Костры на полях

Автор:
HEADfield
Костры на полях
Аннотация:
На заброшенных полях стали появляться загадочные костры. Кто их зажигает и зачем?
***
Работа написана перед дедлайном СЧК, вычитана всего один раз, и всё-таки прошла в финал и заняла второе место. Но это же СЧК, что тут удивительного )
Текст:

Одинокая машина не спеша пробиралась по ухабистой дороге, прочь от города. Сумерки сгущались, бледный свет фар помогал слабо, а потому водитель подался вперёд, выглядывая очередную коварную яму в асфальте. Переключился на вторую передачу, начал манёвр.

Девушка сидела рядом и безэмоционально смотрела за окно. Большое заброшенное поле, поросшее сорной травой, переходило в небольшую лесополосу, посаженную уже больше четверти века назад. Унылый и серый пейзаж, привычный до тошноты и ломоты в глазах.

Вдруг она приподнялась, пристально всмотрелась вдаль.

- Глянь-ка! – воскликнула она.

Водитель, являвшийся по совместительству мужем, не отвлекаясь от дороги, тихо спросил: - Чего там?

- Костёр горит. В поле.

Мужчина притормозил после очередной ямки, оценил дорогу на ближайшие полсотни метров. Можно ехать спокойно, никаких помех. Повернул голову, тоже присмотрелся.

Ровно посреди поля полыхал костёр. Сложенные шалашом тонкие брёвна и доски уже прогорали, и в закатных сумерках свет от огня разносился далеко вокруг.

Просто одинокий костёр на ветру, и ни души вокруг.

- Вот придурки. Зажгли и сбежали. Хорошо, что сыро – трава не займётся.

Он повернул голову обратно к дороге, и вовремя: под колесо просилась очередная яма, края которой запросто могли порвать покрышку.

Мужчина тихо выругался себе под нос и совершил очередной маневр.

***

Телевизор доносил до граждан местные новости. Только что закончился блок про выборы в местную думу, и началась часть «События и происшествия».

Репортёр, экзальтированный молодой человек лет двадцати, с неправильно поставленной речью, умеренно внятной дикцией и лёгкой небритостью, которая была столь модной в последнее время, с микрофоном в руках обходил остатки кострища, не переставая бубнить.

«Вот уже пятый случай поджигательства в районе. На сельхозугодиях неизвестными устраиваются поджоги. Администрация колхозов пока воздерживается от комментариев».

Конечно, поля давно брошены, а колхозы находятся на грани разорения. Об этом говорить не нужно.

На экране замельтешили видеозаписи с телефона. В уголочке появилась приписка: «По материалам пользователей интернет-сервиса YouTUBE».

Очередной пожар, снятый с близкого расстояния. Конструкция самая простая, знакомая с детства. «Пионерский костёр». Полыхает так, что оператор не рискует приближаться. Слышен его голос, сопровождаемый субтитрами

- Ого, как жарит. Ближе пяти метров не подойдёшь.

Картинка вновь меняется, и тот же репортёр стоит на фоне чёрного угольного пятна посреди поля. Лицо уже не такое довольное – наверняка он сильно запачкал ботинки, пока пробирался в столь удалённое место, куда по осени даже на тракторе добраться проблематично.

«Официальных заявлений пока не поступало. По нашим сведениям, полиция в курсе событий и разбирается в ситуации».

Короткая пауза.

«Иван Петров, Степан Калинцев, специально для службы новостей».

***

Костёр горит долго, и ничего интересного в этом нет. Но случайный оператор, забравшийся в такую глушь, всё равно упорно продолжает сажать батарею в своём телефоне, в надежде «хайпануть». Конечно, тема-то интересная.

Кому и зачем зажигать бесполезные костры на полях? Таскать брёвна на середину поля, складывать их в высокую конструкцию. Чтобы поджечь и сбежать? Хотя, они могут преследовать и какую-то другую цель. Например, снимают на хороший объектив откуда-нибудь из леса, наблюдают за реакцией людей и властей.

