Маяк: Снаружи

  • Кандидат в Самородки
  • Опубликовано на Яндекс.Дзен
Автор:
Narrator
Маяк: Снаружи
Аннотация:
Трезвый рассудок - одинокий маяк посреди безумия, и кто знает, что способно его пошатнуть?
(Рассказ-участник конкурса "Зов")
Текст:

Кровь смешалась с водой в грязной раковине и по спирали утекла в слив. Генри выругался и зажал порез рукой. В последнее время он стал чаще ранить себя бритвой. Где-то в сумке должен быть пластырь, тем не менее – шикарное начало, ничего не скажешь.

Пейзаж за окном просто размазывал своей унылостью – одинокая деревушка на краю света вряд ли может похвастаться дивными видами. Хотя море, конечно, впечатляет – бескрайняя водная пустыня, свинцовые тучи висят так низко, что, кажется, вот-вот упадут. Что уж там, название – Драунин-Виллидж, говорит само за себя.

Генри вытер лицо, увидел кровавое пятнышко на полотенце, но не придал этому значения. Хуже этой тряпке точно не будет, ей и так будто пару трупов обтерли. Отель оставляет желать лучшего, но каких еще условий можно ожидать от подобного места?

Он прошел в комнату и стал разбирать сумку. Фляжка с коньяком, фотография старушки с девочкой, таблетки обезболивающего, блокнот, два карандаша, пачка новеньких визиток, кошелек и Смит-н-Вессон в кобуре. Куда делось удостоверение? Генри слегка взволнованно прошарил карманы пальто. Слава Богу, нашел. Без него никак, а ехать еще полсуток в город и полсуток обратно – никакого желания.

Застегнул подтяжки и надел кобуру. Время уже подбирается к пяти часам вечера – а еще столько всего надо сделать. Чем скорее он раскроет дело, тем скорее уберется из этой мерзкой деревушки. Перед замызганным зеркалом натянул пальто, снял с вешалки шляпу. Пластырь прочно обосновался на щеке – можно явить себя местному руководству.

***

Мистер Бэгшот оказался очень похожим на моржа. Усы – один в один, маленькие черные глазки, такой же тучный и низкорослый. Он встретил Генри добродушной улыбкой и без слов приветствия сразу пододвинул к нему стакан с бренди.

- Как вам наша деревня, мистер Райт? Хорошо обосновались?

- Вполне неплохо, спасибо, - Генри улыбнулся в ответ. Ни к чему строить из себя неженку и жаловаться на условия. Бэгшот снова указал пухлой ладошкой на бренди, Генри вежливо махнул рукой – не стоит.

- Вы, наверняка, заметили, что отель не очень-то готов к приему гостей… Признаться, мы слегка удивлены, что нас посетил такой уважаемый гость. К нам редко заезжают, живем тут в отдалении от цивилизации, как у черта на рогах, никому не мешаем… А тут так внезапно – едет частный сыщик, в нашу тихую обитель! Чем обязаны, уважаемый? – голос старосты к концу речи приобрел неожиданную для внешнего облика сталь.

- Сколько здесь живет человек, мистер Бэгшот?

- Ох, дайте-ка подумать… - «морж» принялся загибать пальцы, - Мэриллы, Оуэны… Уиггинсы… так, эти, эти, ага… ну и старушка Фрэнсис. Человек сто двадцать. Ах да, еще старый Смит, смотритель маяка, но он не совсем здесь проживает.

На лбу Генри выступила морщинка.

- Тогда вы не могли не заметить пропажу девушки, верно? Мэри Блэквуд?

- Ах да, Мэри… - Бэгшот очень не натурально сделал вид, что только что вспомнил, - ну конечно, бедняжка Мэри. Да, пропала девчушка, дней пять назад. Но в наших краях это не что-то из ряда вон – сами понимаете, море порой любит пошалить и забрать кого-нибудь. А вам кто сказал? – последняя фраза была сказана с какой-то излишней жесткостью.

- Ее бабушка сообщила, что девушка не прислала ей письма на прошлой неделе. За три года, что здесь жила, не пропустила ни одной пятницы, а тут вдруг – тишина. Миссис Блэквуд подняла тревогу и обратилась ко мне.

- Хм, и правда, подозрительно… Мэри такая хорошая девочка, работала в магазинчике, продавала пречудесные вещицы. Своими нежными руками их делала, такая прелесть. Жаль, если с ней что-то случилось. Но, к сожалению, ничем вам помочь не могу – никто не знает, где она. Магазин закрыт несколько дней – море забрало бедняжку, не иначе.

- Если вы не против, я все-таки опрошу народ.

- Как хотите, мистер Райт, как хотите, - староста благодушно протянул руки, - но вряд ли чего-то добьетесь. У нас тихая деревушка, никто никому зла не желает. Но вы работайте-работайте.

