Башня бракованных душ

  • Достойный внимания
Башня бракованных душ
Аннотация:
Ирина попадает в странный мир, полный загадочных существ. Они не так уж и безвредны, как она подумала вначале.
Текст:

В город ворвалась весна. Ирина безудержно желала лишь одного – насладиться тёплыми деньками, но вместо долгожданного щебета птиц в комнату влетали крики шумной стайки детворы, резвившейся на площадке перед домом. Насупив брови и постукивая пальцами по подоконнику, Ирина смотрела в приоткрытое окно и время от времени горестно вздыхала. В последние недели к ставшим уже различимыми голосам добавился еще один, особенный. Именно он погружал Ирину в состояние затяжной депрессии.

Квартира номер один на первом этаже избавилась от запойных жильцов и приютила не особо разговорчивую семейку. Ирина не единожды успела пожалеть о прежних соседях – относительно спокойная супружеская пара развлекала всех редкими разборками строго по выходным. Новые жильцы горькую не употребляли, вредных привычек не имели. Зато у них был в наличии шестилетний ребёнок. Именно он заставлял Ирину скрежетать зубами от злости всякий раз, когда она находила в своей роскошной черной шевелюре новый седой волосок. Даже родные дети и внуки не доставляли столько проблем.

Ребёнок был болен. Точного диагноза Ирина не знала и никогда не спрашивала, считая это ненужными подробностями. Достаточно одного того, что ребёнок вёл себя излишне шумно. Он не выглядел непослушным и непоседливым, просто слишком бурно выражал эмоции. И как реагировать на это, Ирина не знала. Она терялась, когда встречала соседей в подъезде, а такое чувство ей было непривычно. Поэтому, выйдя из квартиры и заслышав знакомые голоса, всегда пережидала на площадке своего второго этажа, пока жильцы не уйдут. В те неловкие и ставшие такими редкими моменты, когда встречи избежать не удалось, она вымученно растягивала губы в улыбке и кивала главе семейства, мужчине весьма солидного вида, и его жене, слегка располневшей, с гордо поднятой головой женщине. В глаза мальчишке Ирина не смотрела, в разговоры с родителями не вступала, торопливо отходя подальше, причем, не важно, в какую сторону и зачем.

Самое сложное, это не смотреть в глаза, иначе от ребёнка трудно отделаться. Он хватал подол её юбки липкими ручонками и начинал что-то громко лепетать, время от времени вклинивая в свою речь оглушительный, на уровне ультразвука, визг. Именно так кричали цыплята в деревне у матери Ирины в минуту опасности, отпугивая своего врага. «Это он так радуется» – пояснила как-то его мамаша, с умилением наблюдая за отпрыском.

Слышать эти верещания становилось с каждым разом всё тяжелее, но сказать соседям, чтобы они заткнули сынулю, было неудобно. Если с остальными детьми особых проблем не возникало, достаточно выйти на балкон и напугать окрестности своими громкими призывами не шуметь, то с этим ребёнком дела обстояли не так просто. От одной мысли, что подумают соседи и подружки, если она будет так относиться к больному мальчишке, пропадало всякое желание жаловаться и приходилось терпеть. Да и родители выглядели так, что сразу становилось ясно – ребёнка в обиду не дадут.

Звонок в дверь оторвал Ирину от окна, в которое она наблюдала за носившейся детворой, ожидая, пока неприятная семейка выгуляет своего детёныша и скроется в подъезде.

*

Зинаида, как и многие женщины, боялась крыс. Может, кому и доставляло удовольствие сюсюкаться с этими тварями, но Зинаида явно была не из их числа. Крыс она боялась с детства. От одной мысли об этих существах она терялась и совершала порой такие неадекватные поступки, что над ней смеялись все знакомые. К счастью, такие встречи были редки, хотя и всегда довольно неожиданны.

Вот и сейчас, нажимая на звонок в двери квартиры своей соседки Ирины, она никак не ожидала, что на обычной лестничной площадке второго этажа она столкнется со своим давним врагом. Зина увидела обнюхивающую ступеньку крысу и только лишь на мгновение замерла, явно застигнутая врасплох. Уже через секунду она натужно замычала и рванула вверх по лестнице, что, учитывая её комплекцию, было не так просто. Взлетев на один пролет, она услышала звук открывающейся двери и остановилась перевести дыхание, твердо уверенная, что оказалась вне зоны досягаемости этой твари. Опираясь рукой на перила, она обернулась и, к своему ужасу, увидела, что крыса поднимается за ней следом. Издавая дикие крики, Зинаида мчалась без остановок до самого последнего, пятого, этажа. Дальше бежать было некуда, пришлось остановиться и прижаться спиной к стене. Крыса вскоре показалась на лестнице, буравя Зинаиду своими глазками. Мощный рёв вырвался из горла наружу, заглушая хлопки открывающихся дверей, крики соседей снизу и топот ног, спешащих на помощь.

