Подвал

16+
Автор:
Эльвира Ельховская
Подвал
Аннотация:
Пятеро молодых друзей отправляются обследовать старый заброшенный подвал. Но заброшка имеет жуткую тайну...

P. S. Прошу прощения за много букв.
Текст:

Венька в очередной раз проверил снаряжение. Четыре ярко светящих немецких фонаря - два для себя и два для Валька, крепкая десятиметровая верёвка, три карабина, охотничий нож в прочном чехле, непромокаемый мешочек для телефона и документов, отвёртка, разводной ключ - всё было на месте, в его походном рюкзаке. Кажется, ничего не забыл.

К подготовке он всегда подходил серьёзно и основательно. Всё, что он сейчас взял с собой - важнейшие элементы снаряжения для диггера.

В этот день они с друзьями - Цепешем, Вальком, Крысом и Умняшем, должны были посетить и обследовать старый подвал, находящийся примерно в тридцати километрах от города. Цепеш наткнулся на него случайно, когда, возвращаясь из деревни, съехал в небольшой лесок по нужде. Тем же вечером он все уши прожужжал друзьям про этот подвал, который показался ему заброшенным. Ребята - всегда легки на подъём, долго уговаривать не пришлось. Через неделю они полностью подготовились к новой вылазке.

Валёк, Умняш и Крыс уже ждали у старого тополя за гаражами. Сидя на корточках, ребята курили и оживлённо разговаривали. Их рюкзаки стояли рядом. Венька подошёл, скинул свой рюкзак и повернулся к друзьям.

— Здорова, пацаны.

Он пожал протянутые руки.

— Ну как, все готовы? Всё взяли?

— А как же, - усмехнулся Валёк. - Забродники в рюкзаке. Фонари взял?

— Взял. И верёвку взял.

Молчаливый Умняш просто кивнул.

Послышался звук приближающегося автомобиля.

Цепеш лихо подрулил к друзьям и вышел из машины.

— Здорова. Все на месте? Грузимся.

Ребята аккуратно погрузили рюкзаки в багажник. Все находились в режиме ожидания - за город они выбирались впервые. В основном обследовали подземные ходы и коллекторы в черте города. Крыс предвкушал первую находку, Цепеш легонько усмехался, Валёк строил предположения, о том, что может находиться в загородном подвале и почему он заброшен. Венька спокойно слушал друзей. А тучный и меланхоличный Умняш, как всегда, молчал.

Наконец, все уселись в машину и Цепеш медленно и плавно повёл свой Опель к дороге, ведущей из города. Венька сидел рядом с ним, на переднем пассажирском сидении и наслаждался поездкой. Все пятеро были друзьями с первого класса, а Цепеш - его самый лучший друг. Его узкое лицо с бледноватой кожей,  сосредоточено на движении, черные волосы, доходившие почти до плеч, убраны за уши. Одежда его и зимой, и летом была тёмных цветов. Единственное белое, что признавал Цепеш — это медицинский халат - он студент медицинского университета, будущий врач-хирург. И сейчас он был одет в чёрную футболку и тёмные джинсы. Левый угол губ едва заметно приподнят к верху, что придавало ему вид едва заметной холодной усмешки. Ну вылитый вампир! Это именно Венька когда-то в шутку назвал его Цепешем. Прозвище прилипло к нему намертво. А Цепеш и не возражал.

Валёк болтал без умолку. Высокий, спортивного сложения парень, не задумываясь поддерживал их школьные и дворовые драки или шалости. Он с первого класса занимался спортом, был сильным и смелым. Ребята его уважали. И всегда прощали его привычку говорить быстро и много. Вот и сейчас Валёк поспорил с Крысом, кто из них первым завладеет артефактом из найденного Цепешем подвала.

Крыс - маленький, юркий парнишка, любознательный, с кучей безумных идей. С первого класса он таскал Веньку, а потом и остальных по всяким стройкам, подвалам и заброшенным домам. Ему всё было интересно. И обязательно с посещаемого объекта он брал “артефакт” - первый попавшийся ему на глаза предмет, который он мог унести в своём кармане, а позже в рюкзаке. Из-за излишнего любопытства и привычки везде совать свой нос, он и получил своё прозвище. Правда, называть себя так он позволял только своим - Веньке, Вальку, Цепешу и Умняшу. Именно он “подсадил” друзей на подземные вылазки.

Серебристый Опель покинул город, взяв курс на запад.

Вскоре они прибыли на место. Ребята покидали на землю свои рюкзаки, Валёк раздал забродники, все неспеша переоделись.

— Ну, веди нас, Сусанин, - веселился Валёк.

— Здесь не далеко, - отозвался Цепеш, проверяя всё ли на месте. - Готовы? Идём.

Ребята зашагали за ним, рассматривая место, куда они приехали. Это был лесок, но деревья были относительно молодыми. Далеко в стороне Крыс заметил какую-то развалившуюся постройку.

— Это дом? - спросил он.

— Я навёл справки. Когда-то, ещё до революции, там стояла деревня. Сейчас ничего от неё не осталось. А здесь находился барский дом. Но его почему-то разрушили. - ответил Цепеш. - Мы почти пришли, - добавил он, ведя друзей вглубь леска.

