Калейдоскоп

Автор:
Евгений Пономарёв
Калейдоскоп
Аннотация:
Уже размещал его здесь и даже жарил. Потом долго думал как улучшить и пришел к выводу оставить как есть. Надеюсь, что и на него найдется свой читатель.
Текст:

«...И кто же ищет истины

в обыкновенной сказке?»

К.Саймак «Город»

Почему калейдоскоп?.. Потому что как его ни крути — получается красиво. Удивительное устройство, способное только радовать. Жаль только, что радоваться приходится в одиночестве. Вот я и придумал сделать калейдоскоп, который сможет порадовать не только меня.

А началось все с того, что я познакомился с девушкой. Умная, красивая, утонченная… Одним словом — художник. А я — инженер-программист. И что, скажите на милость, может быть между нами общего?! Как мне произвести на нее впечатление, если мое знакомство с живописью начинается и заканчивается репродукцией картины «Богатыри», которая, сколько себя помню, всегда висела дома над камином?..

Я живу в небольшом уютном домике с садом и камином. Вот в нём-то я и решил устроить свой калейдоскоп. Пришлось правда пожертвовать кабинетом, но чего не сделаешь ради любви…

Вынес всю мебель, поставил диванчик, а напротив смонтировал огромный (на всю стену) экран. Но мой экран непростой — он состоит из сотен тысяч нанокристаллов, которые способны светить как всеми основными цветами радуги отдельно, так и комбинировать эти цвета в палитре от черного до белого. Кроме того, в состав каждого кристалла входит весьма сложная цифровая схема, позволяющая не только накапливать некоторое количество информации, но и производить несложные операционные действия. При этом они постоянно перемешиваются, циркулируя по поверхности экрана таким образом, что создается иллюзия непрерывного многослойного кругового движения — калейдоскоп все-таки…

Но у древнего калейдоскопа есть и еще одна фишка, это три зеркала расположенных треугольником — простейший 3D-фокус. Для своего же калейдоскопа я загрузил полноценный 3D-эмулятор! Оставалось только установить соответствующую программу.

Я выбрал «Гармонию»…

Как описать то, что у меня получилось?.. Если вы хоть раз смотрели в калейдоскоп, тогда представьте себе, что вас окружает тысячи его трехмерных проекций, каждая из которых уникальна и великолепна. И все это, перемешиваясь круговыми движениями, создает новые, еще более прекрасные образы. Я был потрясен! Не знаю сколько прошло времени, пока я сидел в оцепенении, но в конце концов, вернувшись в реальность, поспешил позвонить Люсе (той самой девушке).

Она, конечно же, приехала не сразу, так что у меня было достаточно времени для того, чтобы убрать «Богатырей» в чуланчик и изучить свое творение. Но все работало отлично. Кристаллы, постепенно перемешиваясь, циркулировали по экрану. «Гармония» задавала каждому из них соответствующий спектр свечения, а 3D-эмулятор создавал иллюзию объема. Так что, к приходу Люси, я уже вполне освоился и был полон радостных предвкушений. Это просто не могло не понравиться.

Так и случилось. Люся была очарована. Она очень долго сидела, наслаждаясь чередованием прекрасных узоров, а потом тихо спросила:

— И как это работает?

Я объяснил.

— А как работает «Гармония»?

— Это самообучающаяся программа, в базу данных которой загружены тысячи рисунков созданных обычным калейдоскопом. Но эти рисунки слишком просты для моего калейдоскопа, поэтому программа учится комбинировать рисунки или их фрагменты, следя за тем, чтобы созданные ею рисунки отличались от имеющихся в базе не более чем на 5%. Оцениваются в первую очередь форма, цвет и яркость. Созданный рисунок проецируется на экран, но сам экран все время меняется — нанокристаллы не статичны, они перемешиваются. Поэтому программа отслеживает эти изменения и в тот момент, когда рисунок меняется на 5% — заменяет его следующим из сгенерированных ранее.

— То есть — программа создает рисунки, а экран их разрушает.

— Именно так.

Она надолго замолчала, а потом выдала такое, отчего я чуть не заплакал:

— Здесь чего-то не хватает…

— Интересно… И чего же, по-твоему, здесь не хватает?

Мне было обидно, и она это заметила:

— Яшенька, не обижайся, пожалуйста. Твой калейдоскоп просто прекрасен, правда, и я от всей души восхищаюсь твоей изобретательностью... Но ты ведь знаешь, как это бывает, — когда чувствуешь, что чего-то не хватает, но не можешь понять чего… Я пробовала сосредоточиться, но пока ничего не получается. Так что, если ты не против конечно, я хотела бы прийти ещё.

