Засранка

  • Кандидат в Самородки
Автор:
oleg.savoschik
Засранка
Аннотация:
Урок этого учителя вы точно запомните.
Текст:

— Учителей сейчас вообще ни во что не ставят, — русичка строго зыркнула поверх очков. — Я ведь когда-то такой же молоденькой была, наивно верила в свой авторитет. В девяностых тогда всем несладко жилось, но находились и кто понаглее, изворотливее прочих. Они-то, коммерсанты да бандиты, из грязи повылазили и давай права качать. Помню, учился у меня в классе сын одного такого. Ванечка. Ох, какой же паскудный малец, скажу я вам! Я только первую неделю в школе работала, а он уже успел набедокурить: Катеньке, отличнице нашей, косу ножиком срезал. Под корень. А у девочки коса добротная росла, в запястье толщиной, до самой попы доставала. Ей все завидовали, я и сама о таких волосах могла только мечтать. И вот вызываю я отца того Ванечки на беседу. По-хорошему объяснить хотела, мол, больше внимания надо пацаненку уделять, папаша. А то диким совсем растет. Да и с девочками, ну нельзя же так! И вот является боров такой, золотыми цепями обвешан, а от самого перегаром и потом за километр несет. Колхоз! Я перед ним и так и эдак распинаюсь, как дура последняя, а он в меня пальцем грязным тычет и говорит: ты вообще кто? У меня две точки на рынке, а ты по жизни кто? Училка? Ну так учи и не выделывайся, а с сыном своим я сам разберусь. Так если бы разобрался, а то мне урода этого еще четыре года пришлось терпеть. Сколько я ревела тогда, страшно вспоминать. Понарожают подонков, а нам разгребай. Быдло.

— И то правда. У нас чуть что, сразу школа виновата, — учительница физкультуры громко отхлебнула из кружки и повернулась к молодой коллеге. — Лена, чай остыл уже. Лена!

— Да не трогай ты её, — буркнула русичка, уткнувшись в журнал.

– Дак а чего она? – не унималась физрук, — Подумаешь, фотография! Ну да, жопка голая видна, совсем кусочек. Хорошая жопка. Мне б такую — я бы вообще никогда не унывала!

Женщина громогласно рассмеялась, рассматривая изображение в телефоне.

— Совсем дура? Удали немедленно эту дикость! — процедила русичка.

— Как я ее удалю из интернета-то?

— Откуда я знаю? Не смотри тогда!

— Ладно-ладно, — физрук убрала телефон и окунула очередную печеньку в чай.

Из коридора послышался нарастающий стук каблуков.

— Девочки, минута до звонка, кончай чаевничать, — поторопила завуч с порога учительской. — Давайте, быстренько, ну! Елена Николаевна, вы останьтесь.

Русичка вышла первой, прихватив с собой журнал. Физрук, распихивая печенье по карманам, остановилась в дверях и обернулась.

— Слышишь, Ленка? Я у ребят наших поспрашиваю. Слухи быстро расходятся, а парни трещат не хуже девчонок. Найдем мы твоих уродов, лично им руки поотрываю. Вот тебе зуб!

Когда в учительской остались двое, завуч подошла к сидящей в углу девушке. Лена обхватила руками плечи и не шевелилась. Мир вокруг утратил четкость, его размытые контуры напоминали картинку низкого качества. Всё это иллюстрация, — думала она. — Я листаю альбом своей жизни, но больше ей не принадлежу.

— Елена Николаевна. Лена. Давай поговорим, — донеслось гулкое, будто сквозь невидимое стекло. — Ты как?

Молодая учительница сама удивлялась, почему ещё не расплакалась. Тяжесть в груди мешала дышать, придавила эмоции. Девушка чувствовала — стоит ей откликнуться, вернуть связь с действительностью, и плотина рухнет. Разрыдаться Лена не хотела. Она не готова. Не здесь.

— Я только что говорила с директором. Все на твоей стороне, — завуч продолжала мягким тоном, которого школа не слышала от строгой начальницы больше десяти лет. — Мы обязательно во всем разберемся и накажем виновных. Будь уверена.

— За что? — Лена сама не заметила, как спросила вслух. — За что… Так?

— Это школьники. Они жестоки.. — обычно от цокота острых каблучков завуча шарахались и взрослые, и дети. Но сейчас она ласково гладила голову девушки, прислонив к себе, словно фарфоровую. — Жаль, что тебе пришлось понять это слишком рано, милая, но такая уж наша участь — с этим работать. Ты должна собраться, слышишь? Никогда и никому не показывай свою боль, держи голову высоко. Тогда они забудут. Всё пройдет, но ты соберись.

