Гравитации не существует

  • Кандидат в Самородки
Автор:
Тающий ветер
Гравитации не существует
Аннотация:
8 место в группе БС-10
Текст:

- Сюда, офицеры! Сюда, быстрее!

Патрульный автомобиль только что остановился у дома 205 по Ньютон стрит, приехав по вызову о нарушении общественного порядка. Их уже поджидала говорливая особа весьма затрапезного вида, которая, очевидно, и позвонила в полицию. Она нетерпеливо махала рукой, пылая праведным гневом.

Офицеры, которым, откровенно говоря, не верилось, что в разгар дня в этом тихом районе происходило что-то по-настоящему страшное, все же вылезли из машины, и старший из пары лениво спросил:

- Что произошло, мэм?

- Вы меня спрашиваете?! За мной идите, да у него и спросите!

- У кого, мэм?

Женщина не удостоила их ответом и, в попытке увести полицейских за собой, ворвалась во двор через низенькую калитку.

- Мэм, это ваш дом?

- Разумеется, нет! – возмущенно воскликнула она.

- Мэм, если это частная территория, вам не стоит здесь находиться.

- Быстрее! – теперь на лице женщины мелькнул страх, и полицейские пошли за ней, на всякий случай потянувшись к оружию.

Она провела их вокруг дома на задний двор. Сначала патрульным показалось, что там пусто. Но через секунду они обомлели. Посреди двора, футах в трех над подстриженной лужайкой, лежал молодой человек. Точнее, было бы разумно предположить, что он лежал, потому что его тело принимало горизонтальное положение, а руки были заложены за голову. Вот только никакой видимой опоры под спиной не наблюдалось.

Парень покосился на полицейских, лениво приоткрыв глаза, будто не находил в своем положении ничего необычного. Женщина показывала на него пальцем и дрожащим голосом почти кричала:

- Вот! Я пришла к нему за газонокосилкой, а он!

- Спокойно, мэм.

Впрочем, голос патрульного был не так уж и спокоен, хотя и тверд. Он показал значок обоим и произнес заученно:

- Я офицер Донахью. Мой напарник – офицер Вудс. Что вы делаете, сэр?

- Лежу…

Вудс называл такую интонацию шезлонговой. Его бывшая похожим голосом реагировала на любые попытки прервать ее пропекание под жарким флоридским солнцем. К счастью, теперь рядом нет ни ее, ни чертовой Флориды. Только чертова Аризона.

- На чем? – вопрос прозвучал глупо, но был предельно логичным.

- Это важно?.. – голос парня был все таким же ленивым.

- Сэр, встаньте, пожалуйста! – даже опытного Донахью пронял сюрреализм ситуации, и он не знал, что говорить.

Короткий вздох, и тело парня плавно повернулось на девяносто градусов так, что его ступни, описав дугу, коснулись земли. Он переступил с ноги на ногу, удерживая равновесие, но в остальном явно не испытывал неудобств.

- Так лучше, офицеры?

- Как вы это сделали, сэр? У вас там какая-то платформа?

- Нет, я просто левитировал.

- Вы издеваетесь надо мной?

- Офицер, я бы попросил вас… - голос парня стал обиженным, но почти сразу посерьезнел. – Либо предъявите обвинения, либо покиньте участок. Насколько мне известно, левитация не запрещена Конституцией Соединенных Штатов.

- Сэр, вы же понимаете, что я буду вынужден доложить об увиденном вышестоящему начальству.

- Очевидно, так… - вздохнул он.

- В таком случае мне для протокола нужны ваше имя и место работы.

- Ну что же. Меня зовут…

***

- Чушь.

Офицер Вудс, уже пару часов как в гражданском, сидел в пабе «Белая лошадь» за крохотным столиком у стены и вынужден был осознать, что ему не верят. Профессор Хоган, бывший с момента переезда его соседом, а позже и другом, лелеял во взгляде крайний скептицизм.

- Да я сам это видел!

- О, я верю, что, - профессор выделил следующее слово, - что-то ты видел. Фокус балаганный, на самом деле. Знаешь сколько раз такое проворачивали на арене цирка?

- Но это была не арена цирка! Фред, мы там все осмотрели. Никаких конструкций, плоскостей, веревок. Он летал, говорю тебе!

- И как он все прокомментировал?

- Сказал, что это не запрещено.

