Фимка и Федя.

  • Кандидат в Самородки
  • Опубликовано на Яндекс.Дзен
Автор:
vasiliy.shein
Фимка и Федя.
Аннотация:
Фимка - это корова, Федя - обычный домовой. Разные они, но живут дружно: двор то, один на всех. И Хозяин в нем один - Федя!
Текст:

Фимка и Федор. (сказка – быль)

   Вечером Степаныч ввел в пристрой красную корову с рваным ухом и маленькими, прямыми рожками. Подвязал ее на цепь, поставил перед ней ведерко с дроблёнкой из пшенички и ячменя. Корова зевать не стала, сунулась мордой в посудину, и, через пару минут уже елозила шершавым языком по тонкой жести, жмурилась от наслаждения, вылизывала со дна налет серенькой мучицы. 

 Рядышком пристроилась ее новая хозяйка с ведром, только чистеньким. Звонко дзынькнули по донышку первые струйки молока. Степаныч стоял около, дымил табачком, поглаживал корову по тугому боку, слушал, как стихают струи, угасая в пышной пенке, которая поднималась все выше и выше, почти до самого края ведра. 

- Февралька, Февралька! – приласкала корову довольная хозяйка, указывая глазами на полное ведро парного молока: - Умничка! Хорошая моя! Видишь, какая она спокойная, будто век в нашем дворе стоит.

 Степаныч хмыкнул, усмехнулся.

 - Фимка! – коротко обронил он, поправляя на шее коровы привязь.

 - Почему Фимка? Ее же Февралькой зовут, и в паспорте у нее так написано. 

- Надоели эти Февральки, Майки, Июньки, Марты…Будет Фимкой! Красивое имечко – Евфимия! Это полное имя, уважительное. А как напаскудит, так будет Фимкой. Слышь, Фимка? Веди себя хорошо, не доводи меня до скандала…Евфимия… 

 Хозяева ушли. Фимка стояла в хлеву, оглядывалась, привыкала. Сегодня ее жизнь круто поменялась: к ним пришел мужик, отсчитал бабе Тасе пачечку красненьких бумажек и увел, уже бывшую Февральку, к себе во двор. Батюшки! Кого том только не было: вот и сейчас, суетятся утки, куры, гуси, булькают горлом важные индюки. Заглядывают в дверь, но к Фимке не входят, опасаются. Коров, птица, конечно знает. Кто ж в деревне их не видал, только, собственной, во дворе давно не было. Вот и побаивается пернатая стая чужачку, уж больно большая она против них и сопит, шумно, жарко. Фимке, тоже, не по себе от такого многолюдья. Хорошо хоть рядом, за перегородкой, дружелюбно похрюкивает толстая свинья, тянется пятаком к новоселке, хочет знакомиться. Свиней Фимка знает, но недолюбливает. Она фыркнула и отвернулась: больно надо! Знаю я вас, визгунов. Сидите в клетках и дальше сидите. А я вольная! Утором отдам хозяйке молоко и пойду в поле, травку щипать и воду из речки пить. Нас там много, весело.

   Размышления прервал хозяин. Зашел проведать живую покупку. Погладил по шее, по холке. Осторожно надавил пальцем на незрелый бугорок овода. Отвернулся чуток в сторонку и сказал, как бы в никуда. 

- Вы вот что; живите мирно! Слышь, Федька? Гляди у меня! Что б Фимка в порядке была. Следи…не обижай! Она хорошая, ласковая. 

   И ушел. А ночью, когда под тусклой лампочкой угомонились надоедливые мухи, к Фимке подошел маленький мужичок в стоптанных галошах. Стал рядом, вертел лохматой головой, чесал кудлатую бороденку: любопытствовал.

 - Так - так! Ты, значит, Фимка! – удовлетворился осмотром, примостился рядышком на скамеечке, на которой сидела хозяйка, когда доила корову: - А я Федя, домовой! Я, вашего, смотрителя  с Таськиного двора, Петрована, хорошо знаю. Как-то раз, давно было, тебя тогда еще не отелили, забегал в ваш двор: дай, говорю, Петрован, молочка хлебнуть. У тебя коров много, а у нас ни одной! Не дал, жлоб! Свое, говорит, иметь надо! А я, чем был виноват?

   Федя огорченно посопел, поерзал на скамейке, горестно смотрел в лиловые глаза собеседницы: Фимка говорить не умела, но слушала хорошо, внимательно.

 - Было дело! Не то что коровы, шаром по двору кати…пусто! Лет с десять назад, как вывелась в моем дворе живность. До того, ой много, всего жило, едва справлялся с присмотром. А потом – раз, и тишина! Никого-о не стало! И сами хозяева исчезли. Съехали…ни слова, мне не сказали! Разве так можно? Намыкался я тогда! А жить, как то надо! Пойду в дом, там холодно, не топлено, жрать нечего. В сарае и вовсе – лед да снег! Приманил для веселья бродячую собачонку, а она околела. Бр-р! Так и лежала всю зиму, не прибранная! Пошел по дворам, там кусочек, там пригреюсь. Только, наш брат, домовой, не везде хороший. Там, где зажиточные обитают, кинут кусок и прочь гонят. Кто беднее, проще, сердобольнее. В те годы, отчего то, много дворов опустело. Говорили, что какое то, Девяностое Лихо лютовало, но я его не видел, врать не стану. А дворы в деревне, через один, опустели! Детвора куда-то подевалась, не уж-то, так быстро выросла и разбежалась? Как думаешь? Тогда, чего новые не наплодились? Может Лихо мор наслало? Слышал, иные деревни совсем вымерли. 