Лена впитывала заботу, как иссушенный солнцем цветок впитывает живительную влагу. И не верила. Разве можно забыть такой позор?

— Зачем ты вообще пошла в тот туалет? Есть же учительский.

Объяснять не хотелось. Когда припрет так остро, до рези в кишках и дрожащих коленок, будешь рад любому санузлу.

— Мне кажется, я знаю, кто, — тихо сказала Лена.

Завуч наклонилась и заглянула ей в лицо:

— Ну так чего ты молчишь?

— Лиза Агеева из восьмого “А”. Она меня ненавидит.

Рука завуча замерла на мгновение. Женщина прошлась до заваленного документацией шкафа, достала из нижней шуфлядки початую бутыль. Коньяк отправился прямиком в чайную кружку.

— Пей. Пей, тебе говорю!

Лена послушно сделала большой глоток, теряя дыхание от ударившего в нутро жара.

— Давай пока не будем спешить с выводами, деточка, ладно? Ты ведь не видела ее лица?

— Нет.

— Так я и думала. Мы обязательно во всём разберемся, не переживай. А пока иди-ка ты домой. У тебя ведь последний урок на сегодня остался? Я подменю. Отоспись, поплачь, а завтра на трезвую голову решим, как действовать дальше. И помни, что я говорила. Ну давай, иди.

Перед тем, как заставить себя подняться, Лена сделала ещё один большой глоток.

***

Следующим утром Елена Николаевна пришла в школу собранной и готовой ко всему. Выплаканные в подушку глаза, пустая упаковка успокоительного, беззвучные метания по коммунальной комнате: все это осталось во вчерашнем дне. Лишь тяжесть в груди никуда не исчезла, сдавливала легкие беспощадным напоминанием.

Но куда беспощадней оказались смешки, будто плевки летящие со всех сторон. Каждая сочащаяся ядом улыбка ученика, каждый сочувственный взгляд коллеги заставляли учительницу вздрагивать.

Когда разговор заходил о призвании, Лена без заминки отвечала: делиться знаниями. Первый год в школе дался молодой учительнице нелегко: сразу четыре параллели, старшие классы, сложный предмет. Трудности меркли в сравнении с чувством, когда девушке удавалось пролить свет науки в податливые мозги школьников. Лена с маниакальным старанием делала из скучной школьной программы интересный и запоминающийся материал. От каждого зажженного в детских глазах огонька любопытства хотелось хлопать в ладоши.

А теперь её ладони вспотели от осознания: все, ради кого она так старалась — предатели.

Один щелчок телефона, просунутого под туалетной перегородкой, превратился в клеймо. Фотография с подтирающей зад учительницей разошлась по школе быстрее вируса.

— Да я по этой фотке такую пасту на Лурк написал… — даже обычно скромный отличник Слава без стеснения распинался на весь коридор перед одноклассником. Елены Николаевны они даже не заметили.

— Ленка, привет! — окликнула девушку учительница физкультуры. — Вот ты где, я уже звонить собиралась. Подожди-ка.

Лена терпеливо позволила женщине отдышаться, подъем на четвертый этаж дался ей с трудом.

— Короче, я у старшеклассников своих спрашивала. Это точно не выпускные классы. Во-первых, там нет настолько отмороженных, да и проблемы за месяц до экзаменов никому не нужны. На каком этаже, говоришь, в туалет ходила?

— На втором.

— Вот. Вчера в это время там были восьмые и девятые, я по расписанию смотрела. Ищи среди пездюков.

— Спасибо, Зоя.

— Что делать думаешь?

— Я сегодня пойду писать заявление. В полицию, — объявила Лена спустя пять минут в кабинете директора.

Женщина в кресле задумчиво почесала подбородок длинными когтями цвета баклажан.

— И на кого писать будешь, позволь узнать?

— На Агееву Лизу.

Директор с завучем переглянулись.

— Почему ты так уверена?

Лена строго следовала правилу не выделять любимчиков, быть справедливой, но требовательной. Потому с привыкшей к всеобщему обожанию Лизой у молодой учительницы химии не задалось с первых дней. Стоило ученице потерять последнюю надежду на халяву, она стала дерзить. Лена перечисляла в голове все едкие комментарии, отпущенные в её адрес: и о своих широких бедрах, и о дешевой одежде, которую можно позволить на скромную зарплату учительницы. Обычно ей удавалось перевести выпад в шутку или попросту пропустить мимо ушей, но это ещё больше раззадоривало наглую девчонку.

