Солдатики

День Внутреннего Космоса

Автор:
Водопад
Солдатики
Аннотация:
Взрослые игры точно такие же, как детские, только настоящие.
Тот мир, что у тебя внутри, твой космос, он будет таким, как захочешь ты.
Текст:

Ах, какие это были замечательные солдатики!

Маленький Джонни, не веря такому счастью, не мог налюбоваться своим подарком прямо там, где его распаковал — под Рождественской ёлкой.

Каждый сделанный то ли из резины, то ли из мягкого пластика солдатик ростом в три дюйма, у каждого своё узнаваемое лицо — нахмуренное или сосредоточенное, с плотно сжатыми челюстями или с открытым в победном крике ртом, у каждого двигаются руки и ноги, поворачивается голова. В общем, мечта любого мальчишки на побережье от Чапмена и до самого Уиллса.

Джонни сразу выстроил их вдоль плинтуса — целый взвод бывалых вояк в одинаковой синей форме, от этого немного похожих на полицейских. Старший — по фуражке сразу было видно, что это командир — запрокинул голову кверху и, казалось, смотрел прямо в глаза, настойчиво предлагая главнокомандующему Джонни как можно скорее бросить легионеров в какой-нибудь бой. Неважно в какой, главное — побыстрее.

И очень скоро солдатикам предоставилась великолепная возможность проявить себя. Но сначала было горько...

У коротышки Майкла — сына четы Риччи, живущей во второй половине дома, наутро обнаружились точно такие же игрушечные солдатики, только были они в красной форме. Мальчишки хмуро стояли друг напротив друга, теребя в руках коробки со своими бравыми, готовыми к бою сокровищами. Похвастаться не получилось... Не вышло ощутить где-то под ложечкой сладкое ликование от вида отчаянно завидующего тебе соседа.

Зато теперь появился лишний повод проводить вместе больше времени, и через полчаса наши герои увлечённо расставляли своих легионеров на боевых позициях, совершенно позабыв о только что испытанном разочаровании.

— В атаку! — командовал офицер синих, и тридцать такого же цвета касок яростно бросались на штурм окопов противника, безжалостно поливая того огнём из автоматических винтовок.

— Не пройдёшь! — шипел сквозь зубы красный командир, и его бойцы, не дрогнув, забрасывали атакующих гранатами и тут же переходили в контрнаступление.

Побоище было страшным, а когда в дело вмешался танк Джонни и самолёт Майкла, дело и вовсе приняло нешуточный оборот. Свистели пули, рвались снаряды, слетали головы, блестели глаза, а оторванные красные и синие конечности в изобилии усеивали поле боя. Раскрасневшийся от азарта Джонни готов был поклясться, что и Майкл тоже как наяву чувствует запах пороховой гари, слышит стоны раненых солдатиков и, забыв даже об обеде, отчаянно стремится к победе ценой любых потерь, ведь даже один оставшийся в строю боец всегда готов сразиться с целой армией противника.

— Сейчас я тебе задам, Джонни!

— Ну, ты у меня попляшешь, Майкл!

*   *   *

— Сэр! Ополченцы перешли в контрнаступление! — голос адъютанта отвлёк генерала от раздумий.

— Как?! — командующий бригадой правительственных войск в гневе стукнул кулаком по разложенной на огромном столе карте. — Откуда у них силы для этого? Мы же держим их за горло второй месяц!

Стоявшая на столе кружка с остывшим кофе от удара подпрыгнула и вылила своё содержимое на позиции ополченцев в виде фигуры, похожей на направленный в сторону правительственных войск средний палец.

— Фак! — озвучил генерал Норман свои мысли. — Немедленно вызвать ко мне командира батальона разведки!

— По нашим данным у противника нет резервных сил для прорыва кольца окружения, — оправдывался разведчик-полковник спустя десять минут.

