Секрет Счастливого Джаза

Автор:
Ram Hood
Секрет Счастливого Джаза
Текст:

     За окном уже ничего не разглядеть. Тьма воцарилась и в квартире на Набережной. Единственным огоньком в доме был свет от планшета, что проецировался на стену. Суровый и властный Олег Максимович развалился в одиночестве на большой кровати спальни и рыдал. Рукавом пиджака он вытирал глаза и пытался сквозь пелену слез, в который раз, пересмотреть бесшумные видеоролики трехлетней давности. На стене мелькали солнечные сцены. Лето, сплав по какой-то очередной горной речке, все веселые, дружные, счастливые. Аня обожала турпоходы, да чтобы не какой-то пикник с шашлыком в пяти метрах от трассы, а настоящий экстремальный отдых. Она любила все настоящее, и Олега этим зацепила…

     А сейчас на улице дождь, темный вечер, хулиганы – настоящий городской экстрим.

     Минут двадцать назад он снова ее выгнал из дома. Кто-то другой скажет: «Олег, это ведь сущие пустяки! Забудь и наслаждайся жизнью!»

     Сегодняшний вечер должен был стать обычным. Нет не обычным пустым житейским вечером, какой бывает у миллионов современников. Те не замечают и не ценят, что имеют. Они приходят уставшими с надоевшей работы, безучастно съедают свой ужин, с изможденным лицом удовлетворяют и другие физиологические потребности. И ничего не ценят.

     Олег пришел чуть позже обычного. Вечные дела, которые не отложишь, хотели задержать на работе еще подольше, но он оказался непоколебимым. Входную дверь открыл своим ключами и на миг остановился на пороге. Тихо играла музыка - джаз. Настоящий джаз, исполнявшийся афро-американцами. Как говорила Аня, без лишних, фальшивых и манерных вокальных скачков, которыми сплошь и рядом грешили белые музыканты. Эти мелодии прижились в доме Олега, стали привычными. Он даже сам, казалось, начал разбираться. Стараясь не шуметь, опустил зонт в корзину, снял туфли, плотно сжал ключи и аккуратно положил их на столик. Дальше идти не хотелось, точнее, хотелось замереть на минутку, прислониться к стене и ощущать прелесть домашнего вечера всеми органами чувств. Из кухни доносился запах чего-то невообразимо вкусного. Она снова пекла в духовке.

     Не заглядывая в комнаты, Олег как разведчик тихо прокрался на кухню. Она стояла перед столом спиной к двери и даже не заметила, как он вошел. Густая копна волос, наспех подобранная заколками, мерно раскачивалась. Из-за спины не видно было, то ли девушка замешивает тесто на завтра, то ли нарезает овощи. Не важно. Он опять решил остановиться на пару секунд. Она надела его старую огромную рубашку и какие-то нелепые бриджи, забытые уже лет десять назад. Вся эта мешковатая одежда не могла скрыть красоту ее тела. Узкие острые плечи, великолепные изгибы бедер, смуглая от загара кожа. И этот запах. Самая совершенная ароматическая композиция - запах чистого девичьего тела, приправленный еле уловимым дорогим парфюмом.

     Олег нежно обхватил ее за талию. Она, вздрогнув, замерла. Он прижался к ней всем телом и коснулся щекой ее головы. Они практически одновременно глубоко вздохнули вместе. Девушка, улыбаясь, продолжила нарезать хлеб. Его же руки продолжили свой путь: правая под рубашку вверх, левая под бриджи вниз. Через несколько секунд она выронила нож, опустила ладони на стол и почти неслышно простонала. Еще пару секунд и ее рука мягко прошла по его бедру. Девушка попыталась развернуться к нему лицом, но он не позволил. И она, впервые за вечер, спросила:

     - Милый. Разве ты не проголодался?

     Олег убрал руки и отошел на полшага. Затем прошептал:

     - Вон.

     - Прости, - девушка повернулась к нему и попыталась обнять.

     - Вон! – сказал мужчина, и, упершись взглядом в пол, что есть сил крикнул, - Вооон! Пошла вон!..

     Прошло более часа, а ролики не прекращались. Они без пауз сменяли друг друга. Поисковик вытаскивал из всемирного облака все подряд, что мало-мальски соответствовало семейным записям Олега Максимовича. Были и сплавы, и отдых других семей и спортивные состязания на горных порогах, и несчастные случаи в горах. Мужчине было уже все равно – он сидел на краю кровати и вспоминал последние три недели, прошедшие без скандалов.

