Анна Неделина №1

Пламя среди снежной бури

Пламя среди снежной бури
Работа №443

Служба подходила к концу. Дэмонд стоял под окнами высочайшего дворца, сделанного из черного металла, держа в руках острое копье с двумя зубьями, между которых периодически промелькивала молния, пощелкивающая на морозе. Солдат стоял последний час смены в тени здания на ряду со своими коллегами, гордо приподняв голову и держа осанку, несмотря на то что рядом нет командующего. В отличие от остальных, Дэмонд светился от счастья ярче, чем пылающий огонь, — в нем горела гордость за полученную новость. Вокруг стоящих солдат плясал и завывал лишь холодный ветер, но вдруг средь зимней тишины появилась нежная мелодия, доносящаяся откуда-то сверху. Мужчины разом подняли взор на источник музыки. Их уши ласкал чистый голос жительницы дворца, который они никогда не слышали.

Протяжные звуки соединялись в неизвестные им слова, и получилась невиданной красоты песня.

— Красиво… — завороженно проговорил один из солдат.

Вот только до сердца Дэмонда долетели боль и тоска, присутствующие в ней.

***

Широкими шагами Дэмонд быстро направлялся вдоль необъятных оживленных улиц. Под кожаными высокими берцами хрустел снег, не перестающий падать с вечно затянутого облаками неба, а изо рта вырывались клубы пара. Дыхание из-за спешки сбилось настолько, что пересохло в горле и жутко хотелось пить. Когда молодой солдат дошел до места назначения, он широко распахнул железную дверь местной таверны и переступил его порог. На входе его поприветствовал человекоподобный робот, вот только губы его не размыкались — звук доносился из динамиков. Не обратив на него внимания, Дэмонд прошелся дальше и сел за барную стойку к своему старому другу-ученому, который при виде него весело размахивал рукой, чтобы тот его заметил.

— Здоро́во, дружище! У тебя что-то хорошее случилось? — Лахлан приобнял пришедшего мужчину и похлопал по плечу.

— От тебя ничего не скроешь, — усмехнулся Дэмонд.

Он ни капли не был удивлен, так как знал, что сейчас он словно открытая книга: на его лице играет улыбка, а в глазах горит огонь, — у него явно есть хорошие новости.

— Рассказывай!

Тем временем к друзьям прикатился со скрипом бармен-робот и быстро разлил по высоким бокалам напитки с синеватым оттенком, в которых весело играли пузырики. Первом делом Дэмонд осушил бокал и довольно протер рукавом лицо, по которому стекали капли от горьковатого угощения.

— Недавно проходило закрытое совещание, на котором Владыка просил подобрать надежного человека на должность личного охранника его жены. И Главнокомандующий зарекомендовал меня, — уже шепотом, но с долей восторга в голосе произнес Дэмонд. — С рассвета я начинаю работать подле владычицы.

— Фантастика! — чуть ли не подскочил от сказанного Лахлан: он никак не ожидал новость такого формата.

В самом деле это была фантастика, ведь владычица выходила к народу безумно редко, однако все помнили ее захватывающую красоту. Титул владычицы она получила около года назад, когда Владыка привез ее с другой планеты и назвал перед народом своей любимой женой, и брак этот поможет объединить две планеты в хорошие дружеские отношения. И с тех пор необычную девицу видели последний раз три месяца назад. Быть близ владычицы — великое достоинство.

— У меня, кстати говоря, тоже есть новость! — самодовольный Лахлан двумя пальцами элегантно поправил съехавшие с носа очки. — Только это секрет, тс… — оглянувшись по сторонам, чтобы убедиться, что никто не греет уши, он продолжил: — к нам в лабораторию поступил необычный образец крови какого-то животного с приказом от Владыки: сделать из этого лекарство вечной молодости!

— Какого ещё животного?

— А вот это мне строго настрого запретили проверять по базе, иначе… — Лахлан провел большим пальцем по шее и развел рукам в обе стороны. — Государственная тайна.

***

На следующее утро, когда еще было темно, Дэмонду выдали новое оружие, что полагалось охране рангом выше: теперь за пазухой висел пистолет. В семь утра он стоял напротив ничем не примечательных дверей, за которыми находились покои владычицы, а рядом с ней — его «коллеги»: два робота, охраняющих территорию, детально сканируя местность и людей. За широкой спиной Дэмонда стояла личная прислуга владычицы Катриона, опустив голову вниз и сложив руки за спиной. Как ни странно, это место находилось далеко от более людных мест во дворце. Вдоль узкого коридора не было больше никаких дверей, словно владычицу пытались спрятать от лишних глаз. Тишину, повисшую над небольшой компанией, разрезал шум, доносящийся прямо из покоев. Катриона встревоженно вцепилась взглядом в дверь, и лишь Дэмонд схватился за ручку двери, собравшись ее распахнуть, но тут же вышел горбатый врач с подносом в руках, как ни в чем не бывало.

— Господин Эзон, — окликнул пожилого мужчину Дэмонд.

— Следите за госпожой, ей нужен отдых. Катриона, приберись там, — он с грустью вздохнул и удалился прочь, крепко зажав поднос пальцами.

Дэмонд и Катриона оглянулись между собой и решились войти. Молоденькая девушка постучалась и только с позволения перешла порог, а за ней — новый знакомый.

— Ваше Величество, с сегодняшнего у вас новый личный охранник, — она опустила голову, не осмелившись поднимать на нее взгляд.

Так же должен был сделать и Дэмонд, так как госпожа не любила чувствовать на себе взгляды по словам Катрионы. Вот только дерзкая натура в нем превышала порой границы приличия, так что он с первой секунды вцепился в нее голубыми глазами и не пожалел. Не зря народ восхвалял дикую красоту новой владычицы. Вьющиеся волосы багрового цвета опускались ниже плеч, их пышность была схожа с кучерявым облачком, зависшем на склоне горы. А острый взгляд пронзил душу насквозь, словно из ее узких, но прекрасных глаз вылетела молния негодования. Вокруг нее была разбросана посуда, какая-то из них уцелела, а какая-то разбилась. Дэмонд успел еще лишь разглядеть длинные черные перчатки на ее руках, что показалось диким, — никто так не ходит здесь, даже в лютые морозы, — и бледные большие пятна на идеально ровном слегка смуглом лице.

— Как твое имя? — строго начала госпожа.

