Коллекционер

  • Кандидат в Самородки
  • Опубликовано на Яндекс.Дзен
Автор:
Виктория
Коллекционер
Аннотация:
Рассказ с дуэли Сотня. Дописан без оглядки на объем.
Текст:

Максимилиан Полак, финансист банка Credit Suisse, изнывая от нетерпения, ждал конца рабочего дня. Предвкушение изводило с самого утра, как только он обнаружил долгожданное сообщение: «Доставка будет сегодня после восемнадцати». Хорошо, что он отучил себя просматривать почту вечерами, иначе к сегодняшнему беспокойному дню добавилась бы еще и бессонная ночь.

Обуздать гложущее чувство было выше его сил. Больше всего это походило на сильный голод. В обед он даже позволил себе посетить французский ресторан, где подавали великолепные стейки с паприкой и баклажанами на гриле. Это в несколько раз дороже традиционного бизнес-ланча в кафе напротив, но и день сегодня особенный. Однако ни порция восхитительной телятины шатобриан, ни бокал бордо облегчения не принесли.

Пришла идея сказаться больным. Это бы с легкостью вышло. Последний раз он брал больничный пять лет назад, когда в поездке по Луизиане, где его дожидалась очередная удачно приобретенная партия, подцепил малярию. После этого Максимилиан решил не рисковать и нанял агента. Безусловно, это расходы, но и парень того стоил: везучий и сообразительный настолько, что за каких-то пять лет с ним удалось собрать практически всю коллекцию. И сегодня она будет полной!

На часах почти четыре. Секундная стрелка замирала всякий раз при переходе на новое деление, словно не желая отсчитывать мгновения. Время тянулось, превращаясь в бесконечное пространство, отделяющее от заветной цели.

Уже в пальто он дождался пяти часов и поспешил к выходу из офиса.

Все словно сговорились! Машину удалось поймать далеко не с первого раза. Таксист пропустил поворот: вместо тихого объезда попал в центр города в час пик. Красный горел неимоверно долго; водители, трогаясь с места, немилосердно медлили; пешеходы едва несли себя через переходы. Максимилиана чуть не разорвало, когда дама преклонных лет принялась переходить улицу в самом конце отведенного на зеленый свет времени. Вот и волочилась теперь с опозданием, задерживая движение. Так и хотелось перетащить старую каргу прямо за руку хоть на другую сторону, а хоть бы и на тот свет!

Наконец-то, он дома! Едва притворив дверь, Максимилиан поспешил в кабинет, где они ждали его весь день — девяносто три верных воина, послушных одному мановению руки, его единственные друзья, с остальными он давно прекратил общение. Зачем ему насмешники, которые называют дело его жизни игрой? Хороша игра! Ради них он способен на все. Ведь это его семья. С сестрой и несносными племянниками он предпочитал не видеться, посылал им на Рождество дешевые наборы солдатиков, чтобы только речь не заходила о его собственности.

Его называют скупым. Знали бы, как щедро он готов платить за каждый коллекционный экземпляр. Другие покупают дорогущие автомобили, яхты, бриллианты своим тупым женам, а те разоряют их после развода.

— Почему ты не женишься, Максимилиан?

— Спасибо, мне есть куда потратить деньги, — отшучивался он.

Все считают его одиноким. Глупцы! Какое одиночество в окружении девяноста товарищей по оружию?

А все благодаря гению Густава Хэйде. Он вырвал первенство в изготовлении военных миниатюр из лап хитрющих французов. Его солдатики крупнее нюрнбергских оловянных святых, украшавших шапки пилигримов, но также совершенны. Эти объемные фигурки с меняющимися головами, со съемной амуницией принимали разнообразные позы. Когда-то каталог Хэйде включал больше тысячи вариантов.

Они все погибли как истинные воины. Силы были неравны, никто не выстоит перед массированной бомбардировкой союзных войск! Формы, архивы, образцы — все уничтожено. Выжили лишь сохранённые в коллекциях. Максимилиан взял в руки своего первого солдатика.

— Честь имею представиться, ротмистр конной хоругви Речи Посполитой, создан по образцу обмундирования семнадцатого века. Рад служить!

Богатый жупан, подбитые серебряными подковами сапоги, роскошный плащ, а плечи покрывает подшитая шелком бурка. А каковы детали! Наплечник крепится заклепками и кожаными ремешками к нагрудной кирасе. Шлем-шишак с назальной пластиной украшен золотой чеканкой. Оружие меняется: пернач, буздыган с ударным шестопером, булава — бери, что хочешь, воюй, неси смерть, спасай жизни.

Ротмистр многому научил одиннадцатилетнего мальчугана: быть терпеливым и бережливым, уметь сносить любые лишения и уверенно идти к цели. Два года Макс экономил на школьных обедах, ходил пешком, чтобы не тратить деньги на трамвай, вместо того, чтобы беспечно носиться с мальчишками, помогал старику-отцу в лавке. И каждый вечер, прильнув лбом к витрине антикварного магазина, предвкушал, как возьмет ротмистра в руки, поправит накренившийся шлем, поменяет буздыган на булаву и заберет с собой. Он не позволит сопливым малышам тыкать пальцами в воина:

— Мама, купи солдатика!

— Это не солдатик, а командир гусарского полка, и мама его не купит, иначе вам год придется жевать одну спаржу!

В заветный день, дрожа от нетерпения, Макс вошел в магазин.

— Что тебе надо, паршивец? — окликнул его продавец. — Здесь нет ничего, что тебе по карману. Пялиться можно и снаружи. И так облапал мне всю витрину.

