Крылья из грязи и спиц

  • Опубликовано на Яндекс.Дзен
  • Хвалёные
Автор:
JusTsaY
Крылья из грязи и спиц
Аннотация:
Свежее. Только-только с Грелки.
Текст:

Тим горел. Опалённые крылья робко поддёргивались, не в силах обуздать ветер. Секунда, и он кубарем рухнул на наваленную кучу мусора.

Провал. Опять.

Запашок был отменный: отменно поганый коктейль из бензина, гнили и искусственных ароматизаторов. Когда он под ногами, не так заметен, и другое – когда пропахал несколько метров по самой мякоти. Рядом заржал Стервятник.

- Чё лыбишься? – обидчиво бросил Тим.

- Знамо чё. Нехай в небо лезть, на земле забот навалом.

Тим перевернулся на спину и уставился на безбрежное синее небо. В нём бороздил голубые просторы мусоровоз, сваливая содержимое в огромные непролазные кучи.

- Да нет, - размышлял он вслух, - в небо как раз и надо, эту летающую бандуру оседлать. Откуда летят они, знаешь? Вот и я не знаю. А надо узнать.

Тим поднялся. Осторожно потрогал скелет дельтаплана. Вроде остыл. Собирал его Тим по старым чертежам, найденным в мусоре, из металлических спиц, пластикового тента и перьев. Последнее скорей для красоты. Дельтаплан он назвал своими крыльями и надеялся с ними покорить небо, сигая с высоких мусорных насыпей. Обычно «крылья» не выдерживали его вес, но в этот раз загорелись, что выглядело совсем как-то странно. Тим подозрительно покосился на Стервятника.

- Ой, больно надо! – отмахнулся тот. – Мне бы пожрать чего, а не дурачьё с неба сбивать.

Внезапно задымило совсем рядом. В нос ударил гадливый запах гари. Подобрав попавшуюся под руку железную пластину и прикрывая ей голову, Тим поспешил в убежище. Начинался огненный дождь.

***

Задолго до разбушевавшегося огненного смерча Тим через наружный отсек спустился под землю. Здешние тоннели были хорошо оборудованы: вереницы лампочек освещали дорогу, стены и пол выложены камнем, железные задвижки спасали от непогоды.

Увязавшемуся Стервятнику Тим вручил баллон с кислородом, который он выудил из ящика для чрезвычайных ситуаций, находящийся, как и любой другой, у выхода на поверхность. Свой он бережно хранил в наплечной сумке. Вместе зашагали вглубь тоннеля. Шли молча.

- Неужто в город поведёшь? – спросил Стервятник, приспустив маску.

- А ты предпочёл бы остаться наверху? – свою маску Тим не отнимал от лица, отчего слова были едва разборчивыми. Но Стервятник его понимал.

- Уж не знаю, у вас общность какая-то стерильная, не гожусь я вам в гости.

- Подумаешь, пара часов в карантине, и выпустят.

- А если нет?

- Обратно отправят. От тебя не убудет…

Стервятника Тим знал около года. Как раз тогда началось его увлечение небом. С ним вышло исключение: к жителям поверхности, питающимися той дрянью, что вываливали мусоровозы, у него было разве что любопытство. Тащить его к соратникам действительно было опрометчиво, но с другой стороны, не бросать же в беде.

Подземное население располагалось в капсулах, соединённых бетонированными ходами наподобие тех, что вели на поверхность. Там были все удобства для жизни: энергия из термоядерных батарей, фильтруемый воздух, вода, конденсируемая прямо из почвы. Такие капсулы были наследием первых колонистов, имена которых никто не помнил.

- Пришли, - сказал Тим, стоя возле железного отсека – входа в карантинную зону.

Стервятник зашипел, но последовал за Тимом.

Для Стервятника в тот миг начиналась череда испытаний: стерильной обработки, принудительного лечения и прочих мучений, в которые Тим не особо вдавался, углубляясь в собственные заботы. О том, что его соратника наконец выпустили, он узнал через месяц.

***

Огненный смерч бушевал на поверхности долго. За это время Тим успел хорошо обдумать новые чертежи дельтаплана, которым не терпелось найти применение. Кроме того, в тесных подземных убежищах желание раздвинуть границы доступного были особо сильны.

