Светлана Ледовская №2

Сердечные песни его молодости

18+
Сердечные песни его молодости
Работа №5. Тема дуэли: Владыка
  • Победитель
Текст:

Малов открыл дверь и замер: на этот раз повезло. После нескольких лет поисков он встретил Ее.

– Я по объявлению, – сказала женщина.

– Проходите! – Широким жестом Малов указал на комнату с синтезатором. – Какие песни вы знаете?

– С листа могу любые сыграть. На слух подбираю...

– Замечательно!

Малов все сразу рассказал. Он поет два-три раза в неделю. У него свой устоявшийся репертуар, менять его он не хочет. Воспоминания, знаете ли. Вот, например... Малов промычал несколько тактов.

– Сможете?

Аккомпаниатор взяла аккорд, другой. Посмотрела на Малова.

– Продолжайте! – подбодрил он ее.

Женщина играла, как цеплялась пальцами за лед. Пальцы соскальзывали, но она в последнюю секунду переносила руку и вцеплялась в другие клавиши. Темное течение отрывало ее, но, пока длилась песня, женщина держалась, и Малов держался вместе с ней. Это судьба, подумалось ему.

–Замечательно! Тогда не будем откладывать, начнем, – волнуясь, сказал Малов.

Аккомпаниатор уверенно сыграла вступление.

Малов запел про красного чортса, усталыми шагами под знаменем сдвигающим пространство в светлое. У чортса рукава по локоть в крови, кровь льется на песок, стелется мокрый след. Из лоснящихся следов родятся маленькие, как виноградины, последыши. Гроздья сердца. У чортса обвязана голова. Малов видит повязку как готически пышный венок колючей проволоки, где, гуляя, посвистывает сквозь щелястые зубы воля. Чортс идет под знаменем, колышется тяжелое полотнище, шевелит венок. Колючки елозят по голове, и от этого вся голова у чортса скользкая и красная. По запекшимся почерневшим струпьям стекают новые и новые алые ручейки, текут ниже, и чортс весь становится красный. Командир. За ним, синхронно припадая на левую ногу, с морозными глазами, идут делать новый мир несчислимые войска.

Подождите, не прерывайте, махнул рукой Малов.

Где шипы, там и розы. Двенадцать белых роз крепко впились в голову.

Малов скупым жестом показал, как впились. Да подождите же!

В зените стоит солнце, красное, как и должно быть, по имени Владимир, как и должно быть. Солнце полыхает пламенем, пламя – судьба сердец.

– Все! – выдохнул Малов.

Женщина сидела потупившись, дышала тяжело. Ее левая нога дрожала.

А вот еще, с трудом отведя взгляд от дрожащей ноги, сказал Малов, и начал петь: ночная степь, вдалеке мерцают неизвестные костры. Ровно сто пламенных сердец лавой понеслись к своему мистическому зиккурату, пел Малов. Птицы летят навстречу с дикой скоростью, они звезды, пробивают грудь и застревают. Нельзя дышать, можно только сипеть через дырки, как гигантская гармошка, хаотично биться конечностями, откидываясь головой. Когда дыхание устает, не удерживает тяжелый обруч ребер, птицы разрывают тело и улетают прочь, рыдал Малов. На песке остается горящее сердце.

Я понимаю, играла аккомпаниатор, я была боевой лошадью в том сабельном походе, твоей кобылицей, я несла степь ковыль полынь в своих грудях, я помню твои колени на своих боках. Я знаю твои поводья. Путь к зиккурату усеян детскими глазенками. Я летела по ним, едва присыпанным намокшим красным песком, босиком. Глазенки стрекочут ресницами, щекочут, шепчутся, сверху и внутри пустота звездная и нет морального закона. Тонких, горячечных, нас бросало на шрапнель, мы тонули и горели. Страшный ветер сдирал нам лица. Мы достигли зиккурата. Медленными шагами, высоко задираемыми ногами прошли прижатые плечом к плечу ряды. Балансируя на пальцах, вытягивая носочек, танцы марши на глазах у всех. Но мне страшно, пела женщина, страшно красно вспоминать широкую площадь, барабанную дробь перед зиккуратом, я боюсь возвращения.

Что видит последыш несчислимой армии пламенных сердец, подхватил Малов, когда отрывается от скользкой грозди, мокрого бутона? Он видит спины уходящих товарищей, в венках из колючей проволоки, красных от стекающей крови, в длинных, до пят, разбухших шинелях, скребущих, стирающих след.

