Дача. Лето. Тишина

  • Самородок
Автор:
Ксения Горбунова
Дача. Лето. Тишина
Аннотация:
Сергей переезжает на старую дачу из-за семейных проблем. На новом месте он надеется найти покой, но убежать от себя не так просто.
Текст:

Сергей четыре дня не разговаривал с женой. На пятый Света сама подошла и сказала:

— Не могу я так больше.

Удивляться было нечему: жена вспыхивала и отходила быстро, а он подолгу молчал, мучая обоих. Но чтобы вот так, разом...

Общие деньги разделили пополам. С работы Сергей уволился, а съемную квартиру оставил жене.

— Горячая голова твоя Света, и сам не лучше, — сказала мать, отдавая ключи от старой дачи.

Домик за городом пустовал давно. Садоводством никто, кроме покойной бабушки, не увлекался. Старое поколение уходило, а молодому загородная жизнь была или не по карману, или не по нутру.

Электричество в поселок так и не провели. Вдоль улиц ровным рядом стояли столбы без проводов: двадцатый от автобусной остановки — направо, шестой от поворота — приехали.

— Далеко забрался, — заметил Артем, высаживая друга возле калитки. — Я бы наезжал на выходные, но машину жалко, ты пойми.

Сергей понимал. Он забрал с заднего сиденья легковушки рюкзак и махнул рукой. Машина исчезла за поворотом, а новоявленный отшельник взбежал на крыльцо и отпер дверь. Перед тем как войти, замер, прислушиваясь: тишина. На соседних улицах всего в двух домах горел свет: слева — яркий, должно быть, лампочка на аккумуляторе, справа — еле заметное мерцание, как будто свечи жгут.

Внутри все было старым и хорошо знакомым: обитая дерматином “под крокодила” кушетка, обеденный стол с двумя стульями и буфет. За пыльными стеклами стояла посуда, на другой полке хранились старые журналы и книги, внизу — постельное белье, занавески и прочие тряпки. Все чистое и сложено аккуратными стопками.

Спалось на новом месте плохо. Пружины кушетки выпирали сквозь туго натянутую “кожу”, как ребра йога на последней ступени перед просветлением. Примерно так себя и чувствовал Сергей на следующее утро.

Волей-неволей пришлось вставать и идти к общему колодцу за водой. Возвращаясь с полным ведром, он заметил движение слева: кто-то копошился посреди участка на соседней улице. Пол и возраст определить не удалось, зато треники цвета индиго виднелись издалека, ярким пятном мельтеша на зеленом фоне.

За завтраком Сергей полистал старые журналы, а потом пошел за покупками. Единственный в округе магазин располагался в соседней деревне. При некотором везении туда или обратно можно было доехать на автобусе, однако он не слишком рассчитывал на удачу.

Неподалеку от остановки Сергей услышал женский голос, доносившийся с заброшенного участка на первой линии. Домик там даже не успели построить — из земли торчали лишь перекошенные блоки фундамента. На одном из них спиной к улице стояла худенькая девушка в белом платье с васильками. К приоткрытой калитке неприкаянно привалились пакеты с продуктами. Позабыв о покупках, незнакомка напряжено говорила:

— Месяца же не прошло… вон как… Хорошо подумал?.. Ясно... Полчаса, не больше.

Девушка опустила руку с мобильником и спрыгнула на землю. Сергей отпрянул и скорее пошел дальше; знакомиться ни с кем не хотелось.

В деревенском магазине нашлось все необходимое. Правда, баллон с газом там стоил как кислород на Эвересте, по данным журнала “Наука и жизнь” за 1983 год, с поправкой на курс. Зато продавщица была вполне добродушной и даже согласилась зарядить Сергеев мобильник от розетки за прилавком.

Прогуливаясь по деревне, он обратил внимание на старенький мотоцикл с коляской, под завязку набитой свежей зеленью. Владелица гордо восседала рядом на складном табурете и рисовала ценник. Сергей опознал соседку по треникам цвета индиго, заправленным в резиновые сапоги.

Елизавета Карповна оказалась женщиной общительной и разумной. На даче она обитала чуть не круглый год и очень хвалила сельскую жизнь:

— Я тут и птичек держу. Все свое, чистенькое. А в городе что — одни наркоманы!

Пенсионерка щедро снабдила Сергея ценными сведениями. Так, мобильную сеть в их поселке можно поймать, забравшись на старый фундамент у третьего столба от остановки. Яйца и овощи у местных покупать нельзя: они птицу всякой химией кормят, а уж чем огороды поливают — вслух сказать стыдно.

