Алмаз

  • Кандидат в Самородки
  • Жаренные
Автор:
Дмитрий Федорович
Алмаз
Аннотация:
Продолжение истории про егерский кордон. Начало - в рассказе "Охота на медведя".
Текст:

Вечера сейчас у нас на кордоне стоят прямо царские: гнус весенний отошёл, а что из лётного комарья и оставалось – нынче грозой прибило. Лето на макушке – июль месяц, самая теплынь! Тайга стоит ласковая да умытая, солнышко закатное в озере полощется, утки где-нигде покрякивают – тоже и им оказать себя хочется, хоть из рогозника на чистое место и не идут: берегутся, утята у них. Хоть и подросли уже… Как же тихо да славно вечерами! Природа к отдыху клонится, вся земля в истоме – перед сном самым, последние птахи досвистывают. Такое ласковое наступает предсумеречное время – мир да благодать! Ну, мы, конечно, со Степанычем на веранде самовар взгрели, чаёвничаем неспешно, с пониманием, с расстановкой, разговоры ведём. За день-то наломались, приустали маленько, самая пора передохнуть – за чайком с чабрецом да за вареньем малиновым. Малины нынче Варвара заготовила много: что грешить, на лесную-то ягоду каждый год урожай.

Тут сказать надо – Николай, напарник мой, геологией стал интересоваться; это с тех пор, как в Лосином распадке геологи лагерь свой разбили. То ли золото ищут, то ли руды какие. Край тутошний – самый что ни на есть богатеющий, говорят. А то мы сами не знаем! Ну, Степаныч-то и повёлся. Камней натащил полон дом – ничего, разные, и красивые тоже попадаются. Накупил книжек всяких, читает, и словечки мудрёные у него проскакивать стали. «Сингония», к примеру, или «спайность» – слыхали такое? То-то. Правда, сами геологи его не больно привечают, да ведь и людей тоже понять можно: за день изробишься, а тут он со своими «как» да «почему»…

Вот геология-то и есть всему причина. Началось всё куда как прекрасно: притащил он нынче друзу горного хрусталя, кварц по-научному. Большой такой кристалл, красивый, блестящий.

– Тут, – говорит, – где-то и гранаты должны быть, по всему видно. Этих гранатов основных разновидностей бывает пять: пироп, гроссуляр, альмандин…

– Стоп-стоп-стоп! – говорю. – Ты мне не студент, я тебе не профессор. Для меня все твои камни делятся на две категории: красивые и некрасивые. Этот вот кварц твой – ничего, гож. Вон на этажерку положи, пусть красуется… А какой камень самый-самый дорогой?

– Ну, ты даёшь, Трофимыч! Алмаз, конечно. Это каждый знает.

– Вот. Когда ты мне алмаз найдёшь да заместо этого положишь…

– Ага, найдёшь его! Хотя… Состав пород у нас вроде и подходящий, да вот только самого главного нет…

– Чего?

– Кимберлита. Порода такая синеватая, вроде глины. Только погрубее малость.

– А чего ж нет? Есть. Вот аккурат под Лосиным распадком я такую и видал. Ну, не то чтоб уж совсем синяя, серая скорее, с сизым таким отливом. Однажды в дождь сверзился я в овраг – скользко было – да так вымазался этим твоим кимберлитом, что чуть отстирался потом. Давненько это было, ещё до того, как вас с Варварой сюда прислали.

– Ну-ка, ну-ка, где это точно?!

Загорелся Степаныч. А только не дали нам разговор закончить. Тут как раз этот Волк и объявился – геолог-то. Подошёл тихонько, мы и не слыхали, смотрит дико, глазами ворочает и молчит. Новенький он, что ли. Мы его всего-то раза два и видали. Алексей вроде, только никто из своих его так не зовёт: Волк да Волк – то ли по фамилии, то ли ещё как себе кличку заработал.

– Ну, проходи, – говорим мы со Степанычем, – проходи, Алексей Батькович, присаживайся, гостем будешь. В ногах правды нет.

Не садится.

– Некогда мне, – говорит, – мужики. Вы вот лучше телефон мне дайте, позвонить нужно срочно, а свой я разбил.

Я вижу – нервничает парень, а когда он боком повернулся – тут я и обалдел.

– Э, да у тебя, друг, весь рукав в кровище! Степаныч, ну-ка, живо за медициной! Эк тебя угораздило! Что случилось-то?

Степаныча моего как ветром сдуло. Слышу, уж в кладовке шебуршит, где у нас лекарства. А геолог помялся немного и говорит:

– Пулевое ранение у меня. Ладно, это так, ничего…

– Это как же? На охоте, что ли, или так – баловство?

– Нет, не совсем баловство… Скорее уж охота. Телефон-то дадите?

Мобильная связь у нас есть. Хоть скверная, но кое-как тянет. Как в позапрошлом году на Маркиной Горке ретранслятор поставили, с тех пор и есть. Правда, один телефон на всех, да нам больше и не надо.

– Ладно, сейчас позвоним. Дай-ка я сначала посмотрю, может, врача и не стоит вызывать. Ты вон рукой-то вроде двигаешь, а борт медицинский сюда вызвонить – это знаешь какие деньги?