Прислонившись к стене, втянув в себя тяжело вздымавшуюся грудь и немалых размеров живот, она, наконец, охрипла от собственного крика и замолчала, хватая воздух большими порциями. Крыса застыла на ступеньке, поглядывая на Зинаиду.

– Зина, ты как там? – тихий голос Ирины сработал не хуже выстрела и крыса стартанула прямо на Зину. Та даже не успела испугаться, как крыса, свернув в сторону, уже совершала прыжок с площадки пятого этажа. Снизу раздался дикий визг, плавно перешедший в жалобное завывание. Почти сразу он затих, стали слышны только лишь перешептывания соседей. Зина осмелела и подошла к перилам. Внизу, на площадке четвертого этажа, лежала Ирина, над ней склонился сосед из второй квартиры:

– Что у вас тут происходит? – увидев Зину, обратился он к ней. – Вы весь дом перепугали своими криками.

– А где крыса? – Зину интересовало только это.

– Какая крыса? – удивился Семёныч. – Не видел я никакой крысы!

*

Ира открыла глаза и уставилась в темноту. Быстро заморгав, она постаралась понять, где находится, но зрение и слух отказывались работать. Всё тело ломило, под правым боком находилось что-то весьма жёсткое. Дрожа от холода и принюхиваясь к неприятному запаху сырости, Ирина вытянула вперед руку, но сразу же отдернула её, наткнувшись на холодное и мокрое.

Пролежав неподвижно несколько минут, она смогла разглядеть едва заметные очертания узкой винтовой лестницы, скрывавшейся за каменной стеной. Сверху всё расплывалось, словно в туманной дымке и выглядело довольно зловеще. Но смотреть вниз она не решалась, темнота пугала и в воображении рисовались всякие монстры и чудовища. Ирина не могла понять, как она оказалась в этом подземелье. Она хорошо помнила летящую прямо на неё крысу, в памяти всплыл и момент, как она попыталась увернуться и поскользнулась на ступеньке. Потрогав голову, она нащупала большую шишку, которая, несмотря на размеры, не болела и ничем себя не проявляла.

Медленно поднявшись на ноги, Ирина облокотилась о стену и сразу же испачкала руку чем-то липким. Вытерев пальцы о футболку, она стала подниматься по лестнице вверх, торопясь выбраться из этого мрачного места.

Не чувствуя усталости, она долго поднималась к потоку бледного света, который с каждой минутой струился всё ярче. Глаза привыкали к темноте, становились хорошо различимыми огромные острые камни, торчащие из стен. Последние ступеньки она преодолела совсем легко и, наконец, очутилась на небольшой площадке с четырьмя низкими окнами без стекол. Уже предчувствуя, что увиденное ей не понравится, Ирина выглянула в ближайшее из окон. Далеко внизу отливал синими красками лес, простираясь до самого горизонта. Она бросилась ко второму окну, но открывавшийся пейзаж не радовал многообразием. Из третьего окна она смогла разглядеть какие-то постройки, но они были настолько далеко, что оценить их реальные размеры не представлялось возможным. Боясь вывалиться из окна, Ирина уселась на холодном полу и высунулась наружу, оценивая, на какой высоте она находится. Примерно в середине башни виднелся еще один ряд окон. Но до них было очень далеко, этажей пятьдесят. Еще столько же, если не больше, нужно было пройти до основания башни. Итого нужно было спуститься более чем на сто этажей вниз. Закрыв на секунду глаза, Ира вспомнила, как она поднималась сюда, и по телу побежали легкой волной мурашки. Немного успокаивала мысль, что темнота наступит не сразу и зрение успеет привыкнуть к ней. Да и другого выхода все равно не было. Не могла же она сидеть здесь и ждать, пока ее спасут. Следующая экскурсионная группа наверняка появится только утром.

Небо, сплошь закрытое темными тучами, не давало возможности определить время суток. Решив, что сейчас или поздний вечер, или раннее утро, она вздохнула, перекрестилась и приступила к спуску. Ирина не понимала, что ей понадобилось в этой башне, и почему она отстала от группы. И вообще, в каком городе находится этот замок? Она уверенно могла заявить, что не в ее родном Камышине, это даже не рассматривалось в качестве возможной версии. В окрестностях их городка такого не было. Да и обзор открывался с башни отличный, она была уверена, что раньше не бывала в этих местах. Вывод напрашивался один – при падении она потеряла память и забыла всё, что было после нападения крысы. Тогда ведь она тоже упала, вот и сказались последствия. Оставался невыясненным один вопрос – с кем она была на экскурсии? Неужели это дочь опять уговорила поехать с ней по путёвке?

