НИИ Васильева. Часть 1

Автор:
Artemii_Lukin
НИИ Васильева. Часть 1
Аннотация:
Виктор - лаборант в одном из многочисленных институтов. Его жизнь полна рутины и это его устраивает. Очередная архивация исследований заканчивается неожиданным открытием в постели. Каким? Вполне достаточным, чтобы изменить его жизнь.
Текст:

1.

   Пилик-пилик! Пилик-пилик!
   Будильник надрывался уже пять минут, но безрезультатно. Хозяин, что всегда с яростью колотил по кнопке, не спешил бить по ней. Он встал раньше, и пытался прийти в себя. Лоб стянут соленой пленкой: неприятное последствие холодного пота. Парень пытался вспомнить сон, но тот постоянно ускользал от него. В память врезался лишь страх, что заставил его проснуться. Посмотрев на часы, Виктор нажал заветную кнопку, и будильник замолк на сутки.
   Холодный душ не принес ожидаемого эффекта, он лишь заморозил ноги. По-быстрому перекусив хлопьями, герой отправился на работу.
   Институт, в котором работал Виктор, находился в одном из спальных районов города, в приличном отдалении от центра. Это было типичное серое здание советской застройки. Над крыльцом красовалась свежая вывеска: «НИИ Васильева Ф.М.». Кто такой Федор Михайлович Васильев, и он ли основал этот НИИ, парень не знал.
   Открыв тяжелую дверь, он попал в прошлое. Ремонта здание не видело никогда. Лампы, на потолке моргали с завидной периодичностью и излучали желтоватое, тусклое свечение. На вахте сидела старушка, как всегда читающая свежий выпуск «Вестника Здоровья». Пробежав по пылящимся бетонным ступеням на второй этаж, Витя юркнул в знакомую лабораторию.
   На столе красовалась папка с заданием. Он смутно помнил, как попал на эту работу. Толи через тетю, толи через бабушку, но как-то он вышел на старичка, который искал к себе лаборанта. Они устроили друг друга, и с тех пор он там работал. Каждый день у него на столе появлялось техническое задание на день, или на неделю. Каждый вечер он оставлял результаты исследований. Идеальное сотрудничество. Никакого командного духа, никаких посиделок за кружкой чая. Просто папка с сухим ТЗ и зарплата за месяц в конверте из той же бумаги. Платили немного, но и потребности у него были не большие, на жилье и еду хватало. А большего и не требовалось.
   День тек словно мед. Виктор ненавидел мед. По стеклу тарабанил дождь. Виктор на автомате измерял показатели новых магнитных дисков. Обед подкрался незаметно. Достав из портфеля заранее запасенные бутерброды, он вытащил из шкафа чайник и пошел вниз за водой. Воду набирал из туалета, поначалу он брезговал, но проведя пару исследований в соседней лаборатории, он понял, что дома вода ничем не лучше, и смирился. В сортире пахло сортиром. Уборщицу же, ни туалет, ни Виктор не видели никогда. В лаборатории стоял веник, которым каждую пятницу лаборант упорно махал, поднимая в воздух столбы пыли, чтобы за выходные они осели и в следующую пятницу вновь воспарили в воздух.
   После обеда время пошло быстрее, не то чтобы у него были планы на вечер, просто он чувствовал скорый отдых. По сути, он был волен приходить и уходить когда ему вздумается, никто не следил за ним, и никто не отмечал сотрудников, которых можно было пересчитать по пальцам. Но заложенные в его мозг нормы заставляли его приходить в девять утра и уходить в пять вечера, ни раньше, ни позже.
   По пути домой, Виктор зашел в магазин купить продуктов на следующую неделю. Когда ты живешь один, очень удобно запасать продукты на недели вперед. Да и если ошибешься, то ничего страшного, не умрешь. Подойдя к остановке, он сверил часы с расписанием троллейбусов. Судя по табличке, троллейбусу стоило появляться каждые пятнадцать минут. Но видимо сегодня произошло что-то отвартное, по пути следования маршрута, и транспорта не было. Прождав полчаса, он отправился пешком. Дорогой, он провожал взглядом представительниц прекрасного пола, чтобы ночью было о чем подумать.
   Шел дождь, он весь промок, и возможно даже заболел, но не страшно. Развесив куртку на стуле, он отправился в теплый душ, чтобы смыть с себя остатки промозглого дождя. Спустя полчаса он уже вовсю стряпал оладьи, готовить которые научила его бабушка. Закончив уборку, а после готовки кухня выглядела жалко, он отправился есть за монитор компьютера. И оставался там вплоть до полуночи. И лишь потом забылся сном в мягкой кровати.