Тот рассердился:

– Какой ещё борт?! Я что, разве про врача говорил?! Мне по делу позвонить – край надо! А это так, мелочи, только мякоть задета.

Тут Степаныч примчался, рукав ему распластал. По-быстрому обмыли рану, перевязали – действительно, не шибко и страшно, виду больше чем дела.

В телефон вцепился, однако.

– Алло, это Волк. Старик нужен, срочно, – и, подождав, доложил чётко, как по полкам разложил. – Информация подтвердилась. Обнаружен вчера, карат семьдесят-восемьдесят. Да, у меня. На хвосте трое, на час отстали. Лёгкое ранение. Сейчас на кордоне. Камень оставляю, хвост отвлеку на себя. Думаю, не догонят. Надеюсь. Конечно, срочно, вертушкой. Конец связи.

И к нам:

– Мужики, дело государственное. Я из органов. Ситуация такая: это не геологи, это хищники, самозванцы. Алмазы ищут. Нарыли вчера большой кристалл, скрыть хотели, срочно пришлось меры принимать… Короче, камень нужно спрятать, и быстро. Утром за ним наши прилетят, отдадите, а я пока попробую погоню запутать. С одной-то рукой я не боец… А у вас, знаю, мотоцикл есть – давайте живо! И телефон ваш я себе оставлю: мне нужнее.

А сам Степанычу кисет протягивает: там, значит, алмаз, внутри.

Тут я маленько тормознул:

– Нет, – говорю, – так дела не делаются. Пусть ваше начальство само приедет и разбирается. Тем более, что на мотоцикле – казённом, кстати! – наш сотрудник Иванова два часа назад убыла в районный центр.

И не успел опомниться – позорный этот Волк пистолет выхватил, чуть не в лоб целит.

– Ты что, егерь, не понял?! Делай, что говорят, да знай помалкивай! Это мафия. Они с вами чикаться не будут. Ты хоть представляешь, сколько этот камень стоит? Да за такие деньги они…

Тут я перебил. Не люблю, когда в меня дулом тычут.

– Ты стволом не маши, уважаемый, – говорю (а у самого мурашки по спине). – Этак сдуру и пальнуть можно. Организм у меня хотя и ношеный, а всё ж его жалко, другого никто не даст.

Тут Степаныч:

– Ой-ё! – это он алмаз выудил, в пальцах вертит. – Да ты посмотри на это чудо!

Ну, посмотрел я. Ничего особенного, такой же, как и кварц его, так тот даже и поярче выглядит.

А Волк за своё:

– Нет мотоцикла – давай хоть велосипед. Да шевелись, дьявол лесной, они уж через какие полчаса тут будут!

Тут дошло до меня, что алмаз-то много больше любого мотоцикла стоит. Да и всего кордона нашего.

– Ладно, – говорю. – Велосипедом ты много не наездишь. Вот тебе, так и быть, ключи от катера, дуй по реке, к утру будешь в городе. Бензина хватит, я вчера только залил. Да шут с ним, с бензином. Начальство твоё, так думаю, не нашему начальству чета, договорятся меж собой, ежели что. Держись вдоль того берега, там главное русло. Да в ночь шибко не гони, дно мне пропорешь – я тебя хоть на том свете найду и на шкуре твоей спать лягу. Уразумел?

– Уразумел. А вы пока камень-то уберите. Достояние народа, головой отвечаете. Так что крепко спрячьте – искать не в шутку будут, если что. Им пара лишних трупов ничего не значит. Скажете им – так, мол, и так, Волк под стволом катер забрал, и куда-то звонил, помощь вызывал, а больше ни о чём не знаете. Ни сном, ни духом. Ясно?

– Ясно, – говорю, – товарищ майор.

– Хм. Ишь ты, майор… Капитан я. Ну, раз ясно – живей шевелись!

Только его и видели. Вот тебе и спокойный вечер.

А солнце уж совсем садится. Птицы смолкли. Только выпь с дальнего конца озера слыхать. Сама птица-то маленькая, смотреть не на что, а голосище у неё – ого-го! Вот и мотор катера ревнул – и пошёл дальше, дальше, стихая. Ушёл Волк.

Посмотрел я на напарника.

– Ну, – говорю, – теперь, Коля, нам о себе думать надо. Дай-кась кисетик-то, я его в муравейнике схороню. Там, поди, искать не додумаются, а мураши с рассветом всё замаскируют так, что и не поймёшь, что потревожено было.

И хорошо вышло, потому как первым делом обшарили нас, да и в доме всё вверх дном перевернули. Мы якобы в непонятках, упёрлись – ни при чём тут, и точка. Ну, поверили они, нет ли, а только большинство их на своём вездеходе за Волком ломануло: река-то крюк даёт, рассчитывали на излучине перенять. А двое на кордоне остались. Нас со Степанычем в сарае заперли – он у нас добротный, из лиственницы. Брёвна толстые, как ложили – попотели знатно. Плотно сидим. Да только опаска берёт, что нет у гостей наших особого желания живых свидетелей оставлять. Хотя, с другой стороны, ничем мы им, вроде, не досадили – да ведь поди узнай, что на чужом уме, коли в голове большие деньги крутятся.

