Кольцо

16+
  • Самородок
  • Опубликовано на Яндекс.Дзен
Автор:
Бабуля
Кольцо
Аннотация:
Рассказ вошел в шортлист премии Бабеля 2021
Текст:

Иметь кольцо с янтарем Женя мечтала с самого детства. Такая вот розовая мечта. Вернее, янтарная. Как эта мечта родилась, на каком таком ровном месте — Женя не помнила. Возможно, ей это было не так уж и важно -- помнить.

Она про кольцо и деду Морозу в письмах писала, пока в него верила, и родителям намекала. Родители подшучивали над нелепостью желания. Янтарь, по мнению мамы, -- камень для пожилых. Для тех, у кого щитовидка и прочие неприятности. И вообще, не должна девочка в столь нежном возрасте мечтать о кольце. Есть более необходимые вещи: книги, пеналы, ранец, куклы, в конце-концов. А кому эти “необходимые” вещи необходимы, Женя не понимала. Ей было необходимо кольцо.

Дед Мороз в положенное время приходил и уходил. Приносил то, о чем Женя его никогда не просила. Поэтому она не то что перестала верить в Деда Мороза, а разочаровалась и свела общение к минимуму, письма писать перестала. Для чего писать тому, кто так невнимателен к просьбам? Пустая трата времени.

Катя, старшая сестра, жила без мечты. Просто жила. Без постоянного ощущения, что вот-вот в ее жизни что-то может измениться. Чтобы угодить родителям, сестра из года в год просила Деда Мороза принести ей в подарок книгу про Буратино. И непременно с картинками. Катя точно знала, что подобная книга стоит где-то на книжной полке, читать книгу повторно не собиралась, но, тем не менее, от заведенной ею традиции не отступала ни на шаг. Родители умилялись. И вместо книги старшая дочь получала в подарок от Деда Мороза красивое платье, свитер или жакет.

И только став старше, только поняв, что всё за деда Мороза покупают родители, Женя перестала переживать, что у сестры подарки лучше. Жене родители покупали то, что по наследству перейти никак не может: наборы фломастеров, альбомы для рисования, зимние ботинки. А Кате на подарки не скупились, потому что считали их очень выгодным вложением: Катя и сама в этом походит, и после передаст младшей сестре. Так что на одежду для Жени можно в следующем году особо не тратиться.

* * *

В семнадцать лет Женя неожиданно наткнулась на свою янтарную мечту, которая неизвестно сколько дожидалась ее на прилавке комиссионного магазина. Янтарь, именно такой, о каком Женя мечтала, с застывшей в нем мушкой непонятного происхождения, был, как паучьими лапками, охвачен тусклым серебром. Кольцо было велико, но это такая мелочь. “Это даже не мелочь, а очень хорошо”, — убеждала себя Женя. Она с детства привыкла, что все, что доставалось от сестры, было великовато. Привыкла ходить с подвернутыми рукавами. А если что покупалось специально для Жени, то бралось непременно на вырост. Чтобы, как минимум, на два года.

Кольцо стоило пол стипендии. “Ерунда!” — подумала Женя и купила янтарное чудо. Мечта — это счастье. Осуществленная мечта — это миг острого счастья. И в этот момент скупиться не стоит. Она, в конце концов, нормальный человек и хорошо к себе относится. Она себе не Дед Мороз и не родители.

Домой Женя не шла, а летела. Кольцо лежало в бархатной коробочке, которая, о чудо, входила в стоимость покупки. Но даже если бы не входила, то Женя коробочку купила бы непременно.

Дома, по случаю воскресенья, предстоял торжественный обед. У них так было заведено — раз выходной, то и обед не абы какой. По воскресеньям родители пекли пироги и варили борщ. Мама пекла пироги, потому что была свято уверена, что их любит папа. Папа принимал участие в этом тягостном процессе, жалея маму. Маму он любил гораздо больше, чем пироги. И если бы маме пришла в голову мысль использовать выходной день и мужнюю любовь по назначению, сходить, например, на выставку или в театр, то папа и это её желание горячо бы поддержал.

Взбежав по лестнице, Женя решила, что сегодня будет правильнее не открывать дверь своим ключом, а позвонить в дверной звонок. Ей очень хотелось, чтобы её встретили на пороге всей семьей и порадовались вместе с ней.

Дверной звонок, как обычно, не работал. Единственный выходной, когда можно было заняться мужскими делами и починить все, что требовало починки, папа проводил на кухне за шинковкой капусты и замесом теста. Папе было совсем не до звонка, если любимой жене необходима помощь.

Женя заколотила в дверь кулаком. Когда дверь открылась, на пороге стояла вся семья. Папа — в фартуке и муке. Мама — с волосами, убранными под выцветшую за годы жизни косынку. Катя — с модным журналом в руках.

— Ты потеряла ключи? — поинтересовался папа.

— Даже если ты потеряла ключи, то не стоило так стучать, — добавила мама и приложила руку к сердцу. — Я испугалась. Решила, что за тобой гонятся.

— На месте Женьки, если бы за мной кто-то гнался, я бы не стала убегать, — Кате хотелось быть ироничной.

