Сводный результат конкурса "Основное жюри"

ID № работы Email автора Название работы Ссылка 3067 3068 3069 Ср Баллы Результат
3067 Работа №134 ----- Нада и черничные холмы http://litclubbs.ru/writers/3067-nada-i-chernichnye-holmy.html Отзывы 0 8 8
3068 Работа №6 ----- Поводырь http://litclubbs.ru/writers/3068-povodyr.html Отзывы 0 5 5
3069 Работа №76 ----- Короткая и полезная жизнь Дельты http://litclubbs.ru/writers/3069-korotkaja-i-poleznaja-zhizn-delty.html Отзывы 0 5 5

Нада и черничные холмы

# Автор Email Сюжет Стиль Грамотность Комментарий Оценка
18600 Людмила Синицына ----- Герой не может быть главным персонажем в рассказе, если за него принимает решение другой человек. В данном случае, девочка с лодкой. Ведь именно она «отправляет его в плавание». Это означает, что главной героиней и должна быть она. (Не стоит забывать, что река всегда играет роль «границы»). И повествование должно было идти от Нады, а не от парнишки. Тогда рассказ стал бы намного богаче и интереснее. Автор, интуитивно понимая это, в заголовок вынес именно ее. Но до конца идею сюжета не развил. Поэтому я считаю, что рассказ задуман, но не дописан… (необязательная ячейка, заполняется по желанию) 2
18596 Дмитрий Скирюк ----- I место = 3 балла «Нада и черничные холмы» (№ 134). Интересный рассказ про «дочь Харона», один замысел уже многого стоит. Время действия 18-19 век, может быть, канун 20-го. В трёх коротких новеллах, на примере трёх умерших показаны чаяния разных людей – деревенского пропойцы, мечтателя-художника и мальчишки-посыльного. К сожалению, текст работает, в основном, на эмоциях, смысл авторского послания остаётся неясным, нам понятно только, что девочка, в отличие от её заболевшего отца, отвозит умерших в тот мир, который им по нраву, мир их надежды и мечты, где они могут успеть то, чего не успели при жизни. Рассказ заставляет задуматься о том, куда отвозит их её отец, и где в таком разе пролегает граница между «раем» и «адом». Текст грамотный, оставляет приятное «послевкусие», его хочется перечитать, чтобы понять некоторые нюансы. С самого начала сбит темп повествования – мальчик так спешит, что падает (и, видимо, при этом разбивается насмерть), после чего, отряхнувшись и подобрав кепку, вдруг начинает вести себя так, будто никуда не торопился. То, что девочка – дочь перевозчика душ, понятно практически сразу, но, может быть, это у меня такое мышление – рядовой читатель вряд ли догадается. Диалог неторопливый – у мальчика и девочки даже находится время обменяться шутками, в разговоре возникают паузы, потом они неторопливо куда-то плывут на лодке… В общем, всё это сильно выбивает почву из-под ног у читателя. Автор владеет слогом, но при этом совершенно не продумал речь персонажей – она ничем не отличается от авторской – так же сложна, содержит тяжёлые словесные конструкции, причастные и деепричастные обороты, которые редко встречаются в разговорной речи двух неподготовленных заранее собеседников. И если слишком гладкая речь девочки ещё может быть объяснена тем, что ей не одна тысяча лет, то речь остальных персонажей звучит совершенно неубедительно. Имена в рассказе как бы южнославянские – чешские, польские, словацкие. Большинства их них в природе не существует, это неологизмы вроде «хорошечно» из рекламы пива. Это вполне приемлемо, но вот еврейская «тётя Фира» в этом контексте звучит очень странно. Совершенно бессмысленным в плане сюжета выглядит упоминание «зелёных колпачков» - волшебного народца, который скрывает в своих холмах сокровища и уводит прочь неугодных. Кажется, что этот кусок текста сделан лишь для того, чтобы оправдать название, которое, определённо, удачным не является. В целом рассказ удачный, написан грамотно, практически без сюжетных и текстовых провисаний. Однако что можно назвать кульминацией рассказа? Запоздалое прозрение пьяницы?.. Восторг мечтателя?.. Недоумение мальчишки?.. В итоге рассказ с тремя финалами обходится без всякой кульминации – умершие даже не успевают осознать факт собственной смерти и лишь запоздало понимают, что в некотором роде девочка даёт им второй шанс. Автору не следует ограничивать себя одной удачной идеей (а идея, безусловно, удачная) и лучше прорабатывать сюжет своих произведений. (необязательная ячейка, заполняется по желанию) 3
