НИИ Васильева. Часть 2

  • Жаренные
Автор:
Artemii_Lukin
НИИ Васильева. Часть 2
Аннотация:
Виктор - лаборант в одном из многочисленных институтов. Его жизнь полна рутины и это его устраивает. Очередная архивация исследований заканчивается неожиданным открытием в постели. Каким? Вполне достаточным, чтобы изменить его жизнь.
Текст:

6.

   Он шел по улице и думал о том, как резко изменилась его жизнь. Еще вчера н просто работал в лаборатории, а теперь.… И теперь он работал в лаборатории, просто решил один день посвятить мародерству и порыться в чужих вещах. Еще медный ключ не давал покоя. Он не понимал откуда тот у него взялся. Он ничего до сих пор не понял. И это его тревожило.
   Сев в нужный троллейбус, он приготовился к часовой езде до дома. Достал наушники и включил музыку. Спустя несколько остановок, к нему подсела девушка. Приятный запах, он где-то слышал его. Но где? Не в силах сдержать искушение, он поднял голову, ему в глаза смотрела та девчушка, что врезалась в него вчера. Она улыбнулась:
   - Привет
   - Добрый вечер, – улыбнувшись в ответ проговорил Виктор
   - А вас сегодняшний денек серьезно так потрепал, - критически осматривая его одежду заметила девушка.
   - Жуткий день. Очень жуткий, - он только сейчас заметил, что его штаны и куртка в пыли, а под ногтями черный слой грязи.
   - Надеюсь, не я привела вас к этому?
   - Нет, что вы, все началось раньше.
   - Сожалею. Возьмите салфетку, у вас лицо в пыли и там царапина, - девушка передала упаковку влажных салфеток.
   - Благодарю, а как вас зовут?
   - Анна, а вас?
   - Виктор, очень приятно.
   - И мне. Приятно.
   Она улыбнулась, видя его неловкие попытки очистить лицо.
   - Давайте я, так будет быстрее, - не дожидаясь согласия, она вырвала из рук салфетки и начала вытирать лицо.
   - Благодарю, - ответил Виктор, когда экзекуция закончилась.
   Они ехали по ночному городу, мимо проезжали автомобили, другие троллейбусы, в салоне горел тусклый и иногда мерцающий теплый, желтый свет.
   Говоря ни о чем, Виктор проехал свою остановку.
И уже выходя из троллейбуса на чужой остановке, почувствовал, как Аня что-то сунула ему в руку. Он обернулся и увидел ее лицо. Она улыбалась. Двери закрылись, троллейбус тронулся. Такой реальный и такой нереальный одновременно.
   Посмотрев в руку, он нашел там бумажку с одиннадцатью цифрами и подписью:

                                                  «Позвони мне, Анна».

   - И когда она только успела написать? – неожиданно для себя вслух произнес Виктор.
   На душе ощущалось полнейшее блаженство. Но червь, что осторожно ел его мозг, добрался до нерва, и вцепился в него. Портфель, шкатулка, сверток. Он будто проснулся ото сна. Каким-то образом Анна заставила его забыть обо всем кроме нее самой. А теперь все нахлынуло с новой силой. Он чувствовал, как собака нетерпения начинает глодать его кости, и лучше побыстрее ее накормить. С такими мыслями он отправился к дому.

7.

   Виктор никогда не отличался резкостью и необдуманными поступками. Поэтому, придя домой, он не ринулся осматривать находки. Он отложил портфель в сторону, снял с себя потную и грязную одежду, запустил стиральную машинку и принял душ. Освежив голову, он понял, что жутко проголодался: днем он так и не поел. Потратив час на приготовление макарон по-флоцки, он сварил себе крепкого кофе, предвкушая бессонную ночь, и принялся за поздний ужин. Лишь спустя полчаса он взял портфель и вывалил содержимое на стол, предварительно убрав лишнее.
   Расположив вещи в порядке обнаружения, он начал с содержимого почтового ящика. Куча объявлений и сотни листовок «МММ». И среди этого мусора одно письмо. Адресованное Демишкину Дмитрию Сергеевичу проживающему на улице Бродского 48,7. От Меркуловой Анны Викторовны, адрес не указан. Письмо не вскрыто. Чувствуя себя последним ублюдком, читающим чужие письма, Виктор вскрыл конверт, достал сложенный втрое пожелтевший лист бумаги.