И убежать никак: стены крепкие, пол бетонный. Окошко маленькое: не то что Степанычу – мне не пролезть. Разве что шифер разобрать? Попробовали – шумно слишком, те двое загрозились: свяжем, говорят, если самовольничать вздумаете. А то и вовсе в расход пустим.

А что им. Тут главное дело – первую кровь пролить, а дальше душа удержу не знает. Им-то теперь всё едино.

Только и счастья, что лампочка светит, а то и вовсе в темноте бы сидеть пришлось. Одно осталось: полицейскую вертушку ждать. Если не порешат нас до этого срока.

Ну, пошарили мы, конечно, по закоулкам. Был тут у меня ящичек с инструментами – я отвёртку в карман сунул, всё не с голыми руками, если что, а Степаныч молоток облюбовал. А самое главное – ножовка по металлу! Сняли мы лезвие, просунули сквозь щель, и давай потихоньку засов пилить. А засов-то добротный, а полотно старое совсем – медленно выходит, тем более, что особо шуметь-то нельзя. Ночью звук хорошо слышный.

Услыхали они. Подошли. Последний раз, говорят, предупреждаем. А не то – запалим сараюшку, так что сидите смирно.

Против силы не попрёшь. Хорошо хоть, пилку не отобрали: не увидали, а по звуку не смекнули, что к чему.

Ладно-ладно, говорю, всё-всё, не надо нервничать. Больше не побеспокоим.

Вижу, Степаныч мой насупился.

– Так что, – говорит, – неужто вот так сложа руки сидеть и будем?

– Так и будем, – говорю. – А ты, герой, желаешь пулю в живот? Ничего, утро вечера мудреней. Гляди, за ночь чего и надумаем.

– Ага, а утром они всем скопом сюда явятся!

– Так и органы к утру заявиться должны. Так что спи пока, я подежурю. Если что – толкну.

Ага, как же, спи. Это я так, для связки слов больше. Просидели мы всю ночь как на иголках. Правда, и те двое тоже глаз не сомкнули. Слышно было, как переругиваются.

Светать стало.

– Ну, теперь пора, – говорю. – Потéплело. Это хорошо…

– Надумал чего, Трофимыч?

– Может, и надумал. Погоди. Подай-ка мне удочку, вон стоит.

Хороший инструмент, японский, новый. Удилище это Николай с Варварой мне на пятидесятилетие подарили, вот как. Всё руки не доходили на рыбалку обновить, а теперь, глядь, и пригодилось.

Я его разложил – метров семь в нём, а весу, почитай, никакого. Умеют японцы, ничего не скажешь. Прислушался: эти-то, сторожа, у дома, с другой стороны сарая. Курят сидят, притихли. Я через окошко удилище стал выпрастывать, листва на вязе густая, не видят они. И не знают, что вяз этот с дуплом, а в дупле шершни завелись, я всё собирался их выкурить, уж больно опасное соседство, да так и не собрался никак, а теперь гляди-ка – пригодилось.

Ну, раза со второго попал концом в гнездо ихнее, да давай там вертеть. Эк их загудело-то! Ядовито, зло, так и лезут вон: а кому понравится, коли в его доме такое! Я скорей удочку втянул, да отбитый уголок стекла от греха паклей заткнул – вдруг да залетит какой шальной, совсем незачем это.

А снаружи караул! Бородатый, слышу, заругался, да в дом – конечно, рядом не усидишь. Второй следом. Не до нас теперь – тут мы ножовкой-то и зашерудили! Пять минут, и распалась завеска: можно и бежать, да как выйти? Шершни – они не разбирают, кто свой, кто чужой. А успокоятся – время упустим.

Тут сама судьба нам помогла: вертолёт прилетел, тот самый, что Волк вчера вызвонил. Завис над нами, такой ветер поднял, что всех шершней сдуло. Мы за дверь, да бежать! Ходу, ходу!

Куда там. Они, власти эти, сами как бандиты. В смысле, не церемонятся тоже. Выскочили, все в камуфляже, да с автоматами. Тут нам и хенде хох: поставили к стене рядом с этими недогеологами, руки на затылок, ноги шире плеч. Правда, разобрались быстро. Прочесали всё вокруг – ну, никого больше не нашли, натурально. Тут начальник ихний, майор – к нам:

– От имени государства благодарю за службу, граждане. Где тут у вас алмаз? Прошу немедленно передать законным властям.

– А в муравейнике лежит, – говорю. – Вон-вон, на краю участка. В целости и сохранности.

Гляжу – геолога бородатого аж перекосило. Конечно, такой куш прямо под носом был, а вместо этого теперь срок светит!

Но только зря мы думали, что всё кончилось. Она, мафия-то, тоже не проста оказалась. Вернулась основная масса, что за Волком охотилась – эх, и стрельба пошла! Оружие у бандитов не хуже официального, как выяснилось. И больше их было, бандюков, да и часовые прошляпили, что ли, а только через пять минут власть поменялась. Мы за это время исчезли, конечно: кому охота между двух огней оказаться! Отбежали, затаились. В лесу-то поди нас возьми! Дудки.