Тропинка, закончилась и Цепеш проговорил:

— Вот он.

Ребята увидели небольшой заросший холмик, который имел деревянный дверной проём, с дверью, оббитой ржавым и кое-где потрескавшимся железом.

Крыс подошёл к двери и попытался её открыть. Но она не поддалась: низ врос в землю.

— Сейчас, - сказал Цепеш, доставая из рюкзака небольшую садовую лопатку. - Попробую этим.

Умняш молча забрал у него инструмент и стал копать сам.

К счастью, в земле оказалось всего лишь несколько сантиметров двери, так что, вскоре она была открыта.

Любопытный Крыс заглянул в темноту.

— А-а-а-а! У-у-у-у! О-го-го-го! - крикнул он.

— О-о, - вторило ему короткое и довольно глухое эхо.

Он направил луч фонаря во внутрь. Перед ним открылся прямой тоннель.

— Ну, погнали, - спокойно сказал Венька.

Ребята ещё раз проверили, всё ли на месте и двинулись.

Первым, по сложившейся традиции, пошёл Крыс. Он светил себе фонарём, медленно шагая в неизвестность. Тоннель оказался довольно широким и свободным. Стены и пол кое где были сырыми. Но самое главное, не было мусора, который мог захламить проход, так же не было риска обвала. Потолок и стены выглядели крепкими и прочными. Манящая темнота вдали приглашала в гости. Крыс был доволен.

Ребята один за другим двинулись следом.

Крыс имел фотографическую память, умел ориентироваться на местности, и, как самый маленький, имел больше шансов пролезть в небольшую щель. Именно поэтому он всегда шёл первым. За ним след в след шёл полный Умняш. Молчаливый и всегда серьёзный он давно получил своё прозвище от друзей. В таких походах он был их “тараном”, который без устали разгребал попадающиеся завалы и горы мусора. Он не раз доказывал своё физическое превосходство перед друзьями. И очень этим гордился. Вот и сейчас он важно шёл за Крысом, стараясь не отставать. Следом шагал Цепеш. За ним Венька. Валёк был замыкающим. Он один из компании занимался единоборствами, и считал, что, если вдруг кто-то осмелится напасть на них с тыла, он даст отпор. Было так, что пару раз ребята попадали на “конкурентов” - таких же диггеров, ищущих в подземках что-то своё. А однажды нарвались на бомжей. И если вторые вели себя более дружелюбно, то первые старались прогнать. Приходилось отвоёвывать своё место под землёй.

Ребята бесшумно и неспеша двигались вперёд. Длинный тоннель не кончался и не имел никаких ответвлений в стороны. Кое-где на потолке и стенах проступали сырые пятна, но какой-либо опасности, что потолок рухнет, не было. В тоннеле было прохладно, пахло сыростью и плесенью.

Шли долго. Вдруг, Крыс остановился и поднял руку вверх. Ребята застыли на месте. Они прислушались. Где-то впереди капала вода. Пять фонарей в полной тишине устремились в темноту тоннеля. Но освещения хватило всего лишь на пару десятков метров вперед, дальше чернела густая темнота. Крыс махнул рукой, призывая идти дальше, и двинулся. Теперь он был предельно осторожен: звуки капающей воды приближались с каждым шагом. Он слегка напрягся: если это протекает потолок, то дальнейшее продвижение становилось опасным.

Ещё несколько метров вперед и луч его фонаря выхватил конец тоннеля. Он заканчивался пространством, напоминающим маленький зал. Ребята вышли из тоннеля и стали оглядываться. Зал был совершенно пустым. Только недалеко от входа в тоннель, прямо из стены, медленно сочилась вода, капая в небольшую лужицу на полу.

В противоположной стене ребята заметили ещё два входа.

— Интересно всё начинается, - Цепеш довольно потирал руки. - Нужно исследовать эти ходы. Потом выберем, куда двинемся дальше.

Он говорил тихо, стараясь не повышать голос. Кто знает, что может здесь быть. Лучше избежать неприятностей.

Крыс подошел к стене, где чернели входы. Он направил фонарь в левый. Яркий луч разогнал темноту. Всё так же сырость и холод. Крыс направился к правому тоннелю, посветил. Тот уходил куда-то в сторону. В луче света хорошо был виден поворот. Крыс повернулся к друзьям.

— Первый тоннель идёт прямо. Второй поворачивает. Есть предложение исследовать этот, - он показал на левый, - если ничего интересного не найдём, вернёмся обратно и пойдём туда.

— Лично я не против, - ответил Валёк.

— Я за, - ответил Венька.

— И я, - отозвался Цепеш.

Умняш кивнул. Ребята поправили снаряжение и пошли в левый тоннель.

Путешествие оказалось очень коротким. Уже через три десятка метров они упёрлись в глухую стену.

— Тупик, - негромко сообщил Крыс. - Возвращаемся.

Они повернули обратно, и уже через несколько минут Крыс повёл свой небольшой отряд в соседний тоннель.