Хоган искренне расхохотался.

- Знаешь, а ведь любопытный юридический казус. У меня есть знакомый адвокат, надо будет подкинуть ему задачку. Очевидно, что на собственном дворе…

- Да плевать мне на казусы! Фред, он летал!

Посетители паба начали оборачиваться в их сторону, но без особого любопытства. Рассказы о летающих людях – далеко не самое интересное, что здесь происходило.

- Хорошо, и как же он летал? Я имею в виду, не может же человек летать просто так, - в шутку или всерьез, профессор включился в игру. – Как вариант… магниты?

- Под землей – сколько угодно. Но если моя училка мисс Эдельсон и смогла что-нибудь в меня вдолбить, то одного магнита недостаточно.

- А на нем металл.

- Сколько там должно быть металла? Под футболкой и шортами. Да и будь под землей магнит такой мощности, у нас бы пистолеты сорвало вместе с кобурой.

- Ну а какие еще варианты, Вудс? – Хоган помедлил, но все же посмотрел на друга с иронией. – Если, конечно, ты видел именно то, что видел.

- Да иди ты, Фред!

- Ладно, успокойся. Просто глупо все это звучит. Как ты сам-то все объясняешь?

- Это ты у нас чертов доктор наук!

- И я свое мнение высказал. Давай теперь и ты включайся. Что это, по-твоему? Телекинез, Нибиру, Бог?

- Почему бы и не бог? – без особого желания пожал плечами Вудс. – Может, он – пророк новой эры? Иисус ходил по воде, а Альберт Розенау умеет летать. Тоже красивая способность.

Хоган сначала улыбался, но вдруг резко посерьезнел:

- Стоп! Альберт Джошуа Розенау?

- Ну да, так его и зовут. Ты его знаешь?

- Я знал его отца… Я должен поговорить с этим парнем!

***

- Итак… офицер Донахью.

Человек в строгом костюме поднял глаза на посетителя, но по его взгляду трудно было что-то понять.

- Агент…

- Фрейзер, - почему-то поморщился тот. – Не важно. Мне гораздо более интересно другое. Вы перешагнули через ваше непосредственное начальство. Перешагнули даже через начальство вашего начальства. И обратились к нам.

- Не думаю, что это справедливо, сэр. Ваше бюро – независимая организация. И я посчитал, что о фактах, изложенных мной, лучше узнать именно вам.

- Весьма… поверхностный взгляд на вещи, офицер Донахью. Ваш капитан будет недоволен. А мне придется, - агент сделал паузу, - объяснять ему вещи, которые ему объяснять не следует. Самое забавное в вашем положении, что вы, офицер Донахью, все сделали верно, но тем самым всем усложнили жизнь.

Фрейзер почти выплюнул последнее слово, но в этом было не презрение или недовольство, а какая-то глупая картинность, которая очень не нравилась полицейскому. Он начинал жалеть, что пришел сюда.

- И что мне следует предпринять? – отчеканил офицер.

- Забавно еще и то, - агент даже не подумал ответить на вопрос, - что до нас довольно давно доходят слухи об этом Р-р-розенау, - он прорычал первую букву фамилии, отчего Донахью откровенно поморщился. – Но, честно говоря, мы относились к ним скептически. Пожалуй, пришла пора это исправить, - Фрейзер резко встал. – Вы пойдете с нами.

- Зачем?

- Поможете с опознанием. Вдруг у нас не один летун?

***

- Вудс, тебе лучше приехать.

Был выходной, что как нельзя кстати. Полицейский не мог заснуть до трех ночи, думая об увиденном на вызове и разговоре с Хоганом. Однако выспаться тот ему не дал и теперь названивал, говоря крайне нервным голосом. Отвечал Вудс не менее нервно:

- Что там у тебя?

- Я сейчас с Розенау. За нами следят. Нужно помочь парню сбежать.

Не восприняв спросонья толком, о чем ему толкуют, Вудс пробормотал:

- И кто его преследует? Рептилоиды или особо ретивый первосвященник?

- ФБР.

Офицеру понадобилось секунд десять, чтобы осознать услышанное.

- Фред, ты издеваешься? То есть сейчас ты на полном серьезе предлагаешь мне помочь вам скрыться от ФБР?

- Ага.

- И зачем мне это?

- Потому что я твой друг?

Вудс тяжело вздохнул.