   «Дорогой Дима, знаю у тебя много вопросов, но у меня, к сожалению, на них нет ответа. Я не знаю зачем ты это делаешь, и зачем это тебе. Но я знаю, кто этим занимался. Его дело ты найдешь там-же, где и свое. Я надеюсь, ты откажешься от своей идеи и напишешь мне. Просто выкинь ключ. С него все началось, так пусть им и закончиться.
                                                                        С любовью, навсегда твоя, Анна
»

   Казалось, тело Виктора окостенело. Этот Дмитрий попал в его ситуацию. У него был ключ. Он знал про дела, что хранятся в подвале. Но он нашел дело на себя, значит, где-то там лежит и его проект тоже. Девушка хотела его о чем-то предупредить, она что-то знала.
   Он ходи кругами, пытаясь понять что к чему и успокоиться. Удалось это ему далеко не сразу. Но он залпом выпил стакан кофе, как если бы там была водка, и налил еще.
   - Ну, что же. Чем глубже в лес, тем волки…
   Недоговорив фразу он потянулся к шкатулке. Это была обычная деревянная шкатулка, с вытесненной надписью: «Цена: 1р.15коп.». Не особо дешевая, но и не дорогая. Без секретов и каких-то хитроумных комбинаций, просто крючок. Сняв язычок с петельки, он открыл шкатулку и вздохнул. Как он и ожидал, внутри лежал медный ключ. Сравнив ключи, он убедился, что они идентичны. Кроме номера. На ключах стоял заводской номер, он раньше не обращал на это внимания, но теперь, он ему что-то напомнил. D1987BRD48/7. Это же номер проекта Димишкина! Он рассмотрел свой ключ: P2017LKS32/10. Пазл потихоньку складывался:

                                   Dimishkin1987Brodskogo48/7

                                   Pelenko2017Luksemburg32/10

   Это была его фамилия и его адрес. Но что означал год? Посмотрев на папку, он замер. На папке Димишкина было указано: «Ликвидирован 03.04.1987». Год ликвидации проекта.
   Год смерти Димишкина Дмитрия Сергеевича.
   Догадка не давала Виктору спокойно размышлять. Он принялся бродить по комнате, кто-то убил инженера в 1987 году, передав ему до этого ключ и оповестив о складе. Тоже самое повторилось и сейчас. Оставался последний сверток. Виктор чувствовал, что тот поставит все точки над «й».
Раскрутив сверток, он обнаружил чертеж помещения, которое узнал, даже не взглянув на схему полностью. Длинные стеллажи простирались от одной половины листа А3 до другой, центральный проход устремлялся вглубь, упираясь в овальный предмет, обойдя который продолжался еще столько же.         Каждый стеллаж был подписан от руки, очень небрежно, словно автор делал это на ходу. Мгновенье спустя, он осознал, что так и было. В далеком 1987 году Димишкин Дмитрий с фонариком обошел ВЕСЬ зал и записал номер каждого стеллажа. Низкий поклон ему. Быстро пробежавшись глазами по карте, Виктор обнаружил, что искал: полку P2017. Она располагалась гораздо дальше, чем та, на которой он нашел проект Дмитрия и гораздо глубже. Судя по датам, что были указаны на карте НИИ разрабатывало свои проекты с 1985 года по 2025. Что-то не так. Откуда там полки за 2025 года? Скорее всего они пустые успокоил себя Виктор, разумеется они пустые, их сделали, чтобы потом не добавлять новых.       Этот ответ его устроил.
   Он вспомнил свой сон, в котором он сел за овальный стол. На схеме, ровно посередине, размещался овал. Мурашки пробежал по его телу, он там был.
   План действий был разработан моментально. Пришел, нашел, забрал, уничтожил.
   Осталось дождаться утра.