Поворот оказался некрутым, идти было так же легко, как и по предыдущему тоннелю. Полная тишина нарушалась шорохом и тихим звуком шагов. Фонари светили в полную мощь. Крысу показалось, что тоннель заканчивается и впереди виднелось открытое пространство. "Ещё зал," - мелькнуло в его голове. Сам того не заметив, он прибавил шаг. Ребята тоже.

Внезапно раздался крик. Сначала никто ничего не понял, но Умняш слегка кинулся вперёд и крикнул:

— Крыс!

Остальные бросились за ним. Оказалось, что тоннель неожиданно закончился ещё одним залом, находящимся уровнем почти на метр ниже тоннеля. Получилась довольно высокая ступень, с которой Крыс упал в низ.

— Крыс!

— Как ты, Крыс?

— А-а-а, - Крыс лежал на сыром полу, держась за ногу. - Я, кажется, ногу сломал.

— Сейчас, потерпи, - ответил Валёк, - мы сейчас спустимся.

Было решено, что Умняш остается наверху, чтобы помочь подтянуть Крыса на верх, а Цепеш, Валёк и Венька идут в низ. Ребята осторожно спустились и обступили Крыса. Они помогли ему освободиться от забродника и Цепеш, стал ощупывать ногу.

— Перелома нет, - констатировал он. - Тебе повезло, это всего лишь небольшой вывих. Через несколько дней пройдёт.

Он потянулся к своему рюкзаку и достал небольшой мешочек - аптечку. Открыл его, порылся, достал эластичный бинт. Туго завязал лодыжку Крыса, достал таблетку обезболивающего и бутылку с водой.

— Пей: легче станет, - протянул он лекарство стонущему от боли Крысу.

Тот послушно выпил. Через несколько минут он, не без помощи друзей, натянул забродник. Боль немного отступила и в Крысе проснулось его врождённое любопытство.

— Где мы? - спросил он, светя фонариком вокруг себя.

— Какой-то зал, - ответил Венька.

— Давайте посмотрим, - предложил Крыс и потихоньку, прихрамывая пошёл вглубь, светя себе путь фонарём.

— Тебе нельзя много ходить, - предупредил Цепеш. - Тебе в травмопункт надо. Вывих, даже лёгкий - опасная штука.

— Да не гони, - отмахнулся Крыс. - Ничего со мной не случится. А мы не совсем в тупике, - он указал наверх, где чернел вход в следующий тоннель, находящийся метра на три выше пола.

Ребята огляделись. Зал был больше прежнего. В нём так же было пусто. Они взгрустнули. Придётся возвращаться назад. Повреждённая нога Крыса нуждалась в квалифицированной медицинской помощи.

— Интересно, что здесь было? На канализацию не похоже. Ни труб, ни проводов - ничего нет, - задумчиво сказал Валёк.

— Теперь точно не узнаем, - пожал плечами Цепеш. - Может, в следующий раз.

Крыс медленно обходил зал, заглядывая каждый уголок. Ребята, зная его страсть к заброшенным помещениям, не мешали осмотру. Они тихонько переговаривались, решали, что делать дальше. Вдруг раздался крик. Ребята обернулись, даже Умняш быстро спустился в низ.

Все кинулись искать Крыса - его фонарь потух, где именно он находился, никто точно не видел.

— Крыс, ты где? Не молчи, - обеспокоенно позвал Цепеш, светя фонарём.

Раздался слабый стон с тёмной стороны зала, друзья кинулись на голос. И разом остановились, в изумлении глядя на невероятное. Крыс лежал на полу, его голова была в крови. Стена так же испачкана кровью. Рядом с ним сидела девочка, лет восьми. В старомодном, местами изорванном платье, с заплетённой косой, часть волос из которой выбилась и торчала в разные стороны. Он стонал. Девочка склонилась над Крысом, гладила его по голове и приговаривала:

— Не плачь, маленький. Тебе больно? Потерпи, сейчас тебе будет хорошо. Вот мне хорошо. И тебе будет.

— Ты кто? - от изумления Венька еле выговорил слова.

Девочка подняла лицо и посмотрела на ребят. Её глаза были огромными, губы чуть улыбались, бледная кожа особенно выделялась в свете мощных фонарей.

— Я Надюшка, - ответила она. - Вы здесь играете?

— Мы здесь по делу, - ответил пришедший в себя Валёк. - Что с нашим другом?

— Ему плохо, больно, - сказала она. - Но вы к нему не подходите! Он мой, - она счастливо засмеялась.

Ребята сочувственно смотрели на Надюшку. Видимо, она здесь живёт, возможно, больна.

— Я врач. Я посмотрю его, - как можно мягче сказал Цепеш.

— Нет, ты меня обманешь, - насупилась девочка.

— Где твои родители?

— Их здесь нет, - печально ответила малышка.

Крыс застонал. Цепеш кинулся к нему. Надюшка наклонилась, и, со злостью глядя на Цепеша, закрыла Крыса собой.

— Не отдам! - сказала она.

— Ему больно. Я только посмотрю, - пытался договориться с ней парень.

— Ты ему ничем не поможешь, - вдруг рассмеялась Надюшка. - Смотри, - в этот момент раздался грохот — это отвалился кусок стены, который упал прямо на Крыса. Цепеш едва успел отскочить. Когда всё успокоилось, ребята с ужасом увидели, что голова Крыса буквально размозжена большими камнями. Кровь и красные сгустки покрыли пол и стену.