- Глупостью занимаешься, - отзывался на навязчивые идеи Янсен, товарищ Тима.

- Это почему? – интересовался Тим.

- Потому что ветер в голове. Тебе бы уже обрасти знакомствами, гнездо свить, семью завести. Знаешь ведь, наше дело малое – обустроиться…

- И плесенью зарасти, - продолжил за Янсена Тим, - как мехами. Нет уж, ты сам себе обустраивайся, а я в небо хочу.

- Так вонючее же это небо, гнилью отдаёт. Зачем в таком копаться?

- А вдруг ромашками пахнет, настоящими? Там, наверху, за поясом, который мы никогда не преодолевали…

- Вот прям ромашками? – недоверчиво щурился Янсен, - как-то плохо верится.

***

В медблоке Стервятник ощутил на себе самые немыслимые испытания. Взяты материалы для анализов (откуда только можно было взять), искололи вакцинами, провели дезинфекцию, обработав всё тело – от макушки до пят. И всё это только ради того, чтобы признать в нём модифицированный организм, не подлежащий лечению. Иными словами, мутанта.

Медицинский ИИ, проведя череду анализов, был непреклонен и беспощаден. Стервятник намучился изрядно и, когда компьютер проинформировал, что на поверхности огненная буря завершилась, облегчённо выдохнул. А затем, как только медблок услужливо распахнул свои створки, поспешил наружу, подальше от дрянных лабораторий с их дрянными опытами. Чур их.

Путь наверх у Стервятника выдался извилистым. Он путался в проходах, из-за вакцин терял зрение, желудок, заполненный непонятными сыворотками, мутило. Бывало, возникали мысли, что окочурится на полпути. Но затем откуда-то возникало второе дыхание. Поблуждав несколько дней по тоннелям, Стервятник таки отыскал отсек, ведущий наружу. И, оказавшись в привычной стихии, облегчённо вздохнул полной грудью. И с этим вздохом почувствовал, как что-то зашевелилось внутри, явно пробуждённое опытами, пережитым отчаяньем и волей. Шевельнулось не абстрактно, а на самом деле.

***

Следующую вылазку на поверхность Тим готовил долго. Даже когда пожар давно потух и компьютер отчитывался об установившемся в атмосфере балансе кислорода и азота, о температуре, не превышающей сорок два градуса по Цельсию. Его снаряжение было укомплектовано и готово к использованию в любую минуту. И даже новая экспериментальная сборка дельтаплана нетерпеливо ожидала применения. Но Тим медлил.

Анна, с которой свела судьба Тима за прошедшие полгода, пока он болтался без дела, всё отговаривала. А иной раз, когда вычурный лётчик становился непреклонен, нежно обнимала, шепча на ухо: «Зачем? Не спеши туда, меня лучше обними и скажи что-нибудь ласковое». И Тим таял. Обрастал тёплым мхом, который ему нравился, и действительно решил для себя: зачем?

Но вечно откладывать вылазку всё-таки не смог и одним днём решился.

Тащиться нагруженным по длинной ветке тоннеля после долгого малоподвижного безделья было тяжко. Казалось, будто тоннель удлинился, вырос на дрожжах безвозвратно утерянных месяцев. Но на самом деле, конечно, ничего не изменилось, кроме самого Тима, переставшего настолько навязчиво грезить небом.

На поверхности было облачно. Причудливые пушистые фигуры расчерчивали безмятежную синеву неба. Слепящий диск солнца нежно облизывал побледневшую кожу. Красота!

Ландшафт бугрился новым мусором, наваленным взамен старому, сожженному. Холмистые кучи кое-где выставляли напоказ свой скелет из железного каркаса, подпаленного бурей, так, будто кто-то отхватил солидный кусок мусорной плоти. Были и новые насыпи, где-то небольшие, а где-то уже соревнующиеся со старыми обуглившимися кряжами. Одно из таких возвышений начиналось в опасной близости к отсеку, ведущему под землю. Хотя, если совсем завалит, вряд ли кто-то из жителей выщербленный нор и уютных капсул бы расстроился. Далёкие потомки первых колонистов навсегда утеряли тот бойкий авантюризм, когда-то гнавший их к звёздам. Обросшие мхом уюта, они вряд ли променяли бы его на что-то другое. Даже на мечту. Тим понемногу начинал их понимать. В нежных руках Анны ему всё меньше было нужно что-то другое, тем более столь далёкое, как небо. Оттого и торопился совершить вылазку – понять, действительно ли к нему настолько остыл?