— Я запомнила телефон. Лиза часто хвасталась айфоном последней модели. И она единственная, кого я видела в школе с селфи-палкой. А ещё вчера у восьмого “А” все уроки были на втором…

Директор фыркнула:

— У них всех сейчас айфоны. И палки эти. Это не доказательство.

— Лена, послушай. Не надо торопи… — завуч подошла к девушке и хотела приобнять ее за плечи.

— Нет! Я решила, — учительница отстранилась.

— Елена Николаевна, — встряла директор. — Сама подумай. Ну напишешь ты это заявление, а примут ли его? А если и примут, что дальше? Не знаешь нашу полицию будто. Ни к чему школе такая огласка. Да и внятных доказательств у тебя нет. Не хочется просто так на девочку наговаривать.

А ещё не хочется обвинять дочь серьезного человека, мецената, благодаря которому в школе уже трижды делали качественный ремонт, а сама директор ездит на юга два раза в год.

— В общем, Елена Николаевна, — директор напряженно подбирала слова, отчего лицо ее налилось краской в тон накрашенным губам. — Ты девушка хорошая, но ситуация страшная. Сама понимаешь. Пострадал авторитет школы. Авторитет преподавателя, что хуже! Моральный облик… А если в министерстве узнают? Страшно подумать. Извини, конечно, но с такой репутацией… Даже не знаю, что делать.

Женщина осушила стакан воды и перевела дыхание.

— Пиши по собственному, Лена. Можешь доработать этот месяц до конца учебного года, но больше мы тебе контракт не продляем. Извини.

Начальство внимательно следило за реакцией девушки, ожидая чего угодно: слез, удивления, даже истерики.

Лена молча пожала плечами и вышла из кабинета. Почувствовала, как прибавилось к грузу за ребрами.

***

— Я не смогу, — Лена отдернула пальцы от дверной ручки, будто обожглась. Кабинет химии, её кабинет, казалось, превратился в ловушку.

— Ты справишься, — завуч мягко подтолкнула девушку к двери. — Если будешь держать себя уверенно, они и не вспомнят.

Как назло, первый урок у восьмого “А”.

— Я обещала помочь, но сама видишь, как некрасиво получилось. Хочу, чтобы ты знала, мне жаль. Но подумай о заявлении, зачем…

Не дослушав, Лена толкнула дверь.

В классе разом воцарилась непривычная тишина. Учительница подошла к доске, чувствуя на себе взгляд двадцати пар глаз.

— Елена Николаевна, я вам лайк поставила! — Лиза невинно хлопала ресницами с первой парты.

Никто не засмеялся. Даже не шелохнулся. Их выдавали лишь улыбки, сокрытые в глубине зрачков. Лена больше не узнавала их.

В груди стало тесно. Не сказав ни слова девушка вылетела из кабинета. Хищный смех догнал её через закрытую дверь.

Лена открыла окно и высунулась по пояс, жадно вдохнула весеннюю прохладу. Боковое зрение выхватило фигуру, норовящую проскользнуть мимо.

— Артем? Подойди ко мне.

Опоздун сокрушенно вздохнул и подошел ближе.

— Опять курил за стадионом и опаздываешь?

Парень сжал губы и уперся взглядом в пол. Врать этот простой, тихий мальчик из бедной семьи не умел. Говорил, что думает, или предпочитал отмалчиваться. Одноклассники не гнобили его только потому, что широкие плечи школьника позволяли гнуть подковы.

— Не буду тебя ругать. Дай сигарету, пожалуйста, — попросила Лена и в ответ на ошарашенный взгляд добавила. — Если не жалко.

Парень дрожащими руками протянул мятую пачку и зажигалку. Горький дым помог прояснить голову не хуже свежего воздуха. Курить через открытое окно в десяти шагах от кабинета директора… а что уже терять? О работе учительницей можно забыть навсегда, в этом Лена была уверена.

— Елена Николаевна, а я задачу сделал. Ту, со звездочкой. Спросите меня сегодня?

Лена подавилась дымом. Точные науки давались Артему с трудом. Как, впрочем, и все остальные. Заразить парня любовью к химии потребовало титанических усилий, но однажды они принесли свои плоды. Артем исписал не одну тетрадь, сжимая от злости кулаки, пытаясь одолеть очередную формулу. Он брал упрямством то, что остальным давалось играючи, а Лена всячески помогала и поощряла его стремления. И вот, решенная задачка для олимпиадников.

Девушка почувствовала, как внутри задрожало. Еще немного, и рухнет громада, второй день мешающая дышать. Совсем чуть-чуть.