Радуемся, конечно: косая мимо прошла.

– Одно только страшно, – говорю. – Что из-за какого-то камня людей столько положили… Слава Богу, нас миновало. Ну, сейчас они его возьмут и уберутся.

– Не возьмут, – говорит Степаныч. – Я, пока суть да дело, успел к муравейнику наведаться.

И кисет показывает. Я аж крякнул.

– Ну, – говорю, – раз они не уберутся, то нам убираться надо. Сейчас у них самая разборка начнётся. Как только до муравейника дело дойдёт.

Точно: началось. Злятся, конечно. Даже по кустам пару очередей выпустили.

– Ну, – шепчу, – раз так, придётся отходить в четвероногой позиции. Подставляться под пулю никакого резона нет. Поползли, что ли.

И опять судьба против нас сыграла: Варька из райцентра вернулась. Тут же её и сцапали. Слышим – главарь поднялся на крыльцо, кричит: выходите, дескать, ничего вам не будет, только алмаз отдайте, а не будет камня – порешим бабу тут же на месте. Сообразил, гад, что далеко мы уйти не могли.

Степаныч побелел весь, да и я чувствую – хана дело. Сдаваться надо. Человека ни один камень не стоит. Тут они бьют без проигрышу.

Ну, вышли мы. По физиономиям, конечно, пару раз получили. Стоим, терпим.

Тут их спец какой-то нарисовался:

– Уходить надо. Сюда ещё вертушка летит! Я по ихней рации слышал!

– Ничего, – отвечает главный. – Успеем. Мы тоже полетим. Ты ж управлять умеешь?

– Естественно! Обижаешь, начальник.

– Так. Всё лишнее барахло бросаем, – и, Степанычу, этак издевательски:

– Будьте так любезны, передайте камушек!

Нечего делать, достал он кисет, отдал. Тут не до жиру, быть бы живу.

– А с ними что делать? – кто-то спрашивает. – Может, тоже… До кучи?

И нехорошо так на нас смотрит.

– Нет, – отвечает главарь. – Незачем это. Звереть не надо. Дай ещё раз по роже, чтобы помнили, и пусть идут с миром. Лишнюю кровь на себя вешать не стоит.

Ну, по роже это мы опять схлопотали, врать не буду. Аж звон пошёл в голове. И Варьку не проминули, черти… Ладно, всякое в жизни бывает. Живы остались – и то ладно.

Залезли они в вертолёт, завели машину, подняли.

И тут один из омоновцев – видно, прикидывался мёртвым, или от вихря в сознание пришёл, вижу, поднялся кое-как – в кровище, шатается. Цапнул автомат, да по вертолёту – весь рожок!

И то ли он куда попал удачно, то ли граната у них сработала, а только в клочья кабину разорвало, вместе со всеми бандитами. Рухнула вертушка, а хвост оторванный – как раз по стрелку. Мы опомнились, подбежали – куда там, мертвее мёртвого. И менты остальные тоже. Вот ведь долг у них. И работка не сахар.

Посмотрели мы друг на друга. Ох, и много смертей сегодня…

– Что ж, – говорит Степаныч, – надо как-то с городом связываться. – Напарник мой мужик крепкий, а смотрю, и у него глаз дёргается.

– Не, – говорю. – Не надо. Они сами к нам летят. Забыл, что ли?

– Точно. Совсем из головы вылетело.

– Ну, теперь ждём, отдыхаем. А ты бы лучше за Варькой приглядел, а то вон её от нервов корячить начинает… Может, самогонки принести?

Это я к тому, что нервы – они ни у кого не железные. Меня и самого уж знатно завело. Оно ведь как: чуть смерть в сторону – руки-ноги как ватные, силу теряют. Говорят, от шока. Организм вразнос идёт, что ли... Помню, меня первый раз медведь этак-то проверил. Давно было… Спиртом отпаивали.

Степаныч кивает:

– Ага, выпить сейчас – это бы в самый раз. Вот ведь приключение, едрить его… И всё, главное, зря. Ведь из-за чего? Оно им надо было? Жизни ложить… А теперь ни камня, ни денег… Поди найди сейчас этот алмаз…

Понесло моего Степаныча. Язык развязало – бывает так. Толкнул его, чтоб опомнился.

– Не суетись, – говорю, – чай, не баба. И зря ты это насчёт камня. Алмаз я в собачью будку успел бросить, можешь пойти проверить. Ты уж извини, но в кисетик-то я твой кварц подложил. Мало ли что, думаю…