Ирина крепко задумалась и шла уже машинально, не обращая внимания на то, что находится вокруг. Да и на что там смотреть, кругом одни камни. Вначале идти было легко, света, струящегося из окон, вполне хватало, что бы разглядеть ступеньки. Но вот наступил тот момент, когда пришлось идти, полагаясь лишь только на чутьё. Ира не особо волновалась, что может оступиться и упасть, ступени были достаточно удобными. Гораздо больше она боялась того, что в любой момент в темноте может оказаться кто-то ещё. Кто именно там мог затаиться, она не знала, и от этого было ещё страшнее. Поэтому середину пути Ирина проходила долго, держась одной рукой за стену и осторожно нащупывая ногой каждую ступеньку. Вскоре она заметила, что начинает понемногу различать дорогу и, обрадованная, прибавила шаг. Идти становилось гораздо проще и последние метры до первого окна она преодолела чуть ли не бегом.

В оконном проёме всё так же не было стекла. Ирина высунулась наружу и с наслаждением вдохнула чистый свежий воздух. Здания различались с большим трудом, поэтому она сделала вывод, что наступает ночь. От одной мысли, что она выйдет из башни глубокой ночью сразу появилось желание отложить спуск и дождаться утра здесь. Но и спать на этих ступенях она тоже не испытывала ни малейшего желания. Не видя никакого смысла сидеть здесь всю ночь, Ирина приняла решение идти вниз. Она сделала несколько глубоких вздохов про запас и решительно начала спуск.

Пройдя несколько шагов вниз по ступеням, она остановилась напротив высокой деревянной двери, немного покореженной от старости, и с минуту простояла неподвижно, не сводя с неё глаз. Когда включившийся мозг смог проанализировать ситуацию, она предположила, что это что-то вроде комнаты отдыха. Путь наверх не близок, среди экскурсантов наверняка имеются пожилые люди, им наверняка потребуется отдых.

Ирина уверенно потянула дверь на себя и перед ней открылась небольшая комнатка с высоким потолком. Света с окон хватало лишь на то, что бы увидеть стоявшую у стены железную кровать с лежащим в виде сугроба одеялом. Ирина так и продолжала бы стоять на пороге, не решаясь пройти вовнутрь – освещения явно было недостаточно, чтобы разглядеть помещение, но дверь решила всё за нее, захлопнувшись порывом ветра и подтолкнув вперёд.

– Опять эти сквозняки, – раздался чей-то недовольный старческий голос совсем рядом от Ирины и раздался скрип кровати. Кто-то сел на постели и явно пытался найти свои тапочки. Обувшись, незнакомец закряхтел и закашлялся. Его почтенный возраст прибавил Ирине смелости и она решилась:

– Добрый вечер!

– А?! Кто здесь? Зиап, это ты?

– Нет, это Ирина. Я хотела бы у вас спросить, можно ли мне здесь переночевать. Видите ли, я немного заблудилась. Но завтра я уйду.

– Заблудилась?! – раздался какой-то грохот, старик явно пытался что-то нащупать. Ирина ничем не могла ему помочь, она лишь надеялась, что он ориентируется в помещении лучше неё. Вспыхнувший яркий свет заставил Ирину зажмурить глаза и не дал рассмотреть старика. Но она слышала, как он ходит вокруг нее и сопит.

– Да, ты явно не Зиап! – сделал вывод старик и Ирина наконец-то смогла открыть глаза. Перед ней стоял низенький седой старец, сгорбленный и худой. Он смотрел на неё с интересом, оглядывая со всех сторон, выпятив вперед губы.

– Нет, что вы. Я же говорю, я Ирина. – Глядя на разобранную постель, она принялась зевать, прикрывая рот рукой и делая отчаянные попытки сдержаться. В комнате было тепло и сухо, свет резал глаза и хотелось его выключить.

Старик вздохнул и указал пальцем в направлении двери, где в углу пряталась застеленная зелёным покрывалом вторая кровать. Ирина даже не успела понять, как она очутилась в постели, накрытая толстым одеялом. Уже сквозь сон услышала старика, как он тихим голосом долго и заунывно звал какого-то Зиапа, но тот явно не хотел общаться. Ирина хотела сказать старику об этом, но не успела и заснула.

Разбудил её все тот же голос. Старик не терял времени даром и уже с рассветом стоял на лестнице и надрывно кричал, призывая таинственного Зиапа.