Пройдут, соберут, не оставят, не покинут пламенеющих. Из них построят вращаться маяк, бросят длинный за горизонт луч, освещать и обогревать живущих, запели оба. Владыка зиккурата вернет нас, возродит нас, восстанет в нас. Ему принадлежат наши сердца, он их хозяин. Мы живы вечно, и наша молодость жива наша кровь да.

Посмотрев на застывшее экстатической маской лицо женщины, Малов все понял.

– Вы тоже видели его? – спросил он. – Вы тоже чувствуете владыку зиккурата в своем сердце?

Он бросился перед ней на пол, обхватил, прижался щекой к шершавой сухой юбке.

– Не уходите! – жалобно попросил Малов. – Я вас так ждал! Я буду на вас ездить, ухаживать, чистить. Я куплю вам все новое. Вас как зовут?

– Галина, – неуверенно произнесла аккомпаниатор, – Николаевна...

– Галка, – Малов потерся щекой о ее колени. – Галка. Смотри!

Малов вскочил с пола и встал с широко расставленными ногами, раскинув руки параллельно полу.

– Пятилучевая симметрия! Какая сила, а? Она разорвет человечество изнутри! Понимаешь?

Глаза Галины Николаевны покраснели. Зажмурившись, она всхлипнула невнятное и вдруг, оттолкнув Малова, бросилась из квартиры босиком, едва подхватив стоявшие у порога туфли.

После ее ухода Малов попытался петь еще, но настроение ушло. Походив по комнате, Малов остановился перед репродукцией красного квадрата. Долго смотрел, склоняя голову то к одному, то к другому плечу. Потом разделся донага и, встав перед зеркалом, изобразил пятилучевую симметрию. Мы ждем сигнала, говорило его жилистое тело своему отражению. Затем Малов быстро сел на пол, охватив руками подтянутые к груди колени. Повторив движение несколько раз, довел его до легкости. Назавтра он намеревался показать Галине Николаевне преобразование пятилучевой симметрии в красный куб. Закончив, послал ей в мессенджер сообщение о новой встрече.

На следующий день Малова поджидали у дома. Сидящий на скамейке рядом с подъездом седой серьезный мужчина упруго поднялся и, не сказав ни слова, ловко ударил Малова кулаком в живот. Второй, помоложе, с размаху пнул ногой в лицо. Малов сразу упал, но от него не отстали. Его жестоко били, стараясь попасть по голове. "Я тебе покажу лошадь!" – выдохнул один из пинавших Малова, но другой зашипел на него заткнуться. Малова долго избивали молча, пока их не остановил женский крик.

– Папа! – кричала на бегу Галина Николаевна, – Что вы делаете?!

– Пойдем, батя! Хватит с него! – вполголоса сказал второй. Пнув Малова еще по разу, мужчины быстро удалились.

Лицо Малова превратилось в скользкое месиво, из рваных ран на голове пульсировала кровь. Галина Николаевна села на землю перед подъездом, положив голову Малова себе на колени. Юбка сразу пропиталась кровью. Прохожие бросали боязливые взгляды и отворачивались. Малов приподнял раздувшееся веко. Волосы Галины Николаевны гривой колыхались над ним. Из-под вороных прядей тревожно смотрел лиловый глаз.

– Лошадка моя, передай, я погиб...

– Не погиб, не погиб! – запричитала, срываясь на плач, Галина Николаевна. – Сейчас все сделаем!

Неделю Малов провел в больнице. Его оформили как пострадавшего от неизвестных хулиганов. Галина Николаевна навещала его каждый день. На второй день она принесла Малову пятилучевой знак владыки зиккурата на окровавленной тряпочке.

Из больницы Малов ехал, сложив ногу в гипсе на костыли, откинувшись назад в раздобытой Галиной миниатюрной коляске. Ветер охлаждал красные шрамы на обросшей коротким волосом голове. Галина радостно цокала копытами, иногда оглядывалась, подмигивала лиловым глазом. Расчесанная грива отливала синевой на красной попоне.

Симметричное в пяти лучах солнце Владимир сквозь прозрачную землю освещало дорогу к зиккурату.

