Нюська

  • Опубликовано на Яндекс.Дзен
  • Достойный внимания
Автор:
Йоко Онто
Нюська
Аннотация:
Девушка наблюдает за превращениями из окна своего дома.
Текст:

Нюська

Абакан выносил из тайги запах кедровой смолы, сырого мха и гниющих деревьев знаков дикого мира.

Лесистые горы смотрелись бутафорским морем, где волнистые силуэты возникают один за другим, становясь все более синими и далекими.

Мост, на который наталкивалась река, и был первым человеческим рубежом. На берегу нарывом высился террикон, город рядом рос вместе с ним и угасал, как только отвал переставал расти.

Мусорная машина вечером проезжала среди двухэтажных и двухподъездных домов. Выкрашенные желтой охрой, с замшелыми шиферными крышами - постройки казались сказочными.

Мой дом с темной крышей и обшит рыжеватой кедровой доской и выглядит как собака чепрачного окраса.

Много лет своей обязанностью я считала выходить к машине с мусором. Втайне от матери перебирала и укладывала его слоями, тщательно разгладив бумаги и аккуратно завязав в пакетик картофельные очистки – мусор это часть жизни, отправляется в вечность, его больше никто не увидит, так что он должен быть в порядке как мертвец на похоронах.

Соседей я знала с детства, они были частью мира, обязательными свидетелями, которые существовали всегда и, казалось, будут существовать вечно, даже после смерти.

Я боялась, любила их, пыталась договориться и даже обмануть, подобно грекам с их олимпийскими богами.

В соседнем подъезде жили карлик Арчи и его жена, крупная как лосиха, тетя Вика. Они помогали тем, кто терял всякую надежду, добрым словом, даже наливали пьяницам.

Маленькой я считала, что они заколдуют меня и превратят в таёжное дерево, даже не знаю, откуда мысль попала в голову, но я долго еще закрывала глаза, проходя мимо, чтобы мой интерес к ним не раскрылся.

А снизу, прямо под нами, жила Нюська, сумасшедшая. Невозможно сказать, сколько ей было лет, она была вне нашего времени, и даже общей физиологии.

В лице у нее было что-то от мопса, темные, влажные, глаза навыкате, небольшой курносый нос, скошенный подбородок, опоясанный другим, сразу переходящим в шею. Нюська и жила как собачка, подачками, поиском выброшенных вещей, вечной суетой и тревожностью.

Она обладала удивительной фигурой, казалось, ее вырезали по идеальному лекалу, прямая спина, длинные ноги. Походка от бедра, враскачку – кто научил её, здесь в забытом таежном краю? С собачьей головой на царственном теле напоминала неудавшуюся египетскую богиню, заброшенную на далекий север.

Мать завидовала ее грации, как и все женщины в городе, но и жалела, как жалеют бездомных красивых кошек – с примесью брезгливости.

- Ишь, пошла, ноги как у манекенки, а что толку, живет-живет не пойми зачем… - вздыхала она, отходя от окна и уставившись в темный угол, где должны были висеть иконы, но вместо них жил паук, который отзывался на имя Тоша и менялся в размере при приближении беды.

Нюська говорила плохо, но меня любила, улыбалась как котенку. Но смотрела насквозь, за мир предметов, видела что-то иное в темном подъезде, пропахшем кошачьей мочой.

Раз в год Нюська становилась одержимой. Обычно это совпадало с весенним пролетом уток над Абаканом, свою тревожную тягу к новому миру они передавали людям.

Вдруг она переставала быть человеком. Я не знаю, кем она становилась и кем себе виделась, но в ней оживало неведомое существо.

Она полностью раздевалась и выходила на четвереньках во двор, рыча и поскуливая. Казалось, что животное начало, отпечатанное на ее физиономии, вдруг брало верх, и она превращалась в зверя. Родители пытались отогнать детей от окон, но такое зрелище запретить не просто. Я начинала усиленно тереть сковороду на темной кухне, непрерывно косясь в окно.

Похоже, что она становилась львицей, двигалась сложными петлями, временами падала в пыль, вздергивала голову, стоило просигналить автомобилю на дороге. Ставила руки и ноги так, будто у нее настоящие лапы и скакательный сустав вместо колен.