Вокруг было необычно пустынно. В прежние дни над замусоренной землёй кружили редкие птицы, метались одинокие тени жителей здешних пустошей. Неужели смерч сжёг всё? Выходило, Стервятника не зря спас, пусть он и натерпелся. Хоть этот груз с души.

Тим натянул кислородную маску – несмотря на заверения компьютера в полностью пригодной атмосфере, воздух казался удушливым; затем вынул из сумки анемометр – ветер был умеренным, самым подходящим для полёта; развернул крылья дельтаплана.

Вдалеке показалась чёрная морда мусоровоза. Если Тим всё правильно рассчитает, сможет долететь до этого железного зверя, засоряющего здешние земли. Если.

На подготовку и пробные полёты у Тима было около часа. Взобравшись на мусорную насыпь, где и улеглось поплотнее и подъём попроще, подготовился, засёк время на наручных часах. Оттолкнулся. Ветер мерно подхватил. Не тряс, не трепал. Минута – полёт хороший, личный рекорд. «Крылья» Тим направил вниз, достаточно для пробного вылета. И вроде бы всё спокойно, по плану, а сердце отбивало дробью. Будто лететь перехотел.

Мусоровоз плыл по небу неспешно, словно далёкий пришелец на правах захватчика. И в сравнении с ним Тим вдруг почувствовал себя жалко. Ну какой оседлать, ну правда!

Тим решил не испытывать судьбу, но всё-таки на последний прыжок перед тем, как схорониться в берлоге капсул, решился. Засёк время. Разбежался. Со всей силы оттолкнулся…

Три минуты, полёт нормальный. Попутный ветер свистел под закрылками, мусорный ландшафт стелился далеко внизу. И от полёта стало как-то задорно, легко, что и другие мысли растворились в воздушном потоке.

Впереди огромный мусоровоз уже не казался недостижимым. Если не сдрейфить, если удержать равновесие, ведь долетит! Тим пристально посмотрел вниз. Так высоко ещё никогда не поднимался. И поднимется ли?

Направив конус «крыльев» повыше, Тим нацелился на темнеющие бока мусоровоза. Но вдруг перед глазами, как кадр киноплёнки, возник образ Анны. Куда он, Тим, от неё летит? Зачем?

Как следует тряхнуло. То ли ветра порыв, то ли руки задрожали. Отвлёкся, потерял концентрацию, а летел так высоко, что и приземлиться мягко вряд ли выйдет. А впереди – железная махина нарастала стеной, рифом, с которым грех не столкнуться. Тим запаниковал.

Но внезапно дельтаплан выровнялся. Сверху показалась чья-то тень.

- Убьёшься, дурень! – вопил Стервятник. Тим едва его слышал. Но был ему рад.

- Ты как… - заикнулся Тим, но Стервятник опередил:

- Вашим спасибо! Вкололи мне что-то такое, отчего закрылки на хребте выросли. Вот, теперь летаю…

За дельтапланом было не рассмотреть фигуру Стервятника, но Тим догадывался, что выросшие «из хребта» отростки мало походили на ангельские крылья.

- Как, на эту бандуру жестяную будешь забираться? Подсобить?

- А давай! – крикнул Тим, не находя себе места от радостного возбуждения: оседлал-таки!

***

Мусоровоз изнутри был пустым: ни экипажа (каким бы он ни был, но кто-то же должен управлять механизмом!), ни линий связи, ни намёка на какую-либо жизнь. Дух первооткрывателя у Тима разом раскис.

- Что же это получается? Всю жизнь стремился, и всё за зря?

- Не дрейфь, салага, - Стервятник почёсывал свои страшные крылышки с чёрным облезлым оперением и смотрел на Тима свысока. – Сам же знаешь, что одними жестяными банками всё не заканчивается. Кто-то их сюда отправляет.

- Тебе-то откуда знать? – обидчиво бросил Тим.

- А оттуда, что ты об этом говорил, - спокойно ответил Стервятник, подняв глаза к небу. Он чувствовал, как Тим будто уменьшился, словно сдулась вся ширь его мечтательной души.