— Как нет?! А это что? — бушевал генерал, устремляя палец в сторону кофейного «фака», нагло указывающего на точку прорыва. — Да я всю вашу паршивую разведку сейчас на передовую отправлю, чтобы вы у меня поняли наконец, почём фунт пороху!

— Сэр, — вяло возражал полковник, — в моём штабе профессионалы высочайшей квалификации...

— В штабе? — перебил багровый от гнева генерал. — Вот именно — в штабе! Кошка в перчатках мышь не поймает. Ладно, с вами разберусь после.

*   *   *

Выли и рвались снаряды, содрогалась от страха земля, небо истратило все слёзы и плакало сажей. Нелепое и бесконечное, как мечты дурака, противостояние правительства и ополченцев превратило некогда цветущий мирный край в искорёженную пустошь, похожую на преддверие ада. В гражданской войне нет правых и виноватых, не бывает проигравших и победителей.

Измученные долгой осадой «красные» (так их называли по отличительным красным повязкам на головах), голодные и обессилившие, в рваном обмундировании, с перепачканными несмываемой копотью лицами, второй месяц успешно отражали атаки «синих» правительственных войск.

— Запомните! — напутствовал своих солдат командир ополченцев — плотный коренастый мужчина с бритой головой, глаза которого яростно метали молнии из-под нахмуренных кустистых бровей. — Даже один оставшийся в строю боец всегда может сразиться с целой армией противника! Враг не меньше нас измотан долгой осадой, солдаты «синих» не хотят воевать против своих же вчерашних друзей, соседей, родственников. Хватит отсиживаться в окопах! Мы напоили эту землю своей кровью, накормили телами павших товарищей, теперь это наша земля! Вперёд! Выбьем «синих» с нашей земли! Ведь дома каждый пёс чувствует себя львом. Только стремительная атака даст шанс разгромить врага и навсегда закрепить за нами право на нашу землю! Это говорю вам я — Майкл Риччи!

*   *   *

— Майкл Риччи! — генерал в бессильной ярости скомкал промоченную кофе карту. — Ну, ты у меня попляшешь!

*   *   *

— Джон, Джонни! — пищал из трубки взволнованный голос супруги. — Ты же говорил, что резервный батальон никогда не вступит в бой...

— Мардж! — сурово отвечал генерал. — Не лезь в мои дела! Не твоё это бабское дело! Сапожник должен держаться за свою колодку.

— Но Джонни! Ты разве забыл? Там же Стив!..

Стив... На секунду суровые морщины на лбу генерала разгладились. Стивен был единственным ребёнком — поздним, долгожданным, вымоленным у Господа, когда, казалось, все сроки родить для Мардж уже вышли. Родители души в нём не чаяли! Словно кадры киноленты, промелькнули перед глазами Джона воспоминания: первые неуверенные шаги сына, первые слова, первые слёзы из-за падения с велосипеда. Каким ударом для отца стало решение сына пойти по его стопам! Карьера офицера — штука небезопасная. Но время было мирное, ни о каких ополченцах никто ещё и слыхом не слыхивал, и генерал несколько успокоился.

«Чёртовы ополченцы! Чёртов Майкл Риччи! Он же должен был капитулировать со дня на день, сложить оружие и предстать перед справедливым трибуналом. Он же вот уже где был! — Нортон сжал кулак так, что хрустнули костяшки пальцев. — Эх, если бы авиацию сюда... Или хотя бы одну танковую роту.»

— Генерал Нортон! — звучал из трубки прямого телефона властный голос. — Я запрещаю вам использовать танки и авиацию для подавления мятежа! Ни в коем случае! Вы поняли меня?

— Но почему, мистер президент?

— Мировая общественность не должна узнать о серьёзности вооружённого конфликта. Для всех это всего лишь небольшая заварушка на Восточном побережье. Представляете, как взбеленится ООН, если пронюхает о применении сложной военной техники?

Кто ж знал, что ополченцы найдут силы прорвать кольцо окружения? В этой ситуации реально остановить солдат Риччи мог только свежий резервный батальон, куда был откомандирован Стив по приказу генерала.