Пока что интерес был только на ютюбе. Закончился один бесполезный ролик, начался другой. Снятый ещё одним случайным грибником, вылезшим из леса невдалеке от полыхающего костра. Он тоже наверняка достал телефон и пытается снять любопытное явление с удачного ракурса. Ходит кругами, фиксирует происходящее то с одной стороны, то с другой. Бубнит себе под нос, что и разобрать-то нельзя – видимо, случайно прикрыл микрофон ладонью.

Просмотров у ролика: 22. Этот – двадцать третий.

***

А здесь уже что-то поинтереснее. Новый канал, где не так много видео, и все они посвящены кострам на полях. Банальность, как и у всех, за небольшим исключением.

Только что, буквально несколько минут назад, загружен ролик. И те подписчики, что поставили галочку об уведомлениях, уже наверняка его смотрят.

Камера обычная, телефонная. Сумерки ещё не наступили, но солнце близится к горизонту, и скоро всё произойдёт.

Оператор обходит конструкцию вокруг. Сложенные шалашом брёвна застыли, ждут своего часа. Людей вокруг, как и положено, нет. Зато есть голос. Диалог.

- Смотри-ка. Кто-то уже приготовил кострище, но не поджёг.

- Может, мы его спугнули? – отвечает другой голос. Тоже подростковый, чуть более тонкий. Ещё не сломался.

- Кого – его? Ты посмотри, в поле ни души.

Камера обходит костёр против часовой стрелки. Вдалеке доносится шум трассы – проезжают редкие машины.

- Но наверняка же поджигать собирались. Бензином чувствуешь как воняет?

Молчание, но камера качнулась чуть вперёд. Оператор кивнул. Потом подошёл ближе, приставил камеру к прогалу между бревнами.

- Ну-ка, Серёг, посвети своим телефоном. Чего это там внутри?

Галогеновый свет от мобильника охватывает мрачную конструкцию. Заглядывает внутрь, в самый шалаш.

- Это что там, фотка?

В кадре проглядывает бумажная фотография. Небольшая, цветная, формата десять на пятнадцать. Мужчина, достаточно молодой. Похоже на фото откуда-нибудь со странички из соц.сети.

- Ты его знаешь? – спрашивает оператор.

- Без понятия. У нас в городе тридцать тысяч человек живёт.

Камера продолжает фиксировать фотографию, и тут до слуха доносится щёлканье. А потом короткий треск, и внутри сложенных дров вспыхивает пламя. Мгновенно пожирает фотографию, перекидывается на брёвна. Оператор вместе с телефоном отпрыгивают, падают на землю. Потом опять, уже лёжа, продолжается съемка.

Костёр полыхает на ветру. Бензин сделал своё дело, теперь осталось только догорать.

***

Тот же репортёр вновь стоит на кострище. Другом, побольше. Поле другое, и лес вдалеке – тоже. А грязь на ботинках наверняка та же самая. И выражение лица не блещет энтузиазмом. Работа есть работа.

«Случайные граждане вновь наткнулись на костёр. Но, кроме брёвен, нашли в конструкции фотографию неизвестного мужчины».

На экране появляется то самое изображение. Кадр, выдернутые из случайной съёмки случайными свидетелями поджога. Картинка мутная, словно размытая цветная ксерокопия. Слишком тёмная, чтобы рассмотреть детали.

«Если кто-то узнаёт этого человека, просьба звонить на телестудию», - внизу появляется номер, - «или по номеру ноль-два».

Запись эфира – ей несколько дней. И человека уже нашли. Он мог обратиться сам, если бы был ещё жив. А так – скончался позавчера.

Об этом сообщила жена покойного.

***

Руки оператора дрожат, он нервничает. Это слышно ещё и по голосу. Опять подросток, опять натолкнулись на незажжённый костёр посреди поля. Что за ребята – загадка, ни один из них так и не появился в кадре.