Он взял нетронутый стакан Генри и аккуратно, высунув от сосредоточенности язык, перелил бренди назад в бутылку. Детектив понял, что разговор окончен, и вышел из кабинета.

***

«Морж» оказался прав – местные смотрели на фотографию, вспоминали девушку и отказывались говорить что-либо, кроме как «море забрало». Купив в местной лавке сигарет, Генри встал, закурил и задумался.

Дело, по всей видимости, пропащее. В таком месте, где все друг друга знают, наверное, вообще криминала нет. Самое громкое преступление – кража постиранного белья с веревки. Жаль – ему сейчас крайне важно наработать репутацию. Пачка визиток так и болталась в кармане, надо бы раздать – но ехать сюда снова, в случае чего… К черту.

Генри стряхнул пепел и направился к пристани. Все-таки что-то здесь не так. С кем бы он ни говорил, каждый будто ненароком отводил глаза, а фразу «Ничего не знаю. Море, наверное, забрало» говорил неестественно. Будто заученную. Ну, раз все указывают на море, спросим у него.

Берег встретил Генри порывом ледяного ветра. Суровые волны накатывали на сушу и весьма неохотно отползали обратно. Детектив приметил рядом небольшую скалу и забрался на нее.

Насколько же ничтожен человек перед этой могучей стихией. Мысль о том, что эта черная громадина может накрыть тебя и утащить в бездну, словно ударила Генри по голове. От соли начало резать глаза, накатила паника. Чтобы успокоиться, он достал еще одну сигарету, но с досадой обнаружил, что спички отсырели от одного только воздуха. Ругнувшись, он бросил бесполезный коробок вниз со скалы, ненароком проследил его полет и позеленел. Там внизу, у каменного подножья кто-то лежал.

***

Тело Мэри Блэквуд прибило к берегу. Вода исказила черты лица, опознать девчушку с фотографии трудно, однако это была она, несомненно. Генри вытащил ее на гальку, сам промок до последней нитки, но никакого значения дискомфорту не придал – огромная дыра в животе девушки перетягивала на себя все внимание детектива.

Он тащил ее по улице практически в одиночку – местные жители, растопырив глаза, отшатывались и не желали помогать. Никто не крестился. Лишь угрюмый великан в матроске в ста метрах от больницы брезгливо взял труп на руки и, не сказав ни слова, двинулся вперед. Он шел куда надо, будто знал. Вошел внутрь госпиталя и не слишком аккуратно положил тело на больничный стол прямо под нос врачу. Генри не успел его поблагодарить, и матрос просто удалился, ни на кого не глядя.

Доктор, высокий, с худым лицом, в пожелтевшем от времени фартуке, отложил курительную трубку и вопросительно посмотрел на Генри. Детектив снял мокрое пальто и сказал только:

- Мэри Блэквуд.

Больше ничего говорить не понадобилось. Врач уложил девушку ровно, и спросил:

- Мне вас дождаться? – поймав непонимающий взгляд детектива, уточнил, - Вы мокрый насквозь.

Генри ошалело кивнул, снова напялил пальто и пошел в отель сушиться.

***

Чистый и выглаженный, Генри стоял у трупа напротив доктора Морта. Пока он приводил себя в порядок, врач уже успел раздеть девушку и вымыть. Ну, хоть кто-то здесь знает свое дело, по-видимому.

- С чего желаете начать, детектив? – голос скрипучий и равнодушный, этот человек производил впечатление не самое приятное, хотя от него определенно так и веяло большим опытом. Он стал набивать трубку, в ожидании ответа.

- Давайте, осмотрим рану, - голос Генри же дрогнул – предательски и вероломно. Морт пожал плечами и откинул простынь.

Мэри выглядела ужасно. В синяках и подтеках, ее должно быть изрядно побило о скалы. Рана зияла багровым каньоном на когда-то красивой равнине живота девушки. Подлый доктор Морт приглашающим жестом указал туда, в кровавую глубь. Ну что ж…

Генри аккуратно раздвинул щипцами края разреза. Грубо, орудие явно плохо заточено. Крови, наверняка, было немеренное количество. Органы деформировало водой, разобраться, что и где, трудно, но кое-что привлекло внимание детектива.

- Тут чего-то не хватает.

Доктор Морт заинтересовано хмыкнул, отложил трубку и посмотрел внутрь раны. Затем утвердительно кивнул:

- Почки.

И весь вердикт. Генри подождал, но врач продолжал попыхивать трубкой, глядя на него, как на бестолкового ребенка.

- Что-нибудь скажете? Какое-то заключение, может быть? – Генри потихоньку раздражался.

- Наверное, об камень ее распороло. А почку водой вымыло.

От такого пассажа детектив даже не сразу нашел, что сказать. Вот так эксперт!

- Это же явное убийство! Даже я понимаю, что камнем – так! – не «распорется». Ее разрезали, вы не можете этого отрицать.