— Мардж... — после долгой паузы произнёс Нортон как можно мягче, — не переживай... Ополченцы не сегодня-завтра сложат оружие. Я обещаю, что с нашим сыном ничего не случится. Обещаю! Слышишь меня?

— Я тебе не верю... — судорожные всхлипывания сменились короткими гудками.

— Адъютант! — трубка с треском шмякнулась на рычаг. — Немедленно доложите мне о ситуации на передовой!

*   *   *

— Первая и вторая рота! Закрепиться в торговом центре! — Риччи махнул рукой в сторону железобетонного скелета, оставшегося от некогда сверкающего зеркалами витрин здания. — Третья рота! Окопаться со стороны побережья! Возможно, Нортон высадит морской десант.

Командиры козырнули и побежали исполнять приказания.

— Сэр! — молодой ополченец с перевязанной правой рукой неуклюже козырнул левой. — На нашу сторону перешёл миномётный взвод, занимавший ранее торговый центр.

Майкл повернул голову и увидел группу военных в синем, с помощью скотча закрепляющих на касках куски красной материи.

— Отлично! Один доброволец стоит двадцати принуждённых. — Риччи мельком взглянул на лычки. — Капрал! Примите командование взводом и установите миномёты для обстрела парковочного места.

— Есть, сэр! — улыбка блеснула сквозь серую пыль на чёрном от природы лице, и новоявленный командир, забыв про раненую руку, рванулся выполнять приказ.

Глава ополченцев удовлетворённо осмотрел новые позиции. Они были несравненно лучше предыдущих — все подступы широко просматривались, а способный выдержать не один артиллерийский удар торговый центр находился на стратегической высоте.

«Посмотрим, что ты теперь скажешь, Джон Нортон!»

*   *   *

— Как захватили торговый центр?! Как не встретили сопротивления?! — генерал брызгал слюной и бешено вращал глазами. — Почему целая бригада не может справиться с каким-то неполным батальоном кое-как вооружённых бродяг?

— Сэр, — адъютант съёжился и будто стал на голову ниже, — наши солдаты не хотят стрелять в соотечественников... Многие переходят на сторону противника.

— С предателями разберётся трибунал! Хотя, нет! Я сам научу этих молокососов, как воевать! Резервный батальон прибыл на передовую? Отлично! Подать мне бронетранспортёр!

— Сынки! Патриоты! Бойцы! — триста одетых в новую, с иголочки, синюю форму солдат восхищённо провожали глазами легендарного генерала, вот так запросто расхаживающего перед строем в непосредственной близости от расположения противника. — Нация верит в вас! В ваших руках защитить отечество от горстки мятежников, возомнивших себя способными разрушить завоёванную нашими прадедами свободу! Но не все ценят нашу демократию. Леопард не может сменить свои пятна! Там, — все повернули головы в сторону возвышающегося вдали остова здания, — не наши соотечественники. Там наши враги! Родина в опасности! Вы должны выжечь огнём эту язву на теле нашей мирной земли! Никого не жалеть! Оставшийся в живых враг подло выстрелит вам в спину. Я верю в вас! В атаку! И да поможет нам Господь!

Глаза бойцов сверкали, щёки покрылись румянцем. Воодушевлённые солдаты готовы были тут же ринуться в бой. Пользуясь этим, командиры отдавали последние распоряжения.

— Лейтенант Нортон!

— Я, сэр!

— Назначаю вас командиром первой роты!

— Есть, сэр!

— Ваша задача атаковать торговый центр, выбить и уничтожить противника!

— Но... сэр... Атаковать укреплённые позиции без артподготовки, без разведки... Осторожность — лучшая часть отваги.

— Лейтенант! Удача любит храбрых! Ваша задача выполнять приказы, а не обсуждать их. Вам всё понятно?