Застелив за собой постель, Ирина поздоровалась и поинтересовалась:

– А когда здесь появятся люди?

– Какие люди? – старичок вытаращил на неё свои голубые глаза. – Нет здесь никаких людей! И надеюсь, больше не будет, – мрачно пробурчал он и продолжил поиски, заглядывая под кровать, на которой провела ночь Ирина. Никого там не обнаружив, проворчал:

– Мне тебя ещё надо домой отправить, а Зиапа нигде нет. Опять сбежал, негодник. В прошлый раз он быстро вернулся, а до этого около недели отсутствовал. Как вернется, так и тебя смогу проводить.

– А без него что, никак? – Ирина ходила следом за стариком и вместе с ним заглядывала во все укромные уголки, которых было не так уж и много. Мысль о том, что она может застрять здесь на неделю, не давала покоя.

– Нет. – Коротко ответил старик и явно о чем-то задумался, мрачно поглядывая на Ирину. – Ладно, придется рискнуть. Как спустишься, не бойся, они тебя не тронут. Добрые они все, безобидные. Так что не переживай. У меня ты не сможешь переждать, я тебя не прокормлю. А там это без надобности. Так что ступай вниз.

Давая эти советы, старик толкал Ирину по направлению к дверям. Она особо не сопротивлялась, пытаясь осмыслить его слова:

– Кого я должна бояться?

– Никого. Но больно-то со всеми не общайся, а то мало ли что. Как Зиап вернётся, я тебе сообщу.

– Как? Не буду же я каждый день по лестнице к вам бегать. Этаж-то не первый.

– За окошками моими наблюдай. Как углядишь зелёный свет от фонаря, значит, пора возвращаться.

Ирина оказалась на лестнице одна, дверь перед ней захлопнулась, заскрипели засовы. В голове мелькнула мысль, что старик совсем спятил от постоянного нахождения в этой башне, но она отбросила её, пожала плечами и стала спускаться по залитым бледным светом ступенькам.

*

Ирина уже несколько минут рассматривала необычные корявые деревья со скрюченными листьями, но так и не смогла догадаться, как же они называются. Ничего похожего она раньше не видела, даже в книгах. Глаза непривычно реагировали на окружающий пейзаж, постоянно слезясь, и приходилось часто моргать. Вокруг было слишком много синего цвета, что показалось ей довольно странным. Даже туман казался весь заполненным синевой, накрывая собой всё вокруг. Трава, деревья, небо и даже одежда и кожа отсвечивали синим. Было совершенно непонятно, который сейчас час. Небо представляло собой одну сплошную тёмную тучу.

Неожиданно Ирина ощутила небольшое покалывание в кисти руки, и сбоку мелькнуло что-то лиловое. Она повернула голову и уставилась на полупрозрачное существо в свисающих до земли лиловых одеждах с огромными чёрными глазами. И хотя выглядело существо вполне симпатично и даже, как ей показалось, мило улыбалось, Ирина отшатнулась, едва не упав, издала сдавленный крик и помчалась прочь.

Было только одно желание – убежать подальше от неизвестного и поэтому такого пугающего видения. Тропинка внезапно вынырнула из леса и впереди появилась небольшая площадь, по которой размеренно прогуливались немногочисленными группами полупрозрачные существа бледно-синего цвета. Завидев Ирину, они сразу же бросились к ней и моментально окружили со всех сторон. Бежать она уже не могла, поэтому стояла, вытаращив глаза и пытаясь убедить себя, что она ещё спит и это всего-навсего сон. Но всё выглядело настолько реально, к тому же было довольно холодно, что заставляло Ирину чувствовать себя вдвойне ужасно. Синенькие рассматривали её с легким любопытством, не решаясь приближаться слишком близко. Ирина вдруг почувствовала, что они сами боятся. Желая проверить свою догадку, она неожиданно топнула ногой и чуть подалась навстречу врагам. Существа отлетели, словно испуганная стайка голубей. Приободренная, Ирина сделала ещё несколько шагов вперёд, пока её не остановил чей-то укоризненный голос за спиной:

– Ты зачем их пугаешь? Они ведь не сделали тебе ничего плохого.

Ирина обернулась и увидела лиловое существо.

– А они меня зачем пугали? И вообще, кто они такие? Да и ты кто?

– Кто они? – явно удивилось существо, – это сущности, они совершенно безвредны. Ты не должна их бояться, они очень добрые, хотя и глупые.

– А ты?

– Я очень умная! – с довольным видом сообщило существо. – Я даже могу с тобой общаться.

– Да нет, кто ты такая? И как тебя зовут?

– У нас нет имени, здесь оно не нужно.

– Тогда ещё один вопрос, где здесь?