- Может, у вас в городе и докапываются до каждой мелочи, мы же предпочитаем принимать очевидное. Ну кто бы стал ее резать в деревушке с населением в сотню человек, где все друг друга знают и никому не желают зла? Не усложняйте, любезный.

И снова запыхтел трубкой. Генри набрал воздуха, собираясь высказать все, что думает о враче, но передумал.

- Я найду убийцу…

- Пожалуйста, ищите, - Морт развел руками, точь-в-точь, как староста, - а когда найдете, я вам поаплодирую, даю слово.

-… от вас же требую полной экспертизы. Необходим химический анализ. Если ее убивали, пока она была в сознании – крик бы поднял всю деревню на уши. Если она была под действием какого-то снотворного, я должен это знать.

Генри выпрямился и посмотрел на Морта, ожидая возражений. Но их не последовало – врач недовольно закатил глаза, протянул «Лаааадно» и накрыл девушку простыней.

Видимо, пока можно снова заняться опросом знакомых Мэри… то есть, всей чертовой деревушки!

***

И снова – опрос ничего не дал. До поздней ночи Генри ходил по домам, но люди отказывались говорить что-то кроме «Да, хорошая девушка была. Нет, никто ей зла не желал». Следствие зашло в тупик, а Генри срочно требовался отдых.

Отель встретил его негостеприимной тишиной. Генри устало рухнул на кровать и уставился в потолок. Ну, и что теперь? Никто не желает сотрудничать, даже если кто-то и знает убийцу – скорее всего не выдаст. Давить? Не имеет права.

Генри взял фотографию Мэри и ее бабушки. Чисто объективно, кого можно записать в подозреваемые? Партнера по бизнесу? Мэри заведовала магазинчиком сама. Конкурента? В таком месте у всех торговцев монополия. Мэри продавала разные мелочи и украшения для дома, и больше никто в деревне этим не занимался. Был ли у нее любовный интерес? Можно пособирать сплетни…

А может, маньяк? Об этом бы все знали, если, конечно, она не первая жертва. И в таком случае можно, конечно, рассчитывать на новые трупы, но ждать этого Генри не может. Да и велика вероятность, что новое убийство от него просто скроют, уж больно народ здесь неприветливый. Что же делать?..

Его разбудил шум в коридоре. Вскочив с кровати, он схватил пистолет и подошел к двери, пошатываясь спросонья. Тишина. Генри тихонько, стараясь не скрипеть, приоткрыл дверь и выглянул в черноту. В тусклом свете лампы он увидел мокрый и склизкий след от своего номера к выходу, будто что-то тащили… или кто-то полз. У Генри перехватило дыхание от страха. Это еще что?!

Подождав еще минуту, в полной тишине, он аккуратно вышел в коридор. Держа пистолет наготове, он прикоснулся к жиже и поднес пальцы к носу. В ноздри сильно ударил запах рыбы и соли. Не иначе, как само море пришло за ним ночью…

Так. Отставить. Со всем тут с ума свихнешься. Жизненно необходимо сохранить трезвый и здравый рассудок. Он глубоко вздохнул и осторожно двинулся по следу.

Жижа вела его прочь от отеля в сторону берега. Пустые улицы в свете луны зловеще глазели на него проемами окон. Яркий диск в небе отливал зеленым. Да и вся деревня будто находилась под водой, на дне морском. Покосившиеся дома, старые трухлявые доски и эта дьявольская зелень…

Генри дошел почти до самой кромки воды. След уходил в море. Это нагнало на детектива еще больше жути, и он решил возвращаться в отель, как вдруг увидел, что в хижине у маяка горит свет. Как говорил Бэгшот? Там живет некто Смит, смотритель. Его даже не считают местным жителем, вряд ли он сильно дружит с населением.

***

После стука в хижине раздались тяжелые шаги и дверь открылась. Перед Генри стоял тот самый матрос-великан. Он сурово смерил взглядом детектива и прорычал:

- Чего?

- Меня зовут Генри Райт, я частный детектив… Хотел сказать спасибо за то, что вы мне помогли с той девушкой…

- Сказал?

- Да…

- Ну и проваливай.

И здоровяк захлопнул дверь. Генри постучал снова, и в этот раз Смит гораздо злее прорычал «Чего?!»

- Пожалуйста… Я не понимаю, что происходит. Можно войти, на пять минут?

Великан тяжело задышал, видимо, думал. Затем смерил Генри тяжелым взглядом и слегка подвинулся – «Заходи».

Внутри жилище смотрителя маяка оказалось под стать своему хозяину: в углу стоит огромный якорь, мебель грубая и массивная, огромная кровать. На стене – карта мира с отмеченными крестиками местами – видимо, Смит достаточно много путешествовал. Хозяин поставил на стол две громадные металлические кружки и налил в них что-то темное и сильно пахнущее спиртом. Из кружек пошел пар. Он взял одну, протянул ее Генри и сказал:

- Пей.