     - Разве я много требую? – спросил Олег, сам не зная кого, - ведь всего-то ей и надо было: заткнуть свой рот и молчать…

     Ему показалось, что в дверь позвонили. Будто издалека. Еще один звонок. Нет. Не показалось. Он заставил себя встать, ноги совершенно не хотели слушаться, но дверной звонок был неумолим. Не спрашивая, Олег открыл дверь. На лестничной площадке стоял высокий сухощавый немолодой мужчина в спортивной одежде, а из-за его спины выглядывала девушка, все также в старой рубашке и бриджах.

     - Олег Максимович! Ну, разве ж так можно?

     - Это вы доктор, проходите, - совсем обессилев, протянул хозяин квартиры, - а ее сюда не надо.

     - Олег! Максимович! Давайте не будем поступать по-детски. Давайте поговорим, а она пусть в прихожей хотя бы посидит. – Мягким и вкрадчивым голосом заступился за девушку пожилой гость. Он прошел за Олегом в зал, но отказался садиться в кресло, на которое любезно указал хозяин. Вместо этого он попросил девушку принести стул и уселся напротив. Олег по привычке вытянулся на диване. – Ну. Что? Тяжело Вам, дорогой мой Олег Максимович?

     Тот ничего не ответил. Только тяжко вздохнул.

     - Мне позвонили. Сказали, что у вас снова рецидив. Рассказали причину. Ну, неужели все так плохо? Ведь почти месяц выдержали. Расскажите, Олег Максимович, что Вам помогало не ссориться этот последний месяц?

     Олег стиснул зубы и отвернулся к стене.

     - Олег. Вы ведь сами ко мне обратились за помощью. Давайте не будем сдаваться? М? Позвольте мне помочь. Может, Вы для начала меня чаем угостите? А то ведь я полгорода проехал. Прямо как скорая помощь. – После этих слов Олег хотел было привстать, но доктор остановил его, прикоснувшись ладонью плеча. – Лежите, лежите. От Вас главное согласие. А чай нам Аня приготовит.

     Доктор с улыбкой повернулся к девушке. Та все это время стояла за открытой дверью в холле. Кивнув в ответ, она ушла на кухню.

     - Красивая, ладная она у Вас, - добавил доктор.

     - Иван Николаевич, Вы прекрасный специалист, но, - наконец найдя в себе силы, проговорил Олег, - но я не могу. У меня сердце разрывается.

     - Я очень хорошо Вас понимаю. Вы любили эту женщину, и она Вас любила. Мы не можем изменить прошлое, но зато завтрашний день полностью зависит от нас. Чтобы не произошло в Вашей семье раньше, Вы заслуживаете быть счастливым. Знаете, абсолютно все семьи, с которыми я работаю по новой программе, испытывали трудности на начальном этапе. Период адаптации, период привыкания и формирования отношений – это нелегкий путь, но крайне эффективный. Вы же сами помните, мы знакомились с семьей Кораблевых. Прекрасные отношения, красивейшая пара. В пору каждую минуту их нынешней жизни фотографировать для глянцевых журналов. Неужели, Олег, Вы не мечтаете о таких отношениях?

    - Очень мечтаю, - прошептал Олег, - но думаю, это невозможно…

     Через минут двадцать в зал вошла Аня, успевшая переодеться в платье и собрать волосы. Она принесла на подносе из кухни чай в трех чашках и вазочку с конфетами.

     - Замечательно! – потирая руки, промолвил Иван Николаевич, - спасибо, Аня.

     Она, поставив посуду, на маленький столик, находившийся рядом, быстро сходила на кухню еще раз и принесла маленький глиняный чайничек и чашку со сливками.

     - Посидите с нами, Аня. – Попросил доктор. И мягко заверил, - Олег не будет против.

    Олег и Аня сели рядом на диване перед столиком, а Иван Николаевич придвинул к нему свой стул. Он вскинул руками:

     - Прекрасная пара! Да вам в Голливуд можно ехать, на красную дорожку.

     Олег чуть улыбнулся.

     - Вы хороший доктор, Иван Николаевич. Настоящий специалист. – Он немного помедлил, положил свою руку на колено Ани, она обеими ладошками обхватила его пальцы. – Спасибо Вам.