- Кто хоть такой этот твой Розенау?

- Честно? Да я понятия не имею, почему он может то, что может. Но неужели способность летать – достаточный повод сдать его правительству?

- Фред, кого ты обманываешь? Да ты сам, будь твоя воля, запихнул бы его в ближайшую лабораторию.

Профессор ответил не сразу.

- Да. Разница в методах.

Вудс снова вздохнул.

- Говори адрес. Я что-нибудь придумаю.

***

- Альберт, скажи, тебе и правда так удобнее?

Хоган и Розенау скрывались в каком-то заброшенном доме на окраине города. Профессор сидел в кресле, на удивление хорошо сохранившемся, а парень левитировал посреди комнаты спиной вниз.

- Как? Лежать? Конечно, удобнее, - в его голосе послышалась усмешка.

- Но ты же просто висишь.

- Не просто. Не знаю, как объяснить. Подо мной будто диван. Вполне удобно.

- Как ты вообще это делаешь?

Хоган уже давно пытался подвести разговор именно к этому, но только сейчас все вроде бы успокоилось. Однако ответить Альберт не успел, потому что снаружи послышался шум. Кто-то возился у задней двери. Парень, не говоря ни слова, вылетел из комнаты прочь, не меняя позы, а профессор схватил какую-то палку и встал у двери.

- Только не убей меня, Фред.

Хоган облегченно выдохнул, смотря на вошедшего Вудса, а тот продолжал говорить:

- Скажи, ты серьезно считаешь, что если бы на моем месте был агент ФБР, это тебе помогло бы?

- А что делать?

- Бежать! Бежать, Фред! А в идеале – вообще не вмешиваться! Но с этим, судя по всему, ты уже пролетел. На черта ты в это влез, объясни мне!

Хоган вздохнул.

- Альберт, - он обернулся на вернувшегося в комнату парня, - сын моего старинного друга. Джошуа Розенау был человеком весьма своеобразным, с крайне странными идеями. Но он был моим другом.

- Я понял. Тогда второй вопрос. С чего ты взял, что за вами следят? На улице я никого не заметил.

- Когда мы выходили из дома Альберта… Кстати, через задний двор.

- Да, Фред, я знал, что когда-нибудь твоя паранойя тебя спасет.

- Не перебивай. Слушай. К дому подъехал автомобиль. Не полицейский. Внутри было четверо. Трое в штатском, а еще один в форме.

Внезапно Розенау счел нужным вмешаться:

- Я узнал его. Это был ваш напарник.

- Донахью?! – воскликнул Вудс. – Хотя, чему я удивляюсь? Он собирался идти к ним. Да, все верно. Черт! И что теперь делать?

- Вообще-то мы ждали именно тебя, чтобы ты нам об этом рассказал.

Вудс сплюнул.

- Значит так. Я оставил…

Внезапно послышался звук подъехавшей машины. Хоган сразу же насторожился, а Альберт перевернулся животом вниз и опустился до десяти сантиметров над полом, снова выплывая из комнаты, прошептав:

- Я посмотрю.

Профессор опять взял палку и покосился на Вудса:

- Возьми пистолет.

Офицер аж зашипел от раздражения:

- Я не буду стрелять в фэбээровцев, черт тебя подери! И тем более в своего напарника!

- А если на нас нападут?

- Мать твою, Фред! Мы не в Африке! Они откроют огонь только в ответ на наши глупости!

Хоган, насупившись, замолчал. В двери показалась голова Розенау:

- Господа, это они. Что будем делать?

Профессор повернулся к Вудсу:

- Сейчас ты предложишь сдаться.

- Зачем бы я тогда приезжал? Что-нибудь придумаем. Пошли к задней двери, только тихо.

Он подкрался к окну, выходившему на задний двор, и осторожно выглянул. На улице, проходившей сразу за живой, но давно уже мертвой, изгородью, было тихо, но кое-кто сразу привлек его внимание.

- Плохо дело. Их там двое. Окружили дом. Если прорываться с боем, то мне придется бежать вместе с вами.

- Не дури. Не будем же мы в самом деле воевать?

- Тогда выхода нет.

- Господа, - привлек их внимание Альберт, - выход все же есть. Двое – это не много. Я их отвлеку, а вы тем временем проберетесь к машине.

- Ага. Мы пришли спасать тебя, и ты же будешь их отвлекать. Отличный план!