+6
434
Рассказ предназначен для прожаривания на сковородке. Прошу воздержаться от комментариев до этого момента…
Написано хорошо, читается легко. Но — не мое, очень надоели бесконечные бандитские разборки. И по телику, и в печати…
22:04 (отредактировано)
+5
где-нигде это где? или это порода уток?
геологи лагерь свой разбили могли разбить чужой?
–Вот –Нет пробел пропущен
в районный центр в райцентр
много «этот»
предсьТавляешь
через какие полчаса какие-то
Даже гранатомёты! угу, в тайге гранатометы таскали
– Одно только страшно, – говорю. – Что неверное оформление прямой речи
угу, еще и пилот алмазы моет
Залезли они в вертолёт, уцелевший после стрельбы из гранатомета?
Цапнул гранатомёт, да по вертолёту – бабах! где он его «цапнул»?
начиналось как банальный детектив, перешло в неудачную фантастику
по любому, никто бы свидетелей оставлять не стал — там вышка голимая за ментов
собрали бы трупы в сторожку и сожгли к черту
и насчет шершней — не верится, что спокойно жили возле людей, а те малиновое варенье ели
к тому же, осы всеядны — даже колбасу едят
Не сепети? непереводимая игра местных диалектов?
22:13 (отредактировано)
+1
Благодарю. Замечания, тем более критические, автору только на пользу. Учту.
09:11
+2
тут непонятен еще момент
почему с кордона можно выбраться велосипедом, а на кордон только вертолетом?
У кого что есть… Да и быстрее вертолётом. Кстати, и катер тоже имеется.
09:39
+2
просто, получается, что райцентр недалеко? так?
на катере агент я так понял в город отправился
почему нельзя позвонить Варе и сказать, чтобы не ехала на кордон?
Почему не позвонить? Наверно, не сообразили — также, как и я. Прокол-с…
10:55
+1
это даже не прокол…
как алмазодобытчики такую груду оружия доставили в тайгу?
Спасибо, вопрос интересный. Ответ уже придумал, после прожарки внесу в текст.
просто не вижу смысла тащить в тайгу гранатометы. а если алмазов не будет вообще там?
не проще легальные карабины на крайний случай? а то получается там Волк — левый и при нем куча стволов? нелогично — это все-таки палаточный лагерь
Тогда как-то нелогично получается: из карабина вертолёт не собьёшь…
кто Вам такое сказал? это же не боевой, а транспортный вертолет
и что, они изначально против вертолетов гранатометы таскали? wonderпочему тогда не ПЗРК?
Из карабина даже транспортник не собьёшь (карабин в руках держать приходилось, вертолёт — нет), это моё мнение. Даже если он упадёт (а скорее будет просто жёсткая посадка в удачном для стрелка случае), кто-то может в живых остаться. Вот гранатомёт и появился, чтобы грохнуть всех сразу, так мне по сюжету надо было.
Короче, придётся маленько перелопатить события…
Ещё раз благодарю за уделённое мне время.
20:02
+1
из карабина взлетающий вертолет? пилот, винт и т.д.
сбивали даже самолеты еще во время ВОВ из винтовок
гранатомет для взлетающего вертолета явно избыточен
возьмите хоть АК-47 тогда (пилотов очередью)
Уговорили, сэр. АК — вполне в тему. ok
вот и чудненько
22:30
+2
«Тайга стоит ласковая да умытая, солнышко закатное в озере полощется, утки где-нигде покрякивают – тоже и им оказать (показать?) себя хочется, хоть из рогозника на чистое место и не идут: утята у них, берегутся» — если берегутся утки, а не утята, то лучше поменять местами: «не идут: берегутся, утята у них».
Шикарнейший экшн! Второй раз читаю, увлекаюсь, забываю, что ошибки надо искать. Очень понравился стиль, всё эти провинциальные словечки, манера изложения и замечательные диалоги. Автору огромное спасибо!
Уток перегоню на место утят, спасибо!
03:13 (отредактировано)
+2
Увлекательно! smile
05:56
+4
«Ну, не то(,) чтоб уж совсем синяя, серая скорее...» — запятуша лишняя, устойчивое выражение. Или как его там, неразложимое штоле.

«Окошко маленькое: не то(,) что Степанычу – мне не пролезть» — таж фигня.

«И убежать никак: стены там крепкие, сами ложили, пол бетонный» — нды? а из чего ж «ложили»-то, да ажно полуторной кладки? С кирпича, надо полагать? на кордоне-то? Ну по-любому правильней будет «сами клали». Хатя на деревне скока хошь бываит именно што — лОжили. вот как раз как здесь в хвосте — «жизни лОжить».
Ну а добром если, то в лесу-то — чожа было бы не срубить бревенчатую-то сараюшку, накой эт нада с кладкой затеваться?

«Отбежали, затаились. В лесу-то поди нас возьми! Дудки!» Ну чота какта… нагловато, не? Нет бы драть во все лопатки что ни на есть дальше, а то нате пажалста — маленько отбегли да и затаились накой-та.

Когда сдаваться вышли, то им сперва по роже надавали, дальше перетёрли свои соображения, и напоследок тока про камня спохватилися — давай, грит, суды. Ненатурально, походу первым делом алмаз бы вытрясли. Егеря им не для физии чистить нужны были, а токма заради камушка.

Про гранатомёта я, канеш, ни аза не смыслю, вики говорит, что не шипко он и здоровый, даже если по тайге с собой таскать, не надорвёшса. Но тока вот то, что бандюки допрежь на себе его пёрли, а дальше с чего-то вдруг произвели в ненужное барахло и в вертушку грузить не стали, а кинули рядушком с недоубитым омоновцем — странненько.