18593 Евгений Лукин ----- Рассказ предлагает нам довольно-таки необычный вариант переправы в царство мёртвых. Роль Харона исполняет девчушка Нада, а протекающая в сельской местности и, казалось бы, ничем не примечательная река Ксержинка превращается в Ахерон. Что ждёт перевезённого на противоположный берег? Как ни странно, исполнение заветного желания. Алкаш, по вине которого погиб его сын, встречается с ним вновь. Художник, мечтающий заглянуть в будущее, оказывается в городе завтрашнего дня (действие рассказа, насколько я понял, происходит примерно в конце девятнадцатого века). Сломавший шею мальчишка Алеш попадает в порт, где поступает юнгой на парусник. Пожалуй, автор представил наиболее милосердную картину того света. Язык плотный, ёмкий, чувствуется, что над каждым абзацем, над каждым предложением шла серьёзная работа. Любопытно построение рассказа: истории пьяницы и художника даны в пересказе Нады, но сам пересказ оживает, обретает плоть, становится самостоятельным эпизодом. Некоторое сомнение вызвали Зелёные Колпачки, поскольку в дальнейшем никак не отозвались в сюжете, но придираться не хочется — легенда привносит в повествование местный колорит, так что присутствие её, полагаю, вполне оправдано. Первое место = 3 балла (необязательная ячейка, заполняется по желанию) 3
Общая оценка 8

Поводырь

# Автор Email Сюжет Стиль Грамотность Комментарий Оценка
18599 Людмила Синицына ----- Придумать какой-то новый ход в фантастике очень сложно. Кажется, что уже все возможные тропинки исследованы. Но автор «Поводыря» нашел по-настоящему неожиданное решение. Интересны и характеры героев. Психологические изменения, которые они переживают. Единственным недостатком я бы назвала некоторую затянутость Повествования. Но это если рассказ рассматривать именно как рассказ, или если это принять как небольшую повесть, тогда соотношение меняется. В общем, «Поводырь» -- несомненная удача автора. (необязательная ячейка, заполняется по желанию) 3
18597 Дмитрий Скирюк ----- III место = 1 балл «Поводырь» (№ 6). С самого начала напрягает историческая неконкретика. Автор описывает происходящее так, что совершенно непонятно, в каких декорациях и в какой исторической эпохе происходит действие рассказа. В итоге возникает стойкое впечатление, будто дело происходит где-то в Европе в начале 20 века, но вдруг в тексте появляются смартфоны и прочие гаджеты, и это выбивает из колеи. Дело осложняется тем, что автор выбрал для изложения сложный приём, когда повествование ведётся сперва от автора, затем от лица одного персонажа, затем – от другого, в то время как приёмом этим он владеет слабо. Текст неимоверно раздут. Экспозиция затянута. Мы следим за развитием истории с трёх разных позиций – глазами автора, Дена, а затем ещё и Ларисы, хотя хватило бы и одного лица, авторского. Тема ответственности учёного за последствия своих открытий всегда будет животрепещущей, в этом автор попал в десятку. Всем памятны истории, когда врачи вводили себе смертельный штамм бактерий или вирусов, чтобы доказать ценой собственной жизни действенность вакцины. Здесь же человек пожертвовал сыном, чтобы испытать своё открытие. Могли бы возникнуть параллели с сюжетом романа А.