— Твою дивизию, - в шоке проговорил Цепеш. Ребята застыли от ужаса. Надюшка, целая и невредимая прыгала на одной ножке вокруг того, что осталось от Крыса, хлопала в ладоши и весело смеялась.

— Игра началась, - говорила она. - Давайте ещё поиграем.

— Что это? Почему она рухнула? Крыс... - проговорил Венька.

Надюшка перестала прыгать, серьёзным взглядом посмотрела на него и сказала:

— Ты мне нравишься. Мы обязательно с тобой поиграем. Ведь сегодня мой день рождения. А он, - девочка указала на погибшего Крыса, - играл со мной в догонялки. Только я его догнала, - она захихикала.

— Кто же ты такая? - Валёк в ужасе смотрел на Надюшку.

— Хочешь знать? Поиграй со мной! Ты следующий, - она засмеялась. - Играем в жмурки, в жмурки.

Жуткий детский смех раздавался со всех сторон. В этот момент все фонари погасли и ребята оказались в полной темноте.

— Лови меня, давай! Лови, - звучало со всех сторон. - Я здесь, здесь! Ну, где же ты?

— Пацаны, фонари! Запасные фонари! Включайте! - кричал Валёк.

— У меня не горит! - крикнул Умняш.

— И у меня не зажигается! - Венька в отчаянии пытался включить хоть один фонарь.

— Что за чёрт, - ругался Цепеш.

— Нет! А-а-а-а! - Валёк дико закричал. Через мгновение его голос перешёл в хрип, затем послышалось омерзительное бульканье. Валёк затих. Жуткий смех прекратился. Тут же загорелись фонари.

Надюшка склонилась над лежащим на полу Вальком. Ребята бросились к нему. Он лежал ничком и ни на что не реагировал.

— Валёк, - позвал Умняш. - Валька!

Венька наклонился, взял друга за плечо и перевернул на спину. Ребята от ужаса вскрикнули. Умняш попятился назад. Всё лицо и руки Валька были в глубоких порезах, горло перерезано его же остро отточенным ножом, который он сжимал уже мёртвой ладонью. Кровь струёй хлестала из глубокой раны, залив забродник Веньки. Он отшатнулся. Раздался весёлый смех.

Венька был в отчаянии. Этого не может быть! Так не бывает! Это просто дурной сон! И он сейчас проснётся. И всё будет по-старому!

— Он не умел играть в жмурки, - услышал он детский голос. Повернул голову и увидел Надюшку. Она стояла рядом с трупом Валька и печально смотрела на Веньку.

— Да кто ты такая, тварь?! - взревел Цепеш. - А ну иди сюда! Да я тебя сейчас сам в фарш превращу!

Он кинулся на девочку. Раздался жуткий смех. Цепеш, споткнувшись о Валька, упал. Его фонарь погас.

— Игра, новая игра, - радовалась она.

Цепеш вскочил, лихорадочно полез в свой рюкзак, достал из него разводной ключ.

— Давай, тварь, поиграем, - зловеще прошептал он.

— В лапту! Играем в лапту! Как у нас сегодня весело, - детский смех звучал радостно и беззаботно.

Венька и Умняш вжались в стену, с ужасом наблюдая за происходящим. Цепеш с безумной яростью и рёвом гонялся за Надюшкой, пытаясь достать её ключом.

— Промахнулся, промахнулся, мимо - дразнила она его, во мгновение ока оказываясь в другой части зала. Цепеш кинулся к ней, снова споткнулся о лежащего на полу Валька. Весь испачканный кровью, с разводным ключом на перевес, он был страшен.

— Цепеш, не надо, - крикнул Венька. - Его надо остановить, - он повернулся к Умняшу.

Умняш кинулся к взбесившемуся другу. Перехватил руку Цепеша, вырывал из неё тяжёлый ключ.

— Стой! Стой же! - крикнул он.

— Не мешай! Убью! - страшно вскрикнул Цепеш, вцепившись пальцами в горло Умняша. Венька кинулся к ним. Но было поздно: Умняш стал задыхаться и, в борьбе за свою жизнь, со всей силы ударил Цепеша по голове разводным ключом. Цепеш упал. Умняш следом выронил ключ.

— Я убил его... - пробормотал он. - Я его убил, - послышалось тихое рыдание. Умняш осел прямо на пол, стараясь не смотреть на Цепеша.

Венька склонился над лучшим другом. Дотронулся до шеи. Наклонился над лицом. Сердцебиения и дыхания не было. Висок пробит, из открытой раны течёт кровь. Венька уже не замечал, что его забродник весь в крови. Крови его друзей. Умняш тихо плакал. Венька, шатаясь, подошёл к нему, сел рядом.

— Нам надо идти, Умняш. Нам надо выбираться отсюда.

— Я убил его, - всхлипнул Умняш.

— Её нет, слышишь? Она ушла. Нам нужно идти.

Умняш поднял голову и прислушался. В зале действительно было тихо. Детского смеха больше не было слышно.

— Я боюсь, - сказал Умняш.

