Все начали стекаться к предполагаемому месту захоронения. Лишь троим оставалось быть в не у дел, сохраняя свое особенно чуткое бдение. Такое чуткое что один из караула приблизился к соседу на небольшое отдаление, дабы разглядеть происходящее.

- Стало интересно новичок? – поинтересовался Кот у приблизившегося Рейнарда.

- Просветишь меня, что происходит? Мне в новинку наблюдать за вашими обрядами.

- Без проблем, спрашивай, но имей ввиду, если барсук увидит легко не отделаешься. Я в отличии от тебя на своем месте.

И пусть тот поморщился, вспоминая как ему пришлось тащить с мертвым собратом по несчастью чье-то барахло пол дня, любопытство было сильнее.

Давай быстрее и иди на свое место, может и обойдется. – произнес Кот. На фоне были слышны неразборчивые речи барсука, он что-то вопил, махая рукой туда-сюда. После чего забил кулаком себе в грудь сильно гаркнув. В ответ воины, стоявшие при оружии, забили копьями о щиты, издавая гул в такт его ударам.

- А как же мальчик? – указал Рейнард на привязанного у дерева Закиаса. Тот стоял поодаль от дерева, молча вглядываясь в собравшуюся толпу. Кот лишь пожал плечами.

- Ладно. Я не видел, чтобы того бедолагу приволокли вместе с кабаном, разве он не должен покоится здесь.

- Он не вписан в список буллы, а значит не член отряда, обычный наёмник. Думаю, после того как с него сняли всё снаряжение он отправился вниз по оврагу к остальным телам. – как бы между делом говорил кот слегка двигая копьем и щитом в такт доносящегося до него шума.

- Но как же? Он же бился с нами, делил хлеб.

- Не я это все начал. Барсук считает мы части чего-то большего, семьей бы я это не назвал конечно. В общем он считает, что наши люди достойны привилегий, одной из них является проводы в конец пути. На остальных ему просто ср*ть. – говоря это он слегка поморщился. Наблюдавший за ним Рейнард решил не уточнять значения слова «привилегия», уловив общий посыл.

- О, он верил в единого. – выпалил вдруг кот, наблюдая как орел вышел из строя закатив голову к небу на распев произнося молитвы. Увидев краем глаза недоумение своего собеседника, он пояснил:

- Когда будут вносить твое имя, ты должен будешь указать свою веру. Это нарушение по-хорошему, церковь давит на староверцев, но Барсуку все равно.

- А зачем это, вдруг кто-то прочтет, это же можно посчитать ересью.

- Не прочтет, да и у церкви сейчас хватает проблем.

- А что ты указал там? – выпалил парень, мигом пожалев о сказанном. Кот же лишь покачал головой, слегка хмыкнув. В этот момент Медведь навалился руками на лопату. Куча земли задвигалась, устремившись в разлом.

- Сегодня работал с Медведем, что у него с руками. Я как-то не замечал раньше всех этих волдырей и увечий. Душил голыми руками очередного мага? – решил отшутится Рейнард дабы разрядить обстановку.

- Почти. – Кот замолчал, глядя на то как земная твердь возвращается к своему прежнему виду под чуткими взмахами великана. Вздохнул, после чего продолжил:

- Он человек с севера, там к магам немного другое отношение. Так вот пока он рубил лес в его поселение пришел одичавший старик. Его приняли, покормили, предложили кров. Вот только что-то в его голове помутилось, не знаю. Когда медведь вернулся, дома уже догорали, тела родных тлели снаружи. Как-то напившись он рассказывал мне как прижимал к груди ещё горячее тело сына.

Рейнард ничего не стал отвечать, лишь слегка кивнув отправился на свой пост, обуреваемый лезущими в голову мыслями. Шаги его отдалялись в такт последних кинутых кучек земли поверх свежей могилы. Люди начали расходится. Один лишь барсук припал к могиле дабы посадить что-то в образовавшуюся благодатную почву, вынув семена из нашейного мешочка.

