Изолированная система (1/2)

  • Жаренные
Автор:
Мария Арика Петрова
Изолированная система (1/2)
Аннотация:
Очень странный рассказ, писался к БС, но мне он вообще никак не нравится, кручу-верчу, никак понять не могу, что же с ним не так конкретно, и можно ли вообще сделать, чтобы было так.
Критика приветствуется.
Текст:

1

Оформленные глянцевым пластиком дома, их глаза — впалые окна из непрозрачного стекла, витрины, машины, мокрая магистраль, полированные ветром бока магнитных поездов, от своего отражения не сбежать, куда не глянь, везде эти волчьи глаза, опущенные уголки рта и изломанный кривостью перегородки нос. Всюду, куда не падал лукавый взгляд Андрея, видел он только лишь свою рожу. Гадкую, виноватую. Непонятным для него оставалось, как эту рожу не замечали остальные. Вот же она, прямо в их глазах, отраженная таращится сама на себя, не замечая лица собеседника, втирая ему очередную модную модель смарт-браслета, смарт-очков, смартфона, смарт-чего-душе-угодно.

На фоне по новостным каналам передают кадры разрушений очередной высотки. На земле, внизу человечеству давно перестало хватать места, оно стремилось вверх, увеличивая здания, надстраивая этаж за этажом. Не рассчитанный на такую нагрузку фундамент просаживался, стены высоток покрывались трещинами, плотные застройки, когда дома стоят стена к стене, изнуряли почву. Но люди упорно уплотняли, подпирали, затирали шрамы на небоскрёбах шпаклёвкой, ставили арматуру, скобы, снова арматуру, и плевать они хотели на безопасность. Чем больше этажей в торговом центре — тем больше от него прибыль. Чем больше этажей в жилом здании — тем больше квартир в нём можно сдать или продать. В строительном бизнесе всегда крутились большие деньги, купить разрешение на ввод очередного объекта в эксплуатацию нынче проще простого. Трагедии, уносящие ежедневно сотни жизней стали обыденностью. Люди проходили мимо широкого экрана, транслирующего пополняющиеся списки жертв, лишь скользя взглядом поверх. Все эти имена для них — просто текст, набор букв.

Но не для Андрея, нет. Все эти имена он хотел бы помнил наизусть… Пожалуй, это единственное, что он мог теперь сделать для них всех — помнить. Каждое новое имя в списке делало отражение Андрея всё мрачней и мрачней, преследуя, сверля взглядом исподлобья своего хозяина.

А вокруг толпа покупателей, требующих всё больше и больше, как жадный ребенок у витрины с конфетами, они запихивали себе столько шоколада в глотку, сколько не смогли бы проглотить ни в жизнь. И Андрей нужен лишь затем, чтобы вручить им самую новейшую модель, лучше чем у соседа.

Магазины закрываются поздно, поздней всего, чтобы каждый успел урвать своё со свежеполученной зарплаты. Потому день Андрея заканчивался далеко за полночь, он возвращался уставший домой и засыпал в одиночестве, убаюканный шумом страдающего бессонницей города.

2

Когда-то всё было иначе. Когда-то Андрей имел собственный кабинет на высоком этаже, так что можно было даже глядеть на крыши ещё не подросших соседей-небоскрёбов. Город с той высоты казался безумно красивым, не смотря даже на то, что первые этажи скрывала сероватая дымка выхлопных газов. Но город за окном жил, дышал, в нём постоянно что-то происходило. И люди копошились в этом огромном муравейнике беспрестанно, весело и словно даже беззаботно. Андрей был одним из них, и ему это безумно нравилось. Хотелось повернуться спиной к своему рабочему столу и смотреть, как постепенно соседние здания становятся всё выше и выше, так что уже совсем скоро их крыши станут недоступны взгляду.

— Правда, красиво? — спросил звонкий высокий голосок.

Андрей обернулся. В дверях стояла Яночка — красивая, тонкая, высокая, словно сошедшая с обложки дива. От неё сходила с ума вся мужская часть отдела, и Андрей не был исключением, но пост руководителя заставлял его держать себя в руках. Яночка же замечала и те лёгкие намёки, что иногда повисали между ними в воздухе, и отвечала взаимностью на симпатию.

Рядовые служащие девушку не интересовали, большие шишки таким как она не по зубам, а вот начальник среднего звена — другое дело. И молодой, и собой не так уж и плох, впрочем, инспектору Яне Николавене внешность других людей была до лампочки.