Макс робко выложил свои сбережения у кассы. Ровно столько, сколько стоил ротмистр. Продавец обозвал его вором и вышвырнул прочь.

— Деньги верну отцу!

Внутри все перевернулось. Отец тот еще скряга, он заберет его деньги себе, ни за что не потратит их на фигурку, ведь он в этом совершенно ничего не смыслит!

Сжимая кулаки добела, чтобы сдержать слезы, Макс рассказывал своему старику о случае в магазине. Тот выслушал молча. Запер лавку раньше обычного, надел свой лучший костюм. Вернувшись, протянул пораженному сыну фигурку ротмистра. В качестве компенсации продавец отдал и коня на пружине.

Сегодня доставят последних: штандарта, трубача, панцирного казака, оберста драгунского полка, гусара частной армии Гостомского, портретную фигурку Великого гетмана короны и жемчужину коллекции — ростовщика в образе Вечного жида, оцененную в целое состояние. Их владелец, старый змей из Кракова, никак не соглашался на продажу. Юлил, отбрехивался побасенками о проклятии сотой фигурки, твердил, что сотня не может быть в одних руках.

Хорошо, что агент знает своё дело, лишь уточнил, насколько он свободен в действиях.

— Можете ничем себя не ограничивать, только избавьте меня от подробностей, — Максимилиан выписал чек.

Сегодня он сможет наконец остановиться: не надо будет во всем себе отказывать, унижаться, лукавить и больше никаких сделок с совестью. Что греха таить, бывало всякое — не каждый владелец с легкостью расставался с коллекционным экземпляром. Попадались не менее ревностные собиратели, не уступающие в этом деле самому Максимилиану. И как нанятому парню удавалось их убедить? Впрочем, нет… Максимилиан не хочет ничего знать, он вполне способен оплатить удовольствие без погружения в неприятные детали.

Звонок в дверь в четверть восьмого. Сердце сжалось, как перед прыжком с высоты. Вместо ожидаемого агента на пороге сам краковчанин. Старик бледен, покрыт испариной, вцепился узловатыми пальцами в перила.

— Таки-здравствуйте, — проскрипел гость. — Это, как я понимаю, теперь ваше.

Он вложил в руки удивленному Максимилиану футляр, обшитый алым бархатом. Тот не удержался, открыл и задохнулся от восторга: даже эта семерка с ростовщиком по центру восхитительна. Какова будет армия!

— Прошу в дом! Отметим сделку.

— Ни в коем разе! Не смею задерживать. И мне таки очень жаль!

Старик, пошатываясь, удалился. На миг показалось, что затылок его залит кровью. Как же порой причудлива игра закатного солнца! Максимилиан зажмурился, отгоняя наваждение. Когда он открыл глаза, на хорошо просматриваемой улице никого не было. Краковчанин словно сквозь землю провалился.

Макс немало удивился, но вскоре забыл о странном исчезновении, ведь теперь сотня в полном составе. До самой полночи он расставлял фигуры: впереди конным строем гусары; за ними товарищи панцирной хоругви с волчьими хвостами на кольчугах; ополченцы посполитого рушення, блистающие горжетами; латники с копьями, и дальше все, рядами. В стороне грозит узловатым пальцем раритетный ростовщик. Сморщенное старческое личико кажется знакомым… Вылитый краковчанин! Хотя это полный бред, все в старости на одно лицо.

Внезапно словно железным ободом стиснуло голову, тело отяжелело, будто закованное. Нос, горло, глаза разъедал дым. Не понять, куда исчезли стены кабинета, и как он оказался посреди заснеженного поля с чернеющим вдали лесом — голые сучья сплелись словно сеть кровеносных сосудов. Грохот выстрелов, стук копыт, пронзительное ржание смешались с дикими криками, словно сотни мужчин разом обезумели от боли и ярости. Повсюду его солдаты, живые и мертвые, окровавленные и изрубленные, сбитые с коней, потоптанные сапогами, схватившиеся в рукопашной, бьющиеся на мечах и саблях. Мимо пронесся всадник, таща на аркане обезображенное тело. Одного драгуна разрубили надвое, другого подняли на копьях.

Что-то упало и покатилось ему под ноги. Максимилиан невольно посмотрел вниз. У ног его лежала отрубленная голова так и не появившегося сегодня агента.

— …Таки очень жаль, — проскрипел у самого уха ростовщик-краковчанин, ладонью отер кровь с затылка, размазывая ее по впалой щеке и на кривых ногах потрусил к спасительному лесу. Макс насчитал семь неровных шагов.

А потом его самого крепко ухватили за плечо, встряхнули так, что, казалось, все кости пришли в движение, и сильнейшим давлением заставили опуститься на колени.

Ледяная влага намочила тонкую ткань совершенно невозможных рейтуз. Руки путались в меховом ментике, накинутом поверх щегольского доломана — вокруг серебряных пуговиц «гусарский узел» с тремя кольцами выложен пятнадцатью рядами двойного шнура. Высоченный кивер давил, словно тисками сжимал пылающую от нервного потрясения голову.

Колени, стоящие на снегу, онемели, и сам Максимилиан потерял дар речи от изумления и невероятности происходящего. Великолепная в своем щегольском обмундировании семерка окружила своего нового владельца. Вот только теперь игрушечные солдатики выше Максимилиана на голову, а в ширине плеч превосходили почти вдвое. Место сбежавшего ростовщика занял ротмистр. Он избегал смотреть на своего хозяина. Печаль мрачной тенью легла на лицо. Взгляд прятался под насупленными кустистыми бровями. Ротмистр кусал ус, то и дело прочищал горло, но, как и остальные, не произносил ни слова. Он обнажил голову и раскланялся во все стороны. Остальные гордо стояли, подпершись руками в бока.