2.

   Утром он вскочил в холодном поту, и снова не мог вспомнить, что его так напугало.
   День закрутился, ну как закрутился, начал медленно со скрежетом вращаться. Пасмурное небо проплывало в окне автобуса. Люди на улице спешили по своим неотложным и важным делам. Накрапывал легкий дождик, он словно напоминал о том, что сегодня будни, серые и унылые будни. Перепрыгивая через лужи, и прикрываясь газетой от дождя, он бежал от остановки до кампуса. Внезапно что-то толкнуло его в бок. Чудом удержав равновесие, он обнаружил у себя в руках девушку.
   - Прошу прощения, я вас не заметила, – смущенно отвела глаза незнакомка.
   - Ничего страшного, я выжил, и вроде не собираюсь умирать, вы не ушиблись?
   - Нет, вы очень удачно меня поймали.
   - Что верно, то верно.…
   Наступило неловкое молчание. В голове билась назойливая мысль: спроси её имя и телефон. Спроси!
   Тем временем пауза затягивалась. Девушка, решив, что Витя погряз в своих мыслях, вернула его к действительности:
   - Спасибо, что спасли мою жизнь, но мне пора бежать.
   - Да, пожалуйста...
   Он смотрел, как удалялись её каблучки. Как ловко и легко они избегали луж и наступали только на сухие островки. Повисев еще пару секунд, он отправился своей дорогой. И спустя пару перекрестков очутился в здании. Прошмыгнув на второй этаж, обнаружил около дверей лаборатории двух мужчин, они были стары и одеты в строгие костюмы.
   - Пеленко Виктор Иванович? – протянув руку, спросил один из них.
   - Он самый, – ответил Виктор, пожав маленькую руку.
   - Фролкин Анатолий Владимирович, а мой коллега Иванов Дмитрий Витальевич, мы из архива, необходимо закрыть ряд ваших проектов. Позволите?
   - Да, конечно, давно пора. Там уже целые горы скопились.
   Войдя в кабинет, он указал им на шкаф, в котором хранилась большая часть его работ. Сам же приступил к изучению нового технического задания. Но поработать так и не удалось: пришлось помогать искать проекты. Вскоре они собрали нужные документы в объемные стопки.
   - Поможете нам? В один подход тут не управишься, – обратился с просьбой старший из парочки.
   - Конечно, ­­­­­­­­­­- подхватив одну из стопок, он отправился за костюмами.
   Как ­­­оказалось, архив был в том же здании. Пройдя под главную лестницу, старик достал из кармана медный ключ и отпер дверь. Зажегся тусклый желтый свет, ничего дальше двух метров разглядеть было невозможно.
   - Спасибо, мы дальше сами, – произнес старец, забирая папки из рук Виктора.
   - Да, пожалуйста.
   Не задавая лишних вопросов он направился к себе в лабораторию. До конца рабочего дня оставалось еще четыре часа. Вздохнув, он принялся за работу. На этот раз день прошел быстрее. Вот он уже едет обратно в автобусе, ну хоть не пешком...
   Опять часы у монитора и в кровать без снов. Но как бы не так. Ему снился сон.
   Он стоит у дверей архива. Вскоре, он проникает внутрь. Впереди ряды стеллажей. Потребовалось десять минут быстрой ходьбы, чтобы они постепенно расступились и открыли свободную площадку. В центре стоял большой стол, за ним сидели люди. Все стары, и всех он видел в институте, даже был уверен, что они мертвы. Но вот они здесь: живые и разговаривают. Один стул свободен. Бабушка, когда-то сидевшая на вахте, приглашает его присесть. Он слушается. Оглядев соучастников, он удостоверился, что всех их когда-то видел. Перед ним лежит папка: «Пеленко Виктор Иванович. Ликвидирован 04.09.2017». Мурашки пробежали по спине. Что это значит? Он что, сам себя сдал в архив?
   Виктор проснулся. Будильник отбивал 6:55, 03.09.2017. А в руке он сжимал медный ключ.

3.