Не дожидаясь ответа на свой вопрос, девушка кошачьей походкой вошла в кабинет, ловко прикрыв ногой дверь. Слухи сейчас были ни к чему, а упускать такой хороший момент чтобы пофлиртовать с начальником, Яночка не желала. Она сегодня заранее подготовилась и надела самую тесную блузку, так чтобы верхние пуговицы то и дело расстёгивались как бы невзначай.

— Андрей Васильевич, тут всё как обычно, можете не глядеть даже, я уже всё рассортировала как надо. Акты прикрепила, горяченькие, только с печати, — Яночка плюхнула на стол стопку бумаг и тут же разложила их на две, подглядев мельком как в нужный момент выскальзывает из петельки пуговка на груди, обнажая неприлично глубокое декольте.

Но ловушка не сработала, внимание Андрея было сосредоточено на документах.

«Как надо» значило, что в правой стопке лежат бумаги, которые нужно утвердить, а в левой — на отказ. И никак иначе, Андрею даже не надо было иметь своё мнение на этот счет. Если Яночка принесла всё в таком виде, значит поступили распоряжения, значит кто-то сверху уже получил на лапу за то, что будет утверждено, и не получил за то остальное, что лежит в левой стопке. Вот и все обязанности. Никакой мороки. Только исписаные печатным шрифтом листы, голый текст, совершенно ничего не значащий для Андрея.

— Можете быть свободны, спасибо!

— Андрей Васильевич, сегодня же корпоратив, вы посидите с нами до конца или сбежите от нас через полчасика, как всегда? —Яночка надула обиженно губки, пуская в ход всё свое природное обаяние и то обаяние, что получила благодаря искусству пластической хирургии.

Наконец подняв глаза, Андрей даже не остановил свой взгляд на откровенном разрезе, он давно привык к этим выходкам, но по-щенячьи милый взгляд заставил его осечься и немного помедлить с ответом.

«Попался!» — ликовала Яночка.

— Яна Николаевна, ну вы же знаете, что негласный этикет не позволяет руководству пить с сотрудниками. Да вам без меня веселей только будет.

— Может быть, кому-то и будет, но только не мне, — и отрепетированными жестом, Яночка взмахнула на прощанье волосами, словно лисица-демон из древних легенд, заманивая, соблазняя свою жертву.

3

Прошло не более сорока минут от начала корпоратива, как Андрей засобирался. Его подчиненные уже успели порядком подпить, смотреть, как они освинячиваются не хотелось, а освинячиваться с ними значило подорвать авторитет.

Встав из-за стола и попрощавшись, мужчина направился в свой кабинет за оставленным на столе гаджетом — умным браслетом. Подобно швейцарскому ножу он выполнял уйму функций, так что ни один современный человек не мыслил жизни без чего-то подобного. Браслет Андрею из всей линейки нравился больше всего, на работе как правило, гаджет лежал подключенным к столу.

Но зайдя в кабинет вместо браслета он нашёл там Яночку. Слегка шатаясь от выпитого она смотрелась в своё отражение на стекле окна, ставшего зеркальным от включенного света.

— Андрей, я красивая? — пьяным полушепотом спросила девушка, — Красивая, правда! А ведь раньше я такой не была! И никто не верил, что я смогу!

Жестом Андрей показал Яночке быть тише, он хотел успокоить её, но алкоголь уже пробил дорогу эмоциям, развязав девушке язык. И Яна продолжала:

— Знаешь, а ведь отец постоянно твердил мне в детстве, что такая уродка, как я, просто обречена прозябать в нищите, что я ничего не добьюсь. А я добилась! И вот тут с тобой теперь! А он знаешь где? В тюрьме! Я посадила его, да, сдала кому-надо, заставила подписать фальшивые показания... На него повесили одно из этих ежедневных обрушений. Мол работал на стройке прорабом и не уследил за качеством выполнения работ… и теперь я тут, а он там!

— Говори тише, прошу тебя. — Андрей подошёл к Яночке совсем близко, чтобы у неё не оставалось сомнений в том, что он прекрасно слышит каждое слово, — Ты что же, продала родного отца?