8.

   Будильник разрывался пять минут кряду. Никто не собирался заткнуть его. В квартире он остался один.
   В это время Виктор направлялся в институт, он знал, что идет слишком рано, знал, что вызовет подозрения. Но он не мог больше ждать. Всю ночь он пролежал как на иголках, пытаясь улучшить план, но ничего решительно нового не изменилось. Он лишь позаботился о налобном фонарике и перчатках. Сам не знал, зачем взял перчатки, но в них он чувствовал себя более защищено.
   Утро выдалось на удивление солнечное. Он шел мимо пожелтевших деревьев, которые в очередной раз избавлялись от своей листвы, выбрасывая её под ноги прохожим. Сунув руку в карман, он обнаружил там смятый листок. Показав его солнцу, он непроизвольно улыбнулся: номер Анны. Как хорошо они поговорили вчера. Он набрал номер и приложил трубку к уху. Послышались гудки.
   - Да, слушаю, - раздался сонный голос.
   - Привет, это Виктор, ты помнишь? Ты меня сбила.
   - Конечно помню, забудешь такое.
   - Я вот решил позвонить тебе перед работой
   - В такую рань?
   - Оу, что-то я не подумал
   - Да, очень сильно не подумал
   - Простите мисс
   - Я подумаю
   - Сжальтесь
   - В чем причина твоего звонка мерзавец? – в голосе послышались веселые нотки.
   - Я не знаю, просто захотел услышать твой голос
   - Услышал?
   - Да…
   - Ну и отлично, а почему так рано на работу? Ты же говорил, что ты в лаборатории с девяти работаешь.
   - Мне нужно сделать одно дело.
   - Интересное?
   - Очень.
   - Тоже хочу.
   - Хотеть не вредно.
   - А может ты вместо этого «дела» заглянешь ко мне? Мне так скучно.
   - Очень соблазнительно, но это очень важно.
   - Ну смотри, больше такого шанса может и не выпасть.
   - Прости, не сегодня.
   - Ну ладно, ты это звони если что.
   - Хорошо, пока.
   - Пока.
   - Стой!
   - Что такое?
   - А какая у тебя фамилия?
   - Меркулова.
   - А по батюшке тебя как?
   - Викторовна, а что?
   - Да так, ничего, удачи.
   - И тебе.
   Виктор положил трубку. Меркулова Анна Викторовна в 1987 году писала Дмитрию, предупреждала об опасности. К черту, что она полная тёска, Димишкин не послушал её и плохо кончил. Что-то внутри него кричало, нет, скорее орало пойти к Анне и расспросить. Но он должен был найти свой проект.
НИИ Васильева буквально купался в лучах восходящего солнца. Казалось, сегодня какой-то торжественный день и институт выдраили до идеального блеска. Окруженный высокими соснами он походил на детский сад или маленькую школу, но никак не на институт, в подвале которого находятся проекты людей, люди-проекты. И сейчас Виктор один из них. За ночь он уже свыкся с мыслью, что возможно кто-то управлял его жизнью все эти годы работы в НИИ. Но сегодня он решил полностью с этим разобраться, и если это правда, то он уничтожит свой проект и на этом история закончится.
   Двери были открыты. На вахте сидела все та же старушка, и все также читала «Вестник Здоровья». Проходя мимо нее он, не теряя времени, натянул перчатки и фонарь на голову. Зайдя под лестницу, оглянулся и вставил свой ключ в замочную скважину. Упругие два поворота против часовой стрелки и дверь открылась.
   Включив фонарик, он шагнул в темноту.

9.