— Чего хотите, панове? — собравшись с духом, обратился к кружку ротмистр.

— Пусть кладет палицу! — раздались голоса. —Клади, чертов сын, сей же час палицу! Не хотим тебя больше!

К удивлению своему Максимилиан понял, что в кулаке крепко сжимает рукоять. По примеру ротмистра он поклонился, но неуклюже, растеряно, и хотел уж положить палицу на запорошенную снегом землю, как подскочивший ротмистр принял ее из его рук и передал товарищам своим. Палица передавалась по кругу, пока не осталась у Великого гетмана.

— Что ж, панове, что вам еще нужно? — с горечью спросил ротмистр у собравшихся.

Наперебой зазвучали возбужденные голоса, словно рой пчел гудел над головой Максимилиана: смысла не разобрать, но слова «суд», «приговор», «предатель» звучали многократно.

— Помилосердствуйте, панове! — вскрикнул ротмистр, вскинув руки. — Отпустим и вернемся к битве. Пока суд да дело, наши братья далеко угнали вражин. Не отстать бы.

— Ты нам зубы не заговаривай! Все мы знаем, что он твой подопечный, и вина его — это и твоя вина.

— Я от праведного суда не уворачиваюсь, — сверкнул гневно очами ротмистр. — Только слышать хочу, в чем его вина, а в чем моя.

Речь взял гетман.

— Вина его в предательстве.

Согласные возгласы понеслись по кругу, солдаты хмуро кивали. Дождавшись тишины, гетман продолжил:

— Отринул он заветы братства, что впредь всего ставят свободу — свободу воли и свободу жизни. Предал он товарищество, саму идею его, отверг дружбу и отрекся от любви, отвернулся от семьи своей. Греб жар чужими руками.

Гул негодования поднялся, но гетман взмахом руки в миг добился тишины. Только битва гремела и стонала вдалеке уже за лесом.

— Ты! — Гетман ткнул ротмистра в грудь палицей.

— Ты учил его терпению, рвению, воспитывал дух его, и на что потратил он это? Как провел лучшие годы свои? В скупости, в обмане и мошенничестве. А где не выходило, платил, покупая, нас, словно племенное быдло, делая своей собственностью, рабами, игрушками в руках его. А как поступил он с Хранителем? Проломить старику голову — это ж…

Слова потонули в шуме возмущенных голосов, и в этот раз его не смог унять даже взмах гетманской палицы. Пришлось ждать, пока сам утихнет, сойдет на нет.

— Стойте, панове, стойте, не частите! — горько причитал ротмистр. — Так-то все верно говорите, да только Хранитель… Не рук Максимилиана это дело.

— Не криви душой, ротмистр, все мы знаем, чьих рук дело, и душегуб уже поплатился сполна. Однако, знаем и чьими деньгами руки те развязаны. Доказана ли вина, братья?

— Виновен! — гаркнули поблизости.

— Виновен!!! — грянуло эхо сотни вдали.

И лишь ротмистр вместо ответа издал протяжный стон, стон боли, идущей из самой глубины души, от самого сердца.

— За преступления перед братством, предательство идеалов его, военным трибуналом Максимилиан Полак приговаривается к смерти. Привести в исполнение!

Ротмистр вскрикнул, словно пронзенный, и рухнул рядом с дрожащим Максимилианом на колени.

А потом прямо на них, трепеща лебедиными крыльями, словно ангел смерти, налетел на белом коне Великий гетман в сияющих серебряных доспехах, и сияние это ослепило, наполнило сердце страхом и страстью. Улыбка блаженства появилась на устах Макимилиана. Восторг и восхищение разлились в сердце, утопив ужас и волнения. И он, охваченный радостью, поднялся с колен и сам шагнул навстречу блистающему наконечнику, направленному прямо ему в грудь.

В полночь Максимилиан Полак умер. Смерть наступила в результате разрыва аорты.

Девяносто девять коллекционных солдатиков, найденые в доме, были выстроенны рядами. Шесть стояли вокруг упавшего ротмистра. Редчайшей фигурки ростовщика, известной по каталогу Хэйде как «Вечный жид», среди них не оказалось.

На утро следующего дня в Кракове в доме известного антиквара был обнаружен обезглавленный труп молодого мужчины. Место нахождение хозяина дома остается неизвестным.

***

Сестра Максимилиана беззвучно плакала над гробом, прижимая к себе насупившихся близнецов. Те прятали взгляды, чтобы ненароком не скользнуть по бледному лицу дяди-покойника. Хотя ничего страшного и не было. Нет, он не напоминал спящего, как говорила о нем мать, когда уговаривала трусивших близнецов подойти к гробу для прощания. Он словно задумался о чем-то важном и просто прикрыл глаза. Вечная складка тревоги на лбу, теперь расправилась, капризно раздутые щеки, подтянулись, заострили скулы. Губы, обычно раздраженно поджатые при общении с родственниками, теперь спокойно сомкнуты. Так и застыл, будто отлитый из металла, припоминая, что-то хорошее.

Но смотреть на него все равно не хотелось. Взгляды притягивали солдатики. Улучив подходящий момент, братья вывернулись из-под материнских рук и, робко ступая, подошли к игрушечной армии.

Ряды стояли незыблемо и торжественно, как в почетном карауле.

Детская ручка потянулась к упавшему навзничь солдатику, подняла его и поставила рядом с крылатой фигуркой на коне.

Брат улыбнулся, одобрительно кивнул:

— Мы же теперь можем забрать их себе!

— Нет.

— Но почему?

— Просто нет, и все!

— Но мама сказала, что дядины игрушки теперь наши.