Двор вытоптан до белой глины, только краями держалась мелкая трава, птичий горец и резная лапчатка. От улицы он местами прикрывался темными сараями, цветущей сиренью, и крольчатником Сергея Семеновича, больного диабетом, ожиревшего, но доброго жильца нашего дома.

Зрелище принадлежало только нам, много лет жившим с Нюськой бок о бок, и имевшими, «контрамарки на спектакль», как выражалась мать.

Вдруг, перекатившись через спину, она замерла лежа на животе, уставившись куда-то в сторону вросшего в землю велосипеда.

Повизгивая и поджимая лапы, била хвостом, шевелила ушами, и, казалось, видела и ждала что-то необыкновенное.

Завороженная я встала у окна, с решимостью защищать свою позицию до смерти. Мать оказалось рядом, уже не интересуясь мною.

Замшелый мир двора раздвинулся вдруг до какой-то таинственной мистерии и мы, замерев у окон, ждали появления неведомого жениха. Прослеживая взгляд Нюськи, таращились на старый велосипед, ожидали неизвестно чего. Она сообщала телом, что что-то видит – открыв рот, тяжело задышала, высунула язык и завела в сторону хвост.

Я смотрела за Нюськой сквозь герань, большой и пахучий куст которой мать принесла, чтобы кошка его не трогала. Когда-то я рвала белые горстки цветов для своих кукол и просила у него прощения за принесенную боль, сейчас я безжалостно надломила мешающий смотреть стебель. Мать бросила на меня быстрый взгляд, сочла вызовом ущерб её цветку, но промолчала.

Мне очень захотелось взглянуть глазами Нюськи на, то, что она видит, нам же оставался только велосипед Михаила Афанасьевича, он пьяный попал под лебедку на шахте и его хоронили в жестяном гробу, мать сказала: «Как тушенку». По осколкам ее жизненных историй, которые она никогда не собирала в целое зеркало, я догадывалась, что она ждала что-то от дяди Миши, но не свершилось, и обида осталась даже в её последнем напутствии. Я помнила, что Тоша, паук, раздулся накануне так, что я испугалась, крест на его спине стал размером с наперсный у нашего священника.

Я все не могла раздвинуть реальность и упиралась взглядом

в ржавую раму велосипеда, празднично украшенную первым липким снегом, ажурно повторяющим бараний изгиб руля.

Нюське было холодно, она дрожала, короткая, когда-то черная шерсть стала сивой от седины. Небольшая дворняга с примесью мопса, разъелась, смешно переваливаясь, выходила на середину двора, нудно и беспокояще, лаяла в сторону заброшенного сарая и вросшего в землю старого велосипеда рядом. Жители соседних домов кормили её, как последнего обитателя заброшенного дома, собака ютилась в подъезде, в темноте под лестницей. Выходила с близкими сумерками на середину двора, долго тревожно принюхивалась, потом увидев что-то доступное ей одной, лаяла подолгу, ложилась от усталости на снег. Мне казалось, что хриплый лай её долетал до мира мертвых и старые жильцы собирались на него, как на зов фальшивой ангельской трубы, заставлял смотреть на суетный мир живых.

Мать, вздохнула, короткий зимний день догорал, в кухне было совсем темно, только Нюська выделялась на снегу перед домом. Она уже посадила голос и просто кашляла во мрак.

Слышно, как дядя Миша прошел внизу, хлопнула дверь квартиры, его окна не выходили во двор и он всегда смотрел за собакой из открытой двери подъезда.

Осторожные шаги за стеной, Вика и Арчи тоже отходят от окна. Грузный Сергей Семенович заскрипел половицами. Нюська отправляется спать под лестницу. На железной дороге, у горы, как динозавр загудел локомотив, отправляясь в тупик. Нам тоже пора расходиться.

- Зачем она зовет всех, сука? – Раздраженно в очередной раз спрашивает мать. - Почему ты осталась здесь, со мной, ты же могла уйти, а…?

Я не отвечаю никогда, в этом нет смысла, это мое решение остаться и оно неизменно.