— Так точно, господин полковник! Разрешите выполнять?

— Выполняйте!

*   *   *

— Миномёты — к бою! Открыть огонь по противнику, как только он приблизится на триста ярдов!

— Они что, совсем рехнулись? — шёпотом сказал один из миномётчиков с красной тряпкой на каске. — Мы же их перестреляем, как в тире, пока они добегут.

— Вперёд! За мной! — впереди всех с автоматической винтовкой наперевес бежал молодой, видно только из училища, лейтенант в новенькой синей форме.

Бежать в гору было тяжело, пот заливал его раскрасневшееся лицо, только недавно изведавшее неласковые поглаживания бритвы. До цели оставалось совсем немного — не больше трёхсот ярдов по открытому пространству, бывшему когда-то автомобильной стоянкой. В оконных проёмах уже видны были краснотряпочные каски ополченцев. Последний рывок!

— За нашу землю! — командир оглянулся, окинув взглядом свою роту, и в тот же миг эта земля закружилась, вздыбилась и поменялась местами с небом.

В наступившей вдруг тишине он ещё успел увидеть, как рвало беззвучными взрывами на части тела его бойцов, как падали и продолжали судорожно дёргаться оторванные руки и ноги.

Остатки первой роты и подоспевшая вторая синей волной ринулись на штурм близкой цели. Свистели пули, рвались снаряды, стонали раненые, мёртвые мостили своими телами дорогу для живых.

— Не пройдёшь! — прошипел сквозь зубы красный командир, и его бойцы, не дрогнув, тут же перешли в контрнаступление.

— Сейчас я тебе задам, Джонни!

— Ну, ты у меня попляшешь, Майкл!

*   *   *

Горло першило от пороховой гари, генерал, опустив непокрытую седую голову и высоко, подобно журавлю, поднимая ноги, вышагивал между растерзанных тел и что-то высматривал среди них.

— Фуражку потерял, Джонни? — Риччи сидел на обломке бетонной стены, устало обнимая свою винтовку с давно опустевшим магазином.

— Добился своего, Майкл? — в глазах командира бригады не было ни капли злости. — Но какой ценой?

— Цена была бы значительно меньше, если бы президент раньше отдал приказ о прекращении огня и о выполнении наших требований, — с этими словами коренастый ополченец встал и подошёл ближе.

Генерал вдруг перестал вышагивать и остановился. Прямо под его ногами широко открывала в победном крике забитый землёй рот хорошо узнаваемая оторванная голова молодого, по всему видно только из училища, лейтенанта.

— А не слишком ли мы заигрались, Майкл...

*   *   *

— Готов?

— Готов!

— Раз, два... три!

И две коробки почти новеньких, всё ещё пахнувших заводской краской солдатиков в красной и синей форме, одновременно и практически без всплеска ушли в глубину. Лодка неумело развернулась, потому что коротышка Майкл едва-едва доставал до весла, и медленно двинулась в сторону берега.

+14
171
07:32 (отредактировано)
+3
Мой плюс первый, дружище)
С этого рассказа начинал знакомство с твоим творчеством. Очень здорово! thumbsup
08:45
+2
Да… было дело.
Спасибо, Кристо!
08:41
+2
как просто вс в игре, но в жизни всё получается иначе…
08:46
+2
Очень даже хорошо. thumbsup
Спасибо drink
09:35
+3
Да пожалуйста… blush
Заходите ещё!
С превеликим удовольствием!!! laugh
Очень мне нравится,
Как у Вас слагается.
drink
10:15
+2
Какие милые и смышленые детишки laugh
А что, хорошая идея, о том, что взрослым бы поучиться у детей )
Немного сложновато следить за событиями, когда постоянно прыгает фокус и место действия, все время что-то происходит. Накал страстей высок, но вот если бы не линия с семьей и убитым сыном, вряд ли было бы понятно, почему дети решили, что война это плохо. Как-то немного не дотягивает эмоциональное подкрепление, зато перетягивает политота и морализ. Хотя… я тут не уверен даже: «цена могла быть меньше» — то есть, немножечко за Родину можно и поубивать, но не сильно много?