— Меня зовут Дэмонд, это для меня честь быть близ владычицы!

— Не будь так глуп, я не владычица вашего народа и никогда ею не стану.

— Но…

— Дайа. Зови меня так, когда рядом никого нет, я не люблю эти формальности.

В ней сразу чувствовалась строгость и властность. Вот только голос ее незаметно дрогнул. Сначала Дэмонд думал, что ему показалось, но ее покрасневшие глаза и хмурые брови доказали ему обратное. «Что-то здесь явно не так,» — пришло ему на ум.

***

С того дня Дэмонд каждый день находился близ Дайи вместе с Катрионой, как ему и приказали. Всегда атмосфера была возле владычицы одна и та же: над ними нависала тяжелая тишина, да такая, что было страшно дышать. Казалось, что малейший выдох может разрушить здесь все. Слуга замечал, что владычица долго не отходила от окна. Ее пустой взгляд был устремлен в вечно серое небо, а пальцы крепко сжимали край подоконника. Как будто она вот-вот сорвется и ринется вперед, словно птица, соскучившаяся по ласковому ветру, вот только на всех окнах были решетки.

Молодого телохранителя очень смущало поведение госпожи. Может, она чем-то больна? За неделю пребывания здесь она ни разу не выходила на улицу. Были только короткие прогулки по безлюдным коридорам, обеды в кругу двух личных слуг в большом зале — такая себе перспектива для владычицы. Если бы не политические отношения между двумя разными планетами, то ее здесь могло бы и не быть, ведь, если же иначе, то зачем Дайа здесь? Красивая девушка, запертая в огромном дворце, выглядела вовсе не живой.

Однажды Дэмонд утром явился на свою службу, но, переступив порог, он не заметил свою скромную подругу Катриону, которая, казалось, никогда не отходила от своей госпожи. Его грудь переполнило страхом, но он не смел задавать лишних вопросов той, которая в принципе не любит лишние вопросы. Дайа, как обычно, сидела на мягком диване и не поворачивалась лицом к прибывшему слуге, предпочтя больше серое небо и самодельную куколку. Дэмонд не раз подмечал, что Дайа каждый день по несколько часов разглядывала свою куклу, вертя ее в руках, а затем смотрела в окно, словно она глубокомысленно размышляла о чем-то. И так она повторяла свой маленький ритуал по несколько раз.

— Ты слишком напряженный. Тебя что-то волнует, — спокойным тоном начала разговор первой владычица.

— Гм, где Катриона?

— А, — как ни в чем не бывало протянула Дайа, — она заболела, так что я отправила ее к врачу, пусть постельный режим соблюдает.

— Тогда мне...

— Нет, я справлюсь со всем и одна, — Дайа отложила куклу в сторону и опять глянула в окно. — Я всю свою осознанную жизнь справлялась без слуг, расслабься.

После этих слов на душе появилось какое-то спокойствие, так что Дэмонд легко согласился, хоть его и могла грызть совесть за то, что Дайа будет делать все без чужой поддержки.

— Сядь сюда, — Дайа похлопала легонько маленькой ладошкой по мягкому сидению, и сама пересела в противоположную сторону. — Давай скоротаем время за разговорами.

Глаза Дэмонда округлились от неожиданной фразы владычицы. За все это время она ни разу не хотела ни с кем говорить, а тут… Она просто пожелала, чтобы Дэмонд развлек ее обычными разговорами: с такой задачей сама Катриона раньше не справлялась. Она не любит сплетни, да и в целом из скромной, стеснительной девушки сложно что-то вытянуть. Сначала Дэмонд был удивлен такой идеей от владычицы, ведь она со стороны выглядела девушкой, что не любит лишних слов, бесполезные разговоры и в целом компании вокруг себя. Она была для всех то грустной, то злой и вечно недовольной. Из-за кого-то она часто била от ярости все, что попадалось в руки, а потом могла просто уйти в себя на долгое время. В таком состоянии ее нельзя было тревожить. Чем быстрее остынет пыл, тем быстрее придет в порядок. Все, кто примерно знал ее характер, боялись лишний раз открыть рот: вдруг полетит еще в них что-то ненароком. Но Дэмонд без колебаний, как храбрый воин и верный слуга, сел в указанное место и уверенно посмотрел на Дайу. Он никак не мог привыкнуть к ее внешности, она была для него некой экзотикой, отчего трудно было оторвать взгляд. Однако госпожа к этому привыкла. За все это время, проведенное на пустынной планете, Дайа видела много прикованных взглядов к ней, вот только сама она не понимала почему именно: то ли всем было интересно глянуть на новую владычицу, то ли виной всему внешность. Ведь местные люди все поголовно имели длинные светлые волосы и бледную кожу, на которой красовались румяна от вечной мерзлоты, и Дэмонд не исключение.

— И о чем вы хотели побеседовать? — Дэмонд устремил взгляд туда же, куда и владычица, чтобы её не смущать.

— За все это время, что я здесь пробыла, мне никак не удалось понять здешний народ.

— Но зачем оно вам? Вы же сказали, что никогда не станете нашей владычицей, так в чем суть вам узнавать о нас больше?

— Здесь я навечно, так что не будет лишним узнать новой информации.

— Хорошо, — Дэмонд довольно улыбнулся, — но раз у нас такая интересная тема, будет любопытно узнать и о вашей родине, Дайа!

Узкие глаза Дайи широко распахнулись от удивления, но она тут же кивнула с еле заметной улыбкой на лице.

Планета Акзэрил небольшая и имеет лишь одно большое поселение. Из-за сильных морозов и вечных снежных бурь, акзэриты смогли обустроиться и построить целое государство вокруг льда и гор. Раньше природные условия разрушали постройки, но инженеры не опускали руки и делали здания прочнее и прочнее, используя разные материалы. Сначала дома были маленькими, но со временем, когда ученые разработали прочный барьер от непогоды, которым впоследствии были окружены необходимые территории, появился дворец, являющийся самым высоким зданием по сей день. Когда появилось больше летающих кораблей, смелые воины отправлялись покорять другие близлежащие планеты с целью расширять свои владения. Такими темпами на Акзэрил появилось много рабов, что доказывало растущую власть. А вот переезжать сюда никто не хотел, ведь кто в здравом уме будет менять комфортные условия на холода, пробирающие до костей? Народ здесь лишь казался для многих злым, но в сердцах их горели доброта и любовь.