Слишком много таинственного и неясного вокруг, я просто наблюдаю, как течет время. В кухне пахло засорившейся канализацией и остывшей жизнью, в ней давно уже никто не готовил. Свет далеких уличных фонарей прорезал полосы среди теней. Я знала, что тени успокаивают, их бархатистая ткань укутывает поток мыслей и воспоминаний. Я растворяюсь до нового лая Нюськи. Иногда я думаю, есть ли этому предел? Когда кто-то другой, кроме собаки, позовет нас? 

Другие работы автора:
+8
13:35
1626
13:40
+2
Рассказ предполагался для конкурса «хоррор», но оказался слишком мал.
14:32
+3
Ну это не хоррор.
Вы уж меня простите ради бога. :)
Это сюрреализм и рассказ-спутник Тополя.
Внутренний мир, внешний, необъяснимый, да. Но нету элементов хоррора. Страха нету.
:)
Я сейчас наверное неприятные вещи Вам, как автору говорю.
Вы уж на меня не серчайте, пожалуйста.
Хоррор (и мистика) основаны на обычных элементах жизни (ситуаций там всяких, предметов, объектов и т.д.), которые вдруг (!) начинают нести в себе опасность и угрозу. И чем больше сила и интенсивность этих проявлений, которые нельзя остановить или прекратить, тем страшнее. :)
14:38
+2
Ок. Соглашусь. Тогда к лучшему, что так))))))))
Да не! Было жутковато! Весеннее обострение оно не каждому по силам.
14:55 (отредактировано)
+3
Если определять хрррор наличием страха, то тут можно окунуться в вечный спор — мне страшно, а вам нет. Если героями — замби и прочее, то проще, но тут тоже так себе будет определение.
12:24
+2
:)) Всё верно.
Я пытаюсь сказать о природе страха.
Что его порождает?
Нечто (объект или явление), вектор которого направлен против человека (людей) и несёт в себе разрушение, смерть, гибель либо мучения…
И которому (вектору этому) человек не имеет объяснения и не может легко противостоять.

В Вашем рассказе, персонаж странен. Но он опасности (судя по тому, что все смотрят шоу) не представляет. Да, жутко. Да, мерзковато…
Но все живы и здоровы. И смотрят.
12:50
+2
Да. Хотя общий страх неопределенности времени и пространства происходящего, это такие глобальные и общие страхи гораздо более пугающие чем конкретная угроза. Страшен ли «Процесс» Кафки"? С точки зрения чистоты жанра там ничего особенного, но в целом — страшно.
14:10 (отредактировано)
Признаюсь сейчас… Кафку не читал. :)
А по поводу Нюськи… Да, неопределённость времени и пространства, странность поведения, трансформация — это всё есть.
Один нюанс…
Мы не можем наблюдать этого в реале.
То есть. В какой-то момент разум читателя понимает — «не, ну так же не бывает!» И страх проходит. Сработала защита.
А если бы добавить больше некого пугающего реализма в поведении Нюськи в обычной жизни (не только во внешности), а может быть пару летальных исходов (или пропали люди — мужики какие-нибудь, запавшие на неё)… Да потом эта трансформация.
Да привязать к какому нибудь астраномическому явлению (в начале дать, типа… «Лето выдалось на редкость засушливым. Трава в середине июня пожухла, птицы, изредка навещавшие двор, стали ленивы, неповоротливы и выглядели уставшими. Баба Маша, что постоянно обитала на лавочке у первого подъезда, прежде чем спрятаться в прохладной тени квартиры на первом этаже, рассказала всем соседям, что „Всё из-за той проклятущей кометы, что летит...“, ретировалась и вовсе перестала появляться.

Ну, примерно, типа…

И тогда, при упоминании Вики и Арчи, вдруг всплывает Египет и что-то связанное со сфинксами и прочими звереголовыми тамошними тварями…

Просто делюсь мыслями.