   Прошло уже двадцать минут, а он до сих пор сидел на кровати и сжимал ключ. В голове не было ни одной мысли. Он прокручивал свой сон снова и снова, пока не выучил его наизусть. Но не нашел ни одного разумного объяснения появления ключа. Так и не придя в себя, он решил отвлечь себя делами. Рутина помогает справиться с неожиданными событиями, он где-то читал про это. Как заведенный он умылся, сделал завтра и кофе, поел и оделся. Но мысли не собирались приходить в порядок. Никто не давал ему объяснения происходящему. Может он забыл вернуть ключ? Точно! Вчера он помог старцам отнести проекты и открыв дверь, забыл вернуть ключ. Но ведь дверь открывал не он. Черт. Теория рушилась на глазах. Не найдя нормального объяснения он отправился в институт.
   На улице начинал накрапывать дождь. Опять. Он не любил осень: слишком часто меняется погода. Виктор шагал по аллее, сжимая в кармане куртки ключ. Нужно было оставить его дома. Что теперь? Таскаться с ним как маленький ребенок с игрушкой? Он всё ждал, когда же до него снизойдет озарение, и он поймет что происходит. Но оно не приходило. Свежий воздух помогал. К дверям кампуса он подошел со свежей головой, уверенный, что сейчас встретит одного из ученых, который улыбнется и попросит ключ, так как вчера произошло недоразумение.
   Однако его никто не встретил. По привычке прошмыгнув в лабораторию, он снял куртку, до носа донёсся странный аромат лаванды. Такой знакомый. Но откуда? Он обернулся и чуть не вскрикнул. За соседним столом, на который он всегда выкидывал только завершенные проекты сидела девушка. Она глядела на него удивленными глазами.
   - Доброе утро, эмм…
   - Дьякова Мария Семеновна, старший научный сотрудник НИИ Васильева, мне поручили курировать все ваши проекты, в результате скоропостижной гибели вашего куратора.
   - Он умер? – отличный день становился все лучше.
   - К нашему общему сожалению да. Было бы неплохо, если бы ввели меня в курс дела и темы ваших изысканий.
   - Да, конечно, сейчас.
   Всю последующую половину дня он рассказывал о своей работе. И порядком вымотался.
   - Я оставлю вас на сегодня, мне нужно подписать оставшиеся бумаги на перевод сюда. С завтрашнего дня начнем работу.
   Она ушла. Виктор сидел на стуле и думал о превратностях судьбы. До жути кощунственным для него казалось то, что Михалыча так быстро заменили, ведь он только вчера дал свое последнее задание. Получается еще и дня после его смерти не прошло. И приходит какая-то МарьСеменна и говорит, что будет курировать меня. Не то чтоб Виктор хорошо знал Павла Михайловича, он видел то его раза два в жизни. Но они замечательно сработались, именно так, без вербального общения, без любого общения. Только работа и всё. Он понимал, что эти времена закончились. Мария накрепко поселилась в его лаборатории.
   Пока он размышлял, одна мысль не давала ему покоя, она словно червяк, медленно вгрызалась в подкорку головного мозга, отдаваясь тупой болью. Он почувствовал, что сжимает проклятый ключ в кармане джинс.
   Осознание: он должен проверить. Вдруг это не тот ключ.
   Дождавшись обеда и вооружившись ключом, он отправился вниз. На лестнице никого не было, но он не хотел лишний раз рисковать. Поэтому приступил к делу, выждав несколько минут.
   Ключ вошел как влитой. Дрожащая рука медленно сделала два поворота вправо. Чувствовалось, что механизм смазывали, причем часто. Виктора одолевала буря эмоций. Вдруг над головой послышались шаги. В панике, он не мог рассуждать логично, и вместо того, чтобы выйти в фойе и переждать, он рванул тяжелую дверь на себя и скрылся в темноте. Вскоре, он пришел к выводу, что именно из-за этого глупого поступка, всё и началось.

***
   Вокруг было чертовски темно. В нос ударил запах сырости и плесени. По коже побежали мурашки. Отойдя от испуга, он нашел телефон и включил фонарик. Из темноты тут же вырвались стеллажи, забитые папками. Они были расставлены в алфавитном порядке, от Aдо Z. Он знал этот склад. Именно здесь он ходил в своем сне. Медленно он пошел вперед. Каждый шаг отдавался эхом в огромном помещении, забитом бумагой. Одно неловкое прикуривание, и все здание прикажет долго жить.
   Он медленно продвигался внутрь зала. Его размеры поражали, мощности фонарика не хватало, чтобы выбить из тьмы противоположную стену, да что там стену, он не видел даже конца стеллажей.
   Спустя десять шагов он остановился. Голова начинала работать. Зачем я это делаю? Развернувшись он отправился к выходу. Но что-то привлекло его внимание. Остановившись напротив полки с обозначением D1987, он немного углубился внутрь, схватил одну папку и спрятал ее в халат.
   Последующее возвращение в мир света заняло от силы три секунды. Он пулей вылетел из двери, не боясь, что его кто-то обнаружит. На лестнице было тихо. Руки сильно дрожали, он выронил ключ. Упав, он предательски зазвенел по мраморной плитке. Грубо выругавшись, он все-таки справился с замком, и оглядываясь, вернулся в кабинет.

