Ясмина Сапфир №1

Интервью с Владиславом Русановым

Интервью с Владиславом Русановым
#Интервью_БС

1. Расскажите о себе. Чем Вы занимаетесь, чем увлекаетесь?

Я закончил Донецкий политехнический институт (в настоящее время – Донецкий национальный технический университет) по специальности «Технология и техника разведки месторождений полезных ископаемых». Работал вначале в отраслевой научно-исследовательской лаборатории морского бурения, потом на кафедре «Технология и техника бурения скважин». В 1999 году защитил диссертацию. Специализация – бурение неглубоких подводных скважин на шельфе Мирового океана. Имею в активе 25 изобретений в области бурения, около 50 научных статей, три учебных пособия и целую кучу методических указаний. Был моложе, увлекался верховой ездой, фехтованием, рукопашным боем. Сейчас на увлечения времени не остаётся – всё отбирает основная работа в вузе и общественная – в Союзе писателей Донецкой Народной Республики.

2. Как давно Вы пишете?

Пишу прозу с середины 90-х. Стихи начал писать раньше, где-то сначала 80-х.

3. Почему Вы вдруг начали писать? О чем было самое первое произведение, которое Вы написали?

Почему начал писать? Захотелось изложить на бумаге те истории, которые крутились в голове. Первое крупное прозаическое произведение было весьма далеко от фантастики – приключенческий роман в духе Хаггарда и Буссенара. Его я писал «от руки», ибо компьютеры тогда считались непозволительной роскошью. К сожалению, этот роман не сохранился – рукопись где-то потерялась.

4. Вы тяжело раскачиваетесь, чтобы что-нибудь написать?

Ну, как сказать… От замысла до начала работы над текстом может пройти много времени, до нескольких лет. Но это не значит, что всё это время я хожу и раскачиваюсь. В это время я пишу что-то другое, И вообще, я чаще говорю о нехватке времени на реализацию всех замыслов.

5. Если у Вас вдруг что-то не клеится с произведением, как Вы поступаете?

Могу отвлечься, написать один-два рассказа на другую тему, а в это время продумывать варианты продолжения. Могу просто заставить себя, чтобы клеилось. Нужно уметь себя заставлять, иначе все книги останутся незаконченными.

6. Где вы черпаете идеи для своих произведений?

Да где угодно… Только давайте чётко разделять идею произведения – то есть, то, что писатель хотел сказать читателю, и фантастическое допущение (его очень часто называют идеей) — это фантастический антураж, присутствующий в книге и дающий ей именно признаки фантастики. Вот идеи выхватываются буквально «из воздуха». На неё может натолкнуть случайный разговор, телепередача, прочитанная книга...

7. Какое из своих произведений Вы считаете наиболее удачным?

В разные годы мне казались удачными разные романы. Можно выделить, пожалуй, трилогию «Клинки Порубежья», роман «Братья крови» и роман «Импровиз. Сердце менестреля». Вот они мне нравились, когда писал, и продолжают нравиться сейчас.

8. Можете ли вы в одно время писать несколько вещей?

Параллельно нет. Могу писать один роман и собирать материал на другой, но писать параллельно два романа не могу. Да и два рассказа тоже. Только по очереди, дискретно.

9. Есть ли среди Ваших творений такие, за которые Вам стыдно?

Есть, конечно. Те, которые я писал в середине 90-х. Я часто шучу, что когда буду вести семинар для начинающих авторов о том, как нельзя писать, то буду приводить примеры именно из этих рассказов. Ну, чтобы никого не обидеть. Там, как мне кажется, собраны все возможные стилистические ошибки, то есть широкое поле для примеров. Но у меня есть смягчающее обстоятельство – я никогда не предлагал эти рассказы для публикации.

10. Как Вы считаете, что важнее всего в литературе?

В русской литературе важен хороший русский язык. Правильный, богатый, грамотный. Всё остальное может быть по желанию писателя, но русский язык – главный ингредиент литературного блюда.