— Это не игрушки. Это солдаты сотни из армии Великого гетмана короны Речи Посполитой. Они не для игры!

— Но…

— Мальчики, нам пора.

Один взял другого за рукав и потянул на зов матери. Ловким движением, на которое способны только мальчишки, детская ручка в последний момент ухватила фигурку ротмистра и незаметно спрятала в карман. 

Другие работы автора:
+16
367
15:40
+2
Дописан… wonder
15:45
А Можно чуть более развёрнуто. Я не так догадлива
16:44
+2
Гениально.
Миледи Виктория, просто нет слов.
Можно всё разобрать и собрать (и видимо процесс сей уже начался).
Заставляет задуматься. Ощущение возникло, что что-то ускользнуло (обожаю это чувство, оно знакомо с юности, от просмотра фильмов Тарковского), хотя всё перед тобой.
Спасибо за колорит. ))
16:48
Спасибо! Вы добры безмерно. Но мне бы критический подход, если у вас есть время, силы и желания. Сковородка мне не светит. Я такую очередищу не выдержу, поэтому, была бы рада критике помимо рубрики.
17:31
+2
Хорошо.
Правда послевкусие ещё не прошло )))
Надо перечитывать.
18:10
Буду ждать)
18:21
Есть пару моментов. Куда писать?
Сюда, или…
18:26
Сюда, конечно, вдруг, кому-то интересно еще
18:37
+2
Хорошо, поехали…
В самом начале (ИМХО) заменил бы два слова, а одно добавил.
Начало насыщено французскими названиями (обоснованно), но вот эти слова… Мне кажется чуть ускорят повествование:
Сегодняшнему=этому
Гложущее=жгучее
… хотелось (выйти) и перетащить… (Там где про пожилую даму на переходе)
18:45
Спасибо! Посмотрю… Благодарю за отзыв
19:08 (отредактировано)
+2
Это ещё не всё.
Если позволите…
Мне действительно не удобно… Есть ещё пару моментов. Это не критика. В том виде, в котором рассказана эта история (и при том, что антураж той эпохи не известен...), рассказ действительно несёт идею и мораль.
Максимилиан не смог пойти дальше своей детской жажды и восхищения той эпохой. Он не понял сути её (рыцарства) и полностью проиграл. Это видно.
Мне это импонирует.
Поэтому, цель моих предложений — помочь улучшить Ваше и без того хорошее произведение. Иных целей нету.
19:11
О! Конечно, я жду с нетерпением, постеснялась спросить просто, почему так мало, не хотела быть навязчивой
19:16
Ой, перестаньте комплексовать, все знают, как я к критике отношусь. Давайте, давайте, потираю руки! Я буду очень благодарна, мне нужны мнения
19:26 (отредактировано)
+2
Спасибо.
Тогда, буквы не хватает:
… без погружения (в) неприятные детали.
И одна фраза «просится» к переделке, там, где краковчанин, отдав ларец с солдатиками, исчезает:
… когда он открыл глаза, (ни в одном, ни в другом конце улицы) никого не было.

Любой текст, кроме некролога, всегда можно улучшить конечно. Поэтому дальше хочу о другом, более важном, на мой взгляд, сказать…
19:53 (отредактировано)
+3
Макс переносится к ребятам туда, на поле боя…
Он мог, конечно, появиться там в любом наряде, но… не то, чтобы это ошибка… но всё-же…
Они там все в обмундировании гусарии 16-го века. А Макс — в обмундировании гусар 19 века. Поскольку кивер ввели в 1801году.

Диалог между «солдатиками» в принципе может тоже быть любым.
Просто дам описание, может надо, а может нет. Ибо, когда создаёшь произведение, детали важны (ну не мне Вам об этом говорить).
Гусария была наёмным войском. Именно ротмистры набирали себе товарищей (так и назывались), действовали на основе «письма о призыве», выданном сеймом или королём, не помню. Ротмистр решал и финансовые и прочие вопросы. И все эти мероприятия со службой (и расходы) расценивались, как вложения в военную карьеру и должны были окупиться. Все товарищи разделяли и военные и финансовые риски ротмистра (их командира). Товарищи образовывали воинское братство. И друг к другу обращались… Пан брат.
Крупным воинским подразделением командовал Наместник (видимо что-то вроде полковника)
Гетманы — все имели имена и известны в истории, потому, что это были известные деятели и полководцы.