И с камнём непонятки — даже если б он был у бандюков, и чо ему зделаитса от гранатомёта? искать тока если загребёшса промежду клочьев-то. А Трофимыч, значица, алмаз на этажерке штоль оставил заместо кварца? не побоялся, что недогеологи тож попутают и до кучи прихватят? эле где он его заховал-то?

Такта занятно, да. Таёжный экшон, внизапна.

Ну да, так-то оно всё по делу. Сараюшку я из кирпичей сложил зря — из брёвен повероятнее будет. Развалю, перестрою. Насчёт «ложить» — много так говорят, и у Солженицына Денисыч тоже ложит кладку. Так что можно бы и оставить, да раз решили, что сруб бревенчатый, уже неактуально. То, что затаились — а к чему дыхалку рвать зря, раз уж их не достать? А запятые расстреляю из гранатомёта. Но всё потом, как экзекуция закончится. И надобно ещё получше связать логику событий…
Вообще, сковородка — явление для автора весьма полезное. Впредь буду пользоваться активно. И спасибо всем, кто тратит своё время на чужую писанину: мне-то свои огрехи не так видны. А тут и носом ткнут, и посоветуют, как лучше. Лепота!
09:22
+3
У автора живая речь, а не ходульные надуманные диалоги.
За что большое спасибо.
Хороший слог, крепкий сюжет.
Только стрелялки и взрывалки уже не пугают и не ужасают.
Ну, это не к автору.
Спасибо за рассказ.
10:21
+2
Рассказ очень даже неплохой, динамичный. Правда начала жованое, с перебором деталей, народным колоритом и говорком. Сюжет не нов, но подан доходчиво, оптимистично. Надо поработать над ошибками в тексте. Алмазы — это хорошо, но мне кажется, что тема потустороннего, необычного, таёжного, таким языком, как написано, у вас очень даже пошла. Успехов.
11:36
+2
"… а только большинство их в погоню за Волком ломануло, а двое на кордоне остались." — Непонятно на чём «большинство» за Волком ломануло. Возможно, какие-то особенности местности позволяли где-то перехватить катер?
Неясно почему Волк(капитан) не выяснил численность и вооружение псевдогеологов.
Кстати малина лесная, созревает кажется не раньше июля.
Логично — насчёт малины. Учту.
Кстати малина лесная, созревает кажется не раньше июля.

Юг Красноярского края, южная оконечность Иркутской области и Бурятии — с конца июля.
Все что севернее к середине августа.
Но севернее до определенного места, потом она просто на растет.
Забайкалье середина июля и до конца августа. Но не дальше Кодара.
Приморье середина июля и опадает к середине августа, из-за повышенной влажности.

20:09
+1
А мне так понравился рассказ, что на ошибки и внимания не обратила, пролетела мимо них. В общем, отличный рассказ, особенно понравились натуральные диалоги и живые описания.
20:56
+1
Мне понравилось) Зрелищно и динамично)
И тут один из омоновцев – видно, прикидывался мёртвым, или от вихря в сознание пришёл, вижу, поднялся кое-как – в кровище, шатается. Цапнул гранатомёт, да по вертолёту – бабах! В клочья кабину разорвало, вместе со всеми бандитами. Рухнула вертушка, а хвост оторванный – как раз по стрелку.
Момент шикарный))) Экранизация эпизода на уровне приличного голливудского боевичка будет)
00:56
+1
Добротно. Стилизация похожа на рассказанную вечером у костра байку.
На мой личный вкус — с народным колоритом перебор, все-таки 50 лет — 70 год рождения + -, телевизор, газеты, откуда такой самобытности взяться?
Но вообще, понравилось.

Единственно, почему они сразу бандитам кварц не отдали? Те бы ушли тихо мирно, и все.
Сразу отдать нельзя: если они алмазы роют/моют/добывают, то отличить от кварца смогли бы. Это потом, в суматохе, прокатить могло, когда никто уж особо не присматривался, а вначале — нет.
моют