— А здесь когда-нибудь видны звезды? — прервала рассказ Дэмонда госпожа с диким интересом.

— Звезды? — уточнил он с недоумением.

Владычица отчаянно вздохнула. Раз Дэмонда смутило это слово, значит, небо здесь всегда затянуто серой пеленой, отчего и все в округе темно и уныло.

— Если взглянуть на чистое небо, то можно увидеть много-много точек — они называются звездами. Они появляются только по ночам, а днем могут оставаться только самые-самые большие. У меня на родине в светлое время суток их две: одна поменьше, другая побольше, и их тепло греет нас... — как только Дайа начала вспоминать про земли, откуда она родом, в её глазах появился пылающий огонёк. — Да… у нас никогда не бывает такой белой и холодной штуки. Зато у нас много воды вокруг. Если у вас много летающих кораблей, то у нас они ходят по водной глади! Здесь нет ничего, кроме гор, а у нас разные растения: на каких-то есть сладкие и вкусные плоды, которыми мы завтракаем, а какие-то опасны. Подойдешь и — цап — нет руки! И одежда не сковывает в движениях, потому что и без нее тепло, — Дайа с таким воодушевлением сравнивала две разные планеты, от чего у Дэмонда то поднимался интерес, то появлялся страх от имеющихся там опасностей. — А ещё здесь очень тихо... Мы кланами собирались по вечерам и пели песни под шум волн. Мы верим, что наши голоса, которые шепчут о своих желаниях, услышат блуждающие души и ответят на них.

«Петь?» — подумал Дэмонд и выглянул в окно из-за любопытства. Его догадки были верны: он часто стоял под этими окнами на вечерних службах, и в один из вечеров он с коллегами услышал песнь необычайной красоты, тронувшую глубины души.

— У вас прекрасный голос, — ответил на все сказанное владычице, на что та недоуменно на него взглянула.

Их первую столь теплую беседу прервал стук в дверь. После разрешения Дайи из-за порога явился Эзон с подносом, накрытым невзрачной тряпочкой. Как только появился дряхлый старик в покоях девушки, Дэмонд тут же вскочил с места и, не отрывая взгляда от врача, вышел прочь. Таковы правила: нельзя находиться в покоях владычицы, когда врач обследует её. Закрыв за собой дверь, слуга прошел мимо двух роботов и облокотился о стену в ожидании конца приема. Он все это время сверлил взглядом запертую дверь и не мог понять, что же там происходит? Дэмонд не раз замечал, как настроение Дайи после ухода Эзона портилось. И он ожидал, что всё пойдет по тому же сценарию, как и обычно. А это его чертовски злило! Дэмонд никогда не мог свыкнуться к тому, что девушки часто роняют слезы из-за обиды или горя. Ему не нравилось, когда мокрые дорожки оставались на щеках красавиц, ведь их не красят опухшие, покрасневшие глаза и всхлипы от текущих соплей. Дэмонд часто вспоминал свою младшую сестру, чью жизнь забрала жестокая болезнь. Он всегда следил за тем, чтобы малышка улыбалась и никогда не плакала. Нет, он радовался слезам радости, ведь это означало, что у его сестренки все хорошо. Вот только как малютку настигла болезнь, улыбкой она больше не светилась. Дэмонд любил гладить ее шелковистые волосы и говорил, что врач поможет. Но этого оказалось недостаточным. После разговора с Дайей, в голову Дэмонда забрела мысль: «Возможно, сестричка была бы на нее похожей».

Спустя время Дэмонд услышал позади себя открывающуюся дверь и быстро шаркающие шаги врача. Последний пробежал мимо слуги с желанием быстрее удалиться прочь, но Дэмонд отозвал его, на что Эзон остановился в метре от него.

— У меня еще полно дел, говори быстрее, мальчишка.

— Могу задать вопрос?

Эзон вопросительно изогнул густую седую бровь, но тут же кивнул.

— Как слуга и личный охранник я имею право знать истинную причину болезни владычицы?

— А вы попробуйте спросить у нее самой. Иногда лучше узнать напрямую от человека, нежели искать ответы у других. Я вам не сплетник.

Однако Эзон был удивлен. Все знали, что врач давал ей витамины по случаю резкой смены климата, так как Дайе нужно было много солнца, без которого она слабела с каждым днем. А Дэмонд первый, кто усомнился в официальных заявлениях. Старик словно потерял дар речи. Взглянув внимательнее на слугу владычицы, Эзон вспомнил, как сегодня во время процедуры впервые увидел слегка заметную улыбку на пятнистом лице девушки, но зато самую искреннюю, нежели на светских мероприятиях, где на нее глазели, словно на экспонат. И Дэмнод добился этого за столь короткий срок. Возможно, ему можно доверять?

— Подойди сюда.

Дэмонд оглянулся по сторонам, хоть кроме роботов здесь никого и не было, и сделал так, как было велено. Эзон прокашлялся и продолжил:

— Пойми, мальчишка, владычице нужен круг общения и смена обстановки. Она здесь заперта, словно зверинец, которому место на дикой природе, но никак не здесь. Представь, что будет чувствовать человек, когда его предают и лишают всего?

Эзон удалился прочь, и Дэмонд в раздумьях вернулся к Дайе. Как и ожидалось, девушка нервно поправляла перчатки на руках и нарезала круги вокруг решетчатого окна. «Спросить саму Дайу о её болезни?» — вспомнил Дэмонд совет врача, но тут же откинул эту затею прочь. «Смена обстановки…» — слуга все так же глядел на раздраженную госпожу и тут же выдал:

— Дайа, не желаете вырваться на прогулку? — владычица резко остановилась на месте. — У нас, конечно, нет теплых ветров, но прогулка — отличный вариант для разнообразия!

— Владыка не разрешит, — на лице Дайи появилась грустная улыбка.

***

Она была права: Владыка просто так не разрешил бы выйти ей на улицу, вот только она не учла тот факт, что теперь у нее есть хороший знакомый, который добьется многого, если захочет. Позднее Дэмонд уговорил горбатого врача посетить вместе с ним самого Владыку для решения проблемы. Сначала Эзон упорно отказывался, но затем явился к слуге, озвучил день встречи с правителем небольшого государства и выдвинул условие, чтобы тот не смел открывать рта, пока врач не даст ему слово. И в скором времени момент встречи настал.