Беляева «Человек-амфибия», но там врач пытался спасти жизнь своему сыну, ибо альтернативы не было – мальчик умирал от болезни лёгких. Здесь же риск выглядит безрассудным и неоправданным, а сами действия изобретателя – преступными. С другой стороны, имеют место христианские мотивы жертвы и предательства, и этот пласт тоже интересен. Поступки героев странным образом не мотивированы. Лариса прекрасно понимает, что Денис беспомощен, лишён мотивации и не способен обслуживать себя самостоятельно, но при этом спохватывается она лишь спустя три дня после смерти деда, и то как-то неубедительно. Странно ведёт себя и общество – если изобретатель и его пострадавший сын осчастливили своим открытием всех слепых, глухих и прочих инвалидов, лишённых органов чувств, и при этом сын остался единственным пострадавшим, общество могло бы окружить его хоть каким-то вниманием и заботой. Этого, однако, не происходит. Всё это похоже на реакцию общества 18-19 века, но совершенно не походит на реакцию современного цивилизованного, правового общества. Антураж и фабула повествования в итоге выглядят совершенно неправдоподобно. При этом текст настолько неряшлив и не вычитан, настолько беспомощен в плане стилистики и пунктуации, что требует не корректуры, а самой настоящей редактуры. Тавтология, неоправданное количество уточнений и дополнений («…несколько свёрнутых (?) конвертов»), два-три прилагательных к одному существительному («Наглая рыжая кошка [….] c мутными зелёными глазами [….] села прямо посередине» и т.д.). Паразитные созвучия и рифмы («У скучного […] здания все стали кучей», «…лёгкий пушок светлых усиков над пухлым овалом губ»), рассогласование, неконкретика, неудачные сравнения, второпях подобранные, устаревшие или неуместные обороты («старость да болезнь», «обтереться о штанину», «опеленавшим», «ершащиеся вверх», «выплелся», «долисекундных», «повернулась выходить», «написывал», «раздеваться ко сну», и т.д.) – ошибок не счесть. В некоторых местах автор излишне многословен, в итоге в тексте чередуются смысловая каша и сумбурные «словесные взрывы», как то: «Она вообще являлась крайне редко, в самых особых случаях: когда её мать умерла, сообщить, что выходит замуж (отца на свадьбу не пригласили, поэтому я не знаю, какой та была), когда он передавал бразды правления корпорацией старшему» «Фёдор устало и грустно прикрыл глаза за толстыми очками оправ…». «Потому что то, он купил и отдал мне, а потом стоял пристукивая ногой, в нетерпеливом ожидании пока я его съем…» «…распорядок был в блокноте - отец уделял ему большое значение для Дена». «…мы повернули налево, пошли в противоположную от той, с которой пришли, сторону». В других местах, автор, наоборот, пытается выражаться неоправданно лаконично, что порождает нелепые смысловые обрубки, типа: «Я хотел сбежать вместе лет в двенадцать…». «- Ты мне понадобишься, когда придет Лариса, - глухо и устало прошелестел». «- Да, - крякнул». «Ты никогда не признаешь, что… Что чудовище!» Некоторые обороты просто вызывают удивление. Уложенные волосы старика каким-то непонятным образом «струятся», кошка мурлыкает на бегу… О том, как беспардонно автор обращается со знаками препинания, и вовсе можно не говорить. Публиковать этот рассказ в представленном на конкурс виде ни в коем случае не следует, настолько в нём нарушены правила и нормы литературного русского языка. Иначе, если новые читатели будут расти на текстах такого качества и считать это нормой, русская литература, и так подорванная интернетом, покатится по наклонной. Тем не менее, рассказ нельзя считать неудачным. Отдельные «рифы», конечно, портят фарватер, но проплыть по нему можно. Хочется отметить живость языка, реалистичность поставленной проблемы и убедительность созданных характеров. Буквально физически чувствуешь гнетущую кататонию Дениса, принципиальную чёрствость старого дядюшки, отчаяние Ларисы и неподдельный драматизм происходящего. Автору веришь, когда он сочувствует своим живым и отнюдь не картонным героям, ощущаешь искреннюю радость за героиню, которой удалось найти простое, но единственно верное решение. Также приятно, что автор сразу выдал читателю все нити, с помощью которых можно найти выход из тупиковой ситуации. К сожалению, непонятно – то ли замысел и общая идея рассказа оказались автору не по плечу, то ли автор спонтанно вышел за рамки задуманного и растерялся. В любом случае это хороший ученический рассказ. Работать, работать и ещё раз работать. (необязательная ячейка, заполняется по желанию) 1