Никоим образом ни на чём не настаиваю. Антураж передан. Идея видна. И передана хорошо.
Мне понравилось.
(Тем более, что я сам тут постоянно муссирую рыцарскую тему...)
Спасибо Вам, Виктория и за тему и за сюжет и за реализацию.
20:13
+1
О! Это совершенно замечательно, потому как я, сами понимаете, в теме не глубока. Пришла идея, я подняла литературу, меня заворожили детали и это видно, да. Безусловно, вы правы. Обращение, если это дико не соответствует… слово подобрать не могу (правдой исторической это назвать, язык не поворачивается) пространству текста, поменяю. Но, камне кажется, «панове» вполне подойдут для легкого касания темы. А по поводу амуниции, в тексте это не вычитывается, но перед глазами у меня коллекция солдатиков не 16-17 века, а как раз разновременных примеров амуниции. Это, конечно, не прописано, поскольку, ну, не знаю, как-то даже не работает на сюжет. Статья о подобных коллекциях тоже сейчас не находится. Дело давнее было. Но претензию Вашу я поняла. Меня лишь успокаивает, что атмосфера есть, вещь на историзм не претендует. Это всего лишь фантазия на тему страсти собирательства. Детали добавить я себе позволила, потому что они меня очаровали. Но вот стоит у меня перед глазами эта фантастическая картинка, ничего не перечит, поскольку всего лишь пространство вымысла.
Благодарю, что потратили на меня время, мне было очень интересно и полезно.
20:25
+1
И панове и всё остальное подойдёт.
Магреализм удался. ))
20:26
Вы думаете, это он?
Мне кажется, это мистика
20:44
На грани ))
Нет потусторонних сил, духов… ОборотнЕй и вампиров.
Есть магическая сотня…
Кто его, этого Густава Хейде знает, что он в олово-свинец подмешивал… smileАлхимег…
20:50
ну… тут есть причинно-следственное объяснение. Проклятье сотни. Идея наказания, мне кажется это перечеркивает магреализм
21:32
В канонах не силён )
Да, кстати, тоже на счет гложущего хотел заметить.
Обуздать гложущее чувство было выше его сил. Больше всего это походило на сильный голод.
вроде и разные слова. но гложущее и голод как-то, у меня, скукожились в одно.
18:56
+1
Спасибо, обращу внимание
02:45 (отредактировано)
Они похожи, но значат разное по действию.
Гложет — изнутри снедает (стыд, боль, разочарование) — сильный дискомфорт, от которого надо избавиться. А сильный голод — то, что нужно утолить (поесть), то есть направить внутрь. Возникает два направленных навстречу друг другу вектора. Появляется дискомфорт на уровне оттенков, который краем уха заметен ))
10:38
Да, вы абсолютно правы, и мне припоминается, что я думала над этим словом. Но не подобрав ничего более подходящего, махнула рукой и оставила. Приму к сведению. Спасибо!
Круто. Понравилась проработка. Сюжет тоже хорош. Солдатики Стивена незабвенного Кинга — напомнило, но тут разборки были реальней. Спасибо!
23:56
Спасибо, друг!
09:46
+1
Только утром читал про подмену образности описательством )) Виктория хочет стать мужчиной от литературы?)
Ладно, очень складный текст, интересный конфликт героя с совестью. Хорошо держит интригу в начале, передает напряжение персонажа. Много специфических описаний, что может заинтересовать знающего и обогатит незнающего.
Но как по мне, очень уж внезапное перемещение на поле боя. Собственно, там так и есть — «внезапно». Эдакий «чпок!».
Из общего стиля повествования — сухого и конкретного — очень сильно выпирает «трепеща лебедиными крыльями, словно ангел смерти» — единственный, по ходу, эпитет на весь текст.
Концовка до точек вроде бы соответствует началу — отстраненная констатация факта невидимым автором-богом (ведь герой уже умер, он не может фиксировать эти события). А вот зачем в конце начинать новую историю? Эффект вылезающего из-под земли монстра, грозящего кулаком «я еще вернусь» срабатывает в кино, а вот тут хз-хз…

Но в целом, я восхищен проделанной работой и проработкой специфического сеттинга, деталей, известных только экспертам и увлеченным людям ok
10:13
+1
Вооот! Очень важныймомент! Усеченная версия без трибунала, без сводки по Кракову и без детей. Полак умирает просто пронзённый копьем, ( случай на охоте))) солдатиков передают в музей. Но герои пришли все и сразу. Их пришлось выкидывать под объём, но теперь. Понимаешь. Это своего рода дать ротмистру шанс, решить или хоть задуматься, а для чего они? а стоят ли они человеческой жизни, отнятой или загубленной собственной, как у Полака. Пока они игрушка в руках ребёнка, они учат и воспитывают. И да, это не прописано в тексте. Но прописывать моралите, хуже нет. А так у меня есть надежда, что само все сработает, что читателю не надо все втолковывать, он и сам не дурак… но вполне допускаю, что не получилось у меня.
Про ангела, имелась в виду часть амуниции лебединые крылья. Их специально надевали на спину, когда в сиянии серебра неслись в атаку, противнику казалось, что это ангелы сошли с небес, они бросали оружие и молились. Вот примерно это хотелось передать. Вполне возможно неудачно. Большое спасибо за разбор! Очень полезно!
10:27 (отредактировано)
+1
Да полноте, кому, правда что, нужно голое моралите ) Дело в фокусе и точке зрения. Герой рассказа — Макс. И пока это так (а рассказ ставит акценты именно так), я как читатель вижу его историю и мотивы. Когда он умирает — история заканчивается. А че там у ротмистра — это для меня фон, инструмент, и иначе он не играет тут. А дети в конце — вообще неясно зачем приблудившиеся персонажи, сбивающие фокус. Отчего выглядит как попытка коленом упихать что-то не влезшее в коробку по-хорошему.
Про крылья я тоже понял, я про саму подачу. Если бы там было «ГГ показалось, будто ангел спустился с небес чтобы свершить кару» — то да, было бы как-то в едином стиле с общим текстом.

Йеп ok
10:34 (отредактировано)
Не, смотри, он и так в пространстве « показалось», куда ему ещё сверху. Я знаю про эти нормы, про скачки фокала, мне наци от этого дела не раз этим тыкали, вполне возможно, справедливо. Но рассказ от третьего лица, и жизнь идёт и с Максом, и без Макса, который в ней есть, пусть на ролях покойника, пусть в одном из близнецов, не способных пройти мимо игрушки
12:11
Ну, в таких случаях просто выбирают «того» героя ) Если бы история была глазами самого ротмистра, то проблем бы не было — он-то бессмертен.
Да и нехай.
Но я жду ответки ;D *звуки корысти crazy
12:43
Какой ответки?
12:45
Приходи ко мне собачку жалеть laugh
10:37
Но я, конечно, его еще перечитаю, когда чуть отлежится в новой версии. Обращу внимание, подумаю, что можно сделать
15:08
+1
Так-с… Я примерно помню, суть своих претензий к прошлой редакции.
Сейчас они частично снимаются. Теперь, ясно, почему с Максимилианом — так. Хотя, на мой вкус… суд подзатянулся. Чуть-чуть совсем.
Если коротко — стало лучше. Появился крючок в виде стыренной фигурки.
Что не очень хорошо — мораль, которой белой краской по повествованию наляпали. Не хорошо быть нехорошим? Ну, да… Не хорошо.
Спасибо, ценная информация.
Рассказ больше понравился, чем нет. Доработка пошла на пользу.
15:12
Хотя, на мой вкус… суд подзатянулся.