— Чёрт его знает, родной он мне или нет! — обиженно надула губки девушка, но начала говорить полушёпотом. — Зато смогла оплатить себе первую операцию, хочешь знать какую? Сперва я исправила нос! Потом немного подпилила челюсть, вставила выбитые зубы, кстати, а выбил-то их мне папаша! Так что, считай, компенсация!

Андрей взял в руки маленькое и милое личико Яны, взглянул на него, словно стараясь рассмотреть незаметные шрамы и импланты, сосчитать, сколько же их там, под кожей, насколько сильно девушка сейчас похожа на ту, что легла под скальпель хирурга впервые. И неожиданно для себя поцеловал эту напрочь лишенную принципов, полную корысти и хитрости женщину. Яночка жадно впилась губами, словно вампир, наконец дорвашийся до невинной крови.

4

Звякнув новым оповещением, гаджет на руке Андрея сообщил о зачислении аванса, конечно, на вторую карточку. Так тут заведено — иметь две карточки, одна для белой, официально зарплаты, а вторая — для чёрной. В целом такой заработок принято считать серым, но Андрей цвета смешивать не любил, для него доход больше был похож на зебру, ведь и деньги перечисляли то на одну карточку, то на другую, чередуя.

— Пришло же? — Яночка впрыгнула в кабинет, ловко минуя стол и нормы приличия, мягкой попой приземлилась на колени Андрея и обняла его за шею. На все вьющиеся словно рой ос вокруг них слухи теперь уже ей было откровенно наплевать. — Место в клинике я ещё вчера забронировала, тебе осталось только заплатить. Поехали со мной!

Андрей знал — обманываться ласковостью интонации и почти мурлыкающими нотками в голосе девушки не стоило. Это была вовсе не просьба, но приказ. Ослушаться его никак нельзя.

Оплатив на ресепшене какие-то неведомые, непонятные любому мужскому уму, но безумно модные и популярные среди женщин процедуры, Андрей проводил любимую в кабинет. Яночка упорхала в руки хирургов, словно бабочка к цветку. Она прекрасно разбиралась во всех тонкостях и спецификах импалнтантов, знала, почему стоит предпочесть для лифтинг-армирования наноботов, а не нити, ведь последние безбожно устарели, как бы красотки прошлых десятилетий за них не цеплялись. Для Андрея же одно только слово “лифтинг-армирование” было жутким ребусом, который не хотелось даже разгадывать.

Не первый раз мужчине уже приходилось коротать время в этом медицинском центре, потому Андрей прекрасно знал расположение всех мини-терминалов. Подключаешь к ним свой гаджет и вуаля! Тебе и новости, и кино, и интерактивная реклама для хладнокровного убийства минут, и даже часов.

Но в этот раз долго у терминала сидеть не пришлось. Уже через несколько минут из-за двери показалась обеспокоенная Яночка и поманила своего мецената в кабинет хирурга — святую святых светских львиц.

На столе у доктора не было бумажек, здесь уже все документы давным давно стали электронными. Андрей позавидовал, ему бы тоже очень хотелось не видеть на своём столе кучки угрюмых листов, а любоваться красивыми иконками на экране.

— А это, как я полагаю, счастливый глава семейства? — доктор улыбнулся как-то очень добро, обычно Андрею так никто не улыбается.

Яночка пригласила жестом сесть рядом. Её лицо тоже выглядело невероятно довольным, даже словно стало сразу красивей без всяких процедур.

— Любимый, у нас с доктором хорошие новости! Я буду мамой!

И Андрей понял, главой какого семейства он отныне является. И почему Яна вдруг стала такой хорошенькой за те пару минут, что провела в кабинете, хотя никакая процедура не успела бы даже начаться, и почему доктор улыбается так по-отечески тепло.

В тот момент мир Андрея вдруг засиял разноцветными изумрудами, рубинами и алмазами. Счастье бросило свои блики на прошлое, будущее и настоящее, осветив жизнь яркими красками, наполнив её сиянием.

Установку очередных имплантов, сулящих Яночке вечную молодость и красоту, из-за беременности пришлось отложить.

5

Самоцветами заблестели и облицованные серым пластиком дома, и даже их вечно угрюмые окна, казалось, пускают солнечных зайчиков. Хотя Андрей, как и любой другой горожанин, понятия не имел, как выглядят эти самые солнечные зайчики: из-за смрада, дыма и плотной застройки, солнце не посещало город уже давно.