Тогда…

Вот, Тополь, к примеру — он страшнее.
Потому, что люди в объекты превращаются… А кто его знает, вдруг есть где-нибудь такая вот… вечно живущая парочка?
:))
14:14
+3
Да, я понимаю о чем вы. Но у меня такой задачи не было. Я совсем не поклонница этого жанра. Просто состояние сновидения, не более.
14:17
+2
Ладно. :)
Я не атакую, не нападаю и даже не пытаюсь в чём-то убедить.
Делюсь точкой зрения на вопрос хоррора. Как я это вижу.
Только и всего.
Без всяких там целей.
Вдруг пригодится.
:)
14:27
Да. Спасибо. inlove
15:11
Рад помочь, миледи.
07:29
+2
Вирд страшнее. Ядовитый жанр, тут непонятно, от чего тревожно и страшно. Была бы там гигантская акула или там какой-нибудь слендермен, все было бы куда проще — сел в угол, сидишь и боишься. А здесь ходишь из угла в угол и мучаешься — что ж так сумрачно.
14:29
Скажите по секрету, а скакательный сустав в конкурс всё-таки отправился, да? Не может же быть так, что одно и то же новое понятие два раза за один день мне встретилось?
14:34 (отредактировано)
+1
Втайне (в тайне)
Сергей Семеновича (Сергея)
Михаил Афанасьевича (Михаила)(может это задумка автора)
Нам тоже пора расходится.(-ться)
14:58
+1
Спасибо, поправила
17:03
+3
Кстати, а «в тайне», в данном случае, точно раздельно?
17:09
+1
Если наречие (как?), то слитно втайне, если существительное (в чём?), то раздельно в тайне.
17:36
+3
«Втайне от матери» синоним «тайком» — получается наречие, занчит вместе. Правильно я мыслю?
18:44 (отредактировано)
Честно — не знаю, надо гуглить.
*
Русский язык, он сложен, по сути,
И не понять его иностранцу.
Всякие правила есть что, до жути,
Много их очень, как в бальных, блин, танцах.
pardon
21:56 (отредактировано)
+1
«Он» лишнее. А «блин» вовсе пара3ит.
18:53
+3
Все верно, у вас наречие, поэтому слитно ok
07:24
+4
По мелочи:

Абакан выносил из тайги запах кедровой смолы, сырого мха и гниющих деревьев( – )знаков дикого мира.
Нет. Структурно сложно Абакану что-либо выносить из тайги, он город и стоит на месте. Но идея, то есть, сама эта мысль, что то, что выглядит городом, может нести на себе или в себе знаки дикого мира, достойна внимания.

Лесистые горы смотрелись бутафорским морем, где волнистые силуэты
Три идентичных словосочетания одно за другим не звучат; «море, где возникают волнистые силуэты» тоже маловероятно. Нужно что-то типа «Горы вокруг него (Абакана) были похожи на картонное бутафорское море, и лесистые волны вставали одна за другой, становясь более синими и далекими». Не обязательно точно так, но с предложением точно нужно что-то сделать.

На берегу нарывом высился террикон, город рядом рос вместе с ним и угасал, как только отвал переставал расти.
Вот это очень хорошо сказано. Эта связь между явлениями, взгляд сверху и сквозь время в нескольких словах. Я сразу становлюсь косноязычным, когда нужно похвалить, поэтому я без малейшего понятия, почему, могу сказать только, что круто.

Мой дом с темной крышей и обшит рыжеватой кедровой доской и выглядит как собака чепрачного окраса.
Два раза «и».
Текст кажется не очень вычитанным, я это не в укор, но дальше, если вы не против, просто буду отмечать не очень удачные места, а вы уже решите, что с ними делать.

А снизу, прямо под нами
«А» не нужно.

кто научил её, здесь в забытом таежном краю?
Тайга уже была недалеко – «заколдуют меня и превратят в таёжное дерево». Лучше тут оставить, а там убрать.

Я боялась, любила их, пыталась договориться и даже обмануть, подобно грекам с их олимпийскими богами.
«Договориться и обмануть» слова не сыграли в тексте. Рассказ ни о том, ни о другом, а на что намекают эти глаголы, неясно. Понятно, что на какие-то житейские истории, но это как нитки, торчащие из готового платья.

Нюська говорила плохо, но меня любила, улыбалась как котенку. Но смотрела насквозь
«Но» два раза.

Обычно это совпадало с весенним пролетом уток над Абаканом, свою тревожную тягу к новому миру они передавали людям.
Возможно, «словно свою тревожную тягу».

Зрелище принадлежало только нам, много лет жившим с Нюськой бок о бок, и имевшими, «контрамарки на спектакль», как выражалась мать.

Вдруг, перекатившись через спину, она замерла лежа на животе, уставившись куда-то в сторону вросшего в землю велосипеда.