— Я тоже боюсь, - признался Венька. - Очень боюсь. Это всё... безумие какое-то.

— Крыс, Валёк, Цепеш... Все они... Может быть, им можно помочь...

— Они мертвы. А мы выберемся, - голос Веньки предательски дрожал. - Мы обязательно выберемся и позовём на помощь.

— Венька... Я убил человека. Цепеша. Я убил, - Умняш завыл.

Веньке было страшно. Очень страшно. Он знал одно: он должен выбраться наружу. И они это сделают вместе с Умняшем. Он не бросит друга.

— Вставай. Вставай же, - твердил Венька, пытаясь приподнять тяжёлого Умняша. Наконец, тот немного пришёл в себя. - Уходим, Умняш.

Умняш поднялся. Они подняли фонари и включили по запасному. Подталкиваемый Венькой, на негнущихся ногах, Умняш потихоньку пошел к тоннелю, из которого они пришли. В этот момент раздался грохот. На них посыпались пыль и мелкие камни. Ребята бросились на пол, прикрывая головы руками. Через несколько минут все стихло. Венька поднял голову.

— Твою мать! - выругался он. Умняш поднял голову и заскулил: вход в тоннель был полностью завален рухнувшим потолком.

— Она нас не отпустит, - безнадёжно прошептал Умняш.

— Есть ещё один выход, - Венька кивнул на вход в тоннель на противоположной стороне.

— А вдруг там тупик? - бесцветным голосом спросил Умняш.

— А если нет? А если она вернётся? - от ужаса Венька зажмурился.

— Пойдём, - решительно ответил Умняш и нетвёрдой походкой пошёл к стене. Проходя мимо тел Цепеша и Валька, ребята отвернулись. Но у стены лежал заваленный камнями Крыс. Венька побледнел. Умняш вздрогнул.

Венька достал из сумки большой моток верёвки с небольшим якорем. Уняв дрожь в руках, он попытался её закинуть на выступ, ведущий в тоннель. Умняш присел на корточки, наблюдая за другом и тихо подвывая при очередной неудаче. Наконец, якорь надёжно закрепился на выступе. Венька кинулся к Умняшу:

— Умняш, братишка, давай. Нужно выбираться отсюда! Поднимайся! Мы уходим!

Парень поднял голову.

— Я не смогу, - сказал он ровным, бесцветным голосом.

— Сможешь, я тебе помогу, - возразил Венька. - Я полезу первым. Потом полезешь ты. Я помогу тебе. Ты подтянись повыше, а я тебя подхвачу. Мы найдём выход и уйдём отсюда. Обещаю. Вставай, давай же.

Умняш кое-как поднялся. Венька несколько раз дёрнул верёвку. Она держалась прочно. Он постоял несколько мгновений, унимая дрожь в теле, удобно прикрепил фонарь к поясу, взялся за верёвку и полез наверх. Лезть было не очень высоко - метра три. Для Веньки это совсем не расстояние. Но сейчас всё было по-другому. Пару раз он сорвался, руки совсем не держали верёвку, ноги не слушались. Венька старался не думать о том, что с ними произошло, он хотел одного: как можно скорей покинуть это страшное место. Наконец, у него стало получаться и он продвинулся вперед. Он слышал внизу какой-то шум, небольшую возню, но решил не оборачиваться. Посмотрит, когда окажется на верху.

Вот и уступ! Небольшое усилие и Венька коленями упёрся в прочный бетон. Ещё пара секунд и он на небольшой платформе. Передохнул мгновение и повернулся лицом к залу. Прямо в центре него он увидел Наденьку. Она весело смотрела на что-то впереди себя и вдруг радостно засмеялась.

— Хорошая игра, замечательная. Кто выше прыгнет? Ты или я? Играем, играем, - говорила она, подпрыгивая на одном месте.

Веньке стало дурно. Он аккуратно придвинулся вперед.

— Умняш, - позвал он. Вместо ответа послышалась какая-то возня и еле слышный стон. - Умняш! Ты меня слышишь? Лезь ко мне! Скорей!

Ответом был только жуткий детский смех. Вдруг Наденька подняла голову, посмотрела Веньке в глаза и сказала:

— Он не придёт. Мы играем.

Волосы на голове Веньки стали дыбом.

— Нет! - крикнул он. - Умняш!

Он медленно подтянулся к краю и посмотрел в низ. В жутких звуках детского хохота он едва различил тихий стон.

— Умняш, - не своим голосом закричал Венька. - Что ты делаешь! Лезь ко мне, я вытащу тебя! Умняш!

Картина была жуткой. В свете трёх фонарей Венька увидел, как Умняш медленно надевал на шею петлю из верёвки. Потом медленно и спокойно поднял глаза вверх, на Веньку.

— Умняшик, не надо, давай лезь ко мне, мы уйдём отсюда, домой - он протянул руку. - Я тебя удержу. Лезь!

Умняш смотрел Веньке в глаза безразличным взглядом и вдруг улыбнулся.

— Прыгни, прыгни, - требовала Наденька. - Кто выше прыгает, давай померяемся!

— Нет, Умняш, не слушай её! Лезь сюда!