А люди все строили. Вот и Андрей с Яночкой присмотрели себе новую квартиру на высоком этаже. Они нуждались в просторе, ведь их скоро станет больше, и нуждались в воздухе, а безбоязненно открывать окна можно только начиная с двадцатого этажа. Студия Андрея, конечно, располагалась хорошо, он успел купить её за сущие копейки, особенно для пятьдесят третьего этажа. Тогда ему хотелось подчеркнуть свой статус, приобретая жильё повыше, но сейчас ему жизненно необходимы комнаты, хотя бы три, ведь на одном ребёнке он останавливаться не собирался.

И пусть пришлось залезть в кредит, зато с каким благоговением смотрит на него Яночка, щебеча что-то о ремонте:

— Детскую комнату оформим в небесном цвете — пепельно-сером. Гостинная будет цвета морской волны — чёрной с легкой ржавчиной. Чудесно, не правда ли?!

Кивнув, Андрей подключил гаджет к домашней сети и включил новости. На экране вновь замелькали имена из бесконечного списка жертв.

— Боишься стать одним из них? — вдруг спросила Яночка, сев рядом.

— Наверно… Я думаю, все боятся, просто большую часть времени не вспоминают об этом, чтобы было не так страшно.

— Я не боюсь, — девушка вытянула ноги и начала их легко массировать, — Не думаю, что город захочет меня убить, я слишком хорошо к нему приспособилась: подумай только, пробралась на верхние этажи! Такие люди, как я, нравятся городу…

— Говоришь о городе, как о чём-то живом… Убери ноги со столика!Яночка недовольно надулась, но просьбу выполнила.

— Просто ноги тянет, забегалась на работе.

— Зачем ты вообще работаешь? Бери декрет или увольняйся вовсе, моей зарплаты вполне хватит.

Девушка захихикала и легла, опустив голову Андрею на колени, мечтательно закрыла глаза и ответила:

— Я положу все заработанные деньги на счёт нашего малыша. Если будет мальчик, то сможем оплатить ему учёбу, если девочка — пластическую операцию. Здорово я придумала, правда?

Андрей довольно хмыкнул, поглаживая мягкие волосы своей возлюбленной. Шелковистые, совсем как настоящие, если не обращать внимание на малюсенькие капельки клея у корней. Яночка словно дорогая кукла была прекрасна с любого ракурса.Внезапно что-то оглушительно грохнуло, а по стеклам прошла вибрация. Андрей с Яной дернулись и вскочили с дивана. За окном рушился небоскрёб. Складывался как карточный домик, этаж за этажом, беспокоя, сотрясая соседние здания. Волна разрушений дошла до середины и остановилась. Из окон соседних высоток высунулись любопытные зеваки и тут же выставили перед собой всевозможные гаджеты, чтобы заснять всё самое интересное: как подлетают яркие машины спасателей, скорой помощи, пожарных и полиции. Никто не кричал, всё было удивительно спокойно. Только вой сирены и приглушённые стеклопакетом крики о помощи.

— Красиво, правда? — Яночка прильнула к стеклу, вглядываясь в развалины этажей, куда уже устремились спасатели, — Это всё естественный ход вещей, люди рождаются, становятся кем-то, забираются всё выше а затем умирают, освобождая место молодым. Так и город, он растёт, сравнивает крыши, а затем становится ещё выше и ещё, пока не рушится, чтобы отстроиться заново. Таким образом сохраняется равновесие. Город сам регулирует своё население.

— Но ведь так умирают не только старики… дети и подростки, и совсем молодые люди тоже… Оставляя после себя лишь имена в списке.

— А разве нужны городу те, кто не сумел выбраться? Для выживания в современном мире нужно иметь зубы, чтобы прогрызть себе путь наружу сквозь обрушившийся бетон.

Девушка осталась стоять у окна, завороженно глядя на последствия катастрофы, а Андрей вернулся на диван, чтобы переключить надоевший новостной канал.

А список жертв уже начал пополняться, бегущей строкой прошивал он низ экрана на любом канале. Снова объявлен траур, почти через час после конца предыдущего. СМИ рекомендуется воздержаться от развлекательных программ, но если бы хоть кто-то выполнял эти рекомендации, город бы давно погряз в нескончаемой скорби.

— Давай сходим на развалины? Как только закончится спасательная операция. Я давно не видела, чтобы обрушилось разом так много этажей.