?????
Алмазы моют?????
Ужас…
Представьте себе. Посмотрите ok.ru/group/54292846149640/topic/62495263954184
Можно вопрос:
Вы кто по специальности?
06:14 (отредактировано)
P.S.
Вы что серьезно?????
Вот этой вот картинке?
Вот я даже аналогов не могу подобрать чтобы в нормальном тоне сказать о том, что есть на этой картинке. Понимаете у меня слов не хватает…
Ладно, выдохнул и отвечу спокойно.
Но вы-то не в Сьерра-Леоне. Вы хотя бы погуглили, что это за место? Почему в других местах, более нигде на планете, нельзя как можно там? Ну и так далее…
Короче не айс ваша заливная рыба…
P.S.
Прочитал комментарии, и возник еще один вопрос:
Гранатомет. Я так понимаю речь идет о простом советском РПГ-7. Так?
Вы из него стреляли когда-нибудь?
Прошу вас, проконсультируйтесь, прежде чем из РПГ-7 по вертушкам стрелять…
Итак, по вопросам. Про специальность. В моём дипломе написано «физик». Занимался разработкой РЭА на цифровых интегральных микросхемах. Затем переквалифицировался, стал программистом. Сейчас пенсионер.
И вот как бывший физик не понимаю, чем свойства алмазов Сьерра-Леоне коренным образом отличаются от таковых в любом другом месте на Земле. Разные условия залегания? Но по рассказу нельзя судить об этом. Да, я осознаю, что экструзивные породы — сами по себе вовсе не глина, но эрозию никто не отменял… И за миллионы лет вполне может произойти её оглинивание (не знаю точного термина, не придирайтесь). А алмаз, как более твёрдая частица, сохраняется в целости. Вот сьерралеонисты его и отмывают, как видно на фото. Впрочем, в рассказе изменю это слово на «ищут», если уж так режет глаз. Единственное, что я сознательно допустил, это неточность цвета: в верхних слоях подвергшийся выветриванию (и поэтому рыхлый) кимберлит более бурый, нежели синий. А если отсылаете меня гуглить — что ж, это ваше право, но в таком случае и я имею право вас проигнорировать, ибо полезной информации в таких замечаниях — ноль. А возмущение безграмотностью автора для убеждения аргумент слабоватый.
Про РПГ с Костроминым мы уже вопрос решили.
Всего доброго! И не сомневаюсь в вашей профессиональной квалификации.
Ну если с Еостроминым тогда конечно. Как я мог забыть, что Костромин у нас специалист по гранатометам.
По алмазам.
Именно в этом месте можно мыть, в других нельзя.
Почему? Для объяснения данного вопроса надо прочитать курс по геологии. Не хотите верить на слово ваша головная боль.
Только сделаю маленькое уточнение если вы в лесу построили сарай из кирпича это уже говорит о многом.
P.S.
чем свойства алмазов Сьерра-Леоне коренным образом отличаются от таковых в любом другом месте на Земле.

Я не обсуждаю свойство алмазов. Хотя и могу сказать о том, что они у них мутные.
Я говорю о способе.
Такой способ какой используется там более нигде не применяется. В силу геологических условий залегания самих алмазов.
10:04
+1
Прошу вас, проконсультируйтесь, прежде чем из РПГ-7 по вертушкам стрелять…

Постойте, мне интересно. Вы утверждаете, что РПГ-7 не может применяться против вертолётов?
Может.
Если вы служили в армии, если вы умеете пользоваться оружием то у вас подобного вопроса не возникло бы.
10:15
Я знаю, что может, более того, я прекрасно знаю, как именно. Просто ваш комментарий построен так, будто вы утверждаете обратное. К сожалению, автор уже исправил этот момент в тексте, так что я не мог посмотреть, что там написано.
Ну кто бы сомневался в ваших глубоких познаниях.
Здесь же только два специалиста — вы да Костромин.
А остальные так, погулять вышли…
11:00
+3
А ещё более плоско и убого съязвить сможете?
Могу но не буду.
Боюсь, что вы этого не сможете понять.
11:24
+2
Как же не будете, если только что это сделали?
Не может этого быть. Вам показалось.
И чтобы прекратить не нужную полемику в этой теме я говорю — я признаю свой проигрыш, и осознаю вашу победу.
Вы достигаете следующего уровня — еще более сказочный человек.
P.S.
Если у вас, ну вдруг, возникнут проблемы со словом «полемика» советую обратиться к Костромину.
12:04
+2
Во, теперь новое дно! Ничего себе мастерство…
Уважаемые критики, не стоит упражняться во взаимных колкостях. Каждое мнение достойно уважения, не так ли?
14:54
+2
Каждое мнение достойно уважения, не так ли?

Я считаю, что не каждое мнение достойно уважения. Достойно ли уважения моё мнение?
Извините, не удержался.
Безусловно, достойно.
Хотя выходит софизм типа "все высказывания ложны, в том числе и это".
15:40 (отредактировано)
+1
Вот именно. Я мог бы привести в пример мнения «Земля — плоская» или «американцы не летали на Луну», которые явно не достойны уважения, но так красивее как-то вышло.
P.S. Да, вертолёт можно сбить из Калашникова. Случаи бывали, хотя в основном по ним лупят из ДШК и подобного оружия.
В подтверждение своих слов про кимберлит и его рыхлость в поверхностных слоях (и, следовательно, возможность добывать алмазы методом промывки) могу сослаться на книгу Г. Смита «Драгоценные камни», Москва, «Мир», 1984, стр. 270 (она сейчас лежит передо мной). Вот как описывается открытие рудника Кимберли (отсюда и название породы) — кстати, это уже не Сьерра-Леоне, а ЮАР:

Алмазы были найдены в рыхлых поверхностных отложениях, которые легко разрабатывались, и некоторое время думали, что подстилающий их известковый слой соответствует коренным породам речных галечников, пока наконец один более любознательный, чем его товарищи, старатель не исследовал залегающую ниже желтоватую землю и не обнаружил, к своему удивлению, что она даже богаче алмазами, чем поверхностный слой. [...] Эта «желтая земля», как ее называют в просторечии, представляла собой в значительной мере разложенный материал и поэтому легко подвергалась разработке и обогащению.