- Что это?

- Грог.

Генри не рискнул отказываться, как при знакомстве с Бэгшотом. Напиток оказался невероятно крепким, но по-своему приятным, к тому же по всему телу моментально разлилось тепло, и детектив наконец-то перестал дрожать. Он сел за стол и сказал:

- Спасибо.

Смит устроился напротив, выпил свою кружку залпом и налил новую.

- Рассказывай.

Поколебавшись пару секунд, Генри выложил ему свою историю, от приезда в Драунин-Виллидж до неведомого мокрого следа. Смит слушал молча, не кивал, иногда казалось, что он спит. Но когда Генри закончил, отхлебнул грог и пробурчал:

- Вот ведь, принесла нелегкая…

Он наполнил кружку Генри.

- Вали ты отсюда. Ничего хорошего не найдешь. Гиблое это место. Море всех нас заберет, и тебя заодно. Знаешь, откуда название у деревни?

Генри покачал головой. А ведь правда – Тонущая Деревня.

- Огромная волна накрывает нас каждый год. «Цунами», как в Японии говорят. Кто уйти успел – тот и выжил. Остальные тонут.

- Как такое возможно?

- А черт его знает. Говорят, живет какая-то дрянь в море, она и поднимает волны. Русалки такого не сделают, сожрут только, если поймают…

Генри прочистил ухо пальцем – наверное, ослышался. Смит тем временем продолжал.

- Чуть зазеваешься – сдохнешь тут. Или сам утонешь, или утащит кто. Вон, морской народ тобой уже заинтересовался, аж в отель пришел.

Генри внимательно осмотрел великана – вроде не пьяный. Что за чушь он несет?

- Прошу прощения, я перебью… Мне показалось, вы сказали «русалки»? Вы это… фигурально выражаетесь?

Смит медленно покачал головой и встал из-за стола. Подошел к окну и ткнул пальцем в грязное стекло. Генри подошел и посмотрел, куда указывал старый моряк.

Ему открылся чудесный в своей ужасности вид на маяк. Башня, покрытая трещинами и огромными пластами плесени, стояла на каменном островке. К нему вел хиленький мостик, кое-как скрепленный расползающимися канатами. Желание осмотреть маяк при случае как-то само собой испарилось. А потом Генри увидел.

В воде у торчащих над поверхностью скал островка мелькали бледные пятна. Что-то выпрыгивало из моря и тут же скрывалось обратно. Иногда получалось заметить раздвоенный хвост.

- Это что, рыбы? – спросил побелевший Генри.

- Ага. Щас. Русалки скачут. Любят они там, возле маяка, плескаться, - Смит говорил это так просто, будто показывал Генри редкую, но вполне реальную зверушку. - Ты не думай. Это тебе не бабы с сиськами, как в книжках рисуют. Уродливые твари, русалками уж мы их тут назвали. Просто не говорим никому, и тебе не стоит. Хотя, попробуй, все равно не поверит никто. На нас вам, крысам городским, плевать. Думаете, мы тут все из ума выжили. Что, неправ я, а?

Великана вдруг охватил приступ ярости. Генри на всякий случай отстранился, хотя и не понимал, чем провинился перед стариком.

- Вали давай. Не хрен тебе тут делать. Оставь деревню, про девку забудь и уматывай. Целее будешь. И к маяку не вздумай соваться – сам, думаю, понимаешь, почему.

И грозный хозяин вытолкал Генри за дверь.

***

Всю дорогу до отеля детектив пытался осознать все увиденное и услышанное от Смита. Какого черта?! Как вообще такое может быть? Это, как минимум, ненаучно. Какие еще русалки? Наверняка, просто рыбы, а этот сбрендивший старик ему лапши навешал.

В номер Генри вошел злой и уставший. Сейчас он поспит хотя бы пару часов, а потом снова займется населением. Только уже не будет таким добрым малым. Детектив с грохотом положил пистолет на стол, резко открутил крышку фляжки с коньяком и сделал большой глоток. Горло обожгло, но нервы слегка расслабились. Он уже спокойно закрыл фляжку, поставил ее на стол, повернулся к кровати и заорал.

Над изголовьем красовался жуткий до одури символ, во мраке номера он казался черным, но Генри понял – это кровь. Символ изображал не то солнце, не то осьминога, распростершего щупальца в стороны. Под рисунком чернели буквы – ETTOLLETVOSOMNETMARE. Кажется, поспать сегодня не удастся…

***

Утро встретило Генри, спящим сидя на стуле напротив двери. Револьвер выпал из руки, грохнулся на пол и выстрелил. Детектив всполошился и подскочил, схватил его и спросонья стал тыкать во все стороны в поисках врага. Всю ночь его преследовали неведомые создания, тянули к нему бледные руки, воняющие рыбой, затыкали ему рот и тянули в морскую бездну. Символ по-прежнему на стене.