Вот да, согласна. Полежит, урежу.
мораль, которой белой краской по повествованию наляпали. Не хорошо быть нехорошим? Ну, да…

А можешь подробнее? Мне понять надо…
15:28
+2
У тебя на весах: целеустремленность (да, фанатичная, без тормозов) и некое подобие общечеловеческих ценностей (дружба, равенство, братство, семья).
И, что получается… С одной стороны — все правильно. Общечеловеческое, потому и общечеловеческое, что одно — для всех. НО!
Предпосылок к этому не было. Ты, по-прежнему обвиняешь ГГ в том, что он слишком последователен в своих целях.
Читателю (мне в данном случае) не показывают гадкие-гадости, сделанные персонажем. Я не вижу, как он отвернулся от семьи… и не вижу попыток семьи с ним взаимодействовать. Тоже самое и с друзьями.
Но, именно за это и осуждают. То есть, человек, потративший жизнь на то, что считал важным и нужным, в итоге, осужден за то, что ВСЕ несущественное с его колокольни, но существенное с колокольни автора — просрал.
Да, он платил. Да, агент творил черные дела… Но, так и мир к нему радужным не был. + он не воровал сам, он не грабил сам. он ЗАРАБАТЫВАЛ деньги и тратил их на то, что считал нужным.
Пойми правильно, я не оправдываю человека, который считает вещь ценнее человеческой жизни. Нет. Но я и не понимаю, почему я должен его ненавидеть? Почему я должен сопереживать суду? Почему я должен проникнуться идеей суда?
Что в тексте? Человек трудится, и спускает деньги на то, что считает нужным. Сам заработал, сам спустил. Статисты друзья-насмешники и семья… стоят в сторонке. А по результату — ты жил не так, как надо (а как надо-то? кто с этой истиной знаком?)… получи штык в грудь.
Как-то так
15:36
ну, ок, человек зарабатывает и тратит деньги на просмотр детской порнографии… Кто-то творит эти дела, но потребитель же ни при чем… просто платит.
А Полака не нужно ненавидеть, я не ставила это целью, я лишь о том, что он так и не жил, он просто рвался к цели, а как дорвался, умер, все лишь от разрыва аорты.
И сопереживать суду… Ну не знаю, это взгляд самих солдатиков… позиция вещей
Так же точно заваливает какого-нибудь собирателя груда натасканных в дом вещей.
Спасибо большое, мне теперь более понятно твое восприятие моего перса. Мне было очень интересно, а все ответы, не в плане спора, а как рассуждения.
15:51
+1
Да, какие споры. Я не о том.
Я бы, все-таки, не ставил дет.порнографию в один ряд с коллекционированием солдатиков. Вот, не ставил бы.
Что же до вины потребителя… Она, конечно, есть. Иначе не бывает. Все взрослые, все все понимают. Но, мир, он, сцук, не контрастное поле черно-белого формата, а сплошная мешанина этих цветов — относительно серая масса.
И, потому, выглядит немного странным, что человек, с детства отдающийся своей мечте — идее, которая крайне далека от дет.порно, в итоге, расплачивается за это. При этом, одно дело, если бы ему, например, сказали: за погоней к мечте, ты забыл о смысле этой мечты… Лично мне бы, да, подобное было понятно и даже близко.
Но, когда мне говорят, что все, что ты делал, все, что приносило тебе радость — фуфел, и надо было жить иначе… Я отвечаю — ПНХ. Себя жизни поучите, а меня — не нужно.
Отсюда у меня, вот, все равно, больше сопереживания ГГ. Ведь, по факту, читателю не показали чем он был так плох. Он заплатил человеку, который должен был доставить ему желаемое. Он не отдавал приказа — убей, укради… По факту, вина за случившееся — на агенте и на его совести.
Это не снимает подспудной вины с ГГ, но… если мерить такими категориями, то все мы тут дружно окажемся виновны в чужих поступках.
Тупейший пример: девушка отказала парю в отношениях… Тот прыгнул с крыши. Все. Вини ее, гони ее, насмехайся над ней… Скотина такая, как она могла?! Вот, и с ГГ — тоже самое. Да, косвенно — виноват, но настолько ли, что б обесценивать его жизнь, его стремления и превозносить то, что ГГ было совершенно не близко?
16:27
за погоней к мечте, ты забыл о смысле этой мечты… Лично мне бы, да, подобное было понятно и даже близко.