— Конечно. Пойдем в класс.

Ей дали довести урок, будто ничего и не случилось.

— Можно выйти? — Лиза подняла руку за пять минут до звонка.

– Перепиши задание с доски и можешь идти.

Старшеклассница фыркнула и демонстративно сложила общую для всех предметов тетрадь в сумку. Лиза встала и собиралась уйти без разрешения, но Лена остановила ее. Неожиданно для себя, учительница крепко сжала хрупкое запястье девушки.

— Больно, пустите!

— Я же сказала, сядь на место и перепиши задание.

— Мне в туалет надо, — школьница оскалилась. — Ну хочешь, со мной пойдем. Спустимся на второй этаж, сделаем еще парочку селфи.

Лиза помахала айфоном перед лицом учительницы и рассмеялась.

Вновь смешки-плевки со всех сторон, но Лена их не заметила. Лишь пристально смотрела на телефон в руках девушки и думала, что по фотографии невозможно определить, в каком туалете её сделали.

В груди невыносимо болело, а потом сорвалось, груз устремился вниз, навстречу непроглядной пропасти, увлекая за собой и Лену.

Засранка пытается вырваться, эта тощая сучка в узких шортах, прикрывающих половину задницы. Шутила над ее бедрами, а у самой силенок, как у цыпленка.

Схватить за волосы, припечатать наглой рожей о лабораторный стол. Слышать звон стекла, не обращать внимания на летящие под ноги осколки, на крики, вообще ни на что не обращать внимания. Бить снова. Лицом. Сильнее! Слышать чавканье и хруст. По столу что-то рассыпалось, это зубы смешались со стеклом.

— Сделай селфи! Давай! Сделай селфи!

Ее оттащил Артем, но Лена так и не разжала руки. В кулаке остался липкий от крови клок волос.

Лиза больше не кричала, только с хрипом втягивала воздух, лежа на спине. Она медленно поворачивала голову, будто пытаясь что-то рассмотреть торчащими из глазниц осколками.

Вокруг суетились, что-то спрашивали, снимали на телефон. Потом другие лица, еще больше вопросов, серые стены, твердая кушетка. Лена отвечала механически, без интереса. Она вновь смотрела иллюстрации собственной жизни, не принимая в ней участия.

Внутри наконец-то было пусто и легко.

Спустя несколько месяцев, в зале суда Лене предоставили последнее слово. Бывшая учительница облизнула пересохшие губы, в глаза её вернулась осознанность.

— В целом, я люблю детей. Люблю учить их чему-то новому. Мы используем столько сил, чтобы передать другим наши знания. Часто впустую. Но этот урок... Мой последний урок. Вы все его запомните.

Автор выражает благодарность литературному сообществу
БОЛЬШОЙ ПРОИГРЫВАТЕЛЬ за помощь в работе над этим текстом.

Другие работы автора:
+8
545
17:19
+2
Написано хорошо. Ситуация актуальная. Как по мне, мордой об стол надо было бы не ученицу, а начальство. За начальство бы может даже и срок не дали…
17:26
Рассказ — говно!) (простите, не удержался)
17:37
+1
Такое мощное заявление надо бы аргументировать…
17:58
-1
А оно в тексте)
20:14
Да! Полное!
17:49
+1
рассказ хороший, актуальный, а кому не нравится, могут застрелиться за углом laugh
17:59 (отредактировано)
+3
С другой стороны врага надо бить его же оружием. Вызвать к доске и фотографировать, как девочка в шортиках на половину попы позорится по предмету, хотя вывод хороший, а на зоне таких уважают, не пропадёт, с другой стороны Махатма Ганди, чей юбилей отмечается вроде сегодня, как-то сказал — трудно стать по-настоящему порядочным человеком, не посидев хоть раз в тюрьме tongue
20:11
+2
Если хорошая химичка — на зоне будет синтетические наркотики гнать. Не пропадёт.
20:55
+1
какой интересны опыт, не особо там это и в чести, там своих валом, врач может сам фасовать и сидельцам продавать… пока не посадят laugh
18:26 (отредактировано)
+1
Ганди, очевидно, имел ввиду отсидеть за правое дело, за свои взгляды, в условиях борьбы за свободу. То есть при жизни в тоталитарном государстве, власть которого ущемляет права человека. Разбить кому-то голову об стол, знаменитый индиец вряд ли бы одобрил. Он же разработал тактику ненасильственного сопротивления. Сатьяграха.
18:35
+2
это всего лишь оценочное мнение, никто никогда не скажет человеку другого, поскольку любой индивид способен только оценивать со своего места, и лишь немногим дан талант поставить себя на место другого. Мы забрались в дебри, консенсуса не может быть априори, поскольку у каждого свои убеждения и свой взгляд на вещи. Ну вот девушка не Ганди, и что теперь? столкнулись не добро и зло, хотя гнусность и подлость и были наказаны, но ценой слишком высокой. недостаток педагогичности у молодой учительницы подогрелся подлостью и трусостью её коллег, которые забыли о принципах и совести. Только великий мудрец вышел бы достойно из этой ситуации, а вот требовать от молоденькой учительницы этого ужа по меньшей мере наивно.
Я имел ввиду, некоторую неточность примера, ну да ладно. А для того чтобы не попадать в подобные ситуации совсем не нужно быть Ганди. Скорее даже наоборот, нужно быть до тошноты обычным человеком. Ведь настоящими изгоями становятся единицы.
18:48
точно. а жить так способны не все, ничего, артист Жжёнов тоже в лагерях молодость провёл и ничего, хороший человек и прекрасный артист
18:00
+2
Рассказ понравился! Хороший язык, динамика, интрига, убедительный финал, мораль, наконец! Спасибо! smile
18:27
+1
Если же кроме шуток — история действительно так себе (и даже не из-за фекальной темы). Мы здесь в который уж раз наблюдаем, как безжалостный автор бросает центрального персонажа в Жернова Системы. Ну ладно, пусть приём избитый, сочтём за классику. Но что в итоге?