Конкурс завершен:
Да
Другие работы:
+12
14:05
1013
15:02
+1
Очень интересная задумка. И хорошо, что автор сконцентрировался на героях, а не на фантдопущении. Единственное, что не очень понятно: к чему его поиски Гали, для чего она ему?
Это же не лав стори
И, когда всевидящий рассказчик залезал в голову то Владимиру, то Гале, то сделал это несколько небрежно. Если уж менть точки зрения, то последовательно. Один абзац один человек, другой абзац другой человек. Ну или как-то еще
Текст написан хорошим стилем, мне нравится.
Возможно, я бы еще имена поменяла. Галин и Владимиров много развелось на просторах Слона
15:27
+1
Низзя мне такую прозу читать. Простите, автор, психоделика зашкаливает.
17:06 (отредактировано)
+3
Вот что мне нравится в подобных текстах, так это ловкость рук. Смотрите, мы берём первую попавшую в прифронтальный неокортекс художественную деталь и кидаем её в поток слов сырой. Но этого мало. Мы достаём оттуда же ещё одну деталь, и ещё одну, и ещё… Скоро весь текст начинает напоминать неаккуратный зиккурат из надгрызенных образов, грозящий осесть под собственным весом и похоронить автора.

Смотрится подобный массив внушительно и грозно: что есть, то есть. На читателя неподготовленного производит ощущение мастерской и сложной работы, которая исполнена планами и слоями, насыщена идеями и концепциями.

Фишка в том, что так оно и есть… Но лишь в воображении самого читателя. Это чисто техническая работа: инсталляция из консервной банки, сахарной ваты и куклы без ноги, выставленная в галерею под свет софитов и многозначительно обнесенная оградкой. Вокруг толпятся посетители, критики, журналисты, гадают, что хотел сказать автор… А автор привычной рукой клепает ещё десяток таких же поделок и вяло переругивается с соседом по коммуналке, которого раздражает весь этот грохот и скрежет.

Резюмируя: ниачом.
18:35 (отредактировано)
Не совсем, мистер Ёж. :)
Сбитие с толку наслоением быстро движущихся картинок, это да. Тут их много. Но не ниачом. О том. И умышленно непрямо.
18:41
+1
О, многозначительно двигать бровями — тоже вполне себе ремесло.
18:52
Это щас про меня? :)))
10:23
Бред сумасшедшего! А Ваш комментарий с использованием литературных терминов напоминает вычурную речь одного персонажа из кинофильма «Покровские ворота» повеселилась я читая комментарии!
13:49
+3
Новорег ради единственного комментария? Похоже, никто совсем не палится.
10:03
+1
Кстати, да!
Есть такое ощущение, что шедевр намалёван говном на спине читателя.
Но лично меня впечатляет УМЕНИЕ, в том числе подать, нежели СОДЕРЖАНИЕ.
17:24
+1
:))) Ну что ты будешь делать, а?
Огонь, а не дуэль
19:47
НЕ СМЕШНО. так низко пасть…
20:56
+1
Встретились два одиночества) загадка гения.
Про Щорса понравилось. Интересна манера изложения, но это вторжение бытвизма для меня погубило все и перечеркнуло. Нет, я прекрасно понимаю зерно конфликта, но вот не нравится мне подобное. Для меня тут много натуралистичного, обратной стороны камлания. Но это, конечно, смелый поиск. Другое дело, что не люблю я все эти игры с подсознанием, воздействие на подкорку, мне ее помыть после этого хочется с чистящим средством.
23:51
+1
Это ж сколь ненависти к истории и славному сов. прошлому!!! Достойно похвалы… звучит словно откровение барина из Парижу 1920 года (или поручика Ржевского, выжившего в русской рулетке по причине спиленного бойка в револьвере)
Там где ложь, батенька — нет места правде… Присоединяюсь ко многим комментам… НИОЧЕМ, завернутое в блестяшку… Шеин.
02:18
+3
Да. Вот такой вот замес.
Не прожито и не пережито. Не осмыслено и не осознано. Поэтому пугает. Этого не было! Этого нет! Ведь не может же быть? Мы же не такие!!! Это же… не про нас.

Но чертовски близко к сути. Нет? А если внимательно посмотреть?

Зачем ему Галя? А он искал её всегда.
Да, не смотря на вот это вот всё внутри него.
А она… А она без любви не может. Даже без… такой. Без какой-нибудь. И тянет, тянет вперёд. Всегда тянула.
К зиккурату…
Нда… Смело.