Стоя перед ничем не примечательными дверьми возле старика, Дэмонд успел несколько раз передумать и не заходить внутрь, но, с другой стороны, он был обязан добиться дозволения во благо Дайи. После разрешения стражи-роботов, охраняющих небольшой переговорный зал, вперед ступил Эзон, а за ним твердо и уверенно зашагал Дэмонд. Устремившийся задумчивым взглядом в окно Владыка повернулся к ним в тот момент, когда за спиной настала абсолютная тишина. В этот миг сердце слуги замерло: он впервые увидел столь близко того, кого многие почитают, но в то же время боятся. Он был не молод, но в полном расцвете сил, а еще тот, кто жаждал вечно править землями, которые смог себе присвоить.

— О, Эзон, сегодня ты не один… я так полагаю, это тот самый охранник моей Дайи, — Владыка широко улыбнулся, приветствуя прибывших, но его недовольный взгляд непрерывно анализировал стоящего за Эзоном.

— Добрый день, Владыка, — гости опустили голову вниз.

— И что вас привело ко мне? — задрав нос повыше, он уселся на своем месте за переговорным столом.

— Я принес отчеты, — Эзон хотел положить что-то небольшое на стол, но Владыка поднял руку, отчего тот отстранился и кивнул, убрав черную коробочку обратно в карман.

Владыке не нравилось присутствие Дэмонда, который тихо наблюдал за всем происходящем. И это сразу же заметил Эзон, так что он тут же переключился на нужную тему и дал слово слуге. Дэмонд, как и планировалось, без лишних слов донес правителю суть проблемы и попросил дать Дайе чуть больше свободы, а Эзон тем временем подытожил слова слуги весомыми аргументами. Вот только после услышанного Владыка разгневался еще больше.

— Я предлагаю внести в расписание вашей супруги две прогулки в неделю, — закончил на этом врач.

— Если с ней что-то случится, то вы будете виноваты в этом, вы понимаете? И если мой план пойдет под откос… — в глазах Владыки читался нарастающий гнев на подданных, а голос становился тяжелее, отчего прибывшие напряглись, словно на иголках.

— Мы вас услышали, благодарим.

Дэмонд, не сдерживая радости, скрылся за дверьми и ринулся к Дайе с хорошими новостями, а Эзон остался в зале наедине с Владыкой. Старик вновь вынул из кармана черную коробочку и, положив ее на стол, нажал на сенсорную кнопку. Перед ними возник экран с кучей информации, собранной ребятами из лаборатории. Изображения с образцами крови, поэтапное объяснение шагов работы и итог: ученые близки к цели — лекарство от старения нужно лишь немного доработать. Владыка внимательно изучил данные и, под конец ехидно улыбнувшись, отпустил Эзона.

***

После того, как Катриона выздоровела и пришла в норму, они втроем собрались на прогулку, но уже не внутри дворца, как это было раньше. По договоренности с Владыкой, они могли бродить только по закрытой территории в Ледяном саду. Это был двор, где вдоль дорожек стояли ледяные статуи различных форм. Территория делилась на секции, и в каждой из них была своя тематика. Где-то были шары, изображающие планеты, где-то — жители разных рас, включая животных, а в других из них — сам могущественный Владыка. Дайе это казалось чуждым, здесь не было изображено ничего величественного и прекрасного, что бывает в жизни, по ее мнению. Она замечала в этом саду лишь любовь своего мужа к самому себе и своей власти, отчего было горестно. Дайа шла впереди своих слуг и легонько дрожала, когда их настигал холодный ветер, отчего слуги каждый раз удивлялись: они ходили в качественно-защищенной от морозов одежде, через которую невозможно было почувствовать даже самые низкие температуры, что бывали в государстве. Дайа была разочарованна. Она безумно не любила минусовые температуры, да к тому же она никогда не видела и не чувствовала столь сильную дрожь в руках из-за погоды. Катриона переживала за состояние госпожи и замечала её дикое раздражение от всего происходящего вокруг. Она оглядывалась то на Дайу, то на Дэмонда, в котором она видела много храбрости и уверенности. Ей хотелось что-то сделать, чтобы владычица улыбнулась, но не имела понятия, что именно, да и мужеством особым она не отличалась, чтобы проявить инициативу первой.

— Что же делать? — тихо пробормотала Катриона себе под нос, на что Дэмонд быстро отреагировал.

— Снежки, — слуга сломал не комфортную атмосферу вокруг, и девушки на него тут же переключили свое внимание. — Дамы, не желаете поиграть?

— И в чем суть игры?

Дайа чуть задрала назад капюшон, который мешал глазам смотреть на высокого Дэмонда, но в этот момент на нее полетел большой белый шар и врезался в личико. Ошарашенная и временно ослепленная Дайа попятилась назад, её ноги запутались, и она тут же упала назад в сугроб. Щеки и нос ужасно горели от холода, и по покрасневшей коже потекли капли. Перепуганная от происходящего Катриона подбежала к владычице, чтобы помочь убрать остатки снега и встать с места.

— Госпо… Дайа, вы в порядке? — голос служанки был переполнен паникой, а глаза бегали туда-сюда.

Катриона ожидала, что Дайа тотчас же начнет ругаться и метать молниями из глаз в порыве гнева, но вместо этого её плечи задрожали, и следом послышался громкий хохот. Во всем Ледяном саду был слышен озорной смех, отчего Катриона невольно замерла на месте.

— Ну же, повторите за мной!

Дэмонд вновь наклонился набирать голыми руками снег и принялся лепить новый шар, и тогда Дайа упала на колени, словно дитя, чтобы повторить за ним, вот только снег валился и не принимал форму.

— Снимите перчатки, тогда у вас лучше получится, — подметил Дэмонд, но владычица покачала головой. — В них же не удобно, к тому же они сильнее намокнут, и ваши руки замерзнут. Вам нельзя болеть! — он аккуратно схватил чужие руки, но Дайа тут же одернула, прижав их к груди.

Владычица вновь изменилась в лице. Ее красивая улыбка пропала, а на смену пришли нахмуренные брови и строгий взгляд.

— Не смей прикасаться к моим рукам, — сказала она четко и строго, после чего встала, отряхнула с колен снег и пошла вперед.

— Но что с ними не так? — крикнул вслед Дэмонд.

— Тебя касаться это не должно!

Впервые Дэмонд почувствовал на себе осуждающий взгляд владычицы.