+6
200
21:19
+3
Мария Арика Петрова эт Ваши картинки на АТ?
На земле, внизу человечеству зпт пропущена
затирали шрамы на небоскрёбах шпаклёвкой может раствором?
Трагедии, уносящие ежедневно сотни жизней зпт
он хотел бы помнил помниТЬ?
отражение Андрея всё мрачней и мрачней, преследуя, сверля взглядом исподлобья своего хозяина. тут несогласованно
Город с той высоты
много «этизмов»
заставлял его держать себя в руках
Николавене фамилие такое?
Не дожидаясь ответа на свой вопрос
так чтобы зпт пропущена
подглядев мельком зпт
вое природное обаяние и то обаяние, два обояния — перебор
Так тут заведено — иметь две карточки, одна для белой, официально зарплаты, а вторая — для чёрной. а транзакции типа отследить нельзя?
импалнтантов имплантов
Студия Андрея Детскую комнату оформим в небесном цвете — пепельно-сером. Гостинная будет цвета морской волны студия же, какие гостиная и детская?
вообще, текст раздут — надо резать
Я есть на АТ, но никаких картинок там не выставляю, так что вряд-ли.
Студия бывает и с комнатами. Тут надо уточнить, но в быту студиями называю все квартиры, в которых кухня совмещена со столовой и(или) гостиной. Вполне могу ошибаться.
Спасибо за верно подмеченные детали.
ok всегда пожалуйста
21:20
+2
может динамики нет в рассказе? вы правы тут чего-то не хватает.в голове вертится мысль. если поймаю -напишу.
21:20
+2
Не парьтесь. Нормальный рассказ.
21:45
+1
Рассказ оказывается в двух частях и это первая) действительно, не стоит его переписывать, излишне. Может выйти слишком зализано. Отношения между героями теперь понятны. Единственное, в первом абзаце, если уж совсем придираться, раза три повторяется «глаза».Удачи))
21:57
+2
«Всюду, куда нИ падал лукавый взгляд Андрея, видел он только лишь свою рожу».
«Трагедии, уносящие ежедневно сотни жизней (запятая) стали обыденностью».
«Город с той высоты казался безумно красивым, не смотря (несмотря — слитно) даже на то, что первые этажи скрывала сероватая дымка выхлопных газов».
В целом рассказ хороший, понравился. Не понятно, куда делась Яночка. Хотя не сложно догадаться. Тогда и перемены в ГГ можно объяснить. В общем разобраться можно, но неплохо было бы намекнуть, что действительно произошло.
22:50
+1
Это первая часть, у рассказа есть продолжение wink
22:05
+2
Первое предложение очень тяжелое, даже весь первый абзац. Несколько раз пришлось прочитать, чтобы понять о чем речь. Повторений многовато, но я о них вроде не спотыкался, просто сам текст они не красят. Корявеньких предложений тоже достаточно (первый абзац).
Когда-то Андрей имел собственный кабинет на высоком этаже, так что можно было даже глядеть на крыши ещё не подросших соседей-небоскрёбов.

так что можно было — в данном предложении проще употребить союз «и» -и мог смотреть на крыши...
На мой взгляд, мир — отдельно, история героев — отдельно. Единственное, что эти элементы связывает — отношение персонажей к происходящему. Но где история? Где рассказ? Нам показан мир будущего. Хорошо. Вот персонажи. Допустим. Хотя этих персонажей мы знаем прекрасно, они в каждой третьей истории встречаются (популярные ребята). Ну все равно, допустим. И? А дальше-то что?
На БС10 участвует рассказ «маршрут построен». Там только мир хуже проработан, зато история хоть какая-то есть. И рассказ мне понравился. По крайней мере в рамках конкурса он вполне себе ничего. А здесь мир вроде есть, хоть и странный, но есть. Просто не понимаю, почему дома в будущем нормально построить не могут? Ну да ладно. Еще не совсем понял, почему ГГ в самом начале ненавидит себя? Возможно что-то пропустил. Но потом это не никак не проявляется. Вброс сделан, а раскрытие?
В итоге что получилось. Вам пришла в голову неплохая идея. Вы ее решили изложить на бумаге. Впихнули в мир шаблонных персонажей, а сюжет придумать не смогли. Или не захотели. Такие вот дела
22:14
+2
Хорошая антиутопия о будущем, затронута серьёзная проблема: обрушение домов — обрушение человеческих душ. Стиль автора завораживает. Вопрос: как связано начало рассказа с остальной частью повествования? Почему Андрей остался один, лишился работы и семьи?
22:44
+2
Нашла вторую часть, а в ней — ответы на свои вопросы. Рассказ очень понравился (несмотря на недочёты, в основном пунктуационные). Автору спасибо и творческих успехов.
22:16
что-то я, олень, не сообразил, что 1/2 — это первая часть рассказа. Ну конченый. ну из армии вернулся. пойду вторую часть читать
Ничего страшного. wink
22:22
да это песец. простите меня
22:52
+2
Прочла первую половину рассказа Город, как живое существо, хочется теперь вторую прочесть. Заметила мелкие опечатки
хотел бы помнил