А в итоге Система побеждает. Никакого преодоления, никакого отделения себя от Системы, никакого даже познания Системы с поиском эксплойтов и лихим обхитриусом. Что автор хотел сказать? Хочешь сей, а хочешь куй? Буду субъективен: мне не нравится этот вывод. Я за старую добрую победу бобра над ослом.
18:36
+2
Система побеждает? Это смотря как посмотреть на ситуацию. Училка пожертвовала собственной свободой, чтобы преподать ученице (и всем малолетним говнюкам в классе) урок. Это ее выбор. Мне кажется, здесь всё ясно. Выбор, кстати, был у всех участников истории и Система тут ни при чем. Автор довольно лаконично об этом рассказал. Плюс ему и респект.
П.с. я, есличё, против того, чтоб детишек бить и вообще против агрессии и за мир во всем мире, но к рассказу это не относится
18:44
+2
Согласна с тобой. Система не при чем, у каждого был свой выбор. Да, Лена выбрала не лучший вариант, бить ребёнка — это не выход. Но она была доведена тем, что её «культурно» отставили за Систему. Оставили одну в этой ситуации. Детей бить нельзя, но и человека оставлять одного в такой ситуации — нельзя!
18:53 (отредактировано)
Система побеждает. Насилие и травля — элементы Системы. Это не урок, который заставит кого-то задуматься, это ещё одна наглядная демонстрация в глазах любого подростка: попробуй сделать что-то вне Системы, и она тебя размелет в прах. Автор на самом деле не создал никому никакого выбора, он даже видимой глубины персонажам не придал. Они все двигались строго по рельсам.
19:23 (отредактировано)
+1
Окей, допустим, персонажи двигались строго по рельсам. Но смею добавить: они двигались плавно, грамотно и вполне читабельно. Рассказ хорошо написан. Во всяком случае на мой скромный вкус. Мне кажется в данном случае ваше заявление «рассказ — говно» эквивалентно «мне не нравится позиция автора». А это, согласитесь, две большие разницы.
19:45
Хорошо написанная банальность и чернуха остается хорошо написанной банальностью и чернухой. А моё заявление было, скорее, про сортирную тему и к самому рассказу относилось по большей части опосредованно) В порядке троллинга)
20:07
+1
А, ну если в порядке троллинга..))
20:18
+1
Ребёнка бить нельзя? Отлично! Пример из собственной, школьной жизни. К нам в класс перевели парня — выгнали из другой школы. Спасу от него не было никому: курил прямо в школе, мог придти на занятия с запахом алкоголя, ежедневные драки и т.д. Так вот, в классе учились два так называемых тихони; стоит ли говорить о том, что именно они и стали главными объектами травли. Семья первого — видя постоянные следы побоев приходила в школу, разбиралась с учителем, директором… С задирой работали школьные психологи, вызывали мать (которая просто развела руками со словами «я ничего не могу с ним сделать. он не управляем», дело дошло до постановки на учёт в тогда ещё милицию. Ходил участковый с проверками. Как вы думаете, задиру это остановило? Ровным счётом никак. Для первого ученика школа превратилась в пять лет ежедневного ада.
А вот родители второго ученика — всего раз поговорили с учителем и директором. После очередных побоев, пришла мать ученика и прямо на перемене, на глазах у нескольких классов, отделала этого задиру. Да так, что ему пришлось спасаться ползком в туалете и там сидеть остаток перемены, пока все не разошлись. И знаете, с того самого момента, задира обходил этого тихоню стороной.
Вывод? Напрашивается сам собой. Отморозки не понимают слов, только грубую силу. И порой её просто необходимо применить для общего блага, не смотря на возраст.
Учительнице же просто надо было быть умнее. Взять себя в руки на уроке, а после школы отловить в подъезде, или там в парке, где нет посторонних глаз и навсегда отбить желание издеваться.
21:50
+2
Бить другого ребёнка в роли мамы и в роли учителя разные вещи. Я всего раз подняла на ребёнка руку. Даже не ударила, а подняла за шкирку. И держала до тех пор, пока он вслух не сказал, что верит мне, что если ещё раз обидит мою дочь, то я его размажу по стенке. Не знаю, размазала бы, скорее всего — нет, но он мою дочь оставил в покое. Дочь, кстати, о моей разборке ничего не знала и радовалась, что Максим стал вежливым.
А сама я вот уже 35 лет работаю тренером. Ни разу ни на одного ребёнка не подняла руку, ни разу не обозвала. А тоже разные дети попадались. С каждым старалась найти общий язык
22:37
+2
Учитель тоже человек и ничто человеческое ему не чуждо. У всего есть предел и у терпения тоже. То как поступила учительница из рассказа разумеется не нормально и я её ни в коем разе не оправдываю, но загнанный в угол и доведённый до отчаяния человек вполне может «поехать кукухой». И не надо думать, что в школах работают люди сплошь в непробиваемых панцирях.
В роли мамы… Издевательства тоже разные бывают. Да, за синяки, тычки, оскорбления, насмешки — можно и за шкирку подержать. А если как в тех нашумевших историях, где девочку изнасиловали прямо в классе, после чего она совершила самоубийство, выбросившись в окно? Или когда одноклассницы затащив девочку в заброшенное здание раздели и избили, снимая всё на видео, а после выложили запись в ютуб? Такие ничего не боятся. Только расправы над ними самими за совершённые проступки.
18:35
+3
Написано хорошо, очень хорошо. Но что-то мне мешает принять рассказ до конца. Но в этом, наверное, и есть сила творчества, если заставляет задуматься.
Комментарий удален
Мы же вроде в правилах договорились — без оскорблений.
Чешутся руки, язык или что еще — есть наждачка личное сообщение.
20:52
а я кого-то лично оскорбил? если вы так считаете, то вы признаёте их присутствие и возможно знаете их лично. правила, так правила, я же на личности не перехожу.
Давайте не будем тонуть в словесных прениях. Сказано без оскорблений, значит без. И не будем прикрываться безличностью. Исправьте или удалите. Иначе будет удалено с Баном.
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
Комментарий удален
19:06
+1
Администрация устала на это смотреть. Ветку комментариев сносим. Выносим предупреждение о недопустимости продолжения этого обсуждения. Новый комментарии в этой ветки будут караться баном.
19:07
Виктория, вы тоже не провоцируйте. Обсуждение закрыто.
19:08
Хо-ро-шо)))
19:11
молодцы, злодей найден и удалён…
20:17
+1
Германике покажите, побежит экранизировать
20:39
+10
Интересно, но никто не заметил, что «медийный позор от фото задницы», насмешливость, пренебрежение и прочие подобные вещи — это субъективная реальность, живущая в уме верующего в неё. Всё это страшно ровно настолько, насколько ты веришь, что оно страшно.