***

После утомительного дня, Дэмонд вернулся в свою комнату во дворце, которую выделили ему при поступлении на службу к владычице. Это было небольшое помещение с минимальными удобствами: мягкая кровать у стенки, шкаф со сменной одеждой, маленький холодильник и раковина, а на стене располагался небольшой прозрачный экран, через который слуги, приобретавшие привилегию жить во дворце, получали различного рода информацию. Разувшись, уставший Дэмонд плюхнулся на кровать и тут же краем глаза заметил на том самом экране какое-то уведомление. Сначала он хотел проигнорировать, ведь на данный момент это его совсем не волновало. Хотелось закрыть глаза и ни о чем думать, но интерес все-таки взял вверх над усталостью. Когда Дэмонд включил, то на экране появилась мордашка друга. Это было видео-сообщение от Лахлана. Очкарик — так его называл частенько Дэмонд — на экране казался странным. На его лице словно все эмоции перемешались, но ему явно было страшно. «Прошу, дружище, как можно скорее! Я жду тебя в своей лаборатории!» — последнее, что сказал в сообщении Лахлан. Дэмонд не мог отказать своему другу, когда он в таком положении, так что тут же ринулся к нему.

Небольшая лаборатория Лахлана находилась за пределами дворца. Там он проводил собственные эксперименты и анализы из личных интересов и никому не разрешал туда входить, кроме лучшего друга. Уже было далеко за полночь, и вырваться к Лахлану Дэмонду было сложновато. Все ворота хорошо охранялись как обычными солдатами, так и роботами, а передвижения слуг отслеживались — таковы правила. Не будь бы у Дэмонда хороших отношений с коллегами, так просто он бы не смог вырваться наружу в позднее время.

Тем временем Лахлан нервно поглядывал то на часы, то в камеру, где был виден обзор на весь свой двор в ожидании увидеть там друга, а когда он заметил знакомое лицо, то тут же встретил Дэмонда с объятиями.

— Дружище! — воскликнул Лахлан чуть ли не в слезах.

— Да чего стряслось-то? — Дэмонд оттолкнул легонько от себя эмоционального ученого и прошелся вглубь помещения, пытаясь отдышаться после пробежки в лабораторию.

В этот момент Лахлан всхлипнул, сжал пальцы в кулак, собрав в него всю решимость, и подошел к рабочему столу. Уже более серьезным он нажимал на различные сенсорные кнопки, между друзьями всплывали окна с кучей информации, и тут высветились фотографии каких-то исследований. На них были изображены анализы крови и множество сносок.

— Ты ведь меня знаешь, правда? Запретный плод столь сладок, но теперь даже представить не могу, из-за чего не могу сомкнуть глаз: от предстоящего обезглавливания или от информации, которую я добыл, — голос Лахлана прозвучал с усмешкой, но взгляд показался Дэмонду весьма поникшим, без доли смеха.

— И ты решил мне показать то, отчего и моя голова может слететь с плеч? Не ожидал я от тебя такого, очкарик, — Дэмонд скрестил руки на груди и внимательно взглянул на друга.

— Сначала я сомневался тебе показывать это, но посчитал нужным обратное, чего бы то ни стоило. Гляди, это кровь, которую нам предоставил Владыка для разработки лекарства вечной молодости, — он указал на экран с образцами крови. — Каждую неделю нам приносят свежую партию, чтобы мы могли непрерывно работать над экспериментом. Меня постоянно мучали мысли о том, что же это за долгоживущее животное, которое так скрывают от нас, да и в чем смысл вообще скрывать? Вот только это далеко не простые животные… тебе лучше посмотреть на это своими глазами.

И тогда Лахлан переключил картинку, на которой был изображен человек с багровым цветом волос, безупречно чистыми голубыми глазами, похожие на цвет кристального горного озера, и со смуглой кожей, на которой красовались множество светлых пятен. На фотографии был плечистый мужчина с острым выражением лица, как у Дайи. Глаза Дэмонда округлились, он не ожидал такого сходства во внешности с владычицей. Его переполняло волнение, перерастающее в страх, а затем в злость. Неужели по этой причине Дайа скрывает свои руки? Они, должно быть, полны ран… Дэмонд не знал, как реагировать на эти данные от Лахлана.

— Если ты не в курсе, владычица относится к народу Нарктуры с особенностью долгожительства, о которой мало кто знает, так как они стараются хранить этот секрет в тайне от чужаков. И так повелось, что именно семья вождя живет дольше всех — это великий дар семейства. Отсюда, испокон веков, из поколения в поколения место вождя непрерывно передавалось детям одного и того же рода, — Лахлан с грустью подытожил и выключил экран. — Чего молчишь?

— Но что будет с владычицей, если Владыка приобретет эту молодость? — тихо заинтересовался Дэмонд, но Лахлан лишь пожал плечами.

— Никто не знает, что в голове у сумасшедших.

Дэмонд ушел в себя после услышанного. Он встал с места и двинулся к выходу, но тут его остановил голос друга.

— Ты ведь захочешь спасти её, верно? Если нужна будет помощь, то сообщи, — помогу всем, чем смогу.

Дэмонд усмехнулся и ушел, напоследок сказав:

— Это мне еще твою голову спасать придется.

***

Прошло несколько дней. Дэмонд и Дайа с последнего инцидента общались, как ни в чем не бывало. Казалось, будто госпожа забыла обо всем случившемся, но и Дэмонд не терял хватку в то время, когда его мучили недавние слова Лахлана. Слуга подолгу не отрывал взгляд от рук владычицы, но при этом максимально старался выглядеть как обычно, чтобы не вызывать никаких подозрений.

Прогулки владычицы с двумя слугами по двору повторялись несколько раз в неделю, но Дайе они быстро осточертели, ведь место было одним и тем же, и она уже знала, по какому порядку идут статуи во всех секциях. Её настроение портилось с каждым днем, отчего мучались и окружающие ее люди, но однажды она заявила, что было бы интересно посмотреть, как выглядит за пределами дворца — город, в котором никогда не была.

— Вот бы хоть краешком глаза взглянуть… — прошептала она.