ГОЛОС.
09:16
+3
Люблю «Песню о Щорсе» и «Там вдали за рекой», да, люблю. И пою их вслух, да, вслух. Сердечные песни моей молодости, да, сердечные. Поэтому этот рассказ мне не нравится, нет, не нравится.
10:10 (отредактировано)
+7
А мне понравилось, как его били. Прямо вот и за лошадь, и за Щорса, и за текст…
10:17
+2
Я б тоже пнула.
00:27 (отредактировано)
Какая прелесть ))
13:26
+1
Вот смарите: у вас ограниченное число знаков. Логично их экономить и тратить только на нужное.
Вот и: накой тут такое подробное выписывание шизы героя, если тут даже персонажи толком не введены? Очередная безликая Она в сферическом вакууме.
Тут бы уже или по-людски этот анекдот дописать, или выкинуть вообще все, кроме бахатого внутреннего мира ГГ (потому как только в этих обрывочных картинках хоть что-то есть, в отличие от всего прочего)
13:27
+1
А, ну да… Технично так Солнце Владимир вписан, правда, впустую
Описания сочные, до жути. Про детские глаза, например. Но не получилось ни красоты, ни цельного финала, ни даже истории с объяснениями: почему папа бил? Почему по объявлению? и т.п.
16:57
+1
А вот еще, с трудом отведя взгляд от дрожащей ноги, сказал Малов,

Ой, что это?
Я понимаю, играла аккомпаниатор, я была боевой лошадью в том сабельном походе

Ой, а это что?
Что видит последыш несчислимой армии пламенных сердец, подхватил Малов, когда отрывается от скользкой грозди,

Уй, и это тоже нормально? Это на каком языке писано? Точнее, по каким правилам?
А-а-а, это же сюрчик? Типа, все можно? Ну-ну…
Шел отряд по берегу, шел издалека,
Шел под красным знаменем командир полка.
А-а-а, вся рубаха в петухах! ©