Тут Умняш подпрыгнул. Приземляясь, он поджал ноги. Послышался хрип и хруст ломающихся костей. Смех зазвучал еще громче и веселей.

— Умняш! Не надо! Умняш, - завыл Венька, глядя на то, что осталось от друга: бездыханное тело стояло на коленях, неестественно запрокинув голову и удерживаемое от падения верёвкой.

Венька выл, рыдал, кричал, рвал на себе волосы. Ему было страшно и жутко. Он не верил в происходящее. Но как только он открывал глаза, внизу была всё та же картина: его четверо друзей, которые ещё час назад были живы и здоровы, лежали искалеченные, без признаков жизни.

— За что?! - кричал он. - За что, тварь?! - Ответа не было. Наденьки не было видно, не было слышно её голоса.

Сколько прошло времени - он не знал. Истерика прошла. В голове было одно: нужно идти, прочь от этого жуткого места. Он кое-как поднялся. Тело его не слушалось. Он отвернулся от края уступа, и, держась за стену, пошёл вперёд. Медленно, шаг за шагом, он удалялся в темноту, подальше от смертельной ловушки и невыносимого сладковатого запаха. Через несколько минут он взял фонарь в руку и направил луч перед собой. Тоннель был прямым, без поворотов, без ответвлений. Венька упрямо шагал вперед.

Периодически его начинало трясти. Тогда он останавливался, слёзы текли из глаз. Он плакал в голос, как маленький ребёнок. Это проходило внезапно. Тогда он продолжал идти вперёд. Шёл долго. Фонарь уже начал слегка тускнеть. Внутри Веньки зародилась паника, которая росла и росла с каждым шагом. Что с ним будет когда фонарь погаснет? Только идти быстрей не получалось. Но вот, луч фонаря выхватил какой-то просвет. Венька остановился. Что это? Он перевёл дух и пошёл вперёд.

Это был небольшой зал. У стены проходило несколько больших труб. Свет шёл откуда-то сверху. Тусклый, едва различимый, но он был! Венька посмотрел наверх. Оказалось, это слегка приоткрытый люк, который прикрывал колодец, в котором он сейчас находился. Он нашёл выход! Венька глубоко вздохнул и присел на трубу. Голова кружилась, его мутило, не было сил стоять. Он сидел и смотрел на узкую полоску света, улыбаясь от того, что он нашёл выход. Ещё небольшое усилие и он выберется отсюда. Вдруг сбоку появилось какое-то движение. Он повернул голову. Рядом сидела Наденька и с интересом его разглядывала.

Сначала Венька молча смотрел на неё. Потом он почувствовал, как ненависть, чёрная, жгучая, заполнила всё его существо. Она бурлила и кипела, вытеснив страх и ужас. Больше он ничего не чувствовал. Ничего не соображал. С глухим рычанием он кинулся на девчонку. Его кулак рассёк воздух, пройдя сквозь Наденьку. В этот момент раздался смех. Она смеялась жутко и весело.

К ненависти добавилась ярость. Венька вновь и вновь кидался, не причиняя ей ни малейшего вреда. И вот, не удержался и рухнул на пол. Закрыл руками уши и закричал:

— Заткнись! Перестань! Отстань от меня, тварь! Чего тебе нужно? Я ничего тебе не сделал!

Его крик перешёл в рыдания. Смех прекратился. Жалкий и обессиленный Венька свернулся на полу калачиком. Наденька сидела рядом с ним на корточках и гладила по волосам.

— Не плачь, маленький. Не плачь. Я тебя не обижу. Не обижу, - повторяла она.

Венька поднял голову.

— За что ты так с нами? - прошептал он.

— Я всего лишь хотела поиграть, - ответила она.

— Но ты убила всех моих друзей.

— От меня никто не уходит живым, - пожала она плечами. - Потому что никто не хочет играть, - она капризно надула губки. - Все только обманывают меня, - её глаза стали очень печальными.

— Но почему? - ненависть пульсировала и переливалась внутри.

— Ты мне нравишься, - ответила Наденька, доверчиво глядя на Веньку. - Я тебе расскажу. Давно, очень давно, на этом месте, прямо над этим подвалом, стояла барская усадьба. Что в ней случилось, я не знаю, но слышала от взрослых, что когда-то барин зарубил топором всю свою семью, а потом и сам удушился. После этого усадьбу разрушили и разобрали остатки, а барина перезахоронили прямо на том месте, где она стояла. И после этого там стали хоронить самоубийц и душегубцев, которые совершили убийство. Мы, конечно, знали про это место и не приближались к нему. И вот однажды я гуляла, ждала подружку и собирала цветы. Мы собирались поиграть с ней. Я не уходила далеко, я была совсем рядом с деревней. И вот, я услышала шаги. Думала, что это подружка, даже окликнула её. Но это была не она. Это был совсем не знакомый мужчина. Он смотрел на меня и улыбался. Я спросила его:

— Вам кого, дяденька?

— А что, родителей твоих здесь нет? Ты одна?

— Одна.

— Как тебя зовут, малышка?

— Наденька.

— Не боишься, Наденька, гулять так далеко в одиночестве?

— Не боюсь. Деревня же совсем рядом!

— А ты смелая девочка. Не покажешь ли мне дорогу на Кувшиновку?