Тогда Дэмонда озарило, и он пообещал Дайе, что сводит её наружу, отчего даже Катриона потеряла дар речи. Ему в этот момент хотелось сделать все ради нее, словно для сестренки. Вот только предложить госпоже задумку было очень легко, а вот выполнить — вовсе наоборот. Ей нельзя было выходить за ворота, не говоря уже о других частях двора этого огромного здания. К тому же без маскировки никуда: владычица словно белая ворона среди акзэритов, несмотря на колорит государства. Её багровые кучерявые волосы и смуглая кожа с симпатичными пятнами на лице приковали бы к ней бессчётное количество взглядов и пустило много разговоров, в то время, когда Владыка не должен узнать о прогулках в городе. С того дня Дэмонд тщательно придумывал вместе с Катрионой план по временному побегу. И в день «Х», как и задумывали, служанка пронесла мимо двух внимательных роботов в покои владычицы немного косметики. Задача девушек была преобразиться до неузнаваемости. Сначала они обменялись одеждой: Катриона очень смущалась, надевая дорогой наряд: сразу чувствовался другой уровень качества ткани. Далее она отбелила кожу лица Дайи так, как у местных жителей, в глаза закапали жгучую жидкость, меняющую цвет глаз на несколько часов. Непослушные волосы с трудом заделали и спрятали под шапкой и капюшоном. И так вместе с Дэмондом владычица вышла, не унимая дрожь в коленях, ведь все считали, что она — Катриона.

— Владычица отправила нас по поручениям в город, так что внимательнее охраняйте вход в её покои! — твердо заявил Дэмонд неподвижной охране, стоявшей возле дверей покоев, на что те без подозрений приняли информацию, показав на своих дисплеях одобрительный знак.

Им так же пришлось столкнуться с препятствиями у выхода, но Дэмонд все легко урегулировал, чему Дайа была восхищена. Когда они вдвоем вышли на улицу, госпожа встала на месте как вкопанная, а по её телу пробежались мурашки от восторга. Она никогда не видела столь потрясающей картины: множество людей галдят на улице, продавая свои товары прямо здесь. Много закрытых и открытых магазинчиков и ларьков, в которых можно было найти огромное разнообразие товаров. Продукты местных жителей, одежда разного качества и дизайна, ювелирные изделия и много-много другого. Это большой рынок, за которым друг за другом стоят дома жителей. Дайу переполняло эмоциями. В ушах звенел давно позабытый шум народа. Дэмонд видел в ней огромный интерес и счастье, отчего сам невольно улыбался. Он словил себя на мысли, что владычица ему словно сестрица, которую хочется баловать, так что купил много разных вкусностей, чтобы видеть радостное детское счастье взрослого человека.

Времени у двоих было совсем мало, так что им пришлось ненадолго останавливаться у ларьков и перепрыгивать с одного места на другое, пропуская всякие интересности. Вот только новые карие глаза Дайи в одно мгновение уставились в одну точку. Темный переулок был переполнен клетками разных размеров, часть которых были накрыты большими рваными простынями, которые никогда не стирались.

— А там что? — Дайа не сдвигалась с места. Хоть там было и тихо, но атмосфера явно не дружеская.

— Рабы с других планет, — Дэмонд с болью во взгляде отвернулся спиной к переулку и перегородил обзор владычице, — вам незачем интересоваться этим переулком.

Сердце Дайи сжалось от услышанного. Она никогда не верила в то, что рабство где-то существует. Этот факт ей доказал, что данный город являлся тюрьмой не только для нее, но и для многих других. «Этого нельзя так оставлять!» — кричал ее внутренний голос, но сделать она ничего не могла. Ведь даже нелюбимый муж относился к ней без малейшей любви. Дайе стало грустно, что было сразу же заметно для Дэмонда.

— Предлагаю пойти обратно, мы здесь уже чуть дольше положенного, а то к Катрионе наведаются, чтобы проверить вас.

Дайа кратко кивнула и напоследок посмотрела на жуткую картину.

***

Поздним вечером Дэмонд, когда многие уже спали, без стука ворвался в открытый кабинет врача. Тем временем Эзон проверял мальчишку одной из слуг, у которого была глубокая ссадина на коленке. Увидев яростный взгляд Дэмонда, он отпустил мальчишку обратно к своей маме, дав юному пациенту склянку с мазью для обработки ран.

— Чего ломишься? — недовольно фыркнул Эзон.

— Ты раз в неделю забираешь у Дайи кровь, верно? — Дэмонд запер за собой дверь и подошел поближе к Эзону. — Получается, для вас Дайа всего лишь зверушка?!

— Чего орать-то сразу, — старик спокойно обошел эмоционального Дэмонда и продолжил чистить и убирать инструменты. — А смог ли ты пойти против воли Владыки? Приказ есть приказ, я такой же служащий, как и ты.

Эзон был единственным, кому Владыка доверял, поэтому на его и так уставшие плечи упала тяжелая ноша. Горбатый старик с бессилием во взгляде уже, казалось, безразлично глядел на вещи, повидав многое в этой жизни. Вот только он сам переживал за владычицу не меньше, чем Дэмонд. Он видел, как она чахнет с каждым днем, как она задыхается взаперти. Он изначально знал, кто она такая.

— Есть только один вариант, чтобы спасти девчонку, — между мужчинами нависла напряженная тишина. Дэмонд из интереса подошел ближе, и Эзон продолжил, увидев решительный взгляд собеседника: — бегите!

— О чем вы? Куда? — Дэмонд нервно развел руками. — Вокруг нас одни горы, не считая снежных бурь!

— Уймись, мальчишка! — передернул его Эзон, — лучше выслушай для начала…

Эзон с молодости занимался врачеванием и знал, что на то время его знания — не предел. Молодой уже набравшийся опыта врач знал, что лучшее продвижение в науке, это обмен знаниями с другими. Но с кем, если есть только одно единственное государство на планете, а другие лекари пользуются лишь его учениями, не продвигаясь вперед? Тогда Эзон в полном расцвете сил отправился на арендованном корабле вперед к самосовершенствованию и новым знакомствам. За это время он побывал на многих землях, узнал о сотне других народах, отличающихся внешностью и культурой. Все разговаривали на разных языках, из-за чего они общались с помощью жестов.

Однажды Эзон забрел на планету, где народ был физиологически похож на него, а говор отличался своей легкостью и мелодичностью. Одна небольшая планета, где ее жители обитали на островах, а вокруг песочных земель была чистейшая вода. Врач пожил у них не один год, благодаря чему научился частично понимать их говор, а в результате исследований наткнулся на интересный факт местных жителей — их долгожительство. Он всячески пытался узнать, как им удается жить не одну сотню лет, вот только все пожимали плечами и вопросительно глядели друг на друга…

— Вернуться на родину Дайи ровняется к смерти!