С другой стороны, разбитое лицо и выколотые стёклами глаза ребёнка — это уже очень серьёзная объективная реальность. Тут уже ничего не попишешь.
И если ты не видишь принципиальной разницы между первым и вторым — то тебе не то что нечему учить детей — самой ещё очень многому надо учиться и формироваться.

А если масштаб твоей личности такой, что её напрочь перечёркивает одна фотка задницы, и если ты серьёзно веришь в это и трепещешь, ну что же, ты и правда настолько ничтожество, что тебя почти и нет.
20:53
+1
а никто простого не обещал, в школах решебники в руки не дают, только задачники
21:01
+3
Я как раз начала формулировать мысль, когда прочитала ваш комментарий. Теперь проще, просто плюсанула.
Педагог ставит себя на одну плоскость с ученицей — «она меня ненавидит». Педагог эскалирует конфликт, применив физическую силу. Сложилось впечатление, что учительница психически неуравновешена, ещё и буйная.

И вообще, не верю в типаж. Такая интровертка-страдалица скорее покончил бы жизнь самоубийством, а способная изувечить подростка — как-то не верится в страдания «кто-то увидит мою попу».
21:27
вы совершенно правы, но добили её именно коллеги.
21:43
+4
Вы абсолютно правы — «медийный позор» и физические увечья вещи несравнимые. Также как и реакция взрослого человека и подростка. Поэтому я и говорю, что фейсом об тейбл надо было начальство, создавшее эту ситуацию.
Но с другой стороны, учительнице запросто может быть от силы лет 20, а ученице — 16-17. Они обе — сознательные люди. Так что это не маленькую беззащитную девочку обидели, а вполне себе взрослой корове по мордасам надавали.
21:56
+3
О! Вот вы совершенно точно сформулировали то, что мешало мне принять рассказ. Несоразмерность обиды и наказания.
Ещё, честно говоря, не понравился образ физрука. Почему, если надо показать человека с малограмотной речью, работающего в школе, то это физрук? :))) Сплошные штампы :)
23:25
+2
Действительно, в школе ж есть ещё и завхоз, и обэжешник которые вполне годятся для этой цели )))
23:32
+2
А ещё тот, кто ведёт начальную военную подготовку :)
00:11
И он тоже ))
21:04
+5
Я тут никакой системы и ее победы не вижу. Вижу историю человека, которого довели. Картину того, как сломалась психика. И не надо никаких вопросов «О чем? Какой посыл? Что хотел автор сказать?» Да ничего не хотел! Это история, без явно вложенной морали. Каждый сам себе мораль додумает, если захочет.
Я вот увидел, как человек пропал. Что-то из разряда «С меня хватит!» с Дугласом.
Мне такие истории нравятся. Автору плюс, написано хорошо. Язык очень удачный, у меня получилось раствориться в тексте. Самое главное — удалось передать момент слома. Очень тонко подобраны в этом моменте приемы подачи. Ничего лишнего в тексте нет — это тоже плюс.
Хвалю не столько саму историю и рассказ, сколько автора. Вы — молодец.
21:29
+2
можно что угодно писать о рассказе, но вас-то он заставил писать и думать? значит рассказ хороший в любом случае wink
22:03 (отредактировано)
+1
В целом рассказ как рассказ. Норм язык, история из области фантастики. Видимо название улучшает проходимость нижнего отдела жкт.
22:10 (отредактировано)
+3
Я дальше первого абзаца не продралась, простите/извините.
Поэтому разговор поддержать не смогу по содержанию.
Первый абзац — штампованная усреднённая теткинская рассказка. Такое могла и продавщица сельпо и доярка рассказать. Со всеми этими «шельмец», «малец», «пацанёнок», «колхоз». Ну, такое. Да.
Хорошо написано, говорят. Где?
22:12 (отредактировано)
+1
Ты действительно хочешь, чтоб тебе ответили на этот вопрос? ))))
22:14
+1
Хах. Конечно, да нет.
22:13
+1
Я по названия рассказы отсеиваю. Этот не прошёл.)
22:53 (отредактировано)
+2
Мне понравилось как автор пишет. Явно есть умение писать на уровне. Но плюсовать рассказ не буду, не согласен с идеей рассказа. В чем его суть? Зло порождает ещё большее Зло. Училка симпатии не вызывает. Ученица тоже, но на то и училка, что бы справляться с подобными учениками, а если только мордой в стекло, то ошибка в выборе профессии. Сюжет вызывает отторжение, он пропагандирует насилие. Это же надо, а если ученик косо посмотрит, то что? «Глаз выбить?