***

Вернувшуюся разведку встречали овациями. Наконец появилась тягловая лошадь, а значит можно было отправляться в путь. Начавшие редеть леса, приоткрывали разрывы полян. Изгиб почвы спадал, от чего двигаться было заметно легче. Идя в хвосте чуть поодаль от остальных шли двое, ведя пространную беседу слегка приглушая голос.

- Как успехи? – спросил Кот у Барсука.

- Плохи наши дела, в ближайшей деревне еды на постой нет. Придется идти до следующей, и то места всем не хватит. Расквартируемся пополам.

- Поедешь к местному барону в его каменную халупу? Давай без меня, решишь дела с бумажками сам. – произнес раздраженно Кот.

- Опять переговоры мне вести? Я урежу тебе жалование ты бесполезный пройдоха. – зашипел Барсук.

- Твое право. – сказал Кот, смотря куда-то вдаль.

- Что такое? Что-то не так? – посерьёзнел барсук, машинально потянув руку к поясу.

- Меня напрягает мальчик медведя. Все эти дни так и норовил сбежать, не пытался, но было заметно как он выбирает момент. Я не могу понять зачем. – хмурился Кот.

- Да расслабься, скоро от него избавимся, до первой деревни рукой подать… - не успев договорить его заглушили смешки из начала колонны: «Побежал малец», «Лови его косолапая нянька!». Кот рванул с места, чутье говорило, что-то не так. Проносясь ураганом вдоль колонны, издали, он разглядел лежавшие на земле путы. Секунда, еще чуть ближе. Над ними поднимался легкий серый дымок.

Его крик сплелся во что-то единое с чьим-то истеричным визгом, заполняя все пространство: «Держите его, он маг!» Лишь секунда промедления, секунда потери концентрации. Он бежал, расталкивая застывших воинов. Видя перед собой ревущего на земле Лиса, держащего опаленное лицо. Вдруг он застыл, наблюдая широкую спину Медведя, занесшего топор над кем-то перед собой, тот медлил.

Медведь бежавший за мальчиком кричал, пропуская мимо смех и уколы товарищей. Ведь любой мог бы помочь, но кто готов лишить себя забавы? «Закиас вернись, зачем?» -крикнул вдогонку ему медведь. Он не сразу заметил появившегося откуда-то из перелеска «Лиса» мастерски сбившего мальчика с ног. Наблюдая как-тот заламывает ему руку, мужчина рассвирепел, намереваясь отбросить того в сторону. Все случилось куда быстрее. Ударив свободной ладонью наотмашь рука мальчика будто бы срывая с себя чей-то запрет вспыхнула, обдавая лицо старика языками пламени. Воздух наполнил истерический визг, следовавший за явственным шипением горевшей кожи. Замедлившись, Медведь машинально поднял топор над головой, замерев. Видя, как распластанный на спине мальчик, пятиться в страхе перебирая ногами, ревет в истерике, поднимая руки. Те лишь на секунду обволакиваются пламенем, окружая его как руки матери, обдавая жаром шокированного здоровяка. Меряются испепелить его в последнем порыве жажды жизни. Тщетно. Огонь отступает, обнажая растерянное лицо мальчика на грани шока. И смотря в глаза парню Медведь не сразу замечает тень, летящую откуда-то слева, оглашающую надрывное: «Берегись!». Чье-то копье на полной скорости, толкаемое всей массой тела врезается в распластанного на земле мальца. Прибивая его к земле, давая лишь миг на осознание, настигшей его смерти. Машинального касания древка, последнего заката глаз, предсмертной конвульсии.

- Ты цел!? Цел? – тяжело вздыхая крикнул Медведю перед собой Рейнард. Тот не отводя взгляд медленно опускал занесенный топор. После чего кивнув, медленно пошел прочь, обволакиваемый несущимися к Рецнарду воинами. Тот как-то не сразу заметил за собой кота тяжело смотрящего на результат дел новичка. Вздохнув тот потрепал его по плечу, произнеся: - Крепись, пусть и такой ценой теперь ты один из нас.