4.


   Громкий свист нарушил тишину лаборатории. Чайник кипел. Спокойные руки подняли его в воздух и наклонили над чашкой. Уверенными плевками, он выплеснул свое содержимое в стакан и был водворён на свое прежнее место. Пакетик с чаем медленно тонул в кипящей жиже растворяя свои внутренности и образовывая коллоидный раствор. Спустя минуту, он закончит свою жизнь в мусорном ведре. Падая в кипяток, кричали кубики сахара. В следующую секунду они кружились в последнем вальсе, постепенно отдавая себя этому чайному миру.
   Виктор поднес обжигающий чай ко рту. Ему было наплевать на температуру напитка, наоборот, ожоги приводили его в чувство. Он сидел за столом, перед папкой с обозначением D1987BRD48/7. Она пожелтела от времени, но красная печать, с датой оставалась яркой и заметной: «Ликвидирован 03.04.1987».
   Виктор досконально изучил обложку Проекта №39, но не решался открыть его. В какой-то момент он вернул себе возможность нормально мыслить.
Чего я боюсь? Это просто исследовательская работа 1987 года. Собравшись с мыслями, он открыл первую страничку. Работа была на тему искусственного интеллекта. Удивительно, на дворе 1987 год, а люди уже развивали идеи самообучающегося ИИ.
   На последующие три часа он полностью ушел в чтение. Не то, чтобы он узнал много нового, как-никак эти изыскания морально устарели еще в 2000 годах, но ему казалась странной идея клеймить завершенный проект печатью «Ликвидирован», больно жестко. Листая страницы, он наткнулся на рукописный текст: «Объект, ведет себя неадекватно, выходит за рамки рабочего алгоритма. Есть первые попытки осознать себя. Рекомендуется ликвидация».
   Это невероятно! ИИ, который осознал себя. Он не верил. Спустя минуту он уткнулся в отчет о ликвидации. Судя по бумагам расчет ликвидаторов (он усмехнулся про себя) прибыл по адресу: ул. Бродского 48,7. Зачистка прошла успешно, без осложнений.
   Он помнил эту улицу. Ребенком он часто бегал туда за петардами. Он не спрашивал себя, идти или не идти. Он знал, что пойдет. Не знал зачем, не знал, как оправдать свои действия. Он просто чувствовал, что ему необходимо было туда пойти.

5.