Яне Николавене
Почему-то фраза
девушка кошачьей походкой вошла в кабинет
показалась забавной rofl у меня сейчас два котика, оба ходят слегка вперевалку ))) может, девушке была присуща кошачья грация?
А так, может ещё какие недочёты в рассказе и есть, хз.
История понравилась!
показалась забавной rofl у меня сейчас два котика, оба ходят слегка вперевалку ))) может, девушке была присуща кошачья грация?

Когда вы напомнили… У моего кота при ходьбе маятником качается пузико)
Вообще, да, имелась в виду грация. Кошачья. laugh
10:17
+1
когда начала читать — не понравилось. Показалось, что слишком избито. Но потом резко изменила мнение. Очень современно и неординарно. Единственное замечание — финал немного смазан. Чего-то в нем не хватает. А так -очень даже неплохо.Так сказать, в духе сегодняшнего времени.
amd
16:58
+4
Привет автору Изолированной системы!
Я прочитал первую часть и думаю, что во второй дом обвалится под ногами главных героев. Верно? В целом читать интересно, но не ясны образы. Нет того момента, когда действующие лица рассказа решили пожениться и пропало то время, когда они успели зачать ребенка. Словно часть их жизни вырезана и читателю приходится догадываться о том, что произошло уже по ходу пьесы. Так не годится, да и не профессионально. Всего пара предложений могли бы облегчить печальную участь читателей.

Не рассчитанный на такую нагрузку фундамент просаживался, стены высоток покрывались трещинами, плотные застройки, когда дома стоят стена к стене, изнуряли почву.

Такое впечатление что действие происходит в средневековье. Тогда не совсем понимали роль фундамента и надстраивали дома весьма необдуманными методами. Впрочем, такое наблюдается и по сей день в странах Латинской Америки. Но рассказ-то явно о будущем! Я понимаю, что автор вдохновилась недавними обрушениями торговых и развлекательных центров, но опять же, речь идет о будущем. Неужели инженерные умы к тому времени так оскудели?

Магазины закрываются поздно, поздней всего, чтобы каждый успел урвать своё со свежеполученной зарплаты

Откуда такое отношение к покупателям, в чем они виноваты?

И люди копошились в этом огромном муравейнике беспрестанно, весело и словно даже беззаботно.

Последние слова несколько смущают. Как можно быть «словно даже» беззаботным?! Или, например, «они весело бултыхались в воде и словно даже не тонули» …

Яночка же замечала и те лёгкие намёки, что иногда повисали между ними в воздухе,

Простите, представил «намеки» повешенные как стиранное белье на веревке… прямо между говорящими. Есть такие выражения как «вопрос печально повис в воздухе». Но это говорит о неопределенности чего-то что должно быть конкретным по определению: расписание, дело и пр. «Намеки» уже сами по себе являются отвлеченными, неясными… Здесь больше удобно выражение как «вспыхивали», «дразнили» и пр.

Яночка взмахнула на прощанье волосами, словно лисица-демон из древних легенд, заманивая, соблазняя свою жертву.

Бррр, я думал, дамы махают платочками, а тут еще и волосами. И каких еще древних легенд? Теперь вместо того, чтобы продолжать читать, придется задуматься о том, что за лисицы в древности заманивали свои жертвы…. Здесь автор ставит читателю «подножку», что совершенно неприлично с её стороны. Попытайтесь избегать подобных поворотов или будьте проще и понятнее в сравнениях.

она смотрелась в своё отражение на стекле окна, ставшего зеркальным от включенного света.

