Ольга Силаева №1

Герберт Уэллс и критика. Ничего не напоминает?

  • Самородок
Герберт Уэллс и критика. Ничего не напоминает?

Прошло сто с лишним лет, как Уэллс сочинял свои рассказы, а критики разносили их в пух и прах. Вот что великий фантаст писал в в 1911 году в предисловие к своей книге «Страна слепых и другие рассказы»:

"Мы страдали и продолжаем страдать от априорной критики. Сегодня критик заявляет, что работа такого-то драматурга очень мила и интересна, «но это никаким образом не Пьеса», – и вот мы уже в пучине разговоров о рассказе как жанре и меримы всевозможными и совершенно произвольными аршинами. В какой-то момент возникла тенденция относиться к рассказу как к форме не менее определенной, чем, скажем, сонет, а не к тому, что может узнать за двадцать минут чтения или около того всякий, кто одарен отвагой и воображением. То ли мистер Эдвард Гарнетт, то ли мистер Джордж Мур в самом своем яростном анти-Киплинговском настроении изобрел различие между рассказом и анекдотом. Рассказ – это непременно Мопассан; анекдот же – нечто презренное и отвратительное.

Этот в своем роде дьявольский комментарий не оставлял места для защиты, а дураки подхватили его и принялись склонять так и сяк. Мало что так разрушительно, как огульное и избитое оскорбление, когда речь идет о творческом усилии. Теперь всякий может сказать о любом рассказе: «Ах, ну это всего лишь анекдот!»; все равно что заклеймить любой роман или сонату, не отличающуюся старательной монотонностью, как непоследовательную и бессвязную. На мой взгляд, форма рассказа, эта лаконичная развлекательная форма, теряет свою популярность именно по вине подобных обескураживающих инсинуаций. Теперь автор чувствует себя беспомощно уязвимым для парализующих обвинений, на которые не может ничего возразить, и страх омрачает и пятнает его счастливую беззаботность в саду собственных фантазий. Страх проникает в разум – бедствие смутное и неодолимое, будто морской туман весенним утром, так что начинаешь дрожать и хочешь поскорее вернуться домой. Что за абсурдная судьба одаренного богатым воображением писателя – быть настолько чувствительным к атмосферным влияниям!"

Ничего не напоминает?

Сам Уэллс описывал мастерство рассказчика как «веселое искусство создавать нечто блестящее и волнующее; это нечто может быть ужасным, или жалким, или смешным, или прекрасным, или глубоко поучительным – при условии, что на чтение его вслух уйдет от пятнадцати до пятидесяти минут. Все остальное – дело изобретательности, воображения и настроения; все, что они смогут дать: картину стоптанных туфель после трудного дня или пейзажи невиданных миров. Вот в этом духе разнообразных ожиданий рассказы и следует воспринимать».

О собственных рассказах Уэллс говорил: «Я ни на что не претендую и ни за что не прошу прощения. Эти рассказы будут читаться, пока люди будут их читать. То, что написано, либо живет, либо умирает».

Кто помнит тех критиков? Зато люди до сих пор читают Герберта Уэллса.

+8
22:55
140
Комментарий удален
00:05 (отредактировано)
+2
О, ну раз сказал сам этот… То тогда канешн — ох-ох тупые эти критики, не разглядели будущего гения ))) Сейчас бы себя с Уэллсом сравнивать. Правда что — а я чем хуже? laugh
Что ж, пожалуй, войду в анналы (я ж мастер пуканы поджигать laugh) как критик, не оценивший таланта великих, всемирно прославленных писателей ))) Осталось только вам прославиться на весь мир — давайте, не подведите меня laugh
11:30
+3
Кх-кхм… Молодой человек, уступите пенсионеру место.
15:46
+1
А почему кто-то должен помнить критиков? Читают и помнят Авторов, сумевших написать так, что читатель оторваться от книжки не может. Лично я «Войну миров» перечитываю регулярно.
16:22
+1
Об том и речь.
Загрузка...
Александра Неярова