- А я хотел бы врубиться, откуда прётся транспорт, - уверенно сказал он. – А ты?

Тим мялся. Он не мог свыкнуться с мыслью, что улетает далеко от привычного, где ему было не так уж и плохо…

- Не знаю, - сказал Тим.

Стервятник разочаровано выдохнул:

- Спустить вниз? Поковыляешь к своим. И нахрен тебе не сдался этот полёт. Так?

Тим помолчал. Затем выпрямился, взглянул в глаза Стервятнику и сказал:

- Да не знаю я! Решай ты, как скажешь, так и будет!

И хлопнул по обшивке звонко, будто твёрдо отбил решение, которое сам никогда не примет.

Другие работы автора:
+9
22:06
10250
22:44
+3
Отличная история! Но столько вопросов осталось без ответов. Герои кто? Муравьи? Тараканы? Люди?
И с чего всё началось? И чем всё закончилось?
23:32
+3
Спасибо! Люди, потомки колонистов, обитающие на планете-свалке, где одни закопались под землю, другие выживали на поверхности. Кончилось тем, что по сути ничего не изменилось unknown
11:18
Спасибо! Люди, потомки колонистов...

И вот это всё надо внести в рассказ. Тогда и вопросов не возникнет, и читать будет интереснее.
22:45 (отредактировано)
+1
1. Это отрывок чего-то бОльшего?
2. Каков результат на «Грелке»?
23:33
+1
1. Упаси бог от бОльшего
2. Закономерно продул(
00:54
+2
История блеск! Тока Тима надо переименовать в Ивана
07:42
+1
Спасибо! Почему?)
18:03
+1
«Бегущий по лезвию 2049». Гигантская свалка. Огонь с небес, который корректирует девушка, лёжа на диване и делая себе аппликацию ногтей… Дети, ничего не ведающие об иной жизни. Как они ощупывали одежду Кея! В этом фильме всё сбалансированно и объёмно. Мир, который в нём показан ужасен, но в него веришь и погружаешься с головой.
С этим рассказом не так. Картинка плоская, надуманная. Главные герои, будто наши современники, только что попавшие на квест про планету-свалку. Ни какого отпечатка на психике десятилетий существования в тех условиях. Взять хотя бы то, что люди, проводившие большую часть жизни в закрытых помещениях, должны испытывать жуткий дискомфорт на открытом пространстве — куда там в полёте! А добыча еды, припасов, а местный криминалитет, который в обязательном порядке появляется в таких местах… Можно перечислять и дальше. В рассказе этого нет. Есть эдакий Икар с другом его Деда..., пардон!" — Стервятником. А вот мысли о том, что проще мусор скидывать с орбиты, не тратя горючие на дрейф над планетой в пределах досягаемости местных дельтапланеристов — нет.
19:40
Ну, рассказ и не задумывался как киберпанк, потому любые совпадения с жанром — чистая случайность. И на надрыв не претендует, скорей задаётся вопросом: а нужно ли летать, когда и среди мусора норм. По поводу плоскости, наверное вы правы — рассказ отчего-то не вызывает эмоций. Почему — я хз.
12:47
+1
Я прочитал. Я даже не знаю. Много описаний этой свалки, хотя упор делался, как я понял, на размышления героя о небе, его переживание, что в тексте слабо раскрыто. Анна не раскрыта вообще. Про нее только один абзац. У героя выбор между небом (неизвестность, познание нового, испытать себя, выйти за пределы, сделать что то...) и своим кублом с Анной. (любовь, дети, друзья, пивас, бытовуха и тд. и тп.)
Даже в концовке ГГ не смог определиться… разочаровался последней фразой.
14:38
Спасибо за отзыв. В финале задумывалась открытая концовка, дескать, фиг его знает, что выбрать. Вот что Анну надо было прописать, это да…
14:53 (отредактировано)
+1
Ка-а-ароче.
Из плюсов отметила:
1. Название — интересное, с выдумкой,
вызывающее желание прочитать рассказ.
2. Язык — хороший, образный, грамотный.
3. Проработанный сеттинг — отличный постап, атмосфера.