Это не литература.
09:42
+1
По вашей логике и Заводной апельсин не литература, и Американский Психопат и куча чего еще.
Нет тут никакой пропаганды насилия.
23:41
+2
хаять несложно, сложно критиковать, а критики то и нет, сказать критикам нечего, а кто по делу обсуждает, тот согласен, что рассказ интересный и вопросов поднимает много.
00:25
+1
Я восприняла рассказ, как смесь реализма с фантастикой. А вот если бы училка взяла и…
Потому что на самом деле ни одна училка такого не сделает.
Написано отлично. Героиня вызывает сочувствие и симпатию. Хотя злодейку отделала в своих фантазиях, кмк.
01:08 (отредактировано)
Факир был пьян и фокус не удался. Что я этим хочу сказать? А то, что мораль, выходит странноватая. Не спорю, некоторые дети, как и некоторые взрослые просто чудовища. Но героиня этого рассказа не вызывает у меня сочувствия. Это до того наивное, эфемерное существо, что таких почти не бывает (неужели сама не училась в школе?) Она здесь совершенно не на своем месте. Чтобы работать учителем нужно иметь, как минимум стальные нервы. Честно говоря, возникает впечатление, что хорошим педагогом ГГ является только в своем воображении. И живет, по большей части, там же. Так она это видит. Она просто истеричка, а последний поступок, это только лишь проявление слабости и очередная попытка возвыситься, показать другим что-то, чего они глупые не понимают. А они понимают все, кто-то приспособился, кто-то смирился, но уж точно они не глупее ГГ. И с ними подобного почему-то не происходит, из чего следует, что сама героиня, не умеет поставить себя, зарабатывать авторитет, выглядит, как потенциальная жертва, а личинки человека это очень хорошо чувствуют. Я не оправдываю эту звериную, человеческую психологию, но признаю ее существование. И вряд ли с этим что-то можно поделать. Если автор считает достойным и справедливым воздаянием поступок ГГ… Ну, такова воля автора. Но я не согласен. Я конечно не из тех, кто подставляет правую щеку, но если уж мстить, то должна быть некоторая соразмерность.
03:01
+1
на самом деле очень полезно порой кинуть камень в осиное гнездо, так много становится понятным, если рассматривать рассказ, как провокацию для мозга, то он вполне удался
Я бы не назвал это даже хорошей провокацией. Так, скромная попытка, тут есть большИе (и бОльшие) мастера привлекать внимание. Вообще, произведение смущает меня еще и примитивной конструкцией: «Бедный — хорошо. Богатый и избалованный — плохо.» Хотя бы потому, что от детей из семей за гранью бедности хлопот, как минимум не меньше, а часто и больше. Просто их жалеют, а мажоров жалеть, вроде бы и не за что, во всяком случае, на первый взгляд.
Комментарий удален
18:23
а никто и не называет произведение гениальным. но вот срач подтверждает, что оно достаточно удачное. чтобы скромно плюсануть, без аплодисментов и криков «браво», но всё-таки
18:30
+1
Не считаю, все же, что сама по себе неоднозначность произведения придает ему какую-то ценность. Но это уже, наверное, ИМХО
18:39
каждый вправе иметь своё мнение, правда некоторых лишают права его высказывать, но это уже на совести этих«людей».
09:44
+2
А где вы видите, что автор считает поступок ГГ справедливым и достойным?
Я написал: «Если автор считает...»
19:06
Влад, пишите лучше
19:15 (отредактировано)
основная проблема как раз в том, что администрация школы забыла, что честь дороже жизни. Это не значит, что все должны так думать, но кто так не думает. тот может уехать хоть в Израиль, хоть в США tongue
23:57
«Женщина прошлась до заваленного документацией шкафа, достала из нижней шуфлядки початую бутыль» — ни разу не встречала слово «шуфлядка», даже от соседки-хохлушки не слышала. Буду знать.
Бутыль коньяка?.. мощно, чо.