Расталкивая всех, к месту происшествия вышел запыхавшийся Барсук. Бегло оглядев присутствующих провозгласил:

- Ну что же новичок, пусть чертенка можно было сохранить для клеймления в данной ситуации ты поступить иначе не мог. Все-таки про нас ты всего еще не знаешь. В любом случае поздравляю, на первом же привале проведем посвящение. Можешь считать себя одним из нас, думаю за «Кабана» сойдешь, да парни? Столпившиеся сзади воины начали отбивать знакомый ритм щитами.

- А разве дохлого мальчонки достаточно для такого? – спросил кто-то из задних рядов.

- Ну у тебя и такого на счету нет, да? – ответил ему Барсук. Подавив смех, он повернулся к Коту:

- Ты был прав. Видимо тот убл*д*к хотел себе вырастить ручного пироманта. И сцену ту разыграл чтобы мальчонку предупредить. – цокнул Барсук со злости.

- Это объясняет почему парень так рвался на волю, в деревне его бы быстро сдали церкви. Видимо в родной округе начали догадываться либо боялись, что кто-то доложит куда следует, вот его брат и засуетился. – пространно говорил кот, разглядывая прибитый к земле труп.

- Видимо. Эй, посмотрим лис там живой вообще? – крикнул Барсук.

- Да, старик правда теперь немного поджаренный. Филин им займется. – сдерживая смех пояснил Хорёк.

- Убл*д*к, бесполезный! Бесполезный! – раздался крик расталкивающего всех перед собой .лиса. Второй рукой он держался за обожжённое лицо. Из лопнувших волдырей сочилась кровь. Тяжело дыша тот вперился своим уцелевшим глазом в стоявших перед собой. Смотря с ненавистью, он сделал шаг вперед явно угрожая тому, к кому обращался.

- Уведите старика, ему нужна помощь. – распорядился барсук, смиряя Кота многозначительным взглядом.

Стоявший доселе ошарашенный Рейнард, сделал свой первый шаг. Ноги налились свинцом, гул в ушах давил на виски. Идя между своими боевыми товарищами, он не мог разобрать кто все это произносил, все лица размыло, кружилась голова. «Молодец кабан, поздравляю с первым магом!», «Ну детоубийц среди нас ещё не было, молодец кабан, насадил на клык бедолагу.», «Ты очистил грешную душу, это богоугодное дело.» Все слилось в сплошную какофонию, понимание произошедшего произошло слишком поздно. «Они мне это говорят?» Вот какова цена этого боевого братства, невинный ребёнок способный сжечь заживо человека. Вот что придется вершить взамен на полную пайку, ободряя себя бравадой в защиту беспомощных людей.

Вскоре колона продолжила свой ход, размеренно преодолевая пожелтевшие поля и леса. Всех ждала леденящая стужа, затишье перед новым походом. Как обычно все переговариваясь в неплотном строе. Лишь двое замыкали ход, молча окидывая прижимаемые ветром колосья полевых жителей. 

