Тайны семьи из трёх человек.

Автор:
Александр Добсон
Тайны семьи из трёх человек.
Аннотация:
Ура! Наконец-то я её дописал - мою первую поэму. Написано терцетом.
Написание этого постоянно прерывалось, поскольку сопровождалось пугающими и мистическими происшествиями - ко мне в сон приходил этот карлик и напускал на меня пиявок. А в реальности, в пустующей квартире соседей кто-то начинал стучать по клавишам пианино, как только я начинал новый терцет. И это не всё. Видимо писать про чертовщину - опасно.
Закрываю комменты - хочу прожарить.
Надеюсь, что смог донести основную идею...
Текст:

Сын

1

Я был уже семь лет как не ребёнок,

Семь лет, как я оставил отчий дом,

Наш город - не любимец киноплёнок.

2

И я ушёл... туда где Вавилон.

Туда где в пропасть с высоты амбиций,

Швырнут, вдогонок свешавши поклон.

3

Там, где средь рёва скорых и полиций,

Вам не услышать тихий сердца стук,

Где правит балом взбалмошный Патриций.

4

Насытившись, я развернул маршрут:

Под Новый Год пришёл к родному дому,

Сверчок - к шестку. Рожден и годен тут.

5

Всё старо и до колкости знакомо,

Учитель - мама, пьющий спирт отец,

Панельная «идиллия» трёх комнат.

6

В одной из них жил я - ещё юнец.

В пыли утопли детские забавы,

Мечты и книги - жизненный сырец.

7

Очистить быт от прошлого отравы,

В утробе скрыть от круговерти дней,

Свой страх, мои никчемные начала.

8

Родился, жил, умру среди теней…

Вот мама режет к празднику салаты,

На "Первом" Шурик, горы и Варлей,

9

Отец, ценитель крепкого, поддатый,

Сказал: "До встречи!", и ушёл в подвал,

Он называл сарай - "Мои палаты".

10

Электрик по профессии, паял,

В подземке ради личных удовольствий,

Там пил, там ел, жил там, а дома спал.

11

В разгаре праздных телеразглагольствий,

Салату не хватило огурцов,

Я был отправлен в царство разносолствий,

12

В подвал, туда где был приют отцов.

Я опустился в сырости обитель,

К кандейке подошел – был снят засов.

13

Ну а внутри отца я не увидел,

Дневная лампа тут, паяльник, стол,

Но нет живой души, et extra idem[1].

14

Паук на стуле паутину сплёл,

А знать на нём давно уж не сидели.

И вспомнил, что ищу я разносол.

15

Сомнения моё сердце одолели,

Когда я в поисках задел рычаг,

Открывший доступ к старой тайной двери.

16

Кляну себя, какой же был дурак,

Что тут же я решил открыть те створы,

Подался внутрь и зашёл во мрак…

Отец

17

Сын оказался в месте незнакомом,

Повсюду белый кафель, тусклый свет,

Плакаты, всё об образе здоровом,

18

«Холера – враг, её страшнее нет»,

«Излечим тиф», «Минводы – для народа»,

Явилась дама вдруг, преклонных лет.

19

- Товарищ, срочно мне нужна подмога.

Сантехника нашла я, наконец,

Труба течёт с гомном, ну ради Бога.

20

- Ошиблись Вы, не я с дерьмом борец, -

Ответил Сын, ничуть не понимая:

- Кто Вы такая? Где тут мой отец?

21

- Все в ЖЭКе вашем, что ли, «принимают»?

С утра уже зальют свои шары,

Сантехник – ты, чинил краны у Раи.

22

Начальник ЖЭКа - батька твой, сын – ты, -

Сказала дама, с южным приговором:

- Пойдём, в награду я даю интим.

23

Мигнула глазом, старая ворона.

За руку взяв, к дверям поволокла,

- Отстань, карга, - сбежал по коридору.

24

На стенке что-то вроде волокна,

Было оформлено в портретной раме,

А снизу подпись: «Маркс Карл. Борода».

25

Сын дальше шёл, вращал как вол глазами,

Вот дверь с понятной надписью «(э)М/Ж(о)»,

О жажде вспомнил, и увидел краны.

26

И с этим было тут не хорошо:

Три вентиля над раковиной ржавой.

Открыл один - и «пенное» пошло.

27

Второй - томата сок струёю малой,

Вот третий вентиль – водки там напор,

Воды в трубе так и не оказалось.

28

«Какая-то нелепость, полный вздор!»

Повсюду сюр, комедия, безумцы,

Прошёл ещё и вперил Сын свой взор.

29

Пред ним стояла дверь, обита пунцем,

Табличка к ней - «Начальник ЖКХ»,

Предчувствия кольнули в бок трезубцем.

30

Глаз козий в двери был замест глазка,

Моргал и наблюдал присталь за сыном,

На месте ручки - чёрная рука.

31

Она, ладонью вверх, как бы, просила,

Сын понял, ЧТО - вложил в неё полста,

Дверь скрипом в тот же миг проголосила.

32

Внутри картина будто бы с холста:

Очаг зажжённый, стол, Отец во кресле,

Бутыль открыта, чаши-черепа.