Против ли я? Как я мог быть против? Если я только этого и хотел!

И она стала приходить ко мне каждый день. Правда почти все время проводила с калейдоскопом. С одной стороны мне это нравилось, — мы каждый день встречались, немного разговаривали, но потом она убегала к нему... Если вы когда-нибудь попробуете очаровать девушку с помощью гаджета, имейте в виду — девушка будет очарована гаджетом, а вы будете лишь приложением! Я очень любил свое творение, более того — я не видел в нем никаких изъянов, я считал его совершенным! А Люся продолжала твердить, что чего-то не хватает. И что она именно поэтому столько времени с ним проводит — чтобы разобраться. Следует отдать ей должное — она прекрасно понимала, что со мной происходит, и поэтому старалась уделять время и для меня, но калейдоскоп её манил как наркотик. Для нее он был шедевром, до завершения которого не хватало одного штриха.

И она разобралась очень быстро. Не прошло и недели, как однажды Люся пришла ко мне, и вместо обычного «Привет», я услышал:

— Знаешь, Яша, кажется я поняла, что мне не нравится и как это можно исправить.

— Так может чайку? — улыбнулся я в ответ.

Она подарила мне свою самую прекрасную улыбку:

— Почему бы и нет...

За чаем Люся объяснила, что вся проблема, по её мнению, состоит в том, что после того как «Гармония» спроецирует на экран новую картинку, экран начинает эту картинку «размазывать». Тот пятипроцентный порог, который я установил, делает эти «мазки» практически незаметными, но всё же именно они не давали ей покоя все это время:

— «Гармония» — прекрасная программа, скорость движения экрана подобрана великолепно, а я придумала как избавиться и от этих «мазков»!

Люся сделала паузу:

— Ты говорил, что нанокристаллы обладают собственной памятью, а значит им можно загрузить простенькую программку — упрощенную копию «Гармонии». Ведь каждому из них в отдельности не нужно видеть всей картины в целом — задачей каждого кристалла будет, всего лишь, быть гармоничным в той части экрана, в которой он находится в настоящий момент времени.

— Да, но кристаллы не способны видеть.

— Видеть им и не нужно — они ведь находятся в сети, а значит следует просто научить их обмениваться информацией. Допустим, каждый кристалл способен держать в памяти информацию о сотне-другой других кристаллов, которые его окружают в настоящий момент времени, и, сопоставив эту информацию, «центральный» кристалл сам определяет каким цветом ему светиться в соответствии со своей внутренней «гармонией».

— Ты предлагаешь превратить нанокристаллы в компьютеры?!

Сначала мне это показалось забавным, но постепенно я начинал понимать… Изначально нанокристаллы воспринимались мной как «фонарики», способные лишь светить нужным мне светом. Однако Люся была права, благодаря современным технологиям они были способны на большее. Во всяком случае, их схема вполне позволяла выполнить такую достаточно простую задачу.

— Пожалуй, ты права… Технически это возможно. «Гармонию» даже упрощать не нужно — базовый принцип сохранится в полном объеме. Её возможности будут ограничены только возможностями самого кристалла. А для того, чтобы не перегружать их память, сделаем так, что в собственной базе нанокристалл будет хранить только «личный опыт». Экран находится в постоянном движении, кристаллы, соответственно, постоянно перемешиваются, но при этом они связаны в единую сеть, которую мы делим на участки. Это должны быть условные участки относительно каждого конкретного кристалла — этакая «личная сфера контроля»...

— И тогда каждый из них будет «видеть» то, что происходит вокруг него, всегда как-бы оставаясь в центре?

— Именно! И корректировать своё свечение в соответствии с базовым принципом «Гармонии».

Это была потрясающая идея! Но в первую очередь нужно было «научить» кристаллы не только светиться, но еще и информировать по сети о своем состоянии на текущий момент. Поначалу я полагал, что в этом нет необходимости, так как базовая программа уже передает по сети эту информацию. Но потом понял, что картинка в «личной сфере контроля» нанокристалла будет меняться значительно быстрее. Да и само свечение кристалла определяется, в итоге, его внутренней «гармонией». Так что пришлось повозиться и с этим.

Но вот все было готово. Люся категорически настаивала, что бы я ничего не испытывал без нее. Я уже больше не ревновал конечно же, но ее страсть к моему калейдоскопу не уменьшилась ни на грамм.