– Это пристанище, мы здесь живем и учимся, перед тем, как родиться в мире живых.

– Выходит, это мир мёртвых? – побледнела Ирина.

– Нет, что ты. Скорее мир ещё не родившихся.

– Никогда не слышала о таком. – Ирина оглядела существо и предложила:

– Давай, я буду звать тебя Лила? Мне так проще будет.

– Как хочешь, мне всё равно. Пойдем, я познакомлю тебя с остальными. Нас здесь не так и много, в других местах бывает намного больше, но это не важно. Мы готовимся к рождению. Я уже почти готова. Есть ещё одна сущность, которая скоро закончит обучение, но она постоянно пропадает в башне.

– Зиап, - догадалась Ирина, но Лила уже не слушала, а тянула на площадь, к невысокому деревцу, возле которого стояла инвалидная коляска.

– Откуда она здесь? – Ирина никак не ожидала увидеть её в таком загадочном месте.

– Что? А, это. Не знаю, она всегда была здесь.

Ирина окинула взглядом всю площадь. Неподалеку, прямо напротив коляски, уходила ввысь башня, пропадая в облаках. Приглядевшись, можно было разглядеть окна на этаже старика. Сбоку от башни Ирина увидела что-то круглое, зеленого цвета, неподвижно висящее в воздухе. Она долго не могла понять, что это, но внезапно её озарило:

– Это солнце?

– Да. А ты что, никогда не видела солнца?

– Видела, но только оно у вас какое-то странное. Не греет совсем и на него можно смотреть. Оно не яркое.

Осмелевшие сущности не давали Лиле ответить. Они подлетали к Ирине, дотрагивались до её руки и, довольные, разбегались, освобождая место другим. Их прикосновения вызывали лёгкое покалывание, но Ирина терпела, не желая обидеть новых знакомых. К тому моменту она уже знала, что так между ними происходит общение. Взяв за руку, существа на мгновение замирали и резко разлетались, чтобы тут же вновь ринуться навстречу. Это чем-то напоминало танец бабочек.

Рассматривая постройки возле башни, Ирина присмотрела себе небольшой уютный домик. Внутри он не больно радовал убранством, но зато стоял прямо на площади и окнами смотрел на башню. Она очень боялась пропустить сигнал от старика, поэтому постоянно оборачивалась и всматривалась в темные квадраты.

За те несколько дней, что прошли со времени знакомства с сущностями, она хорошо изучила их, и всё стало казаться невыносимо скучным. Гулять по лесу было опасно, она боялась заблудиться и остаться в этом мире навсегда. Да и сами сущности не ходили в лес, предпочитая целыми днями носиться по площади и расположенным неподалёку заброшенным постройкам. Ну, это Ирина вначале решила, что они необитаемы. Как потом пояснила Лила, это были их дома, куда они уходили поздно вечером и дожидались рассвета. Вначале Ирину интересовало, чем они питаются и как с этим быть ей. Но время шло, а чувства голода или жажды так и не появлялось. Постепенно она приспособилась и уже не вспоминала о вкусной куриной грудке и ароматных щах, что снились ей в первую ночь.

Жизнь в этом мире текла довольно однообразно и тоскливо. Только жители вроде и не замечали этого. Для них каждый день был в радость. С раннего утра и до самого вечера они проносились мимо, останавливаясь лишь затем, чтобы поприветствовать и умчаться прочь, навстречу своим друзьям. Когда Ирина спрашивала Лилу, о чём они беседуют, та старалась увильнуть от ответа или отвечала уклончиво. Однажды Ирина вдруг догадалась, что и сама Лила понимает их с трудом. Она сторонилась сущностей, да и те не слишком-то рвались общаться с ней. Причины такого поведения Ирина не знала.

Гораздо больше беспокойства доставляло состояние её здоровья. Зеркал здесь не было и Лила понятия не имела, что это такое. Ирина трогала своё лицо, руки нащупывали шершавую, высохшую кожу. Здесь было трудно разглядеть что-либо, приходилось постоянно напрягать зрение из-за тумана. И всё же в один далеко не прекрасный день она, несмотря на туман, смогла увидеть свои руки. Всё было намного серьезнее, чем она предполагала.

*

Подъем был гораздо тяжелее, чем спуск. Ирина преодолела его с несколькими остановками. Дверь в комнату была не заперта, она открыла её и сразу вошла. Старик лежал на кровати и дремал. Тяжело дыша и еле передвигая ноги, она рухнула на вторую кровать и закрыла глаза. Старик проснулся и заворочался. Вскоре он уже шагал по комнате, крайне раздраженный, и бормотал себе под нос:

– И где его носит? Знать бы, да, знать бы. Сколько еще ждать?