4. Герои — видна их трансформация, развитие. У Тима- от первооткрывателя, исследователя, пионера (по натуре) к «засосанному мещанским болотом», плывущему по течению, зависящему от решений других. Стервятник, напротив, от равнодушного наблюдателя, заразившись энтузиазмом Тима, к бесстрашному исследователю, первооткрывателю.
5. Несколько своеобразный, интерпретированный миф об Икаре.
Немного по сеттингу напомнило «Время первых» с НФ. Не вы автор?
15:59
+1
Спасибо на добром слове!
Время первых не мой(( свой рассказ на нынешнем НФ раскрывать не хочу — стыдно sorry
16:20
+1
Да не переживайте, меня вон на Пролёте и в хвост и в гриву — с кем не бывает. Да с каждым! wink
18:37
+1
15:12
+1
Благодарю за работу!
Атмосфера захламлённости и одновременно- пустоты: вокруг свалка, а душа даже не может решиться на исполнение мечты. Казалось бы, что терять ГГ? Жизнь под землей, «в уютном мху» или полет в небеса, которые, кто знает, возможно, пахнут ромашками. Однако земля ближе, да?
мне кажется, это про «синицу в руке». Чем там пахнет в небе- неизвестно, а вот мягкие руки Анны- вот они. Но этот момент, что ГГ и сам не знает, ЧЕГО хочет- вот это меня сбило (может, потому что сама такая))). и я не могу понять основную мысль рассказа. Ни преодоления и геройства, ни покорности по воле обстоятельств. ГГ не знает ответа и я, читатель, в полной неопределённости((
но зато я вдруг получила ответ на один мой личный давний вопрос, очень неожиданно)))
pashtet033@2007 пишет, что Анне уделили мало внимания. По мне так в самый раз: она есть, у неё мягкие руки, которыми она держит ГГ на земле. когда-то, прочитав «Смирительную рубашку», я для себя решила, что женщина не должна удерживать мужчину: хочет к звездам- пусть летит. а ТЕПЕРЬ я вдруг поняла, что решение всё равно принимает мужчина. и, если он хочет лететь- его не удержишь. накрутила, простите. Я к тому, что вы мне важное осознание подарили, я за это очень благодарна)))
18:43
+1
Спасибо за такой развернутый положительный отзыв! Рад, что рассказ натолкнул на размышления, — в какой-то мере я опирался на древнюю философскую диллему, поднятую Кундерой: легок как ветер, но пустой, или или прижат к земле обязательствами, но и окружен близкими (утрирую — дословную цитату лень гуглить))
17:15 (отредактировано)
+1
Нехай в небо лезть, на земле забот навалом.
Слово «нехай» употреблено неверно, на мой взгляд. Его значение «пусть, пускай».
… ощутил на себе самые немыслимые испытания.
Кривовато построено, мне кажется. «Ощутил на себе испытания» это же «испытал»? Усложнение не дало прироста смысла.
Взяты материалы для анализов (откуда только можно было взять), искололи вакцинами, провели дезинфекцию...
«Взяты материалы» + «искололи вакцинами, провели ...» не согласуется по объекту.
Название у рассказа очень хорошее.
17:18
+1
quietэто табуретка.
Но название и вправду хорошее! laugh
18:46
+1
Слово «нехай» употреблено неверно
— погуглил, действительно. Но больно созвучно с другим, подходящим по смыслу laugh
Спасибо за отзыв!
Если в смысле «зачем?», то можно заменить на «на кой?», тогда не потеряется экспрессивность фразы, и «это самое слово» логически вполне напрашивается.
21:42
+1
А вот найти бы ещё поинтересней словечко… тут надо подумать
18:40
+1
А что на Грелке? А на Грелке вот что:
Стыдно признаться, я ничего не поняла… А кто или что в Стервятнике зашевелилось ?
Очень и очень грустно. И не ясно, зачем...
Икар был Валли. Ну норм.
Про оборзевшее ЖКХ

То есть объективно — идея любопытная. Сеттинг не слишком битый. Завязка есть. Но дальше путешествие героя заканчивается на отказе от зова… И всё. Это неудачный ход.
15:19
Да, на грелке было очень мало отзывов на рассказ, хотя я ожидал, что порвут
21:00
+1
Такие рассказы я очень люблю.
Своеобразный мир как есть, без начала и без конца.
Что, куда, почему и откуда? Да какая разница?