Ледяная вода немного оживила Генри, он отошел от раковины и вытер лицо подолом рубашки – притрагиваться к полотенцу лишний раз не хотелось. Он влез в пальто, нацепил шляпу и еще раз проверил кобуру – насколько удобно пристегнута. Все в порядке, в случае чего он выхватит револьвер моментально. Главное, чтобы реакция не подвела.

На улицах Драунин-Виллидж как всегда безлюдно. Лишь редкие старики гуляют вдоль домов со скоростью черепахи. На детектива никто не смотрит, никто не заговаривает. Мрачные серые лица смотрят под ноги, бредут черт знает куда.

Генри остановился напротив школы. С учителями он еще не говорил – вчера было воскресенье. Если и сейчас он не узнает ничего нового (а именно такого исхода он и ожидал), придется принуждать сельчан к разговору силой.

Деревенская школа была маленьким зданием, которое вот-вот рассыплется в труху. Дверь скрипела так, что у Генри заложило уши. Он двинулся по коридору между болезненно-желтых стен к единственному кабинету с признаками жизнедеятельности.

Дети сидели за партами, Генри насчитал пятнадцать человек. Все бледные, темноволосые, старательно что-то выводят. Учительница ходит вдоль доски и зачитывает им слова под диктовку:

- Опарыши… Источать… Монструозный…

Ничего себе, диктант. Ученики от усердия повысовывали языки, водят грифелем по бумаге и пишут «Циклопический… Омерзительный… Предтеча…». Учительница, наконец, заметила незваного гостя, оборвавшись на слове «Окровавленный». Быстро окинув Генри взглядом, она сказала: «Сдайте мне ваши работы и бегите на перемену. Закончим сегодня пораньше». Удивительно, но ни один из детей не выразил ликования, все чинно и мирно сложили листочки на стол преподавателя и линеечкой вышли из класса. Что у них тут за методы обучения, дрессировка? С такими-то диктантами…

Учительница молча села за стол и закуталась в платок. Грубые роговые очки делали ее похожей на стрекозу. Высокая, еще молодая, не сказать, что красивая, но что-то определенно в ее лице привлекало детектива. Возможно, взгляд.

- Добрый день, мисс, меня зовут Генри Райт. Я частный детектив, расследую…

- Я знаю, кто вы. Мне рассказали и предупредили, что вы придете. Зовите меня Сирена.

Генри слегка приподнял бровь, но тут же спохватился и скрыл удивление. Хотя и нечасто встречаются люди с подобными именами, все же не стоит это акцентировать.

- Странный у вас выбор слов для диктанта. Не находите?

- Нахожу, что это достаточно сложные слова, правописание которых полезно знать молодому поколению. Однако прошу вас не вмешиваться в образовательный процесс. Я же не учу вас допрашивать людей. Кстати об этом – задавайте ваши вопросы поскорее, а то у меня сейчас урок арифметики.

- Будете считать с ними кости? – попытался разрядить обстановку Генри. Несмотря на суровый выпад, Сирена ему нравилась.

- Нет, что вы. Отрубленные пальцы, - женщина улыбнулась, но с такой иронией, что Генри понял – больше шутить не стоит.

- Как вы знаете, я расследую причины смерти Мэри Блэквуд. Только прошу, не говорите мне, что ее забрало море.

- И не собиралась. Я не такая суеверная, как остальные.

- Тогда вы согласны, что это убийство?

Сирена сжала губы и отодвинулась от стола.

- В это мне тоже поверить трудно. Мэри все любили, и никому она не мешала. Я могу поручиться за каждого в этой деревне. Кроме одного…

Генри напрягся – неужто у него появится, наконец, подозреваемый?

- Старик, что живет у маяка. Ему я не доверяю. Никто не доверяет, если честно. Попробуйте поговорить с ним.

Надежда, только было поднявшая голову, снова спряталась в свою нору. Генри поблагодарил Сирену и направился к выходу. Когда он взялся за ручку двери, она вдруг сказала ему в спину.

- И маяк. Проверьте его. Просто, на всякий случай.

Что ж, спасибо за очевидность!

***

Маяк действительно стоит проверить. Тем более что при свете дня он будто бы и не так жутко выглядит… Путь по ветхому мостику оказался тем еще испытанием нервов, но Генри справился на «отлично».

Обветшалая башня маяка возвышалась грозно и грузно. Генри обошел его вокруг, нашел дверь – заросшую плесенью и мхом. Ее явно никто не открывал уже много лет. Детектив задумчиво встал на скалы над водой и воткнул в зубы сигарету. Да, место неприятное, но сюда никто и не ходит, видимо, уже давно.

Затяжка.