— Отчего же? Покажу. Только я подружку жду, она сейчас придёт. Мы хотели поиграть.

— Я тоже играть люблю, - заулыбался он. - Покажешь дорогу? А я тебе целый пятачок дам!

Я взяла его за руку и повела мимо кладбища самоубийц, где дорога короче. Там всё и случилось. Сначала он предложил мне поиграть в одну хорошую игру. Когда я согласилась, он схватил меня за волосы, притянул к себе и заставил поднять платье до пояса. Я не хотела, кричала, вырывалась, плакала. Но от деревни было далековато, место скрыто деревьями. Он зажимал мне рот и шептал:

— Не бойся, маленькая, я тебя не обижу, поиграем немного и пойдёшь к подружке. Ты же любишь играть? Не плачь, малышка. Мы просто играем.

Потом повалил меня на землю, а потом... потом... Боль. Сильная, ужасная. Было очень больно и страшно! А он закрывал мне рот ладонью, чтобы я не кричала, а сам пыхтел и говорил какая я хорошая девочка!

— Не плачь, потерпи. Мне хорошо, и тебе хорошо будет, - говорил он мне.

А потом он отпустил меня. Но я не могла встать. Я подняла голову и увидела под собой огромную лужу крови. Я испугалась. А потом жуткая боль пронзила моё тело. И больше ничего не помню. Очнулась уже здесь, в подземелье под барской усадьбой. Когда-то здесь была тюрьма с пыточной для крепостных. Моё тело лежало в небольшой ямке в одном из коридоров. И я с удивлением смотрела на него, ничего не понимая. А вокруг меня были они - тени. Не упокоенные души самоубийц и душегубцев.

Я не сразу поняла, что мертва. Но когда поняла, такая злость овладела мной. Я хотела только одного: мести. Моя ненависть была столь велика, что я поглотила все не упокоенные души: я питалась ими. Питалась эмоциями, которые они испытывали перед смертью своей и чужой. Я становилась сильней. И однажды - о этот сладкий миг - он вернулся. В моё подземелье. Мой мучитель и убийца. Да. Я знала, что это будет! И я ждала. Много времени, терпеливо. Мне не куда было торопиться. Я не знаю как и зачем он оказался здесь. Но он нашёл мое бывшее тело, то, что от него осталось, долго на него смотрел, потом сплюнул и хотел уйти. Но я не отпустила. Как он кричал... А знаешь, что с ним произошло? - тут она тихо засмеялась. - Он зарезал сам себя! По живому! Живот, грудь, до самого горла! Внутренности лежали на полу, он смотрел на них! А я радовалась, наслаждалась местью, пила его страх и ненависть... Я помню, как он обманул меня! Я всё помню! И моя месть была страшна! Потом были ещё, кто приходил сюда. И ни один не ушёл. Ни один! От меня никто не уходит живым! - повторила она.

— Я тоже не у-уйду? - спросил Венька. Волна ужаса и отвращения накатила и наполнила его. Тело тряслось. - Н-но я же тебе ничего не с-сделал.

— Ты пришёл сюда. Этого достаточно, - ответила Наденька.

— Отп-пусти меня, - тихо сказал он. - Отп-пусти м-меня, - закричал Венька и зарыдал.

— А давай поиграем. В прятки, - предложила она. - Если спрячешься так, что я не найду, то отпущу.

Наденька исчезла. И только её голос наполнил пространство вокруг:

— Прячься. Я считаю до десяти. Один.

Венька собрал все силы и рванул к слегка приоткрытому люку. Он был высоко. Но парень ликовал: у него в кармане есть запасная верёвка с якорем. Короткая, всего метра три, но этого было достаточно. Он попытался унять дрожь в теле и подкинуть верёвку так, чтобы она зацепилась за металлическую скобу, торчащую на краю колодца. Это ему удалось.

— Два, - раздался ненавистный голос.

В голове крутилось одно: “Быстрее, быстрее наверх. Только бы уйти”. Он попробовал вскарабкаться по верёвке к люку. Сорвался.

— Три.

Руки и ноги не слушались, зубы выбивали частую дробь. “Быстрее, быстрее. Там свобода”, - эта мысль подхлестнула его. Он крепче ухватил верёвку и снова полез. Движение. Ещё одно.

— Четыре.

Медленно, но верно Венька приближался к цели. Он уже чувствовал дуновение ласкового ветерка из щели. Стало светлей.

— Пять.

Он подтянулся, поднял руку и коснулся люка. Ещё немножко и он сможет его открыть! Медленно, без рывков подтянулся последний раз.

— Шесть.

Веньку затошнило. Он крепко вцепился в верёвку ногами, одной рукой ухватился за скобу, пальцами другой подцепил спасительный край люка, пытаясь сдвинуть его в сторону. Люк не поддавался.

— Семь, - объявила Наденька.

Рывок, ещё рывок. Слабеющая рука никак не могла справиться с тяжёлым металлом.

— Н-ну же, давай. П-пожа-алуйста, - хрипел Венька.

Он собрал все свои силы. Рывок. Люк нехотя поддался. Не на много, но это было огромной радостью.