Также Сергей узнал, что в их поселке постоянно живут только трое: Елизавета Карповна, Машка да теперь вот он. Молодая соседка справа оказалась таинственной фигурой: она практически безвылазно сидела дома, допоздна жгла свечи, а прогуливаясь по участку, бормотала что-то под нос и вообще была не в себе. За месяц ее навестил всего один человек — какой-то подозрительный тип, обритый наголо.

Сергей с трудом выбрался из-под лавины информации. Распрощался с соседкой, забрал из магазина заряженный телефон и пошел домой, стараясь держаться тенистой стороны дороги. В будущем он решил последовать совету Елизаветы Карповны и пореже выбираться в деревню.

Хрупкую фигуру в гжельском платье он увидел издалека. Молодая соседка провожала высокого худого парня, который садился в автобус. Пыльный “Икарус” пронесся мимо, обдав Сергея гравием из-под колес, а Маша едва удостоила его взглядом и быстро зашагала прочь. Видимо, встреча прошла не так, как ей того хотелось.

Что ж, у всех бывают неудачи в жизни. Сергею, например, хронически не везло на автобусы и женщин: первые его не замечали, вторые — не ценили. Впрочем, сейчас было не до философствований: скорее бы добрести до дома и упасть на ребристую кушетку.

Дни летели один за другим. Он привык рано ложиться и вставать, делал зарядку по утрам, много читал. Быт потихоньку налаживался. Сергей починил душ, снял сгнившую занавеску, а новую вешать не стал, поскольку прикрываться было не от кого. Маша не заглядывала на его улицу, а грохот мотоцикла Елизаветы Карповны было слышно за версту. За домашние овощи и яйца пенсионерка брала недорого, по-соседски, на участке осматривалась с любопытством, хвалила за хозяйственность.

Лето набирало силу; вскоре готовить в домике стало жарко, да и покупать газ по цене кислорода не хотелось. Во дворе он сложил подобие очага из старых кирпичей, сверху бросил ржавую решетку. На этой импровизированной плите Сергей разогревал консервы, кипятил воду для чая и даже готовил подобие супа.

В магазин ходил раз в неделю. По пути всегда забирался на фундамент и звонил матери — отчитаться, что жив. Артему отправлял СМС. Ответы порой получал сразу, а чаще — неделю спустя. Однажды пришло сообщение с номера жены:

“Первого июля, в понедельник, идем подавать заявление в ЗАГС. Жду в полдень у входа”.

“Были ведь уже”, — с недоумением подумал Сергей. Потом понял.

Он явился на место заранее, а Света — как всегда вовремя. Как всегда, красивая. От города Сергей успел отвыкнуть и перед встречей с женой нервничал сильнее, чем хотел бы.

Заявление приняли без проволочек, очереди не было. Супруги и полслова не успели сказать друг другу.

Он вышел из здания первым, увидел у входа знакомую легковушку и удивился: ведь Артем не в курсе событий. Только по смущенному виду друга понял, что ждут совсем не его.

— Слушай, ну… это случайно вышло! — крикнула вслед бывшая.

Сергей не обернулся.

Он привез из города две бутылки водки — в деревенском магазине покупать не хотелось. Накромсал в тарелку огурцов с хлебом и сел думать. Получалось плохо.

— Таких друзей за яйца — да в музей, — бормотал Сергей, вытряхивая остатки из бутылки. — Светка тоже… Не могла она так больше… как же, ага.

Он похудел, зарос бородой, одежда висела мешком. Из дома почти не выбирался. Елизавета Карповна по-прежнему подкармливала Сергея свежими овощами и историями про молодую соседку. Машу иногда видел у колодца; девушка смотрела исподлобья и уходила раньше, чем он успевал приблизиться.

В середине августа налетел тайфун. Под проливным дождем Сергей, натягивая на лоб сползающий капюшон ветровки, кое-как заколотил окна досками. Всю ночь прислушивался к завыванию ветра снаружи. Верхние ветки деревьев колотили по крыше, нижние — то и дело норовили выбить стекла, а дверь тряслась на старых петлях, словно кто-то недобрый пытался ворваться в дом.

Наутро Сергей оценивал ущерб. Сад почти не пострадал, зато с крыши сорвало сразу два листа шифера. Целехонькие, они лежали возле домика. Он прислонил к стене лестницу из душа, вооружился кирпичом вместо молотка и полез наверх.