18594 Евгений Лукин ----- Прежде всего следует отметить умение автора строить сюжет. Действие совершает как минимум два неожиданных поворота, не теряя при этом логики и последовательности. Тема найдена, на мой взгляд, превосходная: поводырь, человек, чьими глазами смотрит на мир некий состоятельный слепец, постепенно превращается в оптический прибор, в нечто неодушевлённое, лишённое желаний и отчасти разума. Судьба его решена: стоит умереть незрячему хозяину, наследники постараются избавиться от его постоянного спутника — скорее всего, навсегда упрячут в психушку. Однако завещание старик составляет именно в пользу поводыря (первый поворот), а опекуном назначает дочь, всегда жалевшую этого бедолагу и поэтому ненавидевшую отца. Но, кажется, ситуация необратима — психика разрушена, поводырь разучился смотреть сам, ему нужен хозяин. И тогда (второй поворот) дочь меняется приборами с поводырём, и тот начинает, образно выражаясь, смотреть на мир её глазами, снова обретая свою утраченную личность. Заодно выясняется, что люди, считавшие себя зрячими, тоже по сути слепы, поскольку не замечали красот природы и проч. Однако все эти удачи и находки вдребезги разбиваются о способ изложения. Более неряшливой рукописи мне давненько не приходилось видеть. Во-первых, невероятное многословие, ожирение текста. Во-вторых, создаётся впечатление, что автор ни разу не перечитал написанного и ни разу его не правил. Дошло до того, что к концу рассказа я перестал помечать огрехи — настолько их было много. Что тут можно посоветовать? Существует старый способ: мысленно убрать из фразы одно слово, другое, третье… Если без какого-то слова можно обойтись — его следует безжалостно выкидывать. Или просто нанять редактора. Итак, скверный черновик очень хорошего рассказа. Поэтому, увы, только третье место = 1 балл (необязательная ячейка, заполняется по желанию) 1
Общая оценка 5

Короткая и полезная жизнь Дельты

# Автор Email Сюжет Стиль Грамотность Комментарий Оценка
18601 Людмила Синицына ----- Рассказ оставляет много вопросов, белых пятен. Почему инопланетяне вынашивают детей землян? С какими отклонениями это связано? Что вообще произошло с Землей? Рассказ затянут, сюжет развивается слишком медленно и вяло. Характеры не яркие… (необязательная ячейка, заполняется по желанию) 1
18598 Дмитрий Скирюк ----- II место = 2 балла «Короткая и полезная жизнь Дельты» (№ 76). Стилистика и проблематика текста напоминает рассказы Ильи Варшавского («Тревожных симптомов нет»), а также Айзека Азимова («Профессия») и Дэвида Митчелла («Облачный атлас»). Автор поднимает очень серьёзные вопросы – клонирования, суррогатного материнства, прав человека, самого определения человечности, ксенофобии, информационной зависимости, свободы выбора, критериев полезности членов общества, оправданности эвтаназии и едва ли не смысла жизни. Это несомненный плюс. При таком количестве вложенных идей даже странно, что рассказ получился таким «водянистым». С самого начала взят хороший темп, но несколько страниц спустя текст неожиданно начинает «провисать», терять динамику. Читать его становится неинтересно, хочется пролистнуть. Похищение суррогатной матери проходит как-то очень уж просто, верится в это с трудом. Язык довольно неряшлив, рассказ требует серьёзной корректуры. В тексте встречаются очень странные – выспренние и не всегда адекватные