Оно

  • Кандидат в Самородки
Автор:
Дмитрий Федорович
Оно
Аннотация:
Старческое брюзжание
Текст:

Оно пропало – вдохновенье, и в наказание уму заменено не то чтоб ленью, а безразличьем ко всему. Но это всё совсем не важно, как абсолютно не важны для нас события – ну, скажем, второй пунической войны. И по привычке подбирая огрызки рифмы в наших снах, мы неосознанно по краю бредём с повязкой на глазах. Кипят искусственные страсти, цветёт фальшивая мечта... И мы почти догнали счастье, и незаметна пустота в своём развитии и быте, и планомерно, день за днём, средь не-побед и не-открытий мы думаем о не-своём... Чужой моралью поверяя свой внутренний заветный мир, мы раз за разом повторяем слова, что обронил кумир очередной. Не зная даже – вернее, позабыв уже – о незаметнейшей пропаже, своей заброшенной душе.

Лекарство новых путешествий мы принимаем каждый год. Но нам желательно – по шерсти, и никогда наоборот. У нас иммунитет к волненью... Влачи, бедняк, свою суму! Оно пропало – вдохновенье. Знать, в наказание уму. И остаётся лишь покорно, тревожа эхом «твою мать», краснеть вином, хрустеть попкорном – и вспоминать, и вспоминать... Ведь было прожито немало, и рядом, кажется, пока и песни звон, и звон бокала, и звон весёлого клинка! Мы всё такие же, всё те же, мы всё ещё цари листа!

Да не выходит так, как прежде: размах не тот. Рука не та.

В компании Дюма и Верна удел нам выделен таков – с портовой шлюхой из таверны из прожитых давно веков, с плетеньем вычурных проклятий, с интригой, рвущей жизни нить – и с щепетильной честью, кстати: чтоб непременно сохранить. Но что нам толку в грустном вздохе? Попробуй-ка экзамен сдай на соответствие эпохе (как хочешь, так и понимай)...

Что ж. Новых голосов звучанье наш заглушает жалкий крик... Что дальше? Разочарованье? Да, грустен в зеркале старик!

Лекарством старым – алкоголем – не выжечь памяти тот слой, что неуёмною тоскою так гложет сердце! Боже мой, неужто мы с тобою – были? Не есть, а были? Что за страх – средь старой обуви и пыли покоиться на чердаках! Тетрадкою попасться внуку, быть перелистану слегка... Вот я протягиваю руку – но в пустоте моя рука: талантливым, могучим, юным смешон наш выцвевший рассвет. Они, демонстративно сплюнув, найдут, что высказать в ответ: что устарели, что не модны, что – как бы так сказать – смешны, и им копаться не угодно в преданьях нашей старины. Они летят в своём просторе – им скучны наши голоса; они в своё уходят море, на мачту вздёрнув небеса. Они по-своему мечтают, по-своему слагают стих, и им, естественно, хватает и дел своих, и тем своих. У них полно своих открытий, и им не нужен командир; они идут вперёд, не видя, что их пути стары, как мир. Но, в сущности, мы так похожи: когда-то, чёрт его дери, мне помнится, мы были тоже романтики и бунтари! Но наши чувства устарели. Теперь совсем иной уклад. Кто помнит наших менестрелей, кто помнит темы их баллад?

Последней этой страсти вспышкой закончу хилый монолог: не наболтать бы сдуру лишку, ведь я бы мог... А что б я мог?

Когда-то рвал миры и души, и лишь любви покорен был, и замки возводил и рушил, мечты пуская на распыл; когда-то резал без оглядки – и хоть в глаза, хоть за глаза… А ныне стих слагаю гладкий, в котором нечего сказать.

Что напрягаться, ранить душу, кричать и плакать в пустоту? Её никак я не нарушу, хоть напрочь выверни мечту! Я в разговоре с зеркалами пытаюсь возмутить покой, я говорю с тобою, с нами – но больше всё-таки с собой: усталость – гибель для поэта! И, отлагая на потом терцины, рондо и сонеты, тупым становишься скотом: тебе дано – а ты не в меру ленишься нынче, старый чёрт; ты стал подобен акушеру – тому, кто делает аборт...

Да, что-то стих не удаётся. Осколки слов, обрывки фраз.

Судьба, единственная просьба: дай прокричать – в последний раз!

Другие работы автора:
+16
218
08:19
+2
Это… гениально. Спасибо!
Я боюсь слова «гениально». Пожалуйста, не применяйте его ко мне. Благодарю за столь высокую оценку!
20:53
+2
Логично было бы ответить: «Тогда так не пишите», но я не буду, в каждом случае))))
«В пианиста не стрелять: он играет, как умеет» ©
11:01
+2
Крупнотоннажно!
На самом деле меня восхищает ваша способность прочувствовать способ записи. Тот же самый текст, записанный классической строфикой я, скорее всего, читать бы не стал. А здесь затянуло.
*Ушел анализировать причины*
Спасибо! Анализировать тут нечего: если записать строфами, длина стиха испугает читателя. Поэтому и читать не станет.
20:37
+1
Да, я пришел к тому же выводу)
20:02 (отредактировано)
+1
Думаете, что если плохие стихи записать сплошняком, кто-то будет их читать? А ваши, благодаря содержанию, ясному и чёткому изложению, прекрасно читаются в любом виде.
11:22
+2
Замечательно!
Признателен за такой отклик!
13:07
+3
Вооот. Теперь вижу философа. Омара Хайяма.
Если прикинуться Хайямом, я бы написал что-нибудь иное. Например (читать с соответствующим акцентом):

Плохой жена подобно жаба.
На то, кунак, и есть он баба:
Упрямством больший ишака,
Уговоришь её пока!

Примерно так kissing
04:11
+2
))) ну нееет. это не Хайам.
Вот Хайам:

Лепящий черепа таинственный гончар
Особый проявил к сему искусству дар:
На скатерть бытия он опрокинул чашу
И в ней пылающий зажег страстей пожар.
Так я же не он, я только прикидываюсь…
18:17
+2
Испытываю те же чувства. Готов подписаться под каждой вашей строкой кроме последней. Не надо в последний раз, пишите Дмитрий Федорович! Пишите! thumbsup
Благодарю. По мере сил будем писать…
19:58
+3
А прокричать-то удалось! bravo
Надеюсь, что не в последний раз!
02:31
+3
Зачётная рефлексия thumbsup
19:40
+1
нифига, стих очень даже удаётся, такшта нечего кокетничать tongue
Понра thumbsup
16:15
+1
Замечательное «старческое брюзжание». В жилу! Кокетство, конечно… Но, «царь листа» — что есть, то есть… smile
Загрузка...
fulllib №1