...В первый момент не произошло ничего. Как и во второй, и в третий, и спустя пять минут тоже… Мы сидели, смотрели на экран, смотрели друг на друга и не понимали. Потом я пошел все проверять, но все работало нормально — экран кружил кристаллы, а базовая «Гармония» проецировала на него свои картинки. Вот только сами кристаллы эти проекции игнорировали, оставаясь серыми. Диагностика экрана не обнаруживала никаких дефектов — все нанокристаллы были в исправном состоянии. Я не понимал… Потом еще раз все проверил, но все работало исправно, а это значит, что серые кристаллы исправно нарезали круги по серому экрану, а 3D-эмулятор представлял это все в виде бесконечного серого однообразия. И это навевало такую тоску, что я готов был не то что заплакать, — мне хотелось выть по-волчьи!

Но потом я встретился взглядом с Люсей и понял, что вся моя тоска и боль ничто по сравнению с тем, что испытывала она. Как я уже говорил — для нее калейдоскоп был шедевром, до завершения которого оставался один штрих, а вместо этого его залили тушью! Не говоря ни слова, я взял ее за руку и вывел из комнаты.

...Мы сидели в саду. Люся уже не плакала, но ее глаза все еще были полны болью.

— Это я виновата. Прости, пожалуйста. Я хотела как лучше…

— Нет, Люсенька, не казни себя, ты не виновата. Твоя идея была великолепна. По-видимому, я чего-то не учел. Нужно все хорошенько обдумать, понять причину, и тогда я сделаю другой калейдоскоп.

Она дернулась, как от пощечины:

— Как другой? А с этим что будет?

— Разберу на запчасти. В конце концов — это просто механизм. Пусть сложный, даже очень сложный, но — механизм, который можно переделать. Надо только понять причину неудачи.

— А ты еще не понял?

— Не знаю… Скорее всего, причина в том, что в момент включения, когда базовая «Гармония» еще не загрузилась — внутренняя «гармония» нанокристалла уже работает. И что она «видит» — серость. В этот момент времени кристалл окружает бесконечное серое однообразие. Эта серость и становится его «первым личным опытом». И нет ничего удивительного в том, что кристалл игнорирует проекции базовой программы — он опирается, в первую очередь, на «свой опыт». Именно так мы и хотели, только его первый «личный опыт» — серость. А этого я не учел.

— Так зачем разбирать — перепрограммируй нанокристаллы и все.

— Не все так просто… Понимаешь, я не могу управлять каким-то отдельным кристаллом — их очень много, и если заниматься перепрограммированием каждого в отдельности, уйдет много времени. Очень много… Я загружал маленькую «гармонию» в сеть, и она распространялась именно по сети. Программа сама находит «пустой» кристалл и устанавливается в него, а потом ищет следующий и так по цепочке. Но сейчас «пустых» кристаллов уже нет.

— И что изменится, если заменить экран? Новые кристаллы, как ты только что сказал, будут «грузится» по цепочке и, как ни крути, — их «первый опыт» опять будет «серость».

Она была права. А значит следовало не только заменить кристаллы, но еще и изменить саму программу — одного базового принципа «гармонии» не достаточно. Нужно было придумать и загрузить «первый личный опыт» для каждого кристалла отдельно. И как это сделать? Кристаллы находятся в разных частях экрана, а значит для каждого он должен быть разным. Но ведь программа грузится «по цепочке»?..

А потом случилось то, ради чего я собственно и затевал свой калейдоскоп. Мы стали ближе. Я говорю не о сексе, хотя куда же без него, но моя неудача сблизила нас так, как не может сблизить ни один секс. Мы стремились утешить, успокоить друг друга, и в то же время каждый из нас сам нуждался в утешении и успокоении... А калейдоскоп между тем продолжал работать.

Когда в конце концов я вернулся в комнату — там произошли изменения. Не знаю почему, но некоторые кристаллы «прислушались» к проекциям базовой «Гармонии» и светились в полном соответствии с программой! Но были и другие: они «выбрали» красный спектр свечения. Тот самый режим, который требовал наибольших затрат энергии. И это создавало дополнительные проблемы.

В первую очередь они становились «примером для окружающих». Помните о «личной сфере контроля»? А базовый принцип «гармонии» в том и состоит — быть гармоничным со своим окружением! По экрану начали расползаться красные пятна, создающие перегрузку участков экрана, на которых они находились, и это была вторая проблема. Моим первым желанием было удалить эти бракованные кристаллы. Именно бракованные. Но они находились в сети, а значит, удалив их, я мог нарушить всю структуру экрана. И потом, — как понять какой кристалл бракованный, а какой нет? Правда в том, что каждый бракованный окружает сотня нормальных, которые просто «подражают» ему в соответствии с программой!