   Дождь лил как из ведра. Казалось, в этом мире не осталось ни одного сухого листика, пылинки или ниточки на одежде Виктора. Улица Бродского была совсем недалеко от дома его родителей, но чтобы добраться туда, ему потребовался час тряски в автобусе. Это был старый район, он полностью состоял из двухэтажных зданий, покрытых старым шиферным настилом. Общий вид картины навевал грусть. Покосившиеся гаражи только чудом не падали и стояли на одной только вере. Он искал дом 48. Вскоре поиски увенчались успехом. Окруженное кольцом гаражей, высилось пятиэтажное здание, на торце громадными цифрами было выведено: «48». Здание было давно расселено из-за аварийного состояния, именно так гласила надпись на заборе. Перелезая через забор, Виктору пришла в голову мысль: а что я хочу там найти? Не найдя никакого ответа, эта мысль повисла летучей мышью в черепе, и раскачивалась в такт ходьбе. Разбросанные по двору детские площадки, старые, ржавые, отдавали старостью. Чувствовалось, что он первый посетитель за последние несколько лет. Доска объявлений была полностью заклеена объявлениями о продаже, аренде, покупке жилья. Последнее объявление датировалось 1998 годом. Почти двадцать лет никто сюда не приходил.
   Дверь подъезда открылась с пронзительным скрипом, от которого мышь, прежде висевшая, встрепенулась и принялась метаться по черепной коробке с криками: что мы тут делаем? Подъезд встретил героя запахом старой краски и плесени. Несмотря на то, что большинство окон были выбиты, света категорически не хватало. Включив фонарик, он начал подъем. На втором пролете находились ящики для писем, быстро найдя ящик №7, Виктор незамысловатым движением выдернул скобу замка и устремил свет фонаря в его внутренности. Множество бумаг скопилось за эти годы, решив не терять времени даром, он сгреб все, что там было, включая агитационные листовки и рекламу, и сунул в свой портфель, решив ознакомиться с этим у себя дома.
Поднявшись на второй этаж, он быстро отыскал необходимую дверь. И рассмеялся. Она была закрыта.
   - А что ты хотел дубина? - спросил он себя вслух.
   Эхо разнесло его голос до последнего этажа. Простояв перед дверью пару минут и не придумав ничего умнее, чем просто подергать за ручку, он уже решил сдаться, но тут в его голову стукнулась неожиданная идея. Квартира была крайняя, а значит, окна одной из комнат должны были выходить рядом с окнами подъезда.
   Окрыленный своей догадкой он спустился в пролет и выдавил раму окна на улицу. С ужасным грохотом она отправилась в первый и последний полет, и разбилась с не меньшим стоном отсыревшего дерева.
Выглянув из окна, он убедился в своей правоте. В пятидесяти сантиметрах от него, была балконная рама. Оценив расстояние, он убедился, что это ему по силам.
   Во дворе, он отыскал большой камень, и с улицы зарядил им прямо в балконное стекло, да не особо аккуратно, зато результативно и просто. Вокруг все равно никого нет, кроме птиц и дождя.
   Вернувшись в подъезд, он вытащил из проема одну ногу и, уперевшись на балконную раму, убрал остатки стекла. Аккуратным шажком, он оказался внутри балкона. Виктор даже сам удивился своей сноровке. Дальше, следуя уже знакомой схеме – камень-окно, он проник в квартиру.
   У каждой квартиры свой аромат, у кого-то пахнет выпечкой, у кого-то едой, а у кого-то кошками. Но вот что интересно: когда ты приходишь к себе домой, ты не чувствуешь никакого запаха. Именно поэтому это твой дом. Так вот, Виктор не почувствовал никакого запаха. Только легкий налет плесени и затхлости, ввиду долгого отсутствия хозяев.
   Это была обычная квартира обычного человека. Однушка, человек явно жил один. Он не был богат, он не покупал себе дорогих ковров, единственный ковер покрывал лишь пол в одной комнате, на кухне лежал аккуратный кафель. Все было строго и скромно, почти по пуритански. Не зная, что искать, а тем более не зная зачем искать, Виктор начал планомерно осматривать квартиру. Начав с прихожей. Гардероб был весьма скуден: два плаща и одна шляпа, несколько пачек средства по уходу за обувью, собственно сами ботинки. В комоде он отыскал всякое старье необходимое для починки мелкой техники. Постепенно, метр за метром, он обыскивал эту квартиру. От его рук не смогло укрыться ничего. Он не понимал, откуда он знает, где надо искать и как, но с завидным успехом находил заначки. Один раз даже в ножке табуретки. Но вот прошло три часа упорного труда, но он так и не получил необходимого.
   - Да какого черта, должно же тут быть хоть что-то полезное!
   От усталости он плюхнулся на диван, и пружина, уставшая за долгие годы службы, выстрелила прямо в ягодицу, взвыв от боли, он вскочил и в чувствах, от всей души трахнул табуреткой об пол. Она разлетелась в щепки.
  Некоторое время он не шевелился, приходя в себя, ожидая когда боль уйдет.    Но ковер привлек его внимание. В месте удара его немного вспучило, но не от табуретки: что-то изнутри давило на него. Моментально вскочив к краю паласа, он начал закатывать его к желаемому бугорку. Перед ним открылся хитроумный тайник: одна из досок паркета была аккуратно спилена и вытаскивалась при легоньком нажатии на нужную грань. Так случилось, что он ударил табуреткой именно по этой грани разбил деревяшку в щепки. В тайнике лежала маленькая шкатулка и сверток бумаг. Быстро засунув всё в портфель, он понял, что пора сматываться. Уже было поздно, а оставаться ночью в этом доме он не собирался. Стемнело, на улице уже горели фонари. Пройдя в прихожую, он открыл дверь изнутри.
   -Хватит с меня на сегодня этих игр.

Другие работы автора:
0
18
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Зеркала №1