— Восемь

Ещё один рывок. Люк ушёл в сторону. Дневной свет ослепил Веньку, ворвавшись в темноту колодца.

— Девять.

Он бросил ненужный больше фонарь в низ и не раздумывая полез наружу. Из глаз струились слёзы, руки были в крови, сил совсем не оставалось. Боли он не чувствовал. Он ничего не чувствовал, он хотел только одного: поскорей покинуть это страшное место. Наконец, туловище оказалось над колодцем. Венька, упираясь локтями в землю, упрямо полз на свободу.

—Десять.

Он лежал на земле. Мыслей в голове не было. Из глаз, отвыкших от яркого света, продолжали течь слёзы. Он кое-как открыл их. Мутное, не понятного цвета пятно смотрело на него сверху. Через несколько мгновений Венька понял, что над ним простёрлось самое обычное голубое небо с редкими кучками облаков. Небо! Несколько минут Венька просто смотрел на него.

— Я ж-жив, - прохрипел он. - Я-а ж-жив, - он засмеялся. Сначала тихонько. Затем всё громче и громче. Через минуту смех превратился в настоящий хохот, остановить который было невозможно.

Венька, хохоча, перевернулся со спины на живот. Снова перевернулся. И ещё, ещё, всё дальше откатываясь от колодца. Он не заметил, как земля под ним пошла под уклон. Он хохотал и катился, не чувствуя боли, ни о чём не думая. Он был жив. Только это имело смысл. Он покинул это проклятое место. И теперь, не имея сил встать и идти, он катился прочь от опасности. Ему не было дела до того, что он весь в крови своих друзей. Не было дело до того, что их больше нет. Не было дело до того, что мерзкая тварь осталась в подземелье. Он живой. Новые приступы хохота рвали горло. Тело, набирая скорость, неслось в низ по уклону. “Никто не уйдёт от меня живым”, - пронёсся в мозгу весёлый детский голосок. Этот проклятый голос! А, может, ему показалось? Новый взрыв хохота. Он провёл эту тварь. Он ушёл. Он спрятался. Перед глазами пронеслись лица его погибших друзей: Цепеш, Валёк, Крыс, Умняш. Может, это просто страшный сон? Розыгрыш?

Он уже не перекатывался, а хохоча съезжал вниз по крутому склону пригорка.

Дальнобойщик Андрей Рыбкин торопился домой. Рейс заканчивался, до города оставались считанные километры. Он предвкушал, как приедет на базу, скинет груз на склад, загонит верную Сканию в гараж, пересядет на свой Форд и поедет домой, где его ждала семья. Свернув, на нужную дорогу, Андрей выругался: путь преградил знак объезда, шёл ремонт дорожного полотна. Ничего другого не оставалось, и он свернул в указанном направлении. Дорога была старой, но дорожные рабочие восстановили её на совесть. Он вздохнул с облегчением и уверено повел фуру дальше. В кабине звучала весёлая музыка, настроение улучшалось с каждой минутой. Впереди небольшой поворот и дорога в горку. Горка небольшая, гружёная фура без труда её вытянет. Андрей сменил скорость и нажал на газ, подпевая песне. Вдруг, откуда-то сбоку, на дорогу упало что-то большое. Колесо проехало по мягкому, Андрей резко ударил по тормозам. По инерции машина проехала вперед несколько метров, затем остановилась.

— Что за... Лося, что ли сбил, - раздражаясь на задержку подумал он, открыл дверцу и спрыгнул на землю.

Через мгновение ему стало плохо: прямо под колесами фуры лежало раздавленное человеческое тело в залитом кровью и разодранном в нескольких местах рыбацком заброднике.

В это время, где-то глубоко под землёй раздался счастливый детский смех.

+6
17:20
99
21:19
+2
«лицо с бледноватой кожей, было сосредоточено на движении» — не понятно, в смысле на дороге?
«со всегда серьёзным лицом» — не звучит, хотя да, и «всегда С Серьёзным» — тоже не очень.
«но какая-либо опасность, что потолок рухнет, не было» — какой-либо
«НА противоположной стене ребята заметили ещё два входа.» — может лучше «В»
«предвкушал, как приедет на базу, скинет груз» — с души ) или с плечь )
Показалось частое «был-было» в начале, наверно кое-где можно заменить.
Как же это они – пять фонарей и обрыва не увидели!
Написано хорошо, но по «классической схеме» — быстро стало ясно что никто не выживет. Чтобы угодить жанру герою даже катиться пришлось через поллеса )
А наглые, дохлые девочки никогда не нравились! Когда им уже кто-нибудь наваляет…
Самому, чтоли этим занятся )
21:31 (отредактировано)
+1
Спасибо за комментарий)

Да, Цепеш же машину вел, поэтому был сосредоточен. И по поводу С или Со я тоже сомневалась, но оставила как есть.
Скинуть груз — разгрузить машину))) Подслушано у водителя))
Было-было вычитаю и подправлю.
Не заметили обрыв, потому что посчитали, что тоннель закончится полом в зале. Может, Крыс отвлекся в последний момент. Но вот так.

А на счёт маленьких дохлых девочек — давно пора заняться)))
Загрузка...
Светлана Ледовская