11. Кого из писателей или поэтов вы считаете достойным уважения?

Очень многих. Если начну перечислять, то мы погрязнем в именах и фамилиях, и интервью застопорится на этом пункте. Вообще, все, кто живёт по совести и чести, достойны уважения и не важно, у кого из них сам текст получается сильнее, а у кого – слабее.

12. Что Вы считаете самым трудным в жизни?

Самое трудное в жизни – сохранять хладнокровие в разных жизненных ситуациях, чтобы потом не было стыдно за слова или поступки. Всё остальное, относительно, легко.

13. Что Вам дает творчество?

Во-первых, это увлекательное хобби. Писать интересно. Если, конечно, ты пишешь не на заказ, а то, что сам хочешь сказать миру. Вот отсюда плавно выплывает «во-вторых». Во-вторых, в книгах я могу попытаться донести до читателя какие-то свои мысли. Если получится. Практика показывает, что понимают, то что ты хотел сказать, два-три читателя из десятка. В-третьих, публикации приносят (пока ещё) немного денег. Часто сталкиваюсь с мнением, что писатель должен быть голодным и говорить о гонорарах стыдно. А мне не стыдно. Гонорар за литературное произведение – это, прежде всего, возможность работать над следующим произведением в спокойном ритме, а не сходить с ума от горя, если поломалось что-то в твоём рабочем компьютере.

14. Вы чем-то жертвуете ради творчества?

Жертвую. Свободным временем. Отдыхом. Сном. Так было всегда, но в последнее время приобретает катастрофические масштабы. Понимаю, что спать по четыре часа в сутки — ненормально, но уже привык.

15. Над чем Вы работаете сейчас? Каковы дальнейшие творческие планы?

Сейчас я дописываю продолжение романа «Импровиз. Сердце менестреля». Условное название «Импровиз. Странствие менестреля». Осталось не так много и это будет настоящая концовка, не оставляющая лазеек для продолжения.

Планов много… Хочу написать что-то в стиле стим-панка. Может, роман, может повесть… Тут как получится. Хочется сделать мистический роман о современном нам Донбассе и о нашей войне. Хочется написать толстую книгу о гражданской войне. Подуманы сюжеты нескольких больших рассказов.

Где только время найти на всё это?

16. Ощущаете ли Вы принципиальную разницу между женской и мужской литературой?

Вот ту снова хотелось бы уточнить – речь идёт о целевой аудитории или об авторах? Если об авторах, то, как мне кажется, проблема надуманная. Хороший текст не зависит от графы «пол» в свидетельстве о рождении. А если о целевой аудитории, то разница улавливается. Да, есть книги «для мужчин» и книги «для женщин». Но так было всегда, это не изобретение нашего времени. В конце 19 века мальчишки читали рассказы о Нате Пинкертоне, а девчонки – сентиментальные истории о неразделённой любви. Почему сейчас должно быть наоборот? Но мне ближе те книги, которые пишутся без ориентации на половую принадлежность читателя, равно как и на уровень образования или сферу занятости.

17. Не кажется ли Вам, что нынешнее засилье женского фэнтези, иронических детективов, лит-RPG, фанфиков и «попаданцев» убивает серьезную литературу?

А что такое серьёзная литература? Это такая литература, которую скучно читать? Или литература, читать которую нужно заставлять? Можно в самую простую и лёгкую форму литературного произведения заложить самую глубокую идею. Если задаться такой целью. А можно написать тягучее, переполненное назиданиями и морализаторством, произведение и носиться с ним, утверждая, что это серьёзная литература. А кому нужна такая литература?

Проблема в другом. Сейчас практически некому прививать подрастающему поколению вкус к хорошей литературе. Могу пояснить на примере поэзии. Просто так проще. Единицы школьных учителей литературы способны отличить хорошее стихотворение от плохого. Говоря грубее и жёстче, поэзию от наспех слепленной поделки. Когда в программу дополнительного чтения вводят «поэтов родного края», то руководствуются не качеством текста, а «сможет ли этот поэт приходить в школу по первому зову» или просто включают по знакомству – соседку, родственника и т.д.