– Мне тоже интересно, сколько мне еще ждать? – накинулась Ирина на старика, мгновенно вскочив с постели. – Когда он вернется? И вы в курсе, что я начала ужасающими темпами стареть? У меня морщины по всему лицу, как у семидесятилетней бабки. А ведь я здесь лишь несколько дней нахожусь. Так что же со мной будет дальше? – Ирина испуганно уставилась на старика и ждала ответа. Тот отвечать явно не спешил, а попытался уговорить подождать. Ирина была категорически против, не желая потерпеть ни минутки. Диалог зашел в тупик, они угрюмо уставились друг на друга, раздосадованные, что не могут найти решение, устраивающее обоих.

– Тогда я останусь здесь! – неожиданно заявила Ирина и перебралась в стоявшее в углу кресло, не реагируя на вопли старика. Единственное, на что она обратила внимание, это то, что старик оборонил, что домой она вернется в том возрасте, что попала сюда. И вообще, её тела здесь нет, это всего лишь его оболочка.

Вскоре старик выдохся и замолчал. Сделав пару шагов по комнате, он сдался:

– Хорошо, я отправлю тебя домой. И когда вернешься, ты не будешь старой. И вообще, ты ничего не будешь помнить из того, что с тобой случилось. Но только я сначала должен тщательно подготовиться и вытащить Зиапа из мира живых. А для этого надо понять, как он туда попал. Все равно, пока он не вернется, тебе некуда возвращаться.

– Что значит некуда? – возмутилась Ирина. – И вы должны знать, как ваши сущности туда попадают. Как вы их туда отправлять будете?

– Их никто никуда не собирается отправлять, это их дом и они должны быть здесь всегда, никуда не отлучаясь. Только их много, а я один. Я слишком стар.

– Но Лила сказала...

– Какая Лила?

– Ну, та, что в лиловом. Я её так зову. Она сказала, что они здесь временно и скоро должны родиться.

– Мало ли что они говорят. Это бракованные сущности, их никто никогда отсюда не отпустит. Они здесь навечно.

– Что значит бракованные?

– То и значит. Не слушай их, они ничего не знают. Просто они будут здесь и никогда не родятся.

– Я все понимаю, но Зиап ваш ведь как-то сбежал.

– Иногда им это удается. Мы не знаем, как, но они сбегают. Правда, довольно скоро возвращаются. Сами. Им не нравится ваш мир, их там никто не понимает и все обижают. Здесь им лучше. Он не захочет там оставаться надолго. Так что иди и жди, он обязательно вернется. Жди, а когда увидишь зелёный свет в моём окне, значит, он уже дома.

– Но я не смогу ещё раз подняться сюда, моих сил не хватит на это!

-– Не надо никуда подниматься, я спущусь к тебе сам. Иди, я сказал!

*

После разговора со стариком Ирина заметно приободрилась. Она старалась уединиться и наслаждалась покоем. Но убежать он сущностей было нелегко, они везде находили её, считая, по всей видимости, что она просто играет с ними. Обнаружив же её, они хватали за руки и, сделав вокруг пару кругов, уносились прочь. У Ирины становилось всё меньше желания видеть их, каждый раз после приветствий она стала замечать, что сущности забирают её силы. Сначала она решила, что ей это кажется. Она попробовала не выходить из своего убежища весь день и почувствовала себя намного лучше. И тут она вспомнила совет старика общаться с ними как можно меньше и пожалела, что не спросила, почему. Сущности явно были опасны для неё и даже не подозревали об этом.

Самое ужасное заключалось в том, что она не могла объяснить им, что не надо к ней прикасаться. Даже Лила пропускала её слова мимо ушей, смеясь в ответ и стараясь дотронуться до неё. Ирина злилась, но их это только раззадоривало, и они легко включились в новую игру, где надо как можно чаще коснуться её руки.

Вначале Ирину спасали стены домика и она пряталась там. Решив, что сможет просидеть здесь до того момента, как старик вернет Зиапа, она ошиблась. Сущности умели проходить сквозь стены и вскоре стали пользоваться этим, не обращая на протесты Ирины никакого внимания. Прямо как избалованные дети.

*

Был обычный день, совершенно такой же, как и вчера. Лила вывезла каталку с сидящей в ней Ириной на площадь, что бы той было не так скучно. Каждая проходившая мимо сущность считала своим долгом подойти и пожелать всего доброго Ирине. Та не могла ответить на их приветствия, и много из их лепета просто не понимала. Но Лила выручала новую подругу, переводя их пожелания. Она весело болтала всю дорогу, крайне ответственно относясь к добровольно взваленной на свои плечи обязанности по уходу за этим существом.