Это про кимберлит, сэр. Эта синяя порода находилась под желтой. А несколькими строчками выше описываются «речные разработки» на реке Вааль (также ЮАР), где алмазы именно мыли. А вы говорите, что только в Сьерра-Леоне и нигде больше… Нехорошо получается. Так что не стоит быть таким уж безапелляционным в суждениях, уважаемый.
06:53 (отредактировано)
Вы книги читаете, а меня профессора учили. Которые писали свои диссертации на открытии алмазных месторождений СССР.
Поймите, чтобы нам разговаривать на одном языке вы должны быть в теме. Но у вас информация из книг, то есть не полная.
К тому же наш диалог бессмысленный. Я не собираюсь учить вас геологии, а вы не собираетесь добывать алмазы.
Как сказал один хороший человек, если писать книги технически грамотно и реалистично их никто не будет читать. Утрирую, но я с телефона, а это не есть айс.
07:25 (отредактировано)
+1
P.S.
И все же добавлю, уж извините.
Кимберлит это не просто порода, как к примеру апатит, или железная руда.
Кимберлит, названный так в честь города где был открыт, это конгломерат.
Кимберлитовая трубка это жерло очень древнего вулкана (очень и очень условно).
Кимберлит это разрыв коренных и выход магмы через этот разрыв (опять же очень и очень условно).
Основное, и обязательное, условие для зарождения алмазов это выход магмы через разрыв коренных пород (вы понимаете, да, что все это условно и без погружения в технические дебри и терминологию).
Поймите же, вы читаете книги. Ну вы же сами пишите, и должны понимать где автор упростил тех, часть для более легкого восприятия, где добавил художественности для легкости чтения.
Извините, что оффтоплю, и наверное проще закрыть тему чтобы не походить на двух баранов на узком мосту.
При любых раскладах у вас легкое слово и вас интересно читать.
Успехов.
Про баранов — это в точку! Тема закрыта. Всего доброго и спасибо за отклики!
10:04 (отредактировано)
+1
Описание природы очень понравилось.
Придирки:
"– Стоп-стоп-стоп! – говорю. – Ты мне не студент, я тебе не профессор."

— Похоже на увещевания старого профессора, студенту: «Я уже всё забыл, что ты начинаешь только учить.» ))
… что чуть отстирался потом.
— Так и ходит чуть отстиранный?))
– Уходить надо. Сюда ещё две вертушки летят!
— Да у них там целый аэродром? Одна сидит две ещё летят.
В целом — плюс.
12:23
+1
Читается легко, сюжет мало интересен, но текст цепляет выразительностью. Оценку если ставить, то четверка.
Вызвало сомнение вот что:
«Нас со Степанычем в сарае заперли – он у нас добротный, полуторной кладки.» — сарай строить из кирпича в тайге очень сомнительно…
19:28 (отредактировано)
+1
До читал до этого места и бросил.
– Кимберлита. Глина такая синяя.

Сразу же вспомнился случай как у нас Рогиж геологию сдавал. А надо сказать практику он проходил в Мирном, на трубке, кимберлитовой.
Рогиж засыпался по полной, мы, приоткрыв дверь подслушивали, и вот он, видя, что его уже ничего не спасает, выдал задавшему вопрос преподавателю геодезии, а надо заметить этот препод с момента окончания московского геологоразведочного ни разу в поле не работал, сразу ушел на преподавательскую работу, и вот Рогиж ему и сказал:
— Да вы-то это откуда можете знать? Вы и в тайге-то ни разу не были. А я вот в этих самых руках, — и сунув руки ладонями вверх под нос геодезисту, закончил, — кемберлитовую трубку держал.
Все кто был в аудитории, и за дверью, лежали пластом.
К слову Рогижу тот экзамен приняли. Профессор Черток, царство ему небесное, поставил удовлетворительно только за эту фразу: «Я в этих руках держал кемберлитовую трубку». Михаил Алконович вытирая слезы выступившие от смеха говорил, умирать буду, но этой фразы не забуду…
=
Стихи я ваши читал. Хорошие стихи.
А вот про алмазы не пишите.
Или уберите эту глину из текста ко всем чертям.
Насчет экшена ничего не могу сказать, глина все желание читать отбила.
Такая гадость эта ваша заливная рыба. ©
Кимберлит там по делу… Вы не геолог часом, сэр? Тогда аргументируйте грамотно, чем вам синяя глина не понравилась.
21:24 (отредактировано)
+2
Кимберлит там как на корове седло.
Геофизик.
Для того чтобы образовались алмазы, месторождение алмазов, мало иметь в наличии синею глину. Надо иметь в наличии кимберлитовый ствол. И синяя глина не есть кимберлит. Гугл в помощь короче…
А еще лучше проконсультируйтесь как писать по делу не лепя не нужные ляпы.
Можно написать о месторождении алмазов не влезая в не нужные технические дебри. Тем более если вы в этих технических дебрях ни уха ни рыла.
А то в конце концов получится, что вы держали в руках кимберлитовую трубку.
Но Рогиж хотя бы понимал о чем он хохмил, и почему, а у вас это просто ляп. Большой и жирный.
Всех откликнувшихся критиков благодарю за уделённое мне время и за дельные замечания! Теперь мне можно спокойно приступать к корректировке текста…
Загрузка...
Станислава Грай №1