А вот здесь-то детали не нужны. Всем ясно, что ночью гладь окна превращается в зеркальную поверхность: «она осматривала своё отражение возникшем из зеркальной глади вечернего окна».

Андрей взял в руки маленькое и милое личико Яны,

Где оно лежало?

Яночка жадно впилась губами, словно вампир, наконец дорвашийся до невинной крови.

Во что она впилась? В горло? И почему автор считает, что вампиры пьют исключительно «невинную» кровь?

Студия Андрея, конечно, располагалась хорошо, он успел купить её за сущие копейки, особенно для пятьдесят третьего этажа.

Очень спутанное предложение. «Хорошо» располагалась как? Под удобным углом? На 53м этаже иная конфигурация квартир что ли? Или автор имела ввиду «Студия Андрея имела хорошее расположение если учесть то, что он купил её на 53м этаже за сущие копейки».

Детскую комнату оформим в небесном цвете — пепельно-сером. Гостинная будет цвета морской волны — чёрной с легкой ржавчиной.

Прекрасно! Напомнило фильм «Маска», где ГГ описывает своей возлюбленной пейзаж с зеленовато-бурыми переливами выхлопных газов…

— Говоришь о городе, как о чём-то живом… Убери ноги со столика! Яночка недовольно надулась, но просьбу выполнила.

Здесь, как я уже заметил раннее, образы героев очень расплывчаты, а их взаимоотношения очень непонятны. В данном контексте, «убери ноги со столика!» звучит как требование в довольно категоричной форме, но автор указывает на то, что Яночка «выполнила просьбу». Не понятно, это у автора нормальные отношения будущего вообще (пошла вон! – рыкнул он. Она надулась, но просьбу выполнила) или «вежливость» ГГ в частности?

Внезапно что-то оглушительно грохнуло, а по стеклам прошла вибрация.

Автор, наверное, никогда не была на 53м этаже. Окна (я понял, что речь идет о стекле окон) там не вибрируют и вообще очень хорошо защищают жильё от внешнего шума снизу (только в фильмах они трясутся и разбиваются как елочные шарики). Но так очевидно будет в будущем? Или грохот раздался на уровне 53го этажа? И еще, «что-то оглушительно грохнуло» очень кухонное выражение. Ой, там что-то упало… грохнуло… разбилось… В рассказах, подобные приемы неприемлемы. Лучше так: «Вдруг раздался оглушительный грохот, и здание казалось тряхнуло от ударной волны»
21:31
+3
Рассказ годный, но не цепляет. Больше напоминает на завуалированную морализаторскую проповедь о грехах современного общества: жизнь ради потребления, загрязнение ОПС, понты, коррупция, общество пофигистов, меркантилизм и алчность людей ради своей выгоды и ряд других грехов.

Имхо — читается тяжело, много описательной части, которую можно сжать.

А вокруг толпа покупателей, требующих всё больше и больше, как жадный ребенок у витрины с конфетами, они запихивали себе столько шоколада в глотку, сколько не смогли бы проглотить ни в жизнь. И Андрей нужен лишь затем, чтобы вручить им самую новейшую модель, лучше чем у соседа.

Магазины закрываются поздно, поздней всего, чтобы каждый успел урвать своё со свежеполученной зарплаты.
— потребительский мир… мир инфантильных людей, которые хотят только потреблять…

Детскую комнату оформим в небесном цвете — пепельно-сером.
— это с какого этажа видно пепельно-серый? Может с земли. А если с 53 этажа, то может голубое или светло синее?

Гостинная будет цвета морской волны — чёрной с легкой ржавчиной.
— морская волна так же не имеет такого цвета. Только если мировой океан загажен до такой степени, что все зеркало океана поменяло цвет, тогда получается все морские обитатели вымерли, а за одно с ними и люди должны (океан дает пищу и дает испарение, что даст осадки и загрязнение воздуха). Это я говорю как эколог.

— Говоришь о городе, как о чём-то живом… Убери ноги со столика! Яночка недовольно надулась, но просьбу выполнила.
— потерян пробел и тире перед Яночка.

За окном рушился небоскрёб. Складывался как карточный домик, этаж за этажом, беспокоя, сотрясая соседние здания. Волна разрушений дошла до середины и остановилась
— определитесь он складывался, как карточный домик, или все же частично обрушился.

Как-то так… unknown
Загрузка...
Виктория Миш №1