   Мощности фонарика хватало на несколько метров вперед. Шагая, он видел, как его дыхание тревожит покой пылинок, зависших в воздухе. Он прекрасно помнил маршрут. Прямо до овального стола, потом третий стеллаж слева. Там найти себя.
   Он шел прямо не отвлекаясь ни на что. Из головы не выходило письмо Анны из 1987, «выбрось ключ». Почему он не последовал этому совету? Почему он идет по этим катакомбам ища какую-то папку. Зачем?
   Его мысли прервал силуэт, вырисовывавшийся впереди, на уровне пояса. Это был стол. Овальный. Именно такой, какой он видел в своем сне, но теперь он был пуст. Виктор обошел его по кругу, проведя перчаткой по кромке. Она сталась белоснежной. Кто-то вытирал с него пыль. Но кто?
   Пытаясь об этом не думать, он отсчитал три стеллажа и свернул налево. Последовали волнительные минуты поиска. Но он нашел то, что искал. К своему горю. Схватив папку, он был готов убежать с ней вон. И ей богу, он и собирался так поступить, но что-то держало его. Что-то не давало ему уйти. Это было желание открыть папку и прочитать что там. Мозгом он понимал. Не здесь. Не сейчас. Поднимись в лабораторию, обдумай, нужно ли тебе это. Пойми, что не нужно и сожги её!
   Он медленно шел, держа папку перед собой. На ней стояла печать: «Ликвидирован 04.09.2017». Это сегодня. Сегодня гребанное четвертое сентября 2017 года!
   Он не мог справиться со своим желанием.
    Перед ним стоял стол. Он обошел его как во сне и сел за стул, предназначенный ему. Взял в руки папку и открыл.

                                                       ||FATAL_ERROR||

10.

   - Черт! Столько работы коту под хвост! – швырнув тетрадь воскликнул мужчина лет сорока.
   - Что случилось? – в комнату заглянула любопытная рыжая голова.
   - Мой бот опять осознал себя и вошел в цикл!
   - Может это потому, что ты его создал таким и дал ему этот алгоритм?
   - Да, но я надеялся, что он сможет выйти за рамки написанного алгоритма! Я дал столько путей обхода!
   - Ты даешь ему пути отхода?
   - Ну смотри, я создаю его, потом в какой-то момент даю ключ, который запускает алгоритм «Осознай себя».
   - Красивенько
   - Знаю. Потом, я вношу некоторые поправки, даю ему выбор. Он может выбрать другое, но он идет по алгоритму, что я написал. Уже сотый раз он идет в этот гребанный архив и ищет себя.
   - Может, ты даешь не достаточно явную мотивацию отступиться от алгоритма?
   - Если бы. Сейчас она была максимальна вероятность отказа 74,45% и он все равно ушел в себя!
   - Ты пробовал повторить эксперимент с теми же значениями?
   - Разумеется. 36 раз. Все одно.
   - В принципе, тут нет ничего необычного, да это нейросеть нового поколения, но она все равно зависима от алгоритма и от трех законов. Она не может ослушаться тебя, а ты приказываешь выполнять алгоритм, тут все просто.
   - Я сдаюсь, я не знаю, как еще можно заставить этот ИИ отступиться.
   - Может и можно, посмотри, вот здесь он почти забыл об алгоритме, когда они ехали в троллейбусе. Попробуй задать те параметры, что были в этот момент и прогони сценарий еще раз. Только осторожно. Иначе в какой-то момент он посмотрит на тебя и скажет: «Привет, Папочка».
   В лаборатории повисло молчание.
   - Стас, это было очень жутко.
   - Стараюсь.
   - Эх, ладно, запущу по новой.
   - Удачи!
   - Спасибо. Ну что, Виктор, давай еще раз?

1.

   Пилик-пилик! 