Что касается прозы, то там вообще оценивают по принципу «не читал, но осуждаю». Фантастика? Детектив? Приключенческая проза? Да вы что!? Они не могут быть литературой по умолчанию. Оградим детей от низких жанров! Хотя «Преступление и наказание» – детектив, «Мастер и Маргарита» – фантастика, «Дубровский» – боевик в историческом антураже, а «Вий», вообще, хоррор.

18. Сериальность это благо или вред для автора?

Есть разная сериальность. Бывает, что замысел не укладывается в одну книгу. Точнее, пишешь, пишешь, и роман получается очень «толстым», поэтому при издании его дробят на два, три, пять томов. За что тут ругать автора? Тот же «Тихий Дон», чай, не брошюрка на сто страниц. Но внешне это выглядит, как сериал и желание получить побольше денег с читателя. Есть другая сериальность. Писателю удался роман. Как говорится, «выстрелил». Восторженные отзывы, литературные премии, дополнительные тиражи и переиздания. Редкий автор не захочет повторить успех. Да и издатели, как правил, подзуживают – давай ещё. Так возникают продолжения, которые в девяти случаях из десяти хуже первой вещи. Только настоящим мастерам удаётся сделать продолжение не хуже… А вот благо это или вред? Я сам тяготею к толстым книгам. Чтобы довести сюжетные коллизии до логического завершения, мне мало трёхсот страниц. Вот тысяча — в самый раз. То есть минимум три тома. Но сюжет в них, как правило, сквозной. Мне так нравится. Тем писателям, творчество которых нравится мне, тоже удаётся именно такая форма. Ну, и пусть будет, как есть.

19. Отличается ли по Вашему увлекательная книга от «чтива»?

Чтивом я могу назвать книгу только в том случае, если она написана с грубыми орфографическими, пунктуационными и стилистическими ошибками, при полном отсутствии знаний по «фактажу» поднятой темы. В любом другом случае, книга имеет право на жизнь. Пусть в ней упрощён сюжет и персонажи далеко не «выпуклые». В русских сказках это же никого не напрягает? Или в комедии «дель арте» – там вообще все персонажи шаблонны, но пьесы эти живут не одну сотню лет и вошли в фонд классики мировой литературы.

20. Что пожелаете своим коллегам по перу?

Меньше изображать писателя, а больше писать. Меньше говорить о своём творчестве, а больше писать. Меньше ругать других, а больше писать. Короче… Больше писать.

21. Если бы Вы могли выбирать, в мире какого из своих произведений жить, что Вы выбрали бы?

Времена не выбирают,

В них живут и умирают.

Больше дерзости на свете

Нет, чем клянчить и пенять,

Будто можно те на эти,

Как на рынке поменять.

Я реалист. Я прекрасно понимаю, что современный человек не выживет в Средние Века. Дело даже не в неприспособленности к ремёслам, сельскому труду на том уровне и с тем инструментарием. Я не говорю уже о военном искусстве. Просто любая простуда без лекарств загонит в гроб. А если не простуда, то некипячёная водичка или просто прокисшее жаркое. Там, где благородный рыцарь отделается расстройством пищеварения, современный человек умрёт.

Но у меня есть лазейка. Действие романа «Братья крови» происходит в 21 веке, приблизительно в наши дни. Вот, как бы, и ответ...

22. Если бы кто-то взялся писать фанфик к какой-либо из Ваших книг, как бы Вы к этому отнеслись?

Да пусть пишут. Кстати, у меня есть предварительная договорённость с одним писателем. Он хочет сделать фанфик по «Импровизу». Если точнее, то взять одного из героев второго плана и развернуть его судьбу в большом произведении. Я не против. Даже готов помогать по мере сил советом по реалиями вымышленного мира. Самому интересно, что же получится.

23. А если бы Вам предложили экранизацию Вашей книги, но какой-то одной, то какую бы Вы выбрали?