33

«Не ждал тебя увидеть в этом месте,

Садись напротив, кровь моя – Сынок!

Потушим ум, горящий в интересе».

34

Испей вина, смотрю я ты весь взмок,

Как видишь, Сын, здесь я - хозяин жизни,

Любые нужды утолю в щелчок.

35

Прошу глядеть тебя без укоризны,

Когда узнаешь тайну старика,

Раскроюсь, черви прежде чем изгрызли,

36

Вся жизнь моя - строптивая река,

Родился в перерывах меж удоя,

Ударного парного молока,

37

Дитя серпа, колхоза и застоя,

Учился по заветам октября:

Как голым задом новый мир построить.

38

С восьмого класса водку потреблял,

Курить я научился в русском поле,

Мне батя папироску поджигал,

39

Бывал драчлив, играл я на гормони,

Рыбак, по девкам знатный был ходок,

Потом пришёл черёд - одел я броник.

40

Проторивал дорогу в Барикот[2]

Смерть шла под руку непременно рядом,

Я сгинул восемь раз, но был как кот,

41

В привалах, как положено солдатам,

Вещали байки возле очага,

Легенды, хохмы, сказ о старых кладах,

42

Пугала всех история одна:

О том, что среди здешних оторогов,

Гуляет настоящий сатана.

43

Он то козой явится на дороге,

То девой с вёдрами, а то дитём,

Зовёт на помощь, в сторону уводит,

44

Там предстаёт в обличии прямом:

Мертвец червивый, криворотый карлик,

В игру предложит поиграть с огнём.

45

Победу щедро тот злодей одарит,

Отказ не примет, поражение - смерть,

Ничья - живым, но без ума оставит,

46

Безумным жить - уж лучше умереть...

В ту ночь у кишлака была стоянка,

Троих в разведку сплавили смотреть,

47

Душманов признаки иль провианта,

Среди солдат был я - младой боец,

За домом дом, на изготовке автоматы,

48

Неладное почувствовал крестец,

Когда в глухую дверь я постучался,

Открыла мать, в глазах звериный блеск.

49

Не понял как внутри я оказался,

Дверь хлопнула, напарников здесь нет,

Калашников хотя б со мной остался.

50

Внутри лишь лампы керосинной свет,

Опийный кислый дым, предметы быта,

На глиняной стене ужасный след.

51

Обитель богом, та была забыта,

Мужчины в доме не было давно,

Лишь женщина глядит, чадрой укрыта,

52

Прошёл я в дальний угол где темно,

Там странное почудилось движение,

На изготовке автомат со мной,

53

Увидел то, что привело в смятение,

Спиной ко мне сидел малыш нагой,

В руках держал он угли без смущения,

54

Пылали угли свет даруя свой,

Чертам лица мальчишки необычным,

Я подошёл поближе, Боже мой!

55

Свиное рыло или морда бычья,

Улыбка преисподней рождена,

Глаза явили истину обличья,

56

Запахло гнилью. То был сатана.

От ужаса в глазах всё потемнело,

А дальше: крики, выстрел, кутерьма.

57

Очнулся от того, что били в тело,

Удар в живот, по голове и в пах,

- Шакал, паскуда, что же ты наделал?

58

У ног в крови дитё, и мать в слезах,

А за спиной стояли сослуживцы...

Убийство я свершил тогда в горах.

59

И принял на дух грех детоубийцы.

Сказали, что виной тому был мак,

Явил наркотик смесь галюцинаций.

60

Меня, конечно, ожидал дисбат,

Но командир решил замять то дело,

Престиж страны важнее чем солдат.

61

Я дальше жил, но что-то больно тлело,

Сто дней. Приказ. Вернулся в родный дом,

Там мать твоя меня ждала. Согрела.

62

Родился ты. Известно, что потом:

Рабочим отпахал на новой стройке,

Квартира на отшибе городском.

63

Электрик приучившийся к попойке,

Вот жизнь моя - нелепая стезя.

Ведущая, увы, к гнилой помойке.

64

В подвал стал уходить, а там - в себя,

Паял и пил, не думая о смыслах,

И вот, в начальных числах сентября.

65

Случилось, от чего я изменился:

В подсобке вдруг явилась взору дверь,

Открыл. И в новом мире очутился.

66

Ты видишь сам. Ведь ты же здесь теперь.

Возможно, это плод моих мечтаний,

В календарях тут только лишь апрель,

67

Любое исполнимо из моих желаний,

Я - царь, я - Бог, создатель всё и вся...

Вдруг сын в разрез тугих повествований.

68

Заговорил, глаза в отца вонзя:

- Постой-ка, бать, но если тут так классно

И есть тут всё, что надо для тебя.

69

То почему тебе здесь не остаться?

Оставив то - задверное жильё,

Здесь всё что есть - тебе приносит счастье.

70

Вдруг за окном вскричало вороньё,

- Желанье есть. И даже есть возможность.

Но должно мне исполнить уговор.

71

Не просто так досталась эта должность,

Когда впервые дверь открылась в мир,

Явился он, - Отец понизил голос.

72

И кто-то за спиной заговорил.