понимаю, спасибо, я пыталась эту мысль влодить в Гетмана, который говорить то они стали рабами его. но не получилось, наверное.
Да, я понимаю, о чем ты, но… Так и Полак взял и умер. Умер, потому что сотня не может быть полной. Умер, потому что, нафиг жить? Все, достиг.
А по поводу коллекционеров у меня как-то нет таких восторгов. Да они идут к цели, как маньяки, как ревнивцы, которые за обладание готовы на все. Нет, мне Макс не симпатичен.
16:34
+1
Речь не в симпатичности, а в том, что вместо вопроса, который вполне себе поставлен… ты зачем-то даешь ответ. А он тут не нужен, совсем. Лично меня авторская мораль всегда отталкивает. Я и без автора знаю: что хорошо, а что плохо:)
16:37
Ну… это ты такой идеальный читатель. Может, мне самой просто хотелось ответ найти. Я вот дописать дописала, а сама чувствую, что тема для меня не закрыта…
17:05 (отредактировано)
+2
Мораль вот в чём.
Макс, как одержимый гоняется за солдатиками, не обращая внимания ни на близких людей, ни на способы овладения искомым. Он вожделеет иметь. Что именно? Некую… красоту этих фигурок? Что он хочет? Что он создаёт?
Собранную сотню. Он хочет её ИМЕТЬ. Тут нет создания. Иметь и обладать. И хранить. И наслаждаться этим обладанием.
Хорошо.
С точки зрения других людей, насколько этот человек важен и ценен? ХЗ. Да его для них просто не существует. Он не любит их и с ними не общается. Они мало знают о нём…
Он живёт для себя. И за рамки своего мира не выходит.
Жизнь — это постоянное взаимодействие (действование сообща), с целью создават.
Это постоянное строительство и отношений и планов и ревлизации этих планов совместно. О! Новая идея, понимаю. ИМХО. Проверить это можно только в конце, по факту. Но! Одиночество — это уход от жизни.
Макс одинок. Сам так решил. Имеет право. Его даже жаль.
Автор, убивая Макса руками солдатиков показывает, что за вот этим… «иметь любой ценой», Макс потерял жизнь свою, по факту так ничего (что мог бы) и не сделав для других. Плюшкин наш Макс.
А солдатики его мочканули… Ну по их кодексу, тот кто их ИМЕТЬ вознамерился, будет убит. Ибо дело не в бабках, а в… том, чтобы дать возможность другим определяться самостоятельно. Такую аллегорию усматриваю. Не всё можно купить — вот о чём история. Они, хоть и солдатики, но… гусары по собственной воле. Они не рабы… Я там выше писал, какие порядки среди них там были…
Вам не обязательно соглашаться со мной. ИМХО. Описал то, что увидел.
Спасибо за внимание.
Хорошее пояснение. Полностью согласуется с текстом.
«И я того же мнения»
17:24
+1
Спасибо )
17:36
Спасибо, близко, да. Просто я еще не могу дать такого однозначного ответа. Для меня оно все живое, все в движении постоянном
17:52
+1
Это нормально.
Бывает напишешь, потом прочтёшь…
Да ладно! )))
Я однажды песню написал (в стол, по-юности, и на ТРЕЗВУЮ абсолютно голову) и потом сам с третьего раза только понял.
Я думаю, это всё Музы шалят.
Случай не Ваш! Ни на что не намекаю!
Просто вспомнилось — поделился…
18:34
Спасибо!
19:03
+2
Не обязательно, это верно. Даже более того, противопоказано! (я о соглашении с вами).
И вот почему: в чем ценность семьи Макса? в чем ценность его «друзей»? В чем ценность, в конце-концов Краковчанина? А… нет ее. Ценности-то. Каждый человек ценен, и нахер ненужен единовременно. Зависит от точки зрения. Не существует такого человека, прекращение существование которого остановит вращение земли или придаст смысл этому вращению. Все человеческое существование — бессмысленно изначально. Лишь наша гордыня позволяет нам искать в оном смысл. Ну… тяжело принять мысль о том, что ты — бесполезен и ненужен (а под час и просто вреден).
Так что, расценивать Макса с вашей позиции я считаю ниразу не уместным, хотя бы потому, что никто в этом рассказе (да и за его пределами) не обладает «ценностью». Ни друзья, ни семья не пытаются коммуницировать с Максом. Не пытаются выглядеть лучше на его фоне. Они просто махнули на него известно чем и радуются жизни, получая дешевые подарочки. С паршивой овцы…
Что же до обладания… Макс, так-то, всю жизнь потратил, что бы иметь возможность обладать этим чем-то… А что сделали солдатики? Или что они там олицетворяют? Что это олицетворение сделало-то? А, опять-таки, ничего. Макс — фанатик, но он — трудяга, он последователен, он — старается. Остальные, увы, его только осуждают. И Ротмист, и гусарята и семья ГГ, и коллеги ГГ, и друзья ГГ… И сам автор рассказа.
Вот, только, я не вижу что такого Макс совершил, что бы быть обосранным по всем фронтам. Кто его судит и за что?
19:15
+1
Ну, я, как автор, отвечу, не все средства хороши. Мало ли что он там вкалывает, всем жертвует, это его выбор, он преследует свою страсть, как маньяк и она же его губит. Солдатики то совершенство, обретя которое он умирает и обретает покой. Его перестаёт глодать, перестаёт испытывать голод, вожделение. Он достигает цели, конец. И да его ценности не понятны другим, но и он не принимает ценности других. И только солдатики могут решать его судьбу, что они собственно и делают, как боги, которым поклонялся
19:32
+1
Из рассказа получилась занимательная притча, что само по себе уже плохо. Не люблю притчи:)
Понятно же, что за каким зайцем погонишься от того люлей и получишь… И, собственно, да: за что боролись… Все это — не ново, все это было. Зачем это еще и белой краской по тексту? Оно ж и так понятно… Просто, подобные подводки обесценивают саму идею, которую они, собственно, объясняют. Я вот про что, собственна
20:44
что само по себе уже плохо. Не люблю притчи:)