Убийство Мэри – странное событие, невыгодное никому. Народ тут странный, нелюдимый, но друг за дружку держится.

Затяжка.

Видимо, это все-таки дело рук маньяка. Нет мотива, украдена почка – чем не почерк безумца? Тогда стоит составить круг подозреваемых.

Затяжка.

Основная часть населения – старики. Вряд ли кто-то из них пойдет резать сельчан. Староста? Человек неприятный, но довольно изнеженный. Представить «моржа» Бэгшота с ножом в руке над трупом девушки не удавалось.

Затяжка.

Доктор Морт? Сухой человек, скупой на эмоции. Но не настолько, чтобы хладнокровно лицезреть результат своих деяний и никак это не выразить. Да и слишком грубая работа для специалиста медицины.

Затяжка.

Сирена?.. Ее Генри не хотел зачислять в подозреваемые. Да, она будто лишняя здесь, но с другой стороны – она самая адекватная личность, которую Генри встретил в Драунин-Виллидж. Не похожа на маньячку. Смит?..

Генри потушил сигарету о подошву и бросил окурок в море. Развернулся и увидел – отпечаток сапога на заросшем мхом камне. Кто-то приходит сюда. К богом забытому маяку. Зачем? Генри увидел редкую цепочку следов, которая вела прочь. Он медленно двинулся по ней, стараясь не потерять. А в конце пути увидел маленькую дверцу в стене маяка, скрытую за порослями плюща. Генри провел по краю пальцами – растение мертвое, обрезано ровно по проему, дверью кто-то пользуется. Он потрогал висячий замок – от времени должен бы уже проржаветь насквозь, однако – нет.

За спиной послышался стук, а затем тихая ругань. Генри резко развернулся и успел заметить огромную фигуру, заслонившую солнце и весло, которое летело ему прямо в голову. Удар – и темнота.

***

Детектив очнулся во мраке, только луна слабо светила через маленькое окошко. Он приподнялся на локтях и попробовал проползти вперед, но уткнулся лбом в холодный металл.

Клетка. Его заперли как дикого зверя.

Прошло, наверное, около часа, прежде чем тишину оборвал топот ног по каменной лестнице. Дверь открылась, свет от свечи озарил темницу Генри – маленькую комнатку, из мебели только стул рядом с клеткой. Вошли двое – низенькая толстая фигура и огромная. Генри безрадостно улыбнулся.

- Мистер Бэгшот. Мистер Смит. Что это все значит?

Бэгшот сел на стул, великан встал у двери.

- Почему вы не уехали, мистер Райт? Вам ясно дали понять – вы не раскроете это дело. Теперь вам тоже придется умереть. Правда, должен признать – это для нас великая удача, - староста расплылся в искренней улыбке.

- Объяснитесь… Пожалуйста. Больше не будете заливать мне ваши байки?

- Это не байки, детектив. Мэри забрало море. Мы сами отдали ее – и она была не против, что самое важное. Некоторые, в прочем, сопротивляются, приходится их тут запирать.

- То есть, вы двое? Староста и отшельник, странная пара.

- Не только мы, голубчик. Все население Драунин-Виллидж кидало жребий. Но море выбрало ее. Такова цена – дань, которую мы платим ежегодно.

Генри зажмурился и прижался лбом к прутьям клетки. Секта? Культ? Что за бред…

- Вы пытались меня выгнать. Напугать, чтобы я уехал. Протащили от моей двери мешок с рыбой. Смит мне рассказал эту ахинею про русалок. А пока я был у него – кто-то из вас, держу пари, что это был Морт, нарисовал этот дурацкий символ на стене. Кровью бедной девушки. Я прав?

Бэгшот посмотрел на него с сожалением, и будто успокаивая обиженное дитя, сказал:

- Лишь отчасти. Символ – дело наших рук. Даже насчет доктора Морта вы угадали. Но ночью к вам действительно приходило море. Вы забрали у него жертву, и оно недовольно.

Староста встал, отдал подсвечник Смиту и радостно раскинул руки.

- Но у вас есть шанс все исправить! Вы все еще можете спасти нас от потопа. Да, вы забрали из моря нашу дань, но, оставшись, вы избавили нас от нужды выбирать новую жертву! Позвольте мне пожать вашу руку!

И он подошел к клетке, схватил Генри за руку и стал изо всех сил ее трясти.

- Спасибо вам! Спасибо! Спасибо!

Бешеные глаза, железная хватка – Генри попытался отпрянуть от старосты, но он крепко держал его ладонь.

- Спасибо! Спасибо!

Генри ударил Бэгшота по зубам, но тот продолжал выкрикивать разбитыми губами:

- Спасибо! Спасибо! СПАСИБО!

Внезапно он выхватил из-за спины тесак. Лезвие резко скрежетнуло о прутья клетки, и детектив отлетел назад, врезавшись в стену. Кровь хлестала из пустого запястья. Крик Генри испугал чаек, и те взвились с крыши маяка.