Даже не знаю. Много зависит от того, кто возьмётся режиссировать, кто будет писать сценарий? Будет это короткий сериал или полный метр? Без этих дополнительных условий мне трудно сориентироваться.

Но, чтобы не уходить от ответа, пусть это будет «Импровиз». Из него должен получиться неплохой фильм «плаща и шпаги» в духе французских фильмов с Жаном Маре.

24. Какого своего героя Вы бы хотели сыграть в экранизации? И почему?

Хороший вопрос. Плавное продолжение предыдущего.

Ну, если мы с вами экранизируем «Импровиз», то я хотел бы сыграть Ланса альт Грегора из Дома Багряной Розы – знаменитого менестреля, бретёра и пьяницу. Мне это будет несложно, поскольку я списывал Ланса с себя.

25. Хотелось бы Вам написать книгу в соавторстве? Если да, то с кем?

Хотелось бы. Но с кем, не знаю. До сих пор не определился. Самое главное требование — соавтор не должен пытаться доминировать. Не люблю я этого. Разругаемся сразу же.

26. Какие концовки книг у вас любимые?

Открытые. Когда читатель должен немного домысливать. Напротив, не люблю подробного «расписывания» концовок и не люблю морали в конце.

27. Снятся ли вам персонажи Ваших книг?

Нет, пожалуй. Пытаясь припомнить на обозримую глубину по времени… Нет, не снятся.

28. Возникает ли у Вас желание переписать какое-то из своих произведений?

Да. Возникало. Первую трилогию «Горячие ветры севера». Но не изменить фабулу или характеры, а подправить стилистику. Там есть что править.

29. Хотя, по словам классика, «голодать русские писатели привыкли» ©, все же задам вопрос: способен ли писатель прокормиться в нынешних реалиях своим творчеством?

Теоретически может. Если будет «пахать, как вол». Мне даже известны такие писатели. Но практически – нет. Хотя ещё в «нулевые» даже я, не будучи мэтром и суперпопулярным писателем, мог.

30. Что можете сказать насчет участия в различных конкурсах? Стоит ли этим заниматься или это лишь бесполезная потеря времени?

Конкурсы – это этап. Через него нужно пройти. Странно, когда писатель отказывается от конкурсов от слова «совсем». Возникают мысли о его неуверенности в себе или, наоборот, избыточной самоуверенности. Плохо, когда писатель зацикливается на конкурсах, превращая их в цель своей жизни. Мне кажется, поучаствовать в конкурсах надо, пока ты ещё ищешь себя. А потом интуиция подскажет «Всё, хватит, родной!»

31. Есть ли, по Вашему мнению, смысл в различных тренингах для писателей, мастер-классах от корифеев жанра?

Тренинги – они же не повышают мастерство писателя. Это попытки сделать из писателя менеджера. А вот мастер-классы могут принести немалую пользу. Главное, правильно выбрать корифея. Он должен не только мастерски писать, но и мастерски объяснять, как писать, начинающим. Не каждый чемпион мира может стать хорошим тренером. В свою очередь, спортсмен, не показавший великих результатов, может, став тренером, подготовить чемпиона мира. В литературе не совсем так, но близко.

32. Как Вы видите свое личное писательское будущее? Скажем так, какой вершины в писательстве планируете достичь?

Хотелось бы просто, чтобы читатели меня не забыли. А награды и достижения планировать не люблю. Если планировать, то ничего не получится, ибо жизнь – боль.

А незапланированные сваливаются на голову, доставляя радость. Например, я совсем недавно узнал, что стал кавалером Ордена им. Ф.М.Достоевского 1-й степени. Жду теперь, когда передадут сам нагрудный знак из России.

33. Чего больше в писательском успехе: упорного труда или таланта?

Наверное, труд важнее. Упорно работая над собой даже человек средних способностей способен достичь успеха. А если он ещё и талантлив, то все двери открыты. Напротив, талантливый, но ленивый писатель останется в памяти людей, как пустопорожний болтун, не способный что-то закончить.