Да щас прямо. 1. нифига это не притча. вот ни капельки. 2 если ты что-то не любишь, не значит, что это плохо. Я вот эротику не перевариваю. И че?
Про бедую краску. Ничего не поделать, я лишь записываю за персами, я не жму из себя сюжет. Как пришло.
19:37
+1
Человек ценен тем, что он создал для других.
19:41 (отредактировано)
+1
Спорное заявление, как по мне. В миру нет существует ничего однозначного, просто не может существовать. Смерть одних — это жизнь для других. Зло для одного — добро для другого… Не бывает абсолютно белого и абсолютно черного, а потому все, что создал человек и ценно и бесполезно.
P.S.
Исходя из вашей логики, то Макс тоже ценен: он за время службы получал ЗП и платил налоги, чем пополнял казну и помогал государству выплачивать зп бюджетникам. Он создавал своим существованием среду для жизни микробов… Да и много чего еще. Крайне полезный субъект. А после смерти помог заработать могильщикам и бюро ритуальных услуг… Еще и на костюм для него, думаю, пришлось потратиться… Тоже благо для ателье… Зря вы таким уж бесполезным пытаетесь выставить данный субъект… крайне зря
19:50
+1
Ладно.
Мистер Панда, как Вы относитесь к помощи?
20:14
+1
И чем вы можете мне помочь?
20:21
+1
Да не в этом смысле.
Как Вы относитесь к помощи, как к явлению в жизни? Я не пытаюсь ни намекать на что-то, ни подводить к чему-то. Просто интересно, что Вы думаете на этот счёт?
Помощь. Возможна ли она и имеет ли она место быть?
21:19
+1
Конечно, возможна. Мы с вами уже только нашим диалогом помогаем автору.
00:38
Спасибо за ответ.
Присоединяюсь. В конечном итоге, каждый человек вправе выстраивать собственную жизнь соответственно собственным интересам и устремлениям. Если, конечно, это не нарушает законы общества.
Все́ же бедный Макс, тихий коллекционер, собирал не детские порноснимки, а всего лишь фигурки солдатиков. Приче́м, на честно заработанные деньги.
А что касаемо семейных ценностей, так их мы имеем возможность наблюдать постоянно, когда ближние и дальние родственники дербанят НАСЛЕДСТВО зве́зд, отправляя в помойку НАСЛЕДИЕ.
Рассказ понравился. Очень! Даже объяснять не хочется, почему: и без того все́ ясно.
13:17
Предложение…
Попробуйте (чисто в качестве эксперимента, ведь другая точка зрения уже известна) начать помогать людям (пусть сперва тем, которые Вам хоть чуточку нравятся). Я думаю, Ваша точка зрения на бесполезность, ненужность и вредность может поменяться…
13:31 (отредактировано)
Спасибо, но Вы и Панда, который годами со мной спорит изба этого перса, упускаете важный момент, я не хотела делать на нем акцент, но он есть. Максимилиан в курсе «грязных» дел агента, он их оплачивает. Страсть затмевает этику. Отсюда 2 развязки. Чистенький Макс умирает от сердечного приступа, грязненького казнят его поступки.
Но мне очень интересен это разговор, потому что в этой истории для меня так ничего не закончилось, хоть я и пыталась
13:55
+1
Казнят поступки.
Как это чертовски верно, сударыня!
Это и есть этика. Макс сам восстанавливает свою этику таким мистическим образом. Поскольку он действительно не плохой (как каждый из нас (даже Андрюша Блискучий), ибо только сам человек может покарать себя, привлекая в свою жизнь нечто, с надеждой, что оно его остановит. При условии, что он за что-то (им же и содеянное) хочет себя казнить.
(Много букв опять написал)))
14:00
Спасибо! Да это очень неоднозначная тема, как вечный спор о добре и зле. Благодарю за внимание у тексту, что нашли время обсудить. Для меня это важно
14:15
+1
Вам спасибо за произведение! (Кстати, слушал стихи про кошек в Вашем исполнении. Очень понравилось! )))
Я в этой дуэли не голосовал, потому, что не смог выбрать. Они все хорошие))).
А по поводу извечного вопроса про добро и зло…
Мы все привыкли «наблюдать» за действиями людей (и себя) и «пытаться их пережить». И нам некогда посмотреть на главное (ИМХО) — зачем он (или я) так поступил? Каковы же по чеснаку-то (как есть) были его (мои) намерения (умысел)?
Думаю именно намерения ключ к пониманию добра-зла.
(Спасибо, что выслушали. А когда бы ещё довелось высказаться? А тут такой случай)))
14:19
Спасибо! Про намерения, все так, странно, я сейчас тоже пишу рассказ, и опять эта тема намерений всплывает. Завтра покажу)))
А про озвучки, рада слышать, мне важно это, чтобы понять, стоит продолжать или нет. Благодарю!
03:09
+1
без погружения неприятные детали.

предлог потерялся
И он, охваченных радостью

Опечатка.
Чудесный рассказ! Я его еще с дуэли помню. Невероятное погружение в тему. Такие детали красочные, такое знание вопроса.
Очень интересна теперь судьба этой игрушечной армии? Затеряется по разным хозяевам? Вряд ли… Перейдет к одному наследнику? Скучно…
08:05
+1
Спасибо! Исправлю. Думаю, ротмистр будет воспитывать нового Хранителя.
06:35
Наконец-то, он дома! запятая не нужна. Одиннадцатилетний мальчик два года экономил на обедах и стал уже не одиннадцатилетним, может, указание на возраст лучше убрать? А вообще шикарно.
Загрузка...
Наталья Маркова №1

Другие публикации

***
***
Eva R. 5 часов назад 0
Об имане
Ахмад Ка 6 часов назад 0