Время скачет. Несколькими абзацами выше и ниже этого места. Сначала идет явно повествование о прошлом, воспоминание: «Она полностью раздевалась и выходила на четвереньках во двор», а вот здесь началось настоящее время.
Я сам грешен и иногда меняю время в тексте, но здесь как-то оно не очень удачно вышло. Заметна смена темпа и формы повествования, от воспоминаний к наблюдению здесь и сейчас.
Может быть, перенести выше то, что именно звучит как воспоминание, как-то оформить переход в духе «В тот раз она опять полностью разделась…» и уже выписывать в настоящем времени? Потому что сцена, данная от лица девочки, очень уж яркая, жалко портить.

Небольшая дворняга с примесью мопса, разъелась, смешно переваливаясь, выходила на середину двора
Вроде, «разъелась» здесь лишнее слово.

Сначала «велосипед Михаила Афанасьевича» а потом «дядя Миша». Я бы предложил привести к единообразию, потому как расстояние между этими двумя упоминаниями позволяет. Обычно для соседей есть одно слово, которое прикипает как имя или вместо него: дядя Сережа, Славик Пожарский, Умысковы (всегда парой, будто об огре с двумя головами).
Аналогично с Викой и Арчи. Но если героиня все же девочка, живущая с матерью (мне она показалась именно девочкой на всем протяжении рассказа, потому что смотрит во двор через герань, а не поверх нее), то Вика для нее всегда будет тетей Викой.

Теперь о тексте. Не считая путаницы со временем, превращение удалось, оно естественное, мягкое и скользящее – местечковая сумасшедшая (у меня в детстве тоже была такая) настолько естественно переходит в собаку, что это даже не превращение, это градиент.
Картинка очень хорошая, настоящая. Заброшенный крольчатник, ржавый велосипед, эти старые дома. Собака лает и они приходят к окнам снова и снова, погруженные в безвременье. Тревожно, печально, необъяснимо. Да, вирд не хоррор, он вынимает душу предчувствием и своей недосказанной, недообъясненной мистикой. В каком-то смысле обычная крипота не такая страшная как вирд, там в конце все равно будет много латекса, кетчупа и фентезятины, а здесь читатель остается наедине со своими сомнениями.
В общем, люблю вас за ваши идеи. Прочитав, не забудешь, как иные тексты. Кстати, нашу сумасшедшую я почти забыл, а теперь вспоминаю. Очень маленькая, с острым лицом и коротко стриженными волосами барашком, всегда очень громкая, у нее был резкий металлический голос – как будто чей-то несуразный персонаж.

Детали. Явно лишний и чужеродный образ Абакана и тайги, они не играют здесь и ни на что особо не влияют, только заполняют собой пространство рассказа, где и так тесно.
Карлик с женой колоритные, но тоже не сыграли, наоборот, оттягивают на себя внимание от Нюськи.
Остальное сидит как влитое.
Образ Нюськи как египетской богини вписался невероятно. Отличное сравнение.
И да, конечное раскрытие призраков получилось очень удачно. С одной стороны, это не напрашивается, а с другой это понимание так ложится на прочитанный текст, что кажется — иначе и быть не может.
Отличный рассказ. Сижу теперь, вспоминаю старые дома, соседей и девяностые. Где-то там остались и они.
09:19 (отредактировано)
+2
Спасибо. Ценный разбор. Еще раз — спасибо! Абака́н — река в Хакасии, один из крупнейших левобережных притоков Енисея. Для меня описание места вполне конкретно — скажем это моя прихоть, вообще я бы не советовала авторам пользоваться образом абстрактного места, если нет острой необходимости)))))Карлик с Викой отсылают к рассказу Тополь litclubbs.ru/articles/25261-topol.html Они связаны героями и домом, и на этой основе хотела бы объеденить их постепенно.
09:27 (отредактировано)
+4
Обстоятельный разбор! Можно выдвинуть кандидатуру Хангри на лучшего критика недели. litclubbs.ru/news/2502-luchshii-kritik-nedeli-4.html
11:15
+1
Сделано
11:22
+3
А-а, это еще и река. Ну я альтернативно одаренный в географии.