— Верно, но это не те земли, откуда она родом…

***

Сказанное Эзоном слова неоднократно терзали Дэмонда. Взять в управление целый корабль ради побега? Это какой-то абсурд! Ведь Дэмонд даже не был за пределами Акзэрила! А тут еще управлять надо чем-то большим. Адреналин поступал к голове, от переизбытка эмоций уши краснели до жжения, а пульс слышался в голове. Дэмонду хотелось спасти госпожу! Он не сможет оставить беспомощную девушку в беде на съедение голодным зверям, охотившимся в этой жизни лишь на вечную и всемогущую власть. Была ни была!

Как только настал следующий день, Дэмонд поспешил в покои госпожи. По пути ему попадались слуги, суетливо бегающие кто куда. Сегодня они готовились к торжеству — Владыка решил провести ужин среди знати, которым он доверял и строил хорошие отношения ради взаимовыгоды. В такие редкие дни во дворце всегда было оживленно. Дэмонд пробирался сквозь слуг, стараясь аккуратно обходить их стороной, но, повернув в сторону, где находился пустынный коридор, Дэмонд неожиданно столкнулся с низенькой девушкой. Увидев знакомую темную макушку, он тут же схватил встречную за запястье, и они скрылись от ненужных взглядов. Катриона удивленно округлила глаза, но не вымолвила ни слова.

Милая Катри, мне нужна твоя помощь… — еще раз оглядевшись по сторонам, Дэмонд наклонился ближе к служанке и нашептал на ухо о злых умыслах их Владыки. Лицо Катрионы то зеленело, то краснело от полученной информации, а в конце услышала: — Помоги нам сбежать, преобразив Дайу как в прошлый раз.

— Н-нет! Я так не могу! — тихо воскликнула она. — А если вас поймают и узнают о плане?

— Если так и случится, то говори, что ничего не знаешь, а тебя мы заперли нарочно.

Катриона прижала ладони к груди, нервно сжимая пальцы в кулачки. Немного обдумав все, она согласилась.

— Но есть одно «но»…

Обычно Владыка не берет с собой на званные ужины свою супругу, но не в этот день. Утром Катрионе заявили, чтобы она подготовила госпожу к предстоящему мероприятию, так что о её пропаже узнают быстро.

Дэмонд и Катриона вошли со стука в покои Дайи и тут же встретили у порога Эзона. Дайа нервно нарезала круги по комнате и что-то бормотала себе под нос. В руках она мяла свою любимую куколку, не жалея сил, а на уголках глаз появились чистейшие капельки слез. Дэмонд взглянул на старика, в чьем лице читалось беспокойство, и быстро понял о случившемся: он рассказал о планах Владыки и о возможности покинуть это место раз и навсегда!

— Отбросьте сомнения, Дайа. Прислушайтесь к своему сердцу! Я, ваш покорный слуга Дэмонд, буду следовать за вами и служить до конца!

Дэмонд встал на колено, оперившись рукой о пол, но твердый взгляд, полный серьезности, не сводил со своей госпожи. Его слова для Дайи оказались надежной опорой. Она доверяла своему слуге, который изначально был предназначен ей в качестве телохранителя, и знала, что на него можно положиться.

Бежать они собрались, не дожидаясь темноты, ведь суета, начавшаяся во дворце, могла им помочь скрыться. Эзон ушел от них пораньше для того, чтобы не привлекать к себе внимание, но пообещал вернуться в назначенный час не с пустыми руками. За это время трое оставшихся собрались в круг и стали изучать и дополнять имеющийся план побега. План был, на их взгляд, довольно прост: переодеть Дайу в одежду Катрионы, чтобы обмануть роботов, сменить внешность и пробежать через запасной выход, который ведет в сторону небольшого частного ангара, принадлежащему Эзону.

— Подождите, — Дайа резко встала с места. Ее брови согнулись в домик, а глаза были полны тревогой. — А Катриона? Когда придет время, то Катриону найдут в моих покоях одну. Ее же казнят! Дэмонд! Мы должны взять ее с собой.

— Не надо, — Катриона опечалено, но с улыбкой на лице, опустила голову к груди. — Мое место здесь.

— Если мы возьмем ее с собой, то привлечем еще больше внимания, и нас быстрее раскроют, — Дэмонду самому не нравилось это, но другого выхода просто не было.

Несмотря на ряд недовольств, Дайе пришлось смириться с данной участью. Над ними нависла тяжелая атмосфера, которая давила на каждого. Все были угрюмее черной тучи, и с напряженным настроением девушки начали преображение, а Дэмонд собирал в небольшой мешочек самые необходимые вещи, которые могут понадобиться в дороге.

— У вас очень красивые и мягкие волосы, госпожа, — Катриона, стараясь не унывать, решила разрядить обстановку, пока прятала Дайе волосы, собрав их в хвост. — Я никогда не встречала такие…

— За эти пятьсот лет я никогда не видела настолько скромной, но полной доброты душу, — Дайа повернулась к Катрионе и поймала служанку в крепкие объятия, и по щекам девушек потекли слезы. — Я буду молиться за тебя.

Дверь резко распахнулась, и за порогом показался Эзон — время подошло. Он подошел к Дэмонду и вытащил из грудного кармана ключ-карту от своего корабля.

— Вас уже ждут, поторопитесь!

— Кто? — Дэмонд недоуменно глянул на старика, но тот лишь грозно толкнул его в спину в сторону выхода, не желая отвечать.

Дайа надела капюшон, и они с Дэмондом вышли из покоев, а спустя время следом и сам Эзон. Катриона осталась одна.

Беглецы направились в сторону выхода. В это время слуги так и продолжали бегать туда-сюда, наводя порядок во дворце, а стрелки на часах подходили все ближе к вечеру — прибывали первые гости. Сердце звенело в ушах, а ноги становились ватными, отчего Дайа в панике начинала задыхаться. Она безумно боялась, что их раскроют.

— Подождите, вы куда? — остановил их мужской голос.

Это оказался один из работников, следящих за продвижением порядка. Такие ребята не любят тех, кто слоняется без дела в самом разгаре работы. Дайа была готова сдаться, но Дэмонд тут же выступил вперед.

— Владычица очень переживает перед ужином, она попросила принести ее любимых печений, — он указал на дверь рядом с выходом, где находилась кухня.