Работа спорилась и уже подходила к концу, когда снизу окликнули. У калитки с большой сумкой через плечо стояла мама и с неодобрением разглядывала бородатого сына, судя по всему, крушащего бабушкино наследство. Он вяло помахал рукой, вбил в кровлю последний гвоздь и скатился по лестнице вниз.

Мама привезла борщ, картошку, домашние котлеты — всё в литровых банках, укутанных полотенцем, еще теплое. Потом села рядом с сыном за стол и принялась учить уму-разуму:

— Они ко мне приезжали… Все и вправду случайно, в июне столкнулись где-то и разговорились... Ну, нельзя так, пойми. И жену, и друга потеряешь. Сколько вы с Артемом вместе? С третьего класса?

— Со второго, — буркнул Сергей, ковыряя вилкой картофелину.

Потом он восстанавливал порядок в саду, а мама убиралась в домике: вымыла полы, отскребла стол и даже повесила чистые занавески. На прощание целуя сына, она напомнила, что развод — тридцать первого августа, и посоветовала привести себя в порядок.

Через несколько дней он отправился в магазин за бритвенными принадлежностями — собственные где-то затерялись после уборки. На обратном пути решил позвонить матери и свернул с дороги к заброшенному участку. Там снова оказалось занято. Маша прохаживалась по краю фундамента и быстро-быстро говорила в трубку:

— Молотком по голове… потом ночью в ближайший лесок оттащить — никто не хватится… Да, да… Как додумалась, сразу легче стало… Знала, что ты поймешь…

Тут девушка обернулась, увидела Сергея и нахмурила брови. Он попятился назад и скорее пошел дальше, старательно делая вид, будто ничего не слышал. На обратном пути прислушивался к каждому шороху в кустах и впервые с начала лета ночевал с запертой дверью.

В назначенный день Сергей оделся в чистое и поехал в город. К ЗАГСу подошел вовремя. Машины Артема поблизости не было, Света ждала внутри. Он поздоровался первым, и на лице будущей бывшей жены мелькнула улыбка.

Все закончилось быстро. Они вышли вместе, и Света сказала:

— Артем за углом ждет. Ну, удач...

— А может, посидим где-нибудь? — перебил Сергей. — Все, вместе... 

Предложение приняли с радостью, и они втроем направились в летнее кафе неподалеку. Поначалу было неловко, но потом как-то наладилось. Холодное пиво на свежем воздухе не давало закиснуть.

Вечером Сергей засобирался обратно. Друзья уговаривали заночевать в городе, у матери, но он твердо решил ехать. Вызвали такси и теплой компанией поехали на автовокзал.

На остановке Артем отвел его в сторону и сказал:

— На неделе позвони. У нас в фирме вакансия для тебя есть.

— Позвоню, — серьезно кивнул Сергей.

В автобусе он смотрел в окно и улыбался. Даже когда на перевале пробили колесо и пассажиры с руганью высыпали наружу, не смог нахмуриться. На душе было легко. В конце концов, двое его самых близких людей вместе — разве не здорово?

А он теперь свободен.

Когда автобус подрулил к остановке, было темно. Сергей шел по улице, машинально отсчитывая силуэты столбов, выделяющихся на фоне лилового неба. Кругом стояла тишина, и только ежики шуршали в кустах.

Странные звуки он услышал у девятнадцатого столба. Это были повторяющиеся удары, без особого ритма, тревожные и далекие. Сергей пошел на стук, уже зная, куда это его приведет — к дому, в котором горят свечи.

Чем ближе он подходил, тем громче и яснее звучали удары. Хлесткие, короткие. Иногда рука бьющего как будто замирала, отдыхала несколько секунд, а потом принималась колотить снова — еще сильнее, злее, быстрей.

Сергей в нерешительности стоял у чужого крыльца. Разглядеть что-либо в окнах мешали плотные занавески, но внутри было светло и хозяйка творила свои черные дела. Неизвестно, жив тот несчастный или эта сумасшедшая издевается над трупом. Как давно это началось, как долго продолжается?

Он схватился за дверную ручку и что есть силы рванул. Громыхнул засов. Внутри стало тихо, а после послышались быстрые шаги и встревоженный голос:

— Кто там?

— Это я, сосед.

— Не смей вламываться! — хрипло крикнула девушка. — У меня нож!

— А у меня ружье, — зачем-то соврал Сергей. — Отпусти парня!

— Какого еще парня? — испуг в голосе сменился недоумением.

— Ну а кого ты там… молотком?

— Это машинка печатная. Она механическая, громкая очень.