А самым поразительным было то, что среди этого «окружения» появлялись те, которые светились в полном соответствии с проекцией базовой программы. По каким причинам эти кристаллы «игнорировали» свое окружение я не понимал, но эти кристаллы также начали формировать вокруг себя свои сферы, и эти участки были прекрасны!

Это становилось уже интересным. Я позвал Люсю, и когда она увидела это, то буквально взвизгнула от восторга:

— Значит не все потеряно! Яша, это просто чудо! Ты понимаешь, что если нам удастся пересортировать кристаллы — тогда мы сможем не только восстановить, мы сможем получить то о чем мечтали — совершенный калейдоскоп!

— Не так быстро, — улыбнулся я. — Допустим, я могу повлиять на движение экрана таким образом, что «красные» кристаллы займут один участок экрана, а «цветные» другой. Но как определить, какой конкретно кристалл бракованный, а какой нет? Ведь и «красные», и «цветные» по сути — бракованные! Это кристаллы, в схеме которых есть отклонения. Нормальные кристаллы как раз и должны оставаться серыми.

— Почему?

— Вспомни базовый принцип «Гармонии» — оставаться гармоничным в своем окружении. У кристаллов нет чувства прекрасного и у программы его тоже нет. Но если в базе главной программы находятся уже готовые рисунки, на которые она и опирается, то у кристаллов и этого нет. Я сделал так, что опираться они могут только на «личный опыт», а их «первый опыт» был «серость». Потому я и считаю их бракованными. Вполне возможно, что программа установилась некорректно, а может это внутренний дефект схемы самого кристалла.

— Так давай использовать эти бракованные кристаллы. Если мы сможем повлиять на движение экрана, значит следует распространить «цветные» кристаллы по экрану, с тем чтобы они «послужили примером» для других.

Мне очень понравилось то, как она употребляла слово «мы». Но проблемы это конечно же не решало.

— Понимаешь, есть еще «красные», и они тоже «служат примером для окружающих». Более того — они со «своей компанией» вполне способны устроить перегрузку участка экрана на котором расположены.

— И чем это может быть чревато?

— Хм… Чревато… Очень подходящее слово! Они действительно могут прожечь участки экрана, и это будет выглядеть как червоточины.

— Как «прожечь»?

— Буквально! Как устроена электроплита? Нагревательный элемент преобразует электричество в тепло. Только нагревательный элемент электроплиты специально создан для работы в таких условиях и провода, которые его питают — также рассчитаны на соответствующую нагрузку. Но ни нанокристаллы, ни экран «не готовы» стать электроплитой — они рассчитаны на выполнение другой задачи. Они предназначены светить, а не греть. А фактически, «красные» кристаллы стали греть, да еще и других «подбивают» на это!

И это действительно было проблемой. Необходимо было срочно что-то предпринимать. Люся предложила поступить просто — оставить все как есть, и пусть эти «червяки» сгорают, если им так хочется! Её интересовали только «светлячки» — это она придумала так их называть. Но латать экран невозможно! И потом, вместе с каждым «червяком» сгорит как минимум сотня, а то и две нормальных кристаллов, и это уже будет совсем нехорошо. Нужно было в первую очередь научиться сортировать кристаллы, чтобы определить какие из них бракованные, а какие нет. Но раньше я никогда не вмешивался в движение экрана — он всегда работал самостоятельно, подчиняясь своей программе. И любое моё грубое вмешательство могло привести к его дестабилизации. Значит следовало вмешиваться деликатно, а это, я вам скажу, — не так-то просто.

Но в конце концов с помощью несложной программки, я научился вносить изменения в некоторые участки экрана таким образом, чтобы его круговые движения становились не круглыми, а слегка вытянутыми эллипсоидами. Это позволило мне, не нарушая целостности структуры экрана, вмешиваться в сформированные уже «красные» или «цветные» образования с тем, чтобы «рассеивать» их. И сначала мне показалось, что «дело в шляпе» — сейчас быстренько все отсортируем, выведем «червяков» куда-нибудь на окраину экрана и, собственно, пожертвуем этим участком. А «светлячков» распространим на максимальную площадь, и пусть они «служат примером» для остальных.