Я согласен, конкретное место всегда лучше, чем невесть какое, лучше работает на достоверность. Но чтобы здесь сыграло место, нужно чуть продлить экспозицию. Может быть, на какое-то воспоминание героини, которая, ну, например, переехала сюда с родителями и ей была внове тайга, эти горы, перелетные птицы, быт. Не то, чтобы место тогда сыграет, но акцент на нем будет объясним и оправдан. Потому что героиня обращает внимание на эти детали, и читатель с ней.

Да я понял, что они из «Тополя». Может, как-то связать их диалогом или действием? Воспоминанием, скажем, о каком-то бытовом единичном акте взаимодействия, чтобы не было просто называния персонажа, потому что зацепила именно некоторая нарочитость, а хочется, чтобы рассказ тек гладко и естественно. Он весь получился очень настоящим.
12:28
Интересный вы собеседник, тонкий и вдумчивый. Абакан это прежде всего река, а потом уже город. Но вы правы, что я излишне понадеялась на знание географии читателем, что оправдано, если речь о Волге или Енисее, то тут следует сказать просто — река и было бы достаточно, мне хотелось привязать это к конкретному месту, это признаки по которым точно можно сказать название города, но нужно ли это? «Не то, чтобы место тогда сыграет, но акцент на нем будет объясним и оправдан» — тут вы правы. С «Тополем » еще одна прямая связка — боязнь, что ее превратят в дерево. У меня появилась мысль написать целый ряд рассказов ( а он уже есть почти), где главный герои дом и героиня, а истории независимые прямо, но связанные косвенно. Такой дом вроде Макондо Маркеса))))). И еще, интересно ваше понимание. Я боюсь быть многословной, очень долго вожусь с текстом, сильно сокращаю. Но тут получила мнение, которое меня заинтересовало — «Текст похож на экспозицию романа. », я понимаю, что каждую линию можно развить в отдельную историю, но я обрываю ее ради компактности. Удивительно, что такой маленький рассказ 6500 знаков воспринимается довольно монументально. Но эти обрывы меня беспокоят. Често мне пишут, а дальше что — я теряюсь, это не хорошо, если есть ощущение оборванности.
23:09
+2
Люди часто не понимают прелесть недосказанности в краткой литературной форме. Здесь есть человек Тео, он ею часто балуется и так же часто ему говорят, что надо дописать, и что там в каждой второй миньке зайчаток романа. Мне самому писали то же самое, когда я рассказ не просто завершил, я ГГ убил к чертовой бабушке.
Не хочу писать о людях плохо, но мне кажется, подобные комментарии стоит воспринимать через призму некоторой доли скепсиса. Вы тесно работаете с приемами выразительности, сильно ограничивающими информированность читателя. Ваша проза призрачна, зыбка, и на этом строится ощущение тревоги, которое она вызывает. Если выписывать все конкретно и полно, как того требует восприятие некоторых читателей, это ее уничтожит. Здесь вот у вас кульминация — это лай собаки, и она размыта, градиентна, а кто-то всю дорогу ждет экшена и не понимает, как так все закончилось.
Кроме того, многие граждане считают, что, если им было что-то непонятно, то это непременно должно быть разъяснено дальше. Значит, там где-то запрятан потенциальный роман. Такие дела.
09:02 (отредактировано)
+1
Да. Вы правы, поиск разъяснения идет от детектива, гда финал часто — каждый получается свое и напряжение при чтении всегда рязряжается оргазмом в финале (кстати, отсюда и популярность не только жанра, но и самой конструкции, отчего отход от нее воспринимается как незаконченность сексуального акта)). Я часто вспоминаю позднего Чехова, рассказы которого вообще ничем не кончаются, просто понимаешь, что он мог и продолжить, но нет смысла — однообразие, и развития не будет в жизни героев. Катарсис перенесен за границы жизни. Мне кажется это связано с привычкой, отношением к литературе, что человек ждет от нее. Собственно, и в кино тоже самое.
12:40
+1
Подумалось странное сравнение. Это как воздушный шарик — можно держать его за нитку, дергать, трогать, рассматривать и по-детски обладать, а можно насладиться единственным моментом, когда лента выскальзывает из руки и он летит.