Бэгшот повертел отрубленную руку и засунул в мешочек. Затягивая тесемки зубами, он процедил:

- Это русалкам, в качестве аванса. Пусть они знают, что вы готовы исправить свою ошибку.

Генри сполз на пол, прижав культю к груди. В глазах потемнело от боли, он сжал зубы, переведя крик в отчаянный стон. Бэгшот подошел к Смиту, вытащил из нагрудного кармана платок и протянул великану.

- Помоги ему. Чтобы не сдох раньше времени от потери крови.

Он вышел из комнаты, а Смит развернул платок и двинулся к клетке. Но этого детектив уже не видел.

***

Когда Генри очнулся, рука была крепко перетянута платком. Он насквозь пропитался кровью, а боль все еще разливалась от запястья по всему телу. Смит сидел на стуле, уставившись в стену, и пил из грязной бутылки. Увидев, что детектив в сознании, он легонько покачал головой.

- Дурак.

Генри сел у стены, а Смит продолжил.

- Говорил я тебе сваливать. А ты, идиот, не послушал. Они знали, что к училке пойдешь. Успели ее подговорить.

Сирена… Ну, конечно. Почему бы и нет?

- Дурень. Я тебе помочь не успел. Хотел веслом огреть, да вывести из деревни. Заметили.

- Помочь?.. Почему?

- Потому что это не кончится никогда. Бороться бесполезно. А по мне – пусть лучше всех разом укокошит, чем по одному. Утопило бы всех и все.

- А почему ты просто не сказал?

- Ну сказал бы. И что? Ты идиот. Бегаешь по деревне с пистолетом. Пришел бы к Бэгшоту, начал бы вопить. И все – нет тебя. Скажешь, не так?

Генри хотел возмутиться, но с досадой признал, что да – именно так бы он и поступил. Без воплей, конечно. Отправил бы телеграмму в полицию, но не уехал.

- И что теперь?

- Скоро придут. Море сегодня бушует. Русалки разобрали твою культяпку по пальчику. Хотят добавки. Но они еще терпят, а вот их отец – он не из таких…

- Отец?.. – нахмурился Генри, а потом понял, - Осьминог…

- Спрут, вроде бы. Или Кракен. Имя называть не буду, не к добру это. Да ты его знаешь, наверняка. Многие знают. Заезжал тут к нам писака один…

Смита прервал шум за дверью. В комнату вошли два старика со свечками. Один прошамкал – «Пора».

***

Генри провели на верхушку маяка. Смит был прав – море бушевало, как никогда. Волны накатывали друг на друга, бешеный ветер гнал тучи по небу. Вдали сверкали молнии.

Его пристегнули ремнями к стоящей вертикально каталке. Он видел вокруг себя человек десять, взгляд выцепил из толпы Бэгшота, Морта и предательницу Сирену. Она выглядела хмурой, староста – торжественным, а доктор не скрывал обычного для себя безразличия.

Генри грустно усмехнулся:

- Что, начнете петь молитвы на странных языках?

Бэгшот посмотрел на него с укоризной:

- Ну зачем вы так, мистер Райт. Мы же не религиозные фанатики. Просто хотим жить! – и он виновато пожал плечами.

- Тогда зачем весь этот цирк с пристегиванием? Убили бы просто, да выкинули тело в море.

- Мы так и сделаем. Но вы должны быть совершенно свежим. Все-таки, мы весьма провинились, когда забрали у русалок предыдущую жертву. Обычно они дают ей… помариноваться. Но сейчас – случай особый.

- И что, почку вынете?

- Да, приходится. Мерзость, но таков ритуал. Мы ее вырежем наживую и сожжем.

Бэгшот взял ужасного вида нож и зачем-то начал тереть тряпкой. Никаких результатов это не дало. Да и зачем? Однако староста усердно продолжал пытаться оттереть с лезвия грязь. Глядя на это, Генри почувствовал, как позавчерашний порез от бритвы на щеке снова начал саднить.

Русалки, наверное, уже скачут у подножия. Маяк для них – дьявольская кормушка.

Бэгшот удовлетворенно отложил тряпку и подошел к детективу.

- Простите, мистер Райт… И спасибо, что остались!

Он замахнулся, и в этот момент у Генри в голове что-то вспыхнуло. Он выдернул из петли культю и наотмашь ударил старосту, выбив нож из рук. Толпа всполошилась, Сирена распахнула глаза, Морт выронил трубку изо рта. И эта пара секунд дала Генри возможность вспомнить имя. Он слышал про того писаку, о котором упоминал Смит, и слышал о его рассказах. И теперь – он вспомнил имя.