— Врешь! Я ж тебя видел с мужем и в тот день все слышал.

— Это брат! — девушка всхлипнула. — Он только из армии — и сразу в другой город поступать уехал, вот и увиделись… А по телефону развязку подруге рассказывала, я детектив пишу.

Сергей обессиленно опустился на ступеньку и услышал, как Маша за дверью тоже села на пол. Минуту помолчали, а потом она осторожно поинтересовалась:

— А ты меня убивать пришел?

— Зачем? — удивился он.

— Мне Елизавета Карповна сказала, что ты бандит, от подельников на чужой даче прячешься.

— Бухгалтер я, — отозвался Сергей, — и дача бабушкина... А книжка интересная получилась?

— Не знаю, только закончила... Хочешь послушать?

Другие работы автора:
+12
309
20:51
+4
Ой, как мне понравилось!
У вас прекрасный слог. Короткие хлесткие предложение и совсем никакой воды. Это тот случай, когда сказано все основное, а лишнее не упомянуто.
Сергею, например, хронически не везло на автобусы и женщин: первые его не замечали, вторые — не ценили.

Фраза в духе Довлатова. Роскошная фраза.
К сожалеию, сразу догадалась, что Маша пишет рассказ. Даже не знаю, по каким признакам, но догадалась. Тем не менее, концовка отличная! Она с ножом, он с ружьем и никаких сантиментов :))))
Все, вместе?

По-моему, запятая тут не нужна
Спасибо!
Черновик был больше раза в полтора. Очень рада, если порезала качественно))
Насчет запятой: здесь пауза, уточнение. Скорее знак вопроса не нужен, подумаю над этим.
Еще раз спасибо ))
21:30
+2
Да, порезали качественно. Хотя, может и там что интересное было. Представляю, как было сложно не ввязаться в более подробные объяснения развода, или рассказать о том, как жена с Артемом встретились.
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
15:47
+2
Безвременно удаленному клону Сепыча:
Ваши комменты сохранились в почтовом ящике. Отвечаю по порядку:
1. фигня 2. читали невнимательно 3. фигня 4. читали невнимательно 5. “скорее всего” не равно “наверняка” 6. это разные ситуации 7. не помрет 8. на то и рассчитывала 9. знаю двух.
15:51
+2
И такая дребедень… целый день)
Тяжело, наверное, копытами-то по клавиатуре… или ластами ))
16:08
+1
Так и мучаюсь)
У панд — лапоньки! ))
Комментарий удален
Комментарий удален
16:07
+2
Согласен. Годно вышло. Много автора (на мой вкус)… но, это уже вкусовщина. Работа, определенно стоит прочтения.
Спасибо)
А в чем выражается «много автора»? Персонажей не с себя писала, если что)
16:28
+2
Это нечто очень личное, типа скользящего ударения. Мне не оч нравится, когда история подается голосом за кадром smileГолосом автора, который все рассказывает.
Ценное наблюдение! Спасибо)
16:32
+1
Нема за шо)
Комментарий удален
Комментарий удален
16:27
+2
Занятно, на самом деле. Качественно. Но как-то без интриги. Эта ваша бытовуха. Но до конца дочитал, это плюс)
Первая попытка в бытовуху, вряд ли повторю)
Спасибо!
09:59
+1
Да замечательная история! Обычная, из таких жизнь складывается. Хорошо написано. И автор за кадром очень понравился. У меня от Чехова такое впечатление оставалось, словно он рассказывал. Задушевно.
Спасибо, Светлана!
14:59
+1
Хорошая история. Прочиталась легко, с удовольствием…
Спасибо! Рада, что понравилось)
16:18
+1
Очень понравилось! Читал с интересом, финал наивно не угадал ))
В какой-то момент колебалась: не написать ли триллер — но сопротивление героев преодолеть не смогла)
Спасибо!
18:34
+1
Хороший рассказ. Уверенный слог и умение работать со словами. Плюс чувство юмора у автора. Плюс хэппи энд smile
14:55
+1
Люблю лето, дачю и тишину!
02:19
+1
Рассказ хорош! Читал с удовольствием. Концовка удалась. Спасибо автору. Плюсую
20:02
+1
Прочла и подумала. Если он решится послушать, они поженятся.
Пусть лучше не решается))))
Да ну, только развелся же. Максимум гостевой брак ))
20:13
Если он дослушает до конца, гостевым браком не отделается. Муж-слушатель — это находка. Таких не отпускают))))
Загрузка...
Светлана Ледовская №1

Другие публикации