-1
00:11
543
12:16
+1
Средняя работа.
Лично мне не понравилась.
Все приключения как-то слились в голове в одну большую кучу.
Запомнил, что был отряд, они еуда-то шли весь рассказ а потом убили бандитов и мальчика. Но это растянуто на 1 а.л.
Идея не понравилась.
Сюжет очень не понравился.
Стиль не такой лёгкий, как у первых 50 рассказов из первых групп.
И не было лит. редактора. Но не думаю, что он бы сильно вытащил.
Думаю основная проблема — в некоей однообразности событий — шли шли шли шли пришли. И даже убийства как-то тоже получаются как будто шли по телам.
Это личное мнение.
Но, думаю, и обьективно большая разница между первыми рассказами и этим.
Как-то бы нарядить эти серые будни… Как ёлку. Не знаю как. Ну там пусть хоть дракон кого-то на спине покатает.
Серый цвет надо подкрасить.
Словами чётко сказать не могу. Извините.
В общем, удачи в конкурсе. Не надо отчаиваться. Впереди только лучшее. :)
Комментарий удален
22:36
+3
Блииин! В первом же предложении!
«Рассвет начинал заливать своими лучами раскидистую опушку леса, тонущую в зелени (запятая)отделяющЕЙ ее от полузаросшего тракта».
И дальше в том же духе. Изобилие причастных и деепричастных оборотов, и явный недостаток обособляющих их запятых.
«Народ впопыхах выстраивался посередине поляны, в ожидании выволочки». А вот тут запятая ваще не нужна.
«На все это безобразие взирал коренастый человек (запятая) морщащий испещрённый морщинами лоб».
«Заняв свое место у выделяющегося бородатого великана, явно резонирующего (контрастирующего скорее всего) с ростом воинов в этой шеренге».
«Два молодых воина, (запятая между подлежащим и сказуемым devil) держались как-то неуверенно, как дрожащие литься листья на ветру».
«Смотря перед собой в его глазах читалось лишь одно: «Когда же этот цирк окончится?».
Одно смотрело перед собой и читалось. laugh
»Кто-то раскатисто (???) зевал, волоча ноги по устланной листьями дороге".
13:10
+2
Я сломалась на вожделенных рёбрах...) Нельзя так насиловать родной язык.
14:27
+2
Эх. Не увидели как Лис «держит опаленное лицо». crazy
15:03
+1
Цитирую автора — Все слилось в сплошную какофонию smile
Hermitrts
14:41
Это конечно все не по правилам и т.д., но смысла соблюдать их и нет. Если с какофонией все понятно, то про лицо и те же ребра малость непонятно что не так. Был бы благодарен если объясните подробнее.
23:18 (отредактировано)
+2
Вы понимаете, здесь неправильно всё. И не только употребление неподходящих по смыслу слов (вожделеть — посмотрите толковый словарь, трель — посмотрите словарь), но и действия более чем странные. Ну попробуйте надавать спящему человеку пятками по рёбрам… В реальности попробуйте. Дичь же.
Свойства предметов и явлений, которые узнаются или из книг, или благодаря жизненному опыту, во всём тексте живут отдельно от реальности. И привлечение определений из других областей и других стилей (как конкретно в этом случае) вызывает недоумение и смех у читателей… Если нет опыта, если круг чтения мал (хотя что мешает его расширить?), так писать стоит о том, что действительно знаешь. Или уж не писать пока)

И подтяните синтаксис. Никто и никогда не будет всерьёз воспринимать неграмотного автора. Смиритесь)
00:37
+2
Вы терпеливы. Я вышла из строя на телеге, которой, как оказалось, владела лошадь.
09:39
+1
Такие тексты не единичны, а что делать… Попытаться объяснить)
Мой сын, взрослый парень, художник, как-то получил заказ на комикс, написанный примерно в таком же ключе (он мне скинул почитать литоснову). То есть у меня «кровь из глаз», а заказчик довольно успешный товарищ — есть на это деньги и даже на издание на бумаге. У него там рыцарь в походе таскает за собой вино в хрустальном графине. И автор вообще не понимает — а что не так?)) То есть незнание простых реалий в некотором роде норма, к сожалению. Уж не говоря о литкачестве.
Hermitrts
22:45
Благодарю за ответ
19:09 (отредактировано)
+3
раскидистую опушку леса,

wonder
Небольшая трель ногами по вожделенным ребрам заставила спящих пробудится.