***

Он прокричал его так громко, что чуть не оглох от собственного голоса. Лица окружающих побелели, а море…

Море смешалось с небом. Из него на воздух вырвалось огромное нечто. Восемь гигантских щупалец поднялись и ударили по толще воды, подняв стену из волн. Они обрушились на маяк, сложив его как карточный домик.

Крики сбиваемых волнами чаек потерялись в воплях жителей Драунин-Виллидж. Они бежали по улицам прочь от моря, прижимая детей к груди. Старики семенили следом, сменив хмурые лица на раскрытые от ужаса рты и глаза.

Море упало на берег, раздавив все, до чего дотянулось. На материке почувствовали землетрясение, когда Тонущая Деревня окончательно ушла на дно.

Кровь сотни людей смешалась с морской пеной и по спирали ушла в водоворот.

Другие работы автора:
+11
154
11:32
+2
А здесь Лавкрафт)))
11:34
+1
Ну, хоть где-то попал)))
А вообще сюжет отругали в обоих) Но хотя бы тут нуар нашли)
11:39
+2
Сюжет отругали?))))) но при этом внутри 3 место занял и 1 за форму?))
11:42
+1
Ну остальное-то прекрасно)) По номинации «сюжет» он получил 11 место из 20. Тоже неплохо, конечно) А за идею вроде 4 место. Я доволен)
Поздравлямы!!! yahoo
Круто! thumbsup
11:37
+2
Жан, merci)
15:03
+1
Круто! Мрачно. Атмосферно. Холодно. Тревожно.
Браво! bravo
15:08
+2
С самого начала сюжет интриговал и держал в напряжении, хотя, тема жертвы морям-океанам далеко не нова. Возможно стиль изложения, объемные образы персонажей, диалоги, антураж… сделали свое дело. И финал оказался неожиданным… Почти… Думала, просто детектив — ужастик, а попала на притчу об ответственности писателей… («Нам не дано предугадать...»)
Голос за лучший рассказ недели здесь оставляю…
22:46
+1
а попридираться чуток можно?
Хуже этой тряпке точно не будет, ей и так будто пару трупов обтерли
вот если б «ею», то бы было б лучче, не?
Куда делось удостоверение?… Без него никак, а ехать еще полсуток в город и полсуток обратно – никакого желания.
Ступу не сразу дошло, куда и зачем он собрался ехать. Вот правда, для тупых типа мну надо разжёвовать и дотумковать — что если, мол, оказалось бы, что он припорол без корочек, то бы тогда бы… и тыды.
Мистер Бэгшот оказался очень похожим на моржа. Усы – один в один, маленькие черные глазки, такой же тучный и низкорослый
а моржи штоле низкорослые, да?.. как-то никогда не думала, что у них есть рост, бо они ж завсегда лежачие.
Вы, наверняка, заметили, что отель не очень-то готов к приему гостей…
ну это тут вокруг наверняка запятушки лишние затесались. Эт кабы если было б «наверное», то бы их бы надо, а так — нет.
 Ах да, Мэри… — Бэгшот очень не натурально сделал вид, что только что вспомнил, — ну конечно, бедняжка Мэри.
«ненатурально» слитно. И если прямая речь покончалась многоточиками, то после слов автора полагается тэчэка. И продолжень прямой речи идёт с заглавной.
Он взял нетронутый стакан Генри и аккуратно, высунув от сосредоточенности язык, перелил бренди назад в бутылку
угу. Про назад в бутылку понятно. А вперёд из бутылки в стакан пачаму не было? когда тока зашёл — оно у моржа штоль заране нолито стояло?
Купив в местной лавке сигарет, Генри встал, закурил и задумался.
— откудова это он встал, он там гдейта на чём-то сидел, а местные к нему заходили? или где?
. В синяках и подтеках, ее должно быть изрядно побило о скалы. 
запятыки нужны вокруг «должно быть» с двух боков.

Ну и тыды, там ещё попадаются мелкоблошики. Но мало.

Понра. Плюса.
00:48
+1
Ох, спасибо, леди Ворона)
05:03
+1
Вот это закручено! И все в серо-мокрых тонах, все сумрачно и напряженно. А концовка такая неожиданная. Я-то думала, что герой сейчас выловит всех русалок и отчалит в родные пенаты. А тут вот как… Как ему кисть отрубили, я аж проснулась. Нельзя такое на ночь. Автор, предупреждать надо :)))
Он тащил ее по улице практически в одиночку

Тащил? Мне это слово представляется, как волок по земле. Может быть, нес?
11:54
+1
Благодарю!) Рад, что вам понравилось) Не, ловить русалок не его работа, это вам, пожалуй, в соседний рассказ))) А от эпизода с кистью я сам в процессе написания обалдел. Не ожидал такого от старика)
«Нес» для меня выглядит больно мужественно и без усилий) Он именно тащил, мокрый, злой, труп на руках противный и тяжелый, от воды разбух… Бе.
Загрузка...
Марго Генер

Другие публикации