     - Ну, что, Вы? Олег Максимович. Вам спасибо. Ведь эта программа новаторская. Вы нам честь оказали, что согласились в ней участвовать.

    - Значит, мы друг другу помогаем. – С улыбкой сказал Олег.

    - А сейчас, раз уж я пришел, можно я осмотрю Аню? – и, не дожидаясь ответа, доктор встал и вывел девушку в центр зала. Может для приличия, но он еще раз вопросительно посмотрел на Олега.

     - Да, не возражаю, - согласился хозяин.

     - Хорошо. Милая, встань сюда вот под свет. – Попросил Аню доктор, подводя ее под люстру. – Хорошо. Открой рот и скажи а.

     Девушка послушно запрокинула голову и открыла рот. Из кармана мужчина извлек ключи, к которым был прикреплен брелок. Это была электронная лупа, через которую доктор продолжил изучать горло, затем зрачки, ушные раковины, волосяной покров.

     - Прекрасно. Хорошо. В норме. Замечательно. – Не переставал приговаривать он. Не отрывая взгляда от девушки, доктор спросил у Олега. – А что же Вас, не устраивает?

     - Мне практически все нравится. – Ответил Олег, выйдя из-за стола и подойдя к окну. Он вглядывался в ночной город.

     - Вы недоговариваете. Значит, есть еще недочеты. – Отойдя на пару шагов от девушки, доктор достал из кармана еще один медицинский гаджет и стал возится с ним. – А теперь, красавица, сними платье. Ну, что ты, милая? Олег Николаевич, Аня ждет Вашего разрешения.

    Олег обернулся и одобрительно кивнул. Девушка, взявшись за подол платья обеими руками, сняла его через голову. Положив одежду на подлокотник кресла, она вернулась под люстру и обхватила руками свои плечи.

     - Ой. Как мило, какие кружева, – запричитал гость. – какое прекрасное белье! Ну как же можно такое не любить?

     Олег отвернулся. Иван Николаевич принялся за тестирование кожного покрова.

     - Доктор, Вы можете сделать что-нибудь с ее голосом?

     - Олег. – Гость бросил гаджет на диван и подошел к хозяину Ани. – Вы очень требовательный клиент. Наши психологи восемь месяцев приводили в соответствие ее характер. Вы знаете, что большинству мужчин в мире, вообще плевать на психотип их спутниц. Они соглашаются на базовые отношения. Дешевый, стандартный набор. Ну, там типа, уборка, стирка, секс, приготовление пищи. А в остальное время наши модели пылятся в шкафах.

     - Аня, оденься. Выйди пока из комнаты. – Сказав это, Олег проводил глазами девушку до двери. Заметив этот взгляд, доктор продолжил.

     - А ее тело? Мы лучшие синтетические материалы применили для Вас. Все видео и фото где была Аня, изучили досконально, чтобы повторить каждый миллиметр тела Вашей жены. Благодаря образцам ее ДНК синтезировали ее запах. А Вы говорите про голос. Ну, кто же виноват, что Ваш слух улавливает такие тончайшие нотки? И из-за этого пустяка рушится вся картина!

     - Это не пустяк, доктор. – Прошептал Олег. Продолжая вглядываться в какую-то точку во тьме за окном, он спросил, – Вы знаете, почему негритянский джаз сильно отличается от джаза белых?

     - Простите, что? Нет, не знаю. Никогда об этом не думал. И почему же?

     - Потому что в нем все настоящее. Дух Африки, дух свободы, боль. Они это не синтезируют, Потому что у них это все в крови…

     - Хм. Интересно. Но вернемся же к нашей Ане. Ведь нам нужно продолжить эксперимент.

     - Я принял решение, доктор. Там за дверью не моя Аня. Моя Аня осталась в ущелье. Она в первый и последний раз доверилась чему-то ненастоящему. Она умерла из-за фальшивой, альпинистской экипировки… А сейчас заберите Вашу модель и уходите. Прощайте…

     Сегодняшний вечер должен был стать обычным. Нет не обычным пустым житейским вечером, какой бывает у миллионов современников. Те не замечают и не ценят, что имеют. Они приходят уставшими с надоевшей работы, безучастно съедают свой ужин, с изможденным лицом удовлетворяют и другие физиологические потребности. И ничего не ценят.

0
62
Вика
15:53
Великолепно
Загрузка...
Любовь Черникова №2