На площади Лила поставила каталку возле небольшого деревца, понуро свесившего свои длинные ветви, и отправилась по своим делам. За подругу она была спокойна, той не дадут скучать. Немного беспокоило то, что Ирина вдруг совсем перестала разговаривать. Целыми днями она сидела и не сводила глаз с башни. А ещё у неё почему то из глаз текла вода. Не всегда, но довольно часто. Лила решила, что подруга так выражает благодарность за их заботу о ней и сообщила об этом всем друзьям. Особенно часто вода текла после рукопожатий, поэтому все старались дотронуться до Ирины. Та благодарила молча, закрыв глаза и лишь вздрагивая от многочисленных прикосновений. Все очень переживали за неё и желали скорейшего выздоровления.

*

– Вон, глянь! – Зинаида обернулась и увидела Ирину, выходившую из подъезда вместе с дочерью. – Жалко-то как Ирку! Подумать только, вроде и не сильно ударилась, а поди ж ты! – соседка печально качала головой, не сводя глаз с женщин. – Не дай бог такого!

– Здравствуй, Леночка! Как дела у мамы? – поинтересовалась Зинаида.

– Нормально, нас понемногу стала запоминать. – Обернувшись, она смотрела, как мать присела на лавку рядом с мальчиком лет шести и они, увлеченно что-то говоря друг другу, принялись гладить белую кошку.

– Улучшений, конечно, нет, но мы надеемся. Да и врачи обнадеживают. Мы верим, что мама поправится.

– Да, самое главное, это верить. А там как бог даст.

Ирина внезапно звонко рассмеялась, словно маленькая девочка, и побежала к ним, довольно крича всему миру:

– Она пушистая! Она пу-ши-ста-я!

Женщины смущенно замерли, переглядываясь и не зная, как реагировать на её слова. Но Ирину это нисколько не задело. Она подставила лицо под лучи жаркого июньского солнца:

– Солнышко тёплое такое! Горячее! – смеясь, она обратилась к стоявшим вокруг женщинам:

– А вы видите, травка какая зелёная?

– Зелёная, а какой же ей еще быть? – откликнулась Зина, с жалостью наблюдая за тем, как Ирина присела и гладила траву рукой.

– А ещё она мягкая. И так вкусно пахнет! – по секрету сообщила им Ирина. Решив, что они ей не поверили, она сорвала пучок травы и обошла всех по очереди, протягивая и давая понюхать. Напоследок поднесла к своему носу и сделала глубокий вдох. Однако этого ей оказалось недостаточно, и она улеглась прямо на траву, поглаживая её и щурясь от яркого солнца:

– Солнышко… теплое.

Дочь попыталась поднять её, но та оказала неожиданно сильное сопротивление:

– Я не хочу уходить! Я никуда не хочу уходить, я хочу остаться здесь! Навсегда!

Другие работы автора:
+7
495
22:59
+3
Браво!
Просто браво!
Я всё ждала, кто же раскроет данную тему нетривиально) и ведь дождалась)
В начале по «блошкам».
Слишком много Ирин)) не нужно постоянно звать по имени)) Ирина, Ирина, Ирина — в одном абзаце по несколько Ирин) пример: первый абзац и целых три Ирины — женщина вполне подойдет))) ну и т.п
Много местоимений — их легко нужно убирать, уничтожить))))
пример: Вытерев пальцы о футболку, она стала подниматься — спокойно убираем она.
Достаточно одного того, — это лишние обороты, перегружают и без того местами тяжелое повествование.
Хорошо, я отправлю тебя домой. И когда вернешься, ты не будешь старой. И вообще, ты ничего не будешь помнить из того, что с тобой случилось. Но только я сначала должен тщательно подготовиться и вытащить Зиапа из мира живых. А для этого надо понять, как он туда попал. Все равно, пока он не вернется, тебе некуда возвращаться.

перебор с вернется-возвращаться в одном абзаце
как-то так)))
23:02
+3
Настоятельно рекомендую данный рассказ к прочтению, так как
1. повествование увлекает — оторваться невозможно
2. автор прекрасно рисует образы героев
3. нетривиальное раскрытие темы (и не одной — что важно)
4. невероятное «послевкусие» (после рассказа размышлять и размышлять)
5. интрига присутствует
13:19
+2
Да, действительно хорошая вещица! Увлекательная! И так правдоподобно написана! Прочитала с удовольствием! Автор молодец! bravo
14:14
+2
Очень интересное произведение. Это то, что нужно переваривать не один день.
Написано увлекательно и читается легко :)
13:39
+2
Спасибо всем за тёплые слова! Это один из моих самых первых рассказов, он занял третье место в одном из конкурсов и был опубликован в журнале пару лет назад. Там была даже вот эта картинка, художник нарисовал.