Ошибок не увидела.

Схватить за волосы, припечатать наглой рожей о лабораторный стол. Слышать звон стекла, не обращать внимания на летящие под ноги осколки, на крики, вообще ни на что не обращать внимания. Бить снова. Лицом. Сильнее! Слышать чавканье и хруст. По столу что-то рассыпалось, это зубы смешались со стеклом."
Была абсолютно уверена, что вся эта расправа воплотилась так ярко лишь в её угнетённом и воспалённом воображении. Чему способствует и неопределённая форма глаголов.
После чего выпустить её лапку и усмехнуться: «Ну чеши в свой туалетик, раз приспичило. Тебе ж только бы по сортирам тереться. Засранка, ну.»
И была бы история моральной победы педагога над зарвавшейся мелкопакостной мажоркой. а не тривиальная судебная драма. И чожа, а состояние аффекта не проканало штоле? да её ж всамделе неадекватной нужно признавать, правильно Славик подытожил: где скабрёзная фотка и где членовредительство.

Не въехала, откуда стекло. А что, выбитые зубы могут рассыпаться?

Чота автора не видно… А мы тут разоряеися…

00:07
+1
Муж с Украины, все время говорит шуфлядка и ещё несколько друзей с Украины так говорят. А я из баку. Спортивные штаны называю финки, а баклажаны — Демьянка. И все бакинцы так говорят :)))
Загрузка...
Светлана Ледовская №1

Другие публикации