«Мы нашли ещё один костёр. Тоже пахнет бензом, и тоже внутри какой-то механизм. Я отсюда слышу тиканье. И фотка висит, должно быть видно».

Камера приближается, теперь уже с заранее включённым фонариком. Ещё одна фотография, но висит под неудачным углом, и рассмотреть не удаётся. Чуть ниже, на земле в шалаше – картонная коробка с каким-то баллоном и непонятной мутной смесью. Парочка проводом ведёт к электронному будильнику, работающему на батарейке.

«Вот, это какая-то запланированная акция. Так, поди, и бомбу можно собрать».

Камера отдаляется, и за эти несколько шагов становится видна вся конструкция.

«Непонятно, кому и для чего это нужно. Но доподлинно известно, что в кострах спрятана фотография человека, который скоро умрёт».

Проходит несколько секунд, в костре что-то щёлкает и появляется пламя. Оператор отходит на несколько шагов, но продолжает снимать.

«Мы будем дальше следить за обстановкой. Подписывайтесь на канал и будьте в курсе».

***

Телевизор вновь вещает новости. Иван Петров бессменен, как всегда.

«Как стало известно, фотографии жертв берутся из социальных сетей. На это также указывают энтузиасты, которые целенаправленно разыскивают незажженные костры и пытаются получить изображения будущей жертвы. Почти никогда это не удаётся из-за скорого возгорания. Специалисты сообщают, что в качестве воспламеняющего вещества используется некий аналог напалма, произведённый в кустарных условиях. Поэтому правоохранительные органы категорически не рекомендуют приближаться к подобным конструкциям».

На экране мелькают кадры с разных записей, которые демонстрируют сложенные шалашом бревна посреди пустых заброшенных полей.

«Тем временем стали известны источники фотографий. Это разные социальные сети, в которых зарегистрированы жители нашего города. И в последнее время отмечается массовое удаление аккаунтов».

Появляются кадры с новостными лентами самых популярных социальных сетей, сменяющиеся иконкой удалённого пользователя.

«Тем временем следствие сообщает, что работают над вопросом. Детали не разглашаются, но по неподтверждённым данным – не исключается версия религиозных фанатиков и сектантов, представители которых иногда бывали замечены на улицах. Как правило, они носят чёрную одежду, красят волосы в чёрных цвет, стараются не появляться в людных местах. Если кто-то вызывает у вас подозрение, звоните по номеру телестудии или на ноль-два».

***

На экране компьютера заканчивался рендер очередного ролика. Все сомнительные места были вырезаны, звук подправлен, добавлено низкочастотное гудение для воздействия на подсознание.

Пламя только разгорелось, а фотография внутри уже исчезла. Доски занялись, ветер раздувал огонь с яростью, и скоро от «пионерского костра» уже ничего не останется.

За соседним компьютером сидел паренёк лет двадцати. Он изучал личные странички в соцсетях, проглядывал имена и фотографии, смотрел адреса пребывания и списки друзей. Репосты и лайки.

- Вот, этот тоже подходит, - произнёс он неестественно детским голосом. Тем самым, что иногда возникал на фоне роликов. Там он был обработан и опознать бы никому не удалось.

Второй парень закончил рендер, открыл страницу канала на ютюбе и начал загружать видео. Открыл статистику канала. Потом повернулся к первому.

- Точно? Нам ведь нужны беспроигрышные варианты.

Первый кивнул.

- Я его гистологию в область отправлял. Рак четвертой стадии, и жить ему осталось совсем немного. Так что спокойно можно использовать.

Они оба повернули голову к компьютеру, уставились в статистику просмотров. За последний месяц их ролики про костры на полях принесли несколько десятков тысяч «лайков» и сотни новых подписчиков.

Другие работы автора:
+2
23
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Илона Левина №2