Но все оказалось сложнее… Многие кристаллы не менялись вообще никак несмотря на то, что их окружали то «красные», то «цветные» — они оставались серыми. Да и сами «светлячки» с «червячками» легко могли поменяться ролями. Вот тогда Люся и пришла мне на помощь. Она занялась сортировкой «светлячков» — ее интересовали только они. А мне же достались «червячки» — это мой брак. Что делать с «серыми» кристаллами — тоже не совсем ясно... Дело в том, что среди этой массы порой вспыхивают то «красные», то «цветные», и тогда мы берем их во внимание, пытаясь как-то «раскачать».

А как мы их «раскачиваем»? Да очень просто! Вновь образовавшегося «светлячка» Люся загоняет в компанию таких же «светлячков», чтобы он «понабрался опыта». А затем пропускает его через кампанию моих «червяков», проверяя его «устойчивость». Если он изменился — он ей больше неинтересен. Но если он «сохраняет устойчивость», — она радуется как ребенок и ПОВТОРЯЕТ ПРОЦЕДУРУ! И может повторять по нескольку раз:

— Мне нужны действительно устойчивые, понимаешь. Я хочу быть твердо уверена в том, что он «не сломается» в дальнейшем.

— Ну а если он «сломается» в процессе твоих проверок?

— Это будет означать, что он такой же «серый», как и большинство других. И мне он не интересен.

А вот я со своими «червями» так не играюсь — не вижу смысла его многократно тестировать. Я конечно «пропускаю его по кругу», но если он не изменился — сразу стараюсь вывести его на край экрана и уже там его удерживать. Брак и есть брак. Но если он изменился — тогда его «берет в оборот» Люся. Тем и занимаемся до сих пор…

Да. Современные технологии оказались не столь совершенны как хотелось. Нанокристал это электронная схема, которая состоит из множества мельчайших деталей — транзисторов, конденсаторов и т. д. И каждая из них может оказаться бракованной изначально или выйти из строя в процессе эксплуатации. У Люси, правда, на этот счет есть своя, куда более романтическая версия, но она настолько ненаучна, что я не воспринимаю ее всерьёз. Хотя это не мешает нам проводить вечера в бесконечных дискуссиях.

И пусть наш «совершенный калейдоскоп» пока не готов, тем не менее у этой истории все же есть счастливый конец — Люся теперь живет со мной!

+3
36
10:35
+1
Дисклеймер: вы сами напросились. ))
1. Текст плохо вычитан. Могу отсыпать горсточку запятых про запас.
2. Читать было неинтересно. Обилие технических подробностей отвлекает от основной идеи. В чем она, по тексту остается непонятно. Если во главу угла ставилась романтическая линия, то она не раскрыта и служит не более чем фоном для описания истории доработки калейдоскопа. Да и в качестве фона все равно очень уж прямолинейно и описательно. Если планировалось показать отношение человека и гаджетов, связь между искусством и техникой — тоже, на мой взгляд, раскрыто слабо. Глубоко копнуть можно было сразу по нескольким пунктам, но вы выбрали тот, в который вникать наиболее нудно — технический. В какой-то момент показалось, что «черви» и «светлячки» послужат аллегорией и окажутся связаны отсылками с реальным миром или будут как-то очеловечены (легкий намек на это был в предпоследнем абзаце), но в итоге не происходит и этого. В то, что рассказчик действительно инженер-программист, верится — это, пожалуй, единственный плюс, который я увидела. Я не видела комментариев с прожарки, даже интересно, о чем говорили там.
12:13 (отредактировано)
+1
Спасибо что уделили время rose
Говорили примерно тоже самое. Я даже очень серьезно собирался его переписать, но в конце концов оставил все как есть.
Вы правильно поняли, что есть «червяки» и «светлячки». Более того это собственно и было целью написания сего рассказа. Не знаю, хорошо это или плохо, но я решил максимально замаскировать основную идею под «технику» и, судя по коментам (и мнению моей жены), мне это удалось на славу smile
Почему решил оставить как есть? Потому что не считаю нужным разжевывать и кормить с ложечки каждого кто со скуки решил что-то почитать. Для этого рассказа мне нужен читатель разумный. И если это будет один из тысячи, значит так тому и быть.
При этом я ни в коей мере не осуждаю тех кому мой рассказ не по нраву — он действительно сложный для восприятия. pardon
А с пунктуацией у меня беда blush
Еще раз спасибо kissing
Комментарий удален
Загрузка...
Анна Неделина

Другие публикации