34. Вы не против того, чтобы Ваше интервью было включено в готовящийся сборник интервью?

Не против.

35. Вы не против того, что Ваше интервью будет фактически коммерчески использоваться в сборнике, а Вы не получите за это ничего, кроме рекламы?

Не против. Я привык.

Ссылка на ознакомительные отрывки:

https://kazbooks.com/drugie-avtoryi/vladislav-rusanov/

+5
11:12
219
14:05 (отредактировано)
+1
Какое… фундаментальное интервью!!! Оно читается с огромным интересом (особенно на фоне предыдущего), оно познавательно и раскрывает неординарную личность.
мне ближе те книги, которые пишутся без ориентации на половую принадлежность читателя, равно как и на уровень образования или сферу занятости.
— вот эта фраза заставила не спорить, но уточнить. Может ли писатель специально направлять свою музу художественной литературы по одной из дорожек: для мужчин, для уборщиц, для очень умных и т.д.?
что такое серьёзная литература? Это такая литература, которую скучно читать? Или литература, читать которую нужно заставлять?
— очень понравилось!!! Абсолютно согласна! Браво!
поучаствовать в конкурсах надо, пока ты ещё ищешь себя. А потом интуиция подскажет «Всё, хватит, родной!»
— вот это заставило определиться в своем местоположении на творческой лесенке))). Вдруг провелась аналогия — я-то в авторской песне несколько лет моталась по фестивалям, утверждалась, а потом бац, и перестала хотеть соревноваться. Просто перешагнула на ступеньку повыше.
Полезное интервью. Спасибо, Владислав!
14:20 (отредактировано)
+1
Привет дончанину!
«Хочется сделать мистический роман о современном нам Донбассе и о нашей войне.» Хотелось бы такое прочитать, так что один читатель у вас будет точно.
16:27
+1
Хорошее интервью. Успехов, Влад. Этот год у меня юбилейный, так что думаю, что нибудь в Донецке замутим по этому поводу.)
20:30
традиционно напоминаю о вхождении интервью в «Чай со Слоном. Вторая чашка» ridero.ru/books/chai_so_slonom_vtoraya_chashka/
Загрузка...
Илья Лопатин №1
Голосуйте за лучший РАССКАЗ недели №138
  • 1. ​№1 ​Буква которой нет - Автор: Буэнос - 2 (11.1%)
  • 2. №2 ​Морской дракон - Автор: Е. Кинер - 8 (44.4%)
  • 3. №3 ​Метаморфоза - Автор: Се - 1 (5.6%)
  • 4. №4 ​Кис-кис... - Автор: Чарли - 5 (27.8%)
  • 5. №5 ​Уплотнение - Автор: Женя - 2 (11.1%)
Проголосовало: 18
Голосуйте за лучшее СТИХОТВОРЕНИЕ недели №138
  • 1. ​№1 ​Дурные мотыльки - Автор: Жан Кристобаль Рене - 3 (15%)
  • 2. №2 ​Пара крыл - Автор: Хагок - 3 (15%)
  • 3. №3 ​Стучат, значит живы - Автор: Татьяна Нестерова - 5 (25%)
  • 4. №4 ​Ти-состояние - Автор: Renata - 6 (30%)
  • 5. №5 ​Розовый мир - Автор: Tasha Slay - 3 (15%)
Проголосовало: 20
Голосуйте за лучший БЛОГ недели №138
  • 1. ​№1 ​(не очень нарративные) Итоги года - Автор: Narrator - 3 (13%)
  • 2. №2 ​Один день. Повелитель - Автор: Лев Елена - 13 (56.5%)
  • 3. №3 ​Как утешить больного и почему это нельзя делать словами - Автор: Тео - 1 (4.3%)
  • 4. №4 ​#2 А начну я с... - Автор: Emiru Amakusa - 1 (4.3%)
  • 5. №5 ​Незапоминающийся блог - Автор: Charlie Gelner - 5 (21.7%)
Проголосовало: 23