- Настало время показаться чёрту!

Из тени вышел он, страшней страшил:

73

Ужасный рот, лицо, скорее, морда,

Рост мал, урод, хромой на левый бок,

А одеяние подобно лордам.

74

- Вот ты - убийцы моего сынок!

Обещанный! Я ждал сей час три года.

Ну что ж сказать? Оправдан долгий срок.

75

Окинул сына беса взгляд не добро,

- Изношен в меру кожаный мешок,

А зубы целы, хороша порода!

76

Достал сосуд, внутри был порошок.

Гнилым клыком он подцепивши пробку,

В бокал насыпал: "Ну, напосошок !"

77

Затем урод одним движеньем ловким,

Испил вина и стал менять свой лик,

Преображенья миг! Был он коротким,

78

Пред сыном и отцом предстал двойник.

Как капли две, два близнеца, два сына,

Отец узрел, пустил слезу, поник.

79

Сын настоящий крикнул: "чертовщина",

А ложный сын, такую речь извлёк:

- У древа раз гнилая сердцевина,

80

Плоды его мертвы - не будет всход,

Смирись, ты продан за чужие грёзы,

Наружу для меня теперь заказан ход,

81

Тебе же дам простой совет - не ёрзай,

Тогда нож точно в сердце угодит.

Двойник тот час кинжал из ножен.

82

Оскалил рот и начал подходить.

Сын закричал, от злобы или страха,

Руками беса разошелся бить.

83

Бес отбивался и толкнул беднягу,

Окно. Треск рамы. Взвизгнуло стекло.

Летел он вниз, цепляя флаги

84

Бес вскинул руки: "ну, не повезло!"

Кружили в небе вертолёты-танки,

Из мегафонов что-то блело зло,

85

Отец глядел как сын подобно банке,

Разбился об асфальт разбрызгав сок.

Дома шли в даль, кружились как цыганки...

Мать.

86

Жена и муж прибыли на вокзал,

Вокруг гудела красная столица,

К таксисту сели, что рукой махал.

87

Назвали адрес "скорбная больница",

И были там примерно через час,

Мать в сердце уколола будто спица,

88

Врач огласил диагноз, сделав пас,

- Ваш сын - что телевизор без эфира,

Шумит, рябит, являет мутный фарс.

89

Он без ума, ворона как без сыра.

- Метафоры оставьте для друзей,

Шутите их среди хмельного пира.

90

Ведите к Сыну же вы нас скорей, -

Отец отрезал, Мать пустила слёзы,

В палату дверь открыл лечила сей,

91

В углу сидело чадо в странной позе,

Сверкнуло взглядом злобное лицо,

Весь съежился как будто на морозе.

92

Он произнес: " Вы здесь, в конце концов.

Жаль только прибыли вы слишком поздно.

Я - боль, расплата за грехи отцов.

93

Ищите же причины скрупулёзно,

В ошибках прошлого своих, глупцы,

Я больше вам не Сын - я демон грозный,

94

Армагедон грядёт! Трубят гонцы!"

Договорив Сын вдался в жуткий хохот.

Скрутили Сына медики-бойцы,

95

Рёв человека превратился в шёпот.

Его стреножили, вонзив укол,

Отец увёл плохую Мать под локоть.

96

- Жить смысл не обрёл - с ума сошёл,

Ваш случай он совсем не редкий,

Езжайте-ка домой" - лечила плёл.

97

- Поставим в строй, есть чудные таблетки,

Неделя и - получим результат,

Как птичка парень выпорхнет из клетки...

98

Вот двое на вокзал в такси спешат,

Отец вновь пьян, краснеет мордой,

А Мать всё смотрит в сторону палат,

99

Там где остался Сын - упрямец гордый,

Уехал зря учиться в институт,

Уж лучше бы диван был им подпёртый...

100

Она глядела на больницу, вдруг,

Из окон наверху скользнуло тело,

Цеплялось, дергалось, то был не труп.

101

Она молчала, а оно летело,

Чрез миг, пропало из виду, внизу.

Мать молча отвернулась, побледнела...

102

Декабрь. Новый год был на носу.

Мать в кухне скорбно резала салаты,

Пускала в таз соленую слезу.

103

Отец ушёл в подвал изрядно вдатый,

А к блюду не хватило огурцов,

В шкафу среди крупы рычаг был спрятан.

104

Мать потянула, вскрыв секретный ход.

Вся с головой она ушла в пространство,

Шумел тв, мяукал нервно кот.

105

С той стороны всё тоже: кухня, яства,

Мать вылезла и позвала: "Сынок!

Сходи-ка ты в подвал, в отцово царство.

106

Сын покивал. Закрыл дверь на замок...


[1] «Снаружи и внутри то же самое» (пер. латынь)

[2] Барикот(Афганистан) – был самым отдаленным в провинции Кунар гарнизоном, в 2,5 км от границы с Пакистаном. К нему вела единственная дорога, пробитая в отвесных скалах на высоте от 30 до 100 м над рекой Кунар. В 1985 году дорога была разбита, гарнизон был окружен "душманами". Для восстановления дороги была организована спецоперация.

+5
44
Илона Левина №2