— А это кто? — парень указал на спрятавшуюся Дайу.

— Новенькая. Еще не знает, где что находится.

Подозрение не отпускало надзирающего, но он отпустил их. И когда он удалился прочь, услышав лишний шум в зале, Дайа и Дэмонд выбежали на выход.

На улице их встретил вечерний мороз и завывающий ветер. Несмотря на плотно населенный город, вокруг сбежавших не было ни одной живой души, а вместо домов стояли ледяные стены и горы. Снега надуло ветром настолько сильно, что передвигаться было сложно. Поначалу они могли бежать, но не долго. Сугробы по колено затрудняли движение, забирая все силы.

— Я так не могу, — Дайа, запыхаясь, была готова упасть лицом в снег и лежать, пока не задует еще слоем снега, но вера в спасение не покидала ее, и она с усталостью в ногах продолжала идти и идти. Дыхание сбилось, но вдыхать холодный воздух через рот было больнее. Ее длинные ресницы и брови, как и одежда вокруг, покрылись инеем из-за частого дыхания.

— Если вы устали, давайте отдохнем, — предложил Дэмонд, но его госпожа категорически была против перевалов.

На улице было темно. Они догадывались, что ужин должен был начаться, а значит, что и пропажу владычицы должны были заметить. Страх происходящего не покидал Дайу, она очень переживала за милую Катриону, с чьей судьбой до сих пор не могла смириться. Госпоже хотелось плакать, но Дэмонд как мог подбодрял ее.

— Смотрите! Виднеется крыша, — Дэмонд взял за руку Дайу, и они с рывком ринулись вперед.

Дорога стала намного лучше. Таких глубоких сугробов здесь не было, и шагать оказалось намного легче. Они бежали из-за всех сил, что осталось, но тут они услышали шум.Выстрел! Звук эхом донесся до их ушей.Они замерли на месте и оглянулись назад. «Плохо дело», — подумал Дэмонд. Владыка обо всем узнал.

— Бежим!

Осталось совсем немного. Но почему именно сейчас? Они видели впереди ангар, а рядом с ним старенький корабль, уже повидавший мир. Но не успели они добраться до цели, как позади послышались голоса. Бах! — еще один выстрел, и изо рта Дэмонда вырвался вопль. Дайа почувствовала, как тяжесть тела слуги потянула ее за собой вниз, но она всеми силами пыталась удержать Дэмонда за руку. Лазерной пушкой охрана Владыки ранила слугу в бедро. Дайа глянула вниз и увидела кровь, что окрасила белоснежный покров в алый цвет, но, несмотря на ранение, Дэмонд старался перетерпеть ноющую боль и стоял на ногах как мог.

— Дэмонд!

В глазах Дайи читался страх. Она глядела то на Дэмонда, то назад, где появились люди Владыки с пушками, а впереди сам ненавистный ею муж. Она понимала, что пути назад нет. Если их схватят, то им конец!

— Можешь даже не стараться, мерзавка! — крикнул Владыка. На его лице от злости вздулись вены, а лицо покраснело до такой степени, что казалось, будто он сейчас вскипит, и из ушей пойдет пар. — Ты испортила мой план, так что тебе придется отработать эту оплошность!

Из-за ослабленного темпа беглецов Владыка с легкостью смог сам догнать их. Он толкнул Дэмонда, ударив в раненную ногу, и схватил супругу за собранные волосы в хвост. Дайа вопила от боли, волочась по снегу, но Владыку это не интересовало. Ему было важно вернуть ее обратно и представить перед гостями как экспонат и источник вечной молодости. Упавший лицом в снег Дэмонд быстро встал на ноги и побежал за злодеем, но внимание всех присутствующих отвлек жужжащий шум. Корабль заработал и с его стороны был произведен выстрел в сторону Владыки. От испуга он отшатнулся назад и упал на снег спиной, случайно отпустив Дайу. Воспользовавшись моментом, Дэмонд схватил госпожу за руку, и они ринулись в сторону корабля.

— Ты не смеешь сбежать! Я тебя все равно найду!

Владыка дерзко отобрал у охраны оружие и нацелился на супругу, как вдруг вновь пришел выстрел словно из ниоткуда. Перед ногами Владыки на снегу появилась черная линия от лазерной пушки.

— Лахлан! — Дэмонд, сжимая свободной рукой рану, заметил своего друга на корабле с оружием в руках и тут же вспомнил слова Эзона. Так вот кто их ждал!

В этот момент Дэмонд очень был рад старику, но в то же время переживал: все ли с ним хорошо? Что с ним станет после их побега? Вот только пути обратного не будет, шаг вперед был сделан и назад не вернуться.

— Давайте быстрее! У меня чертовски руки трясутся! — Лахлан нервно рассмеялся и стрелял в кучку людей, но с большим нежеланием кого-то убить.

Дэмонд и Дайя смогли добраться до корабля, и двери автоматически закрылись.

— Мерзавцы!!! — Владыка истошно орал на всех подряд и размахивал руками. — Чего стоите? Быстрее за ними в погоню!

Но пока они собирались, Лахлан запустил управление и с трудом поднял транспорт в небо. Владыке лишь оставалось наблюдать, как покачивающийся из стороны в сторону корабль выравнивался и удалялся прочь.

— Черт! — выкрикнул Владыка напоследок.

Но несмотря на его приказ, его слуги потеряли след беглецов, отправившихся покорять новые земли, о которых знал только Эзон.

+1
13:02
390
15:44 (отредактировано)
Который раз захожу, хочу-таки прочитать и поддержать комментарием. И ломаюсь на пистолете. Вот прямо форменно ломаюсь.

И забываю, о чём рассказ.

Надо меня на переплавку, что ли отправить?

)
P.S. Дочитал. Смешаные чувства. Вроде интересная история (по задумке), но зачем-то смешали научфант (корабли и пистолет, планеты и роботы т.п) с элементами фэнтези (средневековые порядки, Владыка и Владычица, коварный план по омоложению). Плюс очевидные неровности стиля. То берётся нота едва ли не эпическая, то начинается какой-то балаган и беготня.
Референсем может служить Дюна Фрэнка Герберта, но там была своя логика, а тут лишь сплошная неопределённость. Честно говоря, не верю в радужные перспективы рассказа. Но удачи желаю. Вдруг повезёт
Загрузка...
Анна Неделина №1

Достойные внимания