Обязательно приду ко всем комментаторам в гости, может не сразу, но приду!
14:23
+1
Лично мне всегда было немного трудно оценивать и комментировать подобные эмоциональные рассказы. Никогда не знаешь, где вымысел, а где то, что автор добавил от себя, из своей жизни, переживаний и эмоций.
Для начала о некоторых несоответствиях:
1. Если Ирина села на пол в башне, то сидя она никак не могла разглядеть башню снизу — низкие окна должны же иметь подоконники или подобие парапета, заглянуть за который можно только стоя.
2. Те же пятьдесят этажей. Как Ирина поняла, что в башне сто этажей? Пятьдесят до уровня окон с комнатой, где жил старик, и пятьдесят ниже его. Этажи четко разделяются наличием окон, балконов и т.д. А в башне только два уровня, на которых есть окна. Тогда как можно было определить количество этажей?)
3. Если Ирина не смогла так долго увидеть свои руки из-за постоянного тумана, то как она видела всех этих сущностей, проносящихся мимо, башню, площадь, солнце и т.д.?)
4. Немного не ясна причина появления дочери в конце рассказа. Если в начале Ирина описывается как человек, практически не любящий детей, а потом её сущность переносится в другой мир, то откуда дочь? Ведь в её тело переселилась сущность Зиапа, отчего в глазах соседей Ирина стала походить на сумасшедшую. Кто мог жениться на такой, не говоря уже про зачатие и рождение ребенка…
Ну, это так… Личное непонимание некоторых моментов и личные же придирки.
Рассказ очень хорош. Очень. Интересная идея с миром неродившихся сущностей. Боюсь ошибиться, но тот мальчик с липкими ладошками, тоже заключал в себе бракованную сущность из того мира? Если это так, то это уже не просто рассказ, а нечто большее, если вспомнить о проблемах аутизма, детских психиатрических расстройствах и т.д.
Послевкусие, как сказала Рената? Да, есть. Грустное, щемящее.
Спасибо за хорошую историю, Автор.
19:46
+2
WoodNight, спасибо за комментарий!
1. Окна очень низкие, практически на уровне пола. Там можно выглянуть, если встать на коленки. Может, стоит добавить это в рассказ, но пока никого это не напрягло.
2. Количество этажей героиня прикинула на глаз. Очень приблизительно. Мне вот тоже легче любую высоту переводить в этажи, чем в метры, я лучше представлю дом в пятьдесят этажей, чем высотой в сто двадцать метров, к примеру.
3. Руки Ирина видела, но немного размыто, в лёгкой дымке. Пор и морщин уже не разглядеть.
4. Знаете, встречала людей, которые ненавидят чужих детей, но обожают своих. Или вообще не любят никаких, но рожают. Обстоятельства разные бывают, муж мог хотеть детей и настоять на родах, нелюбовь может развиться с возрастом или же вследствие перенесённой болезни, когда хочется покоя, а дети галдят и мешают спать. Встречала и таких людей. Так что всё может быть.
И да, мальчик тот тоже был бракованной сущностью, которая хотела жить в этом мире и убежала из башни. Именно детский аутизм и заставил меня написать этот рассказ. Высшие силы стараются сделать нас без изъянов, отсеивает тех, кто по их мнению не должен родится. Но те, другие, ведь не понимают, что они не такие, как все. Сидят в башнях и ждут, надеются, что когда-нибудь родятся. И иногда им это удаётся.
20:49
+2
Замечательный рассказ! Просто невозможно было оторваться, пока не дочитала до конца. Есть, наверное то, что надо править, но совсем не хочется об этом говорить, настолько хорошим осталось послевкусие от прочитанного.
Очень неожиданный мир описан. Вернее, ожиданный, но с такого интересного ракурса. То, что Зиап этот тот самый мальчик понятно стало сразу, но это нисколько не испортило впечатлений от рассказа. Но то, что Ирина стала такой же, как соседский ребенок — очень неожиданный финал
08:05
+2
Спасибо, Бабуля! У меня это один из первых рассказов, никогда не относилась к нему серьёзно, считала, что потом у меня появились рассказы намного лучше. А вот людям нравится этот и ничего с этим не поделать.
21:59
+1
Люди не врут smile Рассказ, правда, очень хороший
23:02
+1
Вы( люди) не врёте ok
13:13
+2
bravo И спасибо администраторам БС за то, что заметили и показали рассказ, ибо внимание привлекают, как правило, новые публикации
Загрузка...
Виктория Миш №1