Текст может объяснять и давать иллюзию обладания событиями, персонажами, местом. Но ощущение улетающего шарика, уносящего вдаль свою трансцендентность, не будет.
09:27
Вирд? То что я нашла в яндексе Вирд — чтение в определённое время аятов Корана и молитв
11:12
+1
Ищите по запросу типа: «вирд жанр» или weird fiction. Интересная штука. Одна из немногих хороших новостей в современных литературных течениях.
И, что интересно, к вирду приходят многие авторы, сами того не ожидая. Как будто жанр долго ждал, и настало время для него.
11:20
+1
Да, весьма интересно. Не знала. Спасибо.
14:43
+1
Текст яркий, техничный, со своим внутренним временем, течением. Забирает читательское внимание определенной манерой. Чудесное в рассказе описано как само собой разумеющееся для показанного мира. Это безусловно яркое событие, но не шокирующее, не идущее вразрез, а просто местная кульминация этой «странной реальности». Вирд, магреализм, та же «странная реальность» все эти современные жанры имеют собственные черты, но в итоге взаимопроникаают, объединяясь сюрреалистическим подходом к показу действительности. Есть ли смысл разгадывать загадки текста, думаю, нет. Каждый прочтет свою историю на основе собственного личного и читательского опыта.
Я читаю, как продолжение цикла. История про Тополь жива и нравилась мне. (Пожалуй, больше, чем Нюська) Кстати, есть некая личная магия в этом имени для меня. Я склонна полагать, что чудесное и необъяснимое существует, а случайностей крайне мало, обычно это закономерности. Но на общее обозрение об этом не буду, но странно, да. У автора явно есть еще один талант, не только писательский))) это замечательно и восхитительно!)
Если брать рассказ, как самостоятельный, Арчи с Викой тут не раскрыты и не играют. И не понятно, для чего их упоминание. Так же, как и мужских персонажей. Я бы хотела видеть связи. Именно бОльшие связи между происходящим. Чтобы герои перестали быть статистами, наблюдателями и созерцателями. Чтобы Нюськин гон отозвался в каждой тушенке.
На мой вкус, подчеркиваю, некоторые описания не рабочие. Да, они атмосферные, но она прекрасно воспроизводится без них. Тут надо или прореживать, или опять же плотнее увязывать течение Абакана с течением жизненных циклов Нюськи. Дикость тайги с упорядоченностью города. Образы символы щедро набросаны, но не прорастают. Отсюда, текст воспринимается мной все же скорее удачным эскизом, чем готовым и законченным рассказом.
Тление, гниение, обновление, смерть, как иная жизнь. Тут же сортировка мусора. Отличная идея. И куда она ведет? Что дает?
Почему не дали посмотреть глазами Нюськи? Откуда робость эта? Не надо бояться. Раз мир зовет, погружайтесь.
19:16
Спасибо — очень ценные замечания!!!
17:04
+1
Ваши миниатюры завораживают, автор. Новый мир неведомой реальности, очень интересно. Спасибо.
08:54
+1
Спасибо, Стас.
10:55
+2
Уважаемый автор, уведомляю, что внес Ваше произведение в Месячный отчет за июнь как одно из лучших за отчетный период. Спасибо вам за него, заходите чаще (:
08:55
Очень приятно, благодарна вам!
09:54
"… Я боялась, любила их, пыталась договориться и даже обмануть, подобно грекам с их олимпийскими богами..." — здорово! Просто шикарно!

"… она ждала что-то от дяди Миши..."
Может быть было лучше чего-то вместо что-то?
10:11
Что до Нюськи — меня не впечатлило лишь только по тому, что сразу после "… Она полностью раздевалась и выходила на четвереньках во двор..." её бы быстренько упекли в психушку. Но. Прекрасное и ужасное одинаково притягивает — это факт.
15:31
Спасибо за прочтение. Психушка? А вы уверены, что это происходило в реальности, а не в сознании героини?
13:13
+1
Нет, теперь нет. Есть такое: всегда смотрю через призму реальности.
18:06
Не шибко похож на хоррор, хотя своя изюминка в нем есть) Больше всего мне понравилась описание окружения, особенно вначале, но, мне кажется, что легкая вводная вначале не помешала бы bravo
20:47 (отредактировано)
А что за вводная, чуть поясните?
Загрузка...
Илона Левина