Интересные вставки про кошку в перчатка и всякое такое laughМы как-то давно спорили по части того, как использовать всяческие устоявшиеся выражения других стран — уместно ли их заменить на русскоязычные аналоги, то есть как бы «перевести». Так и не пришли к единому знаменателю ) Но у вас органично встроено все, атмосферно
10:22
+1
Спасибо за вдумчивое прочтение!
Здесь всё немного «пере», как бывает в играх. Поэтому и переэмоционально, несколько пафосно и довольно-таки банально. Ну все же мы знаем, что война плохо. Но знать и познать — разные вещи.
Спасибо за «всякое такое»! Вы знаток? Практически никто не обратил внимание, что это «устоявшиеся выражения других стран». Но как же иначе, если действие происходит в той самой «другой стране»? Должно быть максимально правдоподобно.
10:29
+1
Да не то, чтоб знаток) Просто стилизации всегда ярче, но и написать их сложнее — надо хоть немного понимать матчасть. Нам на курсах английского рассказывали про пословицы и поговорки, кое-что помню. А так вообще по опыту — часто бывают бучи из-за «ну не мог русский Вася (американский Джон) такое сказать! laughВот и начинаешь обращать внимание на специфические обороты — то ли фантазия автора, то ли это откуда-то взято
10:37
+1
Ну да.
Если используешь стилизацию под что-то конкретное, то логичнее именно откуда-то взять.
ТЮБИКОВ С ГРЕЧКОЙ — 2
10:24
+1
Хороший экшн! Автор, прям в теме! Написано со знанием мат. части. Замечательный рассказ. И уму и сердцу.
10:25
+1
З тюбика с гречкой!
11:09
+1
Очень достойный и увлекательный рассказ! Держал внимание до конца! Большой респект и уважуха!!! Достоин гречки, но всю раздал в другие разделы.
13:24
+1
ТЮБИК ГРЕЧИ yahoo
16:12
+1
Тюбик гречи за идейность
00:00
+1
Один тюбик. Отличный рассказ!
16:32
+1
Дети утопили своих замечательных солдатиков? Фантастика!
Но посыл понравился. И написано отлично!
1 тюбик гречки.
15:41
+1
Тюбик гречи
08:12
+1
Тюбик гречки.
13:52 (отредактировано)
+1
Воистину, это было самое эпичное сражение внутрикосмического движа!
Здорово показано «противостояние» двух сторон в битве за честь и достоинство.
И даже утрировано героический конец был в тему, ознаменовав примирение и, несомненно, взросление командира красных и командира синих!