У нас есть мир свалки, есть стерильная зона, есть дружба и мечта о полете. Есть сложности, соблазны и преодоления. Есть развитие персонажей и замечательная открытая концовка.

Читать обязательно!
15:19
Спасибо!
11:12 (отредактировано)
+1
поддёргивались

одна «д»

Нехай в небо лезть

У вас в слове «нех@й» опечатка glassА если серьёзно «нехай» — это тоже самое, что и «пусть».

уставился на безбрежное синее небо

по моему надо «в», а не «на».

Осторожно потрогал скелет дельтаплана.

Каркас

Дельтаплан он назвал своими крыльями

Чё?
Если «свои крылья» — это название, то кавычки поставьте.

Обычно «крылья» не выдерживали его вес, но в этот раз загорелись, что выглядело совсем как-то странно.

Обычно яблоки были жутко кислые, но в этот раз сгнили.

Начинался огненный дождь.

И вот где-то здесь было бы неплохо вкратце рассказать кто такой Тим и что собой представляет мир. Без энциклопедии, а просто набросками.

энергия из термоядерных батарей

Что за зверь такой дивный? Может, термоядерный реактор?

О том, что его соратника наконец выпустили, он узнал через месяц.

У них там коммунизм? Человека, по сути бомжа, могут запросто вымыть, вылечить и пустить к себе? Любопытное общество, жаль о нём почти ничего не сказано.

За это время Тим успел хорошо обдумать новые чертежи дельтаплана, которым не терпелось найти применение.

Предложение не айс. Я даже подумал, что это деталям зачесалось найти себе применение.

Зачем в рассказе Янсен? Есть же девчонка, о которой хотя бы пару предложения сказано. Она говорит ГГ тоже самое, стоит ли плодить сущности?

Абзац про Стервятника и медблок оставляет такое же ощущение ненужности. Уже ранее говорилось о перспективах Стервятника побыть в объятиях медицины, так зачем повторять это ещё раз?

Даже когда пожар давно потух и компьютер отчитывался об установившемся в атмосфере балансе кислорода

А кислород откуда берётся? Я так понял, планета завалена мусором.

Слепящий диск солнца нежно облизывал побледневшую кожу.

Кожу облизывали всё-таки лучи слепящего диска. Сам диск солнца облизывать может разве что небо.

Выходило, Стервятника не зря спас, пусть он и натерпелся.

Хм. А до сих пор об этих двоих известно было только
Стервятника Тим знал около года. Как раз тогда началось его увлечение небом.

Вот там бы и написали, что Тим его спас.

На подготовку и пробные полёты у Тима было около часа.

У него радар? Или он знает расписание движения мусоровозов? Тогда почему только час? Пришёл бы заранее.

Ну какой оседлать, ну правда!

Чё?

Тим решил не испытывать судьбу, но всё-таки на последний прыжок перед тем, как схорониться в берлоге капсул, решился.

Я решил не ходить на работу, но всё-таки пошёл. Так то смысл ясен, но звучит странно.

каким бы он ни был, но кто-то же должен управлять механизмом!

Подумал человек, живущий в мире ядерных реакторов и искусственного интеллекта. Ну-ну…

Спустить вниз?

А можно спустить НЕ вниз?

— Да не знаю я! Решай ты, как скажешь, так и будет!

А вот здесь чуть подробнее. Налицо криво прописанный персонаж. Сначала нам показывают целеустремлённую волевую личность. Тим идёт наперекор общественному настрою и самостоятельно без поддержки занимается весьма опасным делом. Ему не чужда романтика и любопытство.
А в конце, внезапно он превращается в «попутчика», готового идти за Стервятником. С чего бы это?
Даже если Тима «заел быт» он принял бы решение не летать самостоятельно, ибо самостоятельный и есть.

Резюме:
Неплохая зарисовка. Цепляет. Если продолжите, читатели наверняка найдутся.
15:23
+1
Спасибо за детальный разбор! Рассказ именно вышел больше зарисовкой — что -то покрупнее бы не осилил)
16:20
+1
А «покрупнее» и необязательно. Вы если этот допилите, он многим «зайдёт».
Загрузка...
Отчет