Другие работы автора:
0
298
20:58
+1
вторая часть, х-м…
Его жизнь полна рутины и это его устраивает. Очередная архивация исследований заканчивается неожиданным открытием в постели. Каким? Вполне достаточным, чтобы изменить его жизнь. две «его жизнь» тут много
Он шел по улице и думал о том, как резко изменилась его жизнь а следом
третья
Еще вчера н просто Не или Он?
И теперь он работал в лаборатории
Он не понимал зпт
И это его тревожило.
Не в силах сдержать искушение, он поднял голову, ему в глаза смотрела та девчушка, что врезалась в него вчера
улыбнувшись в ответ зпт
он только сейчас заметил, что его штаны и куртка в пыли, а под ногтями черный слой грязи
снял с себя потную и грязную одежду
Освежив голову, он понял
днем он так и не поел
макарон по-флоцТСки
он сварил себе крепкого кофе
Лишь спустя полчаса он взял портфель и вывалил содержимое на стол, предварительно убрав лишнее.
в тексте перебор с «Он и „Себе“ — вычищайте
Он принялся бродить по комнате, кто-то убил инженера в 1987 году разрывайте это предложение
продолжался еще столько же. Каждые большой разрыв
Он вспомнил свой сон тавтология
— Оу, что-то я не подумал
— Да, очень сильно не подумал
— Простите мисс
— Я подумаю
— Сжальтесь
где припинаки в конце фраз?
швырнув тетрадь зпт
даю ему выбор. Он может выбрать другое, но он идет по алгоритму, что я написал. не понял. либо выбор, либо алгоритм
Вам нужно тщательно вычитать текст
и ужать его. слишком вязко, надо поэнергичнее
21:49
-1
Очередная архивация исследований никак в постели не закончится или будет часть 3?
Я так понимаю, главное слово этой части — жутко. Жутко грязный Виктор и жутко страшный разговор одного сорокалетнего и одной рыжей головы. Особенно жутким лично мне здесь представляется будильник — «Будильник разрывался пять минут кряду. Никто не собирался заткнуть его. В квартире он остался один. »
Одинокий будильник, туповатый исследователь Виктор, который никак не сложит все пазлы, которые так очевидно и безхитростно подсовывает автор, старики, а теперь еще 2 новых лица — о чем все это?
22:58
После первого абзаца я прекратила чтение. Изложение мысли оставляет желать лучшего. Он просто работал в лаборатории. И теперь он работал в лаборатории- так можно мыслить, но не излагать. К чему эти ненужные словоизложения? иначе не могу назвать. Мародерство? Ненужное слово.
Я все же продолжила чтение, но после слова экзекуция окончательно прекратила. Экзекуция? влажной салфеткой? К чему лишние слова? Попробуйте изложить от первого лица, возможно, что-то изменится.
10:57
-1
Я уже говорил, что такое безумие, а? Безумие — это точное повторение одного и того же действия. Раз за разом, в надежде на изменение. Это есть безумие. Когда впервые я это услышал, не помню, кто сказал эту хрень, я, бум, убил его. Смысл в том, окей, что он был прав. И тогда я стал видеть это везде. Везде, куда ни глянь — эти тексты. Куда ни глянь, делают точно одно и то же, снова и снова и снова, и снова и снова. И думают: «Сейчас все изменится. Не-не-не, прошу. Сейчас все будет иначе». Прости.
Я уже говорил, что такое безумие?
14:09
-1
макароны по-флоцки? Кто такой флоцк? Почему в честь него названы макароны? Не задумывались?

Так Димишкин или Демишкин?

По-моему здесь очень много лишних слов: он пошел, поел, покакал, Ане позвонил. Не надо тратить столько слов на описание бытовых сцен.

Вообще очень неоднозначное отношение к этому произведению формируется после прочтения. Вначале ничего не понятно. В конце вырисовывается задумка — что-то среднее между матрицей и буддийским просветлением. Но все равно ничего не понятно. Возможно это потому, что я читаю только кусок от чего-то целого.
19:51
На мой взгляд, рассказ очень перегружен. Очень много повторов, стилистические и пунктуационные ошибки. Кроме этого, до конца не совсем понимаю, о чем идет речь в этом рассказе. И какую роль играет девушка по имени Анна? И кто такой Дмитрий Димишкин?
Финал рассказа как-то выбивается из всего рассказа. Кто такой Стас? Возникает куча вопросов при чтении рассказа. Диалог так вообще без всяких каких-либо пояснений — кто говорит, не понятно также.
Текст требует тщательной вычитки и редактирования.
Загрузка...
Александра Черчень №1