Сюда идут 2 тюбика гречки
14:26 (отредактировано)
+1
2 тюбика
п.с немого описание битвы подкачало.
03:30
Спасибо!
Битва получилась недостаточно игрушечной?
22:45
Ну как бы было описано реальное сражение, если бы оно было более подчеркнуто… вот
03:58
Ну так оно и было реальным в разыгравшемся воображении пацанов. Они успели прожить целую жизнь и натворить кучу бед, а было ли это на самом деле или только в игре — пусть читатель решает сам.
04:36
+1
Когда они начали говорить о том выдержит ли удары артиллерии торговый центр, у меня возник сбой, спотык. Возможно ничего страшного, но интерес к тексту стал пропадать. Хотел отметить.
05:28
Понял, спасибо! ok
19:02
+1
Понято. Долой войну. Пацифический рассказ с призывом — не играйте мальчики в солдатики, а то вырастите солдафонами и будут для вас жизни людей ничего не значит. Все детство играл в солдатики и военным, презирающим жизнь, не стал. Правда автор угадал, что для американцев чужая жизнь ничего не стоит, для них это точно игрушки и бизнес. Слово «Фак» режет, не звучит. Лучше было бы трижды написать «Твою мать!», как в фильме «К Солнцу», было бы эффектнее. Но это субъективный читательский взгляд. А иногда приходится брать оружие и защищать Родину, или то во что веришь. Жизнь так устроена. Сама история не нова.
03:28
+1
Спасибо за точку зрения! ok
Она правильная, потому что ваша.
Но я хотел показать не совсем это, а то, что нельзя к жизни относиться как к игре. Нельзя распоряжаться настоящими жизнями солдат с такой же лёгкостью, как игрушечными жизнями пластмассовых солдатиков. Можно гонять на игрушечных машинках, но на настоящей дороге нужно вести себя осторожно.
Суть рассказа в том, что многие сильные мира сего слишком заигрались. Весь мир для них — игра.
18:04 (отредактировано)
Сильные мира сего всегда так себя вели. Люди для них если не игрушки, то расходный материал. Так всегда будет. Страшно попасть в эпоху, когда тебя бросят в топку новой войны или еще какого-нибудь глобального проекта, чтобы кучи этих сильных мира сего хорошо было, как например развалили СССР, поломали миллионам жизни и болтают, как им хорошо. Так что так мир устроен.
С днем рождения, кстати.
04:47
Да.
Спасибо, кстати! thumbsup
04:26
+1
Сложновата тема однако. Война это плохо — нет вопросов. Но и упрощать не нужно. К примеру Вторая отечественная была священной войной против захватчиков. И там тоже генералы кидали под пулемёты десятки тысяч солдат. Это было необходимо для защиты Родины. А какую войну мы видим в рассказе? Похоже на гражданскую, по обе стороны соотечественники. Но правительственные войска однозначно выполняют свой воинский долг а ополченцы — это незаконные вооруженные формирования, террористы. И ставить их в один ценностный ряд никак нельзя. Это портит рассказ автора, обесценивает его. Почему бы автору не описать армии двух стран. Тогда вся логика и мораль рассказа имела бы силу. А так террористы и правительственные войска чей долг защищать Родину. Тут автор увлекся политикой, зря. Рассказ от этого проиграл.
04:39
Спасибо за вдумчивое прочтение!
Эта война — игра мальчиков. Как придумали — так и получилось. Немного неправдоподобно, чересчур утрированно и не совсем логично. В этой игре мальчики выросли, стали военными, а игрушечные солдатики превратились в настоящих. Но игроки никак не могли понять, что теперь всё взаправду, по-настоящему.
В мире слишком много бессмысленных войн. Особенно, если воюют между собой граждане одной страны. Здесь, например, «мятежники» могли выступать за создание автономии, а правительство этому противилось. Как в Донбассе. Но это неважно. «Игроки» — не командиры. «Игроки» — те, кто развязывает войны.
17:08 (отредактировано)
Да, главная идея у вас хорошая, нет вопросов, ну а по поводу автономии или отделения части территории то тут не все однозначно. К примеру в Сирии тоже есть ополчения, те же курды, или взять Чечню, тоже хотели самостоятельно отделиться. Так что точка зрения, что в одном госуларстве ополчение хорошо а в другом плохо, это субьективизм и политика. Есть законная власть и незаконные формирования. Вот из этого и надо исходить во всех случаях. А то, вдруг, Красроярский Край захочет автономию и соберет ополчение и будут политики оправдывать такое ополчение, а это нарушение Конституции. Так что политика это, и то, что вы в своем рассказе оправдываете незаконное ополчение и есть политика в вашем рассказе.
А сам рассказ хорош. Мне понравился. Плюс.
18:48
Спасибо!
Ну, рассказ, конечно, очень схематично и абстрактно показывает политику, и нельзя проводить аналогии с какими-то реальными ситуациями. Это всего лишь детская игра. Очень простая игровая ситуация, когда оба игрока оказались одинаково виновны в исходе.
Загрузка...
Светлана Ледовская №2

Другие публикации