- Лучше у нас нет. К тому же я знаю, что делаю. Где вы оставили машину?

- На углу Грейсон и третьей.

- В стороне. Хорошо. Встретимся там через десять минут.

И не дав спутникам вставить ни слова, Розенау тихонько открыл дверь и вылетел наружу. Он медленно двигался в сторону агентов, пока те не заметили его, а затем резко набрал высоту и рванул со скоростью спринтера. Агенты, что-то крича в рации, припустили следом.

- Ну-ну, - покачал головой Хоган и вышел из дома.

- Давай только не тормозить особо. Нас все еще слишком легко заметить.

Профессор кивнул, и они быстрым шагом последовали к калитке. И в этот момент их окликнул спокойный голос:

- Вудс.

Тот обернулся и едва не выругался.

- Донахью. На черта ты это делаешь?

- Нет, на черта ты это делаешь?

- Нет, на черта ты это делаешь?!

- Понятия не имею, честно говоря. Я уже жалею, что связался с ними, но теперь у меня приказ.

- Всегда можно наплевать на приказ, - пожал плечами Вудс.

- Серьезно? И ради каких таких высоких идеалов?

- Да плевать на высокие идеалы! Я банальную вещь скажу. Ты хочешь сдать парня, который умеет летать, людям, которые даже во сне стреляют в чужие крылья.

Донахью просто захлопнул рот, а Хоган кашлянул в кулак и тихо сказал:

- Вообще-то это и называется высокими идеалами.

- Господи, Фред, не грузи мне мозг! А ты, Донахью, или зови своих новых друзей, или дай нам уйти. Третьего не дано.

Полицейский опустил оружие.

- Ответь все же. Только без этой высокопарной фигни. Зачем?

- Меня попросил друг, - он пожал плечами. - Теперь я прошу тебя.

Донахью усмехнулся и махнул напарнику:

- Валите уже. Будем считать, что я никого не заметил.

***

- А теперь колись.

Они втроем остановились в глухом местечке, в стороне от крупных дорог. Вокруг раскинулась пустыня Сонора, «радующая» глаз невысокими кустиками и редкой сухой травой. Вдалеке виднелась стена мексиканской границы. Хоган сидел на бортике открытого багажника, Вудс – прямо на земле, а Розенау, по традиции, висел в воздухе.

- О чем вы, профессор?

- Да хватит, Альберт! Максимум через полчаса мы расстанемся навсегда. Неужели тебе так жалко раскрыть тайну? Как ты это делаешь?

Парень вздохнул.

- Да нечего рассказывать же. Я… просто летаю.

- Со скоростью не меньше тридцати миль в час. Ты, между прочим, мог и без нашей помощи от них смыться.

- Не мог, - покачал головой Альберт. – Полеты на такой скорости очень утомляют.

- Это очень удобно, говорил он, - усмехнулся Хоган. – Будто на диване, говорил он.

- На диване. Но диваны, знаете ли, по природе своей очень медлительны.

На этот раз рассмеялись все трое. Но Фред быстро посерьезнел.

- Альберт, я уже говорил, что был знаком с твоим отцом. Он много рассказывал мне об этой дурацкой концепции. Хотя, видимо, уже не дурацкой. Разумное падение, мда…

- Что он рассказывал?

- О том, что гравитации не существует. Что в каждом конкретном случае падением предметов управляет бог. Убей меня, если я не считал его слова жестким сарказмом. А теперь получается, что это всерьез? Что произошло? Ты договорился с богом, и он позволил тебе не падать?

Розенау с понимающей улыбкой покачал головой.

- Профессор, я не верю в бога.

- Тогда как?

- Послушайте, - он принял сидячее положение. - Мой отец во многом был прав. Кроме этой маленькой детали. Дело вообще не в боге. Дело в человеке. Мы падаем, потому что думаем, что должны упасть. Нам это вдолбили с детства. Но если ты скажешь себе, что падать не нужно, то ты не упадешь.

Хоган, не ответив ни слова, достал из багажника разводной ключ, поднял его над землей и отпустил. Через мгновение тот, звякнув, ударился о грунт.

- И что это доказывает?

- Как что? Он упал, хотя у ключа, очевидно, нет сознания.

- Да, но сознание есть у вас. Вы заставили его упасть.

- А как же предметы, находящиеся вне нашего поля зрения? Вне нашей воли? Дерево в дремучем лесу, где вообще не ступала нога человека?