crazy

Автор, приходите в следующем году ещё.
Ваша образность потрясающа!
bravo
На конкурсе такие рассказы очень нужны.
На первом этапе…
Hermitrts
14:43
А если без иронии, что не так в подобных оборотах? Был бы благодарен более развернутому объяснению.
00:19 (отредактировано)
+2
Поймите. Существуют законы формальной логики. Они обусловлены мыслительными процессами мозга…
Если предложения составлены таким образом, что читатель, воспринимая их буквально, кричит: «Такого не бывает в природе!» Значит, предложения эти составлены неправильно.
Раскидистой бывает сосна, потому что ей есть, что раскидывать. То есть — ветки. А опушка — это уже поле, упирающееся в первые деревья леса. Она скорее лысая, чем раскидистая.
Образность не должна противоречить логике. Да и механика движений тоже.
Даже если ноги топчутся по рёбрам — это уже не трель, потому что трель звенит. А вот дробь — стучит. Дробь ногами возможна, в отличие от трели. Трель выдувается ртом. Как правило — через дудку.
Ну а пунктуация — тут уж нужно учить правила.
Как-то так.
09:36 (отредактировано)
+1
Трель выдувается ртом. Как правило — через дудку.

Не совсем так. Трель как музыкальный прием можно исполнить и пальцами — на клавишных или струнных инструментах. Но, безусловно, не пятками на ребрах, тут Вы правы.

Вообще, да простит меня автор, мне представляется бессмысленным давать пояснения по каждому неправильно употребленному обороту. Допустим, правила пунктуации и грамматики можно выучить через объяснения (хотя в нашем великом и могучем нелегко). Но правильное смысловое построение фраз, на мой взгляд, можно освоить только на примерах. На огромном множестве примеров. Поэтому мой единственный совет автору — читайте. Читайте много, вдумчиво и упорно. Если не классику, то проверенных временем мэтров фантастики и фэнтези, обязательно русскоязычных или в хороших старых переводах (иначе вместо русского языка подцепите кальки с английского). При достаточном количестве прочитанного правильное употребление слов отложится в голове само собой, а если и останутся какие-то пробелы — их будет уже несложно устранить.
Удачи автору.
03:43 (отредактировано)
+2
Да, меня в этом тексте восхитило огромное количество несочетаемых словосочетаний. Таких, что нарочно не придумаешь. И это никак не образность.
Такое ощущение, что автор просто не знает значение многих слов и вставляет их для красоты. А давайте заменим их синонимами. Смотрите:
Раскидистая опушка — раскидистая поляна.
Мерно прозябающий — ритмично прозябающий.
Густой сон — ладно, можно принять как неудачный образ.
Одинокий лагерь — просто нелепо, учитывая то, что несколько лагерей неизбежно образуют один.
Предавался омуту сна — корявое внедрение образа в предложение. Если уж используете избитый образ, то вводите его грамотно. Можно предаваться сну, но нельзя предаваться омуту. Заменили сон на омут — пишите «погрузился в омут сна». Иначе — снова ляп.
Пустующая телега — незаселённая, нежилая телега.
Сбивчиво демонстрировал — нелогично, несвязно демонстрировал. Наречие, характеризующее речь, нельзя использовать с этим глаголом.
Это только первый абзац, и только самые явные и смешные ляпы. Повторы (раскинулся на раскидистой, морщащийся морщинистый), глупейшие орфографические ошибки (хотя бы -тся — ться) и запятые однозначно показывают уровень грамотности текста — остальное — его литературную ценность. В результате вместо рассказа получился сплошной анекдот. Иногда очень смешно. Одни колосящиеся усы чего стоят.
Я редко такое говорю авторам, но это тот случай, когда литература и автор несовместимы. Может, вы танцуете хорошо? Или солнышко на турнике умеете крутить? Так лучше занимайтесь тем, что умеете.
Пока вы лишь знатно посмешили (за что спасибо) и показали уровень днища, ниже которого не упасть.
07:45
+1
Я как-то предлагал Слону ввести допприз тому рассказу, который наберёт наименьшее количество баллов. Но он не стал этого делать. Видимо, побоялся, что таких рассказов будет столько, сколько групп.)
Загрузка...
Алексей Ханыкин

Достойные внимания