сравнения, неумелое использование метафор, а также тяжёлые словесные конструкции, за которыми теряется смысл сказанного. Пример: «Смысл его, куском упавшего в воду мыла, скользил где-то по краю сознания, не давая поймать себя окончательно». Часто встречаются гендерные и временные рассогласования, порождающие уродливые, некрасивые фразы, несвойственные русскому языку. Пример: «Несколько дней, во время которых ждали первой овуляции». Нередко автор использует безличную конструкцию, когда лучше было бы сделать двусоставное предложение. Пример: «И раньше этого пункта в расписании не стояло». Лучше сделать так: «И раньше этот пункт не стоял в расписании» или «И раньше этого пункта в расписании не было». Ещё «…обволакивала её в уютный кокон». Лучше – «Обволакивала её уютным коконом». Название рассказа очень неудачное, это также минус. Под занавес, и так достигая высокой ноты (суррогатная мать сама после родов уходит в свой добровольный и счастливый «вечный сон»), автор, видимо, решил добавить драматизма – и не удержал планку, введя в сюжет инопланетян. Тот факт, что суррогатные люди это не гомо сапиенс, а некие пленённые (клонированные?) человечеством инопланетяне, снижает градус эмоционального накала. Как раз тот факт, что люди «едят людей», т.е. цинично используют себе подобных, производит более сильное впечатление, нежели эксплуатация иного вида – андроидов, клонов, инопланетян, роботов и т.д. Последняя тема довольно заезжена в фантастике и западном кинематографе. Тема же эксплуатации человека человеком, расчеловечивания, социального, расового, гендерного, возрастного и другого неравенства, судя по событиям последних лет, ещё очень долго будет актуальной. Автор высказывает сильные идеи и пытается переосмыслить практически вечные вопросы и ценности, но делает это неубедительно и многословно. Необходимо научиться убирать лишнее, прорабатывать достоверность происходящих событий, избегая ненужного драматизма. И, безусловно, надо работать над языком, стилистикой, подтягивать орфографию и пунктуацию, аккуратнее обращаться со знаками препинания. Рекомендуется читать свои тексты вслух и править готовый текст на бумаге, а не на экране. (необязательная ячейка, заполняется по желанию) 2
18595 Евгений Лукин ----- Весьма впечатляющая антиутопия. Собственно говоря, доведённая до предельной лаконичности история человеческой жизни: родился — принёс пользу обществу — помер. «Тире между двумя датами». Ужас в том, что Дельта с восторгом принимает эту схему: для неё смерть (вечный сон) лучше бесполезного существования. Мёртвый искусственный язык, на котором она мыслит и говорит, как нельзя лучше выражает всю безнадёжность её положения. Сила рассказа в том, что Дом — это всего лишь образ нашего с вами социума, для которого люди — расходный материал. Тем бóльшую досаду вызывает заключительный абзац, где героиня оказывается инопланетянкой. Он, что называется, взялся ниоткуда, упал с колокольни, поскольку с предыдущим повествованием его связывает лишь размышление Дельты о бесполезности мизинца. Эффект неожиданности? Но неожиданность эта вызывает лишь недоумение и порождает массу вопросов без ответа. В Доме живут одни инопланетяне? А люди (бесполезные) — снаружи, за стеной? Тогда почему обитатели Дома так боятся стать бесполезными? Почему люди в качестве суррогатной матери выбрали инопланетянку? Более высокий уровень медицины? Но за стеной — город, промышленность (во всяком случае, автомобилестроение), телевидение… Вполне себе приличная цивилизация. На самом деле вопросов гораздо больше. Словом, абзац этот мне представляется ненужным довеском. Даже вредным, ибо уничтожает трагичность финала, когда Дельта уходит на смерть, только потому что так надо. Так положено. В итоге второе место = 2 балла (необязательная ячейка, заполняется по желанию) 2
Общая оценка 5