Восхитительное произведение.
Читайте на здоровье.
00:27 (отредактировано)
Все три примера относятся к правильному использованию несобственно-прямой речи. У Андрея ЛакрО был блог с название «Автор говорит», можете там посмотреть, например.
06:06
Особенно первый пример. Это несобственно-прямая речь? А где же тогда собственно-прямая? laugh
Здесь вы ну вот совсем не правы.
09:55
+2
Это круто, потому что… потому что!
Ну фиг знает, я реально офигел, как давно не офигевал.
Более-менее логичный сюр — это вообще нонсенс. А когда столько всего накручено- намешано, да смыслы подогнаны, да аллюзии подобраны, да написано как по маслу — я в восторге.
Блин, это же как в одном авторе соединились нестандартное мышление, недюжинная фантазия и божий литературный дар!
Вообще теряюсь в догадках, кто автор. Интересно!
А ещё это ненавязчиво смешно.
ГОЛОС.
13:29
+2
Местами лохмато, кое-где спорно, но, я могу предположить, это то ли у меня от вкусовщины, то ли у вас от ограничения по времени.
Хороший сюр, а когда сюр хороший, к нему ни прибавить, ни убавить, его можно только любить, плюсовать и добавлять в избранное, тиская в загребущих ручках. Блин, даже про лошадь есть. Нате вам мою любовь, сердце и ГОЛОС, стерегите, я за ними потом вернусь.
14:47
+2
Я, как и большинство, готов убить/избить/проклясть автора, за надругание над моей советской историей и моим счастливым детством.
Но!
Текст вдохновенный и выдающийся, это правда. Ведь он вызвал столько взрывных эмоций. Значит автор своего добился. Значит задеты и всколыхнуты отдаленные уголки памяти, морали и совести. Сюр сюром, но все лежит на поверхности.
А автору мы простим столь оголтелое внимание к красным линиям, если он выполнит такие-же белые линии.
А пока — ГОЛОС.
23:49
+1
Написано лихо. Мне понравилось, как написано. Песни разложены буквально по строчкам и каждой строчке автор дал совсем другой смысл. Кровь на рукаве и Руки в крови.
Но мне за песни как-то обидно :))) Про Щорса мы с папой пели. Просто так, без политического подтекста.
Буду думать
19:55
+2
А вот пришла с ГОЛОСом сюда.
Песни зацепили, что ли :)
00:23 (отредактировано)
+1
В рассказе нет сочетания «руки в крови». Есть «рукава».
Хотя мысль про «руки» возникала, но тогда пришли бы ненужные ряды, поэтому остались более правильные «рукава».
16:46
+2
Связь рассказа с темой не получилось уловить. Но после прочтения очень захотелось взять узелок и закричать так грустно в туман: «Лошадка-а-а!..»
17:03
+4
вот только не смейтесь. ГГ у меня моментально сложился эдаким Бенедиктом Татарским. Чудеса восприятия, ага, «Кысь» в прошлом веке читана, «Generation P» просто давно. Но, по моим ощущениям, сложившимся из того КАК написаны эти «Сердечные песни...», какие слои моих подсознаньев задействовались — Малов оттуда, из того пласта восхитительного безумия Толстой и Пелевина.
для меня рассказ из разряда ОЧЕНЬ авторского кино: поймут только самые продвинутые, самые незашоренные, свободные и очень грамотные. Я поняла лишь на ассоциативном уровне и просто стоя аплодирую смелости автора. независимо от результатов Дуэли, этот рассказ должен войти в «Золотой Фонд Дуэлей БС»)))))
16:50
+2
Не знаю, по каким правилам пишется сюр, но почему-то понравилось, зацепило это нагромождение непонятного с любимыми песнями. Автор достоин аплодисментов! bravo
20:51 (отредактировано)
+2
Нету здесь надругания, как мне думается. Это проникновение на более глубокий слой реальности, где всё изменчиво, всё иначе. Неправильно с традиционной меркой подходить к «иному».
Жаль, не добрался до других рассказов, потом прочитаю. Но этот, конечно, хорош. Здесь же не только на черта аллюзия, но и на Христа с его терновым венком. Обидеть сравнением с Христом довольно сложно. ))
Сплошная круговерть смыслов.
Спасибо. Конечно, здесь нет никакого надругания. Есть много непривычных образов.
Список основных референтных мотивов:
Блок «Двенадцать» (озвучка на БС), «Скифы», Маяковский «Левый марш», Кооль «Там вдали, за рекой», Светлов «Юный барабанщик», Багрицкий «Смерть пионерки», Голодный «Песня о Щорсе».
Но ведь… это же просто копипаста, сгенерированная нейросетью…
В этой дуэли у нас новая фишка такая: прийти и написать под рассказом конкурента что-то неприятное.
00:26
+1
То есть фишки по два рассказа с носа вам показалось мало?! jokingly
Я не стал препятствовать 2 рассказам у конкурента, сам тоже написал 2. Это был договор. )
00:35
+1
«по два рассказа с носа» было сказано не насупленно скривив недовольную мордочку, а напротив, радостно улыбаясь: это очень крутая Дуэль. Мало того что, что рассказы отличные, так в результате ещё и фишка с авторством. Это ж чудо восхитительное))))
00:50 (отредактировано)
Да я так… Сам в такой дуэли впервые.)
Спасибо за добрый отзыв. Рад, что вам понравилось.))
В этой жизни у нас такая фишка: писать что думаешь.
Это выглядит как написанное нейросетью, ничего не могу поделать.
07:05
Сейчас будет сложно. Вам когда-нибудь приходило в голову, что передача смыслов от текста к читателю может происходить не только при помощи прямого называния предметов и действий?
Ну, давайте поиграем в эту игру.
Да, приходило.
Следующий вопрос.
07:08
Приходило, стучалось, не впустили. К вам больше вопросов нет.
07:10 (отредактировано)
Видите, вот все и разъяснилось.
Людям нравится разное, и это не делает их лучше или хуже. Поэтому ваше высокомерие тут не слишком уместно.
07:17 (отредактировано)
Не, это не высокомерие. Это манера высказываться такая. Привыкайте.
А насчет нейросети он прав. Нет в этом рассказе её. Даже близко.
Если нет, то такой стиль и вокабуляр я видел в 1990 году в повести «Красное сафари на желтого льва», и они меня не впечатлили еще тогда.
07:39
Ну, автор, видимо, экспериментировал.
Мне, если честно, тоже не зашло. Только не за счёт идеи. Из-за исполнения. Как-то рвано получилось.
14:08 (отредактировано)
+1
Я что, где-то отрицал, что людям может «нравиться разное»? Что за натужная глупость, покажите, пожалуйста, это место.

Ваша позиция, что вас должен впечатлять «такой стиль и вокабуляр» ©, абсурдна, неумна и смешна и да, это делает вас хуже. Разъясняю, почему. Людям действительно могут нравиться разные жанры, кому-то Лев Толстой, кому-то Чак Паланик, но всегда и везде должно быть понимание и ощущение планки, которую, мне думается, вы не рассмотрите, даже если впоретесь в нее лбом.
Тексты вам ничего не должны, и жанры тоже, но понимать, что в любом жанре можно написать качественное произведение — это уже следующий уровень. И да, это высокомерие. Никогда не испытывал ни малейшего снисхождения к людям, у которых «постмодерн говно, я ничо не понял». Вам точно так же и «Герника» говно, мой племянник лучше нарисует".
писать что думаешь… ничего не могу поделать
ну почему же совсем ничего? Можно, например, не грубить незнакомому человеку. Или, другой пример, подумать перед высказыванием.
Загрузка...
Светлана Ледовская №2