- А слышали ли вы, как оно упало?

- Софистика! – профессор, однако, улыбнулся.

Розенау молча указал обеими ладонями на себя, зависшего над землей, а потом развел руками. Хоган покачал головой.

- То есть гравитации не существует.

- Нет.

- Но как же физика?!

- Профессор, я не верю в физику, - грустно улыбнулся Альберт и, приняв прежнюю позу, полетел прочь.

+5
83
05:06
Магреализм, любимый мой)))
Классично, англично (хехе) и симпатично)))
Очень добрая и тёплая атмосфера. По настроению очень близко к некоторым историям из Мэри Поппинс (особенно про мистера Навыворот). И «Массинелло Пьетро». Там конечно совсем не про то — чистый реализм — но для меня очень рядом.
08:38
Англично))) Больше новых словечек!
А вообще — спасибо тебе) И за добрый отзыв, и за сравнения. Хотя я ничего из перечисленного не читал и не буду.
11:44
А зря. Мэри Поппинс наше всё!
11:50
+1
Слишком много нашего всего!
12:02
А ты как думал?
12:03
+3
Я думал — рожусь, лет до 12 прочитаю всю мировую литературу, а потом со спокойной совестью буду страдать херней писать свою!
12:16
+1
Такой хороший план был!
12:16
Жаль не удался…
07:08
Хм )) Шезлонговая интонация! Браво!!! bravo

Но тогда можно вообще ни от кого не сбегать. Пули остановятся в воздухе, а удары не причинят вреда по причине отсутствия сопротивления тканей (которого тоже может не быть).

Только финал скромноват. Просто улетел… ))

А подход, безусловно, занятный. Ведь многое в физике основано на теориях и логических доводах. Но без доказательной базы. thumbsup
08:42
Про концовку мне в отзывах только ленивый не написал. Оно, конечно, так и есть — простовато. И вывод о всемогуществе тоже логичен. Но есть одно «но». У этого рассказа есть два источника за пределы которых я выходить просто не стал. Никакого глубокомыслия.
Раз: тыньк
Два:


Так что мой рассказ — это просто текстовая версия смищной картинки из интернета. Nuff said.
09:39
Тогда любые замечания снимаются )
09:46
+1
«Полеты на такой скорости очень утомляют.» — гравитация- гравитацией, а против термодинамики не попрешь. Уж очень кушать хочется laugh
09:54
+1
Ага. Раз гравитации нет, то:
Термодинамика, бессердечная ты сука!
09:59
Вы читали «Блистающий мир» А.Грина?
10:09
Я все пытаюсь добраться до «Элегантной вселенной», но никак не доберусь. Сколько жизней нужно потратить, чтобы прочитать все, что хочется?)
12:00
+1
Сколько жизней нужно потратить, чтобы прочитать все, что хочется?

Мне, например, жизни точно не хватит no
Что касается рассказа — хорошо!
12:06
+1
Где бы достать еще парочку?
Спасибо!
10:14
Стоп, прошу прощения, путаю авторов… «Блистающий мир» не читал и не слышал, увы(
10:20
+1
Я спросила потому, что идея, точнее способности ГГ — те же, что и в вашем рассказе. Может вам будет интересно.
10:21
Да, я уже посмотрел. Спасибо за совет)
13:48
Читается рассказ очень легко. Но многое, как мне кажется, осталось недосказанным. Например, что такого в этом летуне, что им интересуется ФБР? Эти ребя просто так, из-за полетов, не вмешиваются. Что связано с отцом?
13:55
+1
Рискну не согласиться) Мне кажется, полет — достаточная причина, чтобы заинтересовать любую правительственную организацию. Я допускаю претензию к тому, что это может быть вне юрисдикции ФБР, но другие «открытые» конторы подходят еще меньше. Придумывать же какой-то секретный отдел я не стал — штампище же.

А единственное интересное, что связано с отцом, так это то, что в нашем с вами реальном мире — это вполне реальный, хотя и ничем не примечательный, человек.
15:45
Не, у меня вообще никаких претензий нет. Просто хотела авторское объяснение. Я предполагала, что, возможно, рассказ был сокращён для конкурса, а в более расширенной версии есть что/то про отца, раз уж он, как персонаж, появился.
Загрузка...
Илья Лопатин №1