   Фимка, в ответ, громко заурчала брюхом, перекатила бок, и неспешно продолжила жевать пахнувшую зеленой травой, жвачку. 

- Вот и я не понимаю! Куда народ подевался? – развел большими руками Федя, внезапно повеселел, даже хихикнул: - Только, чую как то, вроде как меня где то помянули! Я калоши в руки и бегом, домой! Гляжу, посреди сарая пропавший хозяин стоит: зверь – зверем… и ругает…и ругается! Вроде как на меня! Ты где, шумит, шатаешься? Стоило мне отлучиться, а ты в бега подался? Так что ли? Кто тебя отпускал, лодырь, ты, шелудивый? Кто бардак во дворе разгребать будет, я или ты? Привык хлеб даром жрать! Сутки тебе даю, лохматый, что бы на место вернулся! Руга-а-ется, жуть как нехорошо! А сам, глазами, зырк…зырк…Видать учуял меня: сплюнул, кулаком погрозил и ушел. 

 Федя развеселился, смеялся, тоненько, как комарик. В клети ворохнулась разбуженная свинья. Под затянутым паутиной потолком запищали в гнезде желторотые ласточата, к ним подлетела сидевшая рядом мама, успокоила. Во дворе загомонили утки, захлопали крыльями гуси. Домовой прислушался и убежал в темноту двора. Вернулся не скоро, запыхался. У забора громко лаял пес.

 - Лиса под воротами ходит! Ух, змея подколодная: я бегал Витальку будить…слышь, как он лает! Убежала рыжая! Так о чем я? А-а! Отругался хозяин и ушел, злющий – презлющий! Я хотел обидеться но передумал: он у меня строгий. И то верно, всех в порядке держать надо! Оказывается, они возвернулись! – Федя радостно взвизгнул, затопал калошами, блестел глазками, гладил ластившуюся к нему кошку: - Только детишек при них не было. Но они позже приехали и свою малышню привезли: и сейчас, нет-нет, наезжают: ой, шумные, бесенята! Всех курей разгоняют, яйца в захоронках ищут. А тогда было так: вернулись хозяева, завели десяток куриц, выкормили свинью. А она распоросилась и подавила всех поросят: беда-а! Куры в зиму послепли, померли! А кто виноват, я? Откуда мне знать, где мой народ шатается? Меня то не было, самого бросили, забыли! Обидно стало, но пересилился: свои, все же! Стали мы снова жизнь налаживать. А теперь и вовсе хорошо стало, ты появилась! Двор без коровы пустой: все возле тебя вертится, и люди и коты! Видишь, Киса пришла, знакомиться хочет…Ну идем, идем к Фимке. 

 Федя спрыгнул со скамеечки и они прошли к Фимке. Кошка терлась об ее гладкие ноги, мужичок тянулся к морщинистой шее, гладил. Корова нагнула морду, обнюхала Федю, шумно фыркнула и снова, меланхолично зажевала свою жвачку. 

 - Ишь ты…сопливая! – уважительно сказал Федя, утерся рукавом, захихикал, подмигнул кошке: - Глянь, Киса, какая она горячая! С поля пришла, у нас в хлеву прохладно, а там жарища! Ну что, Евфимия, все солнышко в поле собрала? До последнего лучика? Умница…умница! Ты вот что, утром чуток ножкой брыкни, молочка маленечко пролей. Хозяв-в-ва! Кошку угостили, а обо мне позабыли! Как работать – так Федька, а молочко – мимо! Только гляди, хозяйку не ушиби, не то – я тебе!!! У меня не забалуешь! 

   Фимка согласилась с Федей и улеглась отдыхать: дремала, жевала, вздыхала, утробно урчала брюхом. Она и во сне трудилась: копила на утро молоко. Федя, тоже, повздыхал, вернулся на скамеечку, взял на коленки Кису и задремал.

   В деревне тихо, все зорюют. Ночь досыпают, утро ждут: скоро, на насесте заворочается пестрый петух и сонно загорланит в белую, похожую на фимкино молоко, муть. И начнется новый день: только, сильно жаркий. Можно и прохладнее, да пока никак...

+10
12:30
232
Но они позже они приехали и свою малышню sos
thumbsup
17:32
+1
Только зачитался, а уже и конец — не хорошо так делать sorry
17:33
+1
15:39
+2
интересно thumbsupdrink
17:34
+3
И вам отольем из ведерка… от Фимки… inlove
18:37
ента мы завсигда winkdrink
22:15
+1
Уютный такой рассказ :))
Плавный, добрый. Зачиталась rose
08:50
+2
тащи кружку… и тебе нальем… парного… пей и живи себе на здоровье… ох… какие тогда стихи напишутся!!! smilerose
Замечательный рассказ получился! Добрый! Сразу прониклась его уютной атмосферой… rose
Вспомнила молодость, когда работала сельской учительницей в Шереметьевской школе Вяземского района. Мы тогда организовали животноводческое звено старшеклассников, и я выезжала с ними в летний лагерь труда и отдыха.Девочки- девятиклассницы доили коров, ребята их пасли. А я готовила им завтрак, обед и ужин. Жили дружно, интересно. Даже приняли самостоятельно 7 телят.
Спасибо за то, что вернули мои воспоминания в юность. thumbsup
18:32
спасибо rose… да… было дело — шефство школьников над группами коров или телят на фермах… сейчас это уже невозможно… unknown
К сожалению, это так.
Загрузка...
Отчет