— Почему это? — поинтересовалась Женя.

— Чаще смотрись в зеркало — поймешь.

Женя переступила порог квартиры и моментально, пока семья не разошлась по своим воскресным делам, достала из сумки осуществленную мечту. Положив коробочку на ладонь, Женя замерла и счастливо улыбнулась. Все смотрели с недоумением: в их доме никогда прежде не было таких бархатных красавиц.

— Что это? — спросил папа.

— Вот… — ответила Женя и покивала. Была у неё такая привычка с детства — кивать в моменты радостного возбуждения. — Купила.

Женя аккуратно, чтобы ничего не повредить, открыла коробочку. Кольцо, тускло сверкнув серебром, уставилось на всех янтарным глазом.

— Ах! — выдохнула мама. Затем, быстро протерев руки о мужнин фартук, она, затаив дыхание, вынула из коробочки кольцо и надела на палец. — В самый раз!

Мама счастливо оглянулась на папу. Папины глаза увлажнились. Катя еле сдерживала смех. Женя ничего не понимала. Вернее, отказывалась понимать.

— Видишь, какую мы с тобой дочь вырастили, — произнес папа и приобнял маму. Катя, засмеявшись, выскочила из коридора в комнату.

— Спасибо, милая! — мама оторвала преисполненный благодарности взгляд от папы и обняла Женю. — Спасибо! Я о таком подарке даже и мечтать не смела.

Папа взял в руки мамину ладонь, внимательно рассмотрел кольцо, затем, склонившись, нежно поцеловал руку жены.

— Кольцо, судя по всему, старинное. Поди, целое состояние стоит? — поинтересовался папа у младшей дочери.

— Полстипендии, — прошептала Женя.

— Ну, полстипендии — это же не ползарплаты. Правда? — мама с надеждой смотрела на папу.

— Конечно, милая.

— Но это же мои полстипендии, — Женя растерянно смотрела на родителей. И мечта моя.

Мама, стянув с головы косынку, подошла к зеркалу, кокетливо поправила волосы, повела плечами. Мама выглядела молодой и довольной жизнью. Женя подумала, что кольцо каким-то образом меняет внешний вид того, кто его носит. Меняет в лучшую сторону.

Папа старательно отводил глаза от младшей дочери и с интересом наблюдал за кокетничающей у зеркала женой, такой её он видел впервые. И ему явно нравились те изменения, которые происходили с его обычно строгой супругой.

— Мама, — прошептала Женя.

Мама не отреагировала. Она что-то напевала себе под нос и пританцовывала, продолжая любоваться отражением кольца в зеркале. Жене показалось, что мама не решается любоваться кольцом напрямую. А вот так, через зеркало, как бы отстраненно… Янтарный глаз кольца, с застывшей в нем мушкой, маму явно смущал.

— Папа, — прошептала Женя.

Папа нехотя отвел взгляд от жены и посмотрел на дочь. Взгляд из восхищенного моментально сделался испуганным. Папа поднес палец к губам, призывая Женю смириться с потерей. Смириться с потерей мечты.

Мама, оттанцевав только ей понятную партию, вновь повязала косынку и ушла на кухню. Ее ждало тесто. Папа хотел было последовать за женой, но Женя схватила его за руку.

— Папа, ты ведь все прекрасно понимаешь! — громко сказала Женя. Ей хотелось быть услышанной. Быть услышанной ушедшей на кухню мамой. Папа вновь поднес палец к губам и испуганно оглянулся на дверь, ведущую на кухню.

— Ты все никак не поймешь, Женечка, — сладким голосом сообщила вернувшаяся в прихожую Катя, — что у нашего папочки вовсе не две дочки, а три. И любимой дочкой является та, которая жена.

— Катя, ну что ты такое говоришь! — прошептал папа и прислушался к доносящимся из кухни звукам. — Мне надо идти, девочки. Надо маме помочь.

— Иди, иди, — пропела Катя и весело посмотрела на Женю. — Ну и дура же ты! Купила кольцо — сразу надевай на палец. Застолби, так сказать. А то пришла в самый неподходящий момент и устроила демонстрацию красоты в бархатной коробочке.

— А чем момент неподходящий?

— Ну как ты не понимаешь? Родители исполняют ежевоскресный танец со скалками, супружеский долг, так сказать, который обоим надоел до зубного скрежета, но традиции требуют продолжать скрипеть зубами, а тут ты с кольцом!

— Мне просто хотелось, чтобы вы за меня порадовались.

— А ты думаешь, это легко — радоваться за постороннего?

— Разве мы друг другу посторонние? Мы же семья.

— Семья? Ну, тогда радуйся, что у мамочки с сегодняшнего дня есть кольцо с янтарем. И очень красивое кольцо, между прочим. Кольцо, за которое ты отдала половину своей стипендии. Порадуйся! Порадуйся за маму, Женечка!

* * *

Через несколько лет Катя очень удачно, на взгляд родителей, вышла замуж. Удача заключалась в том, что жених был с отдельной жилплощадью и на пятнадцать лет старше. Серьезный мужчина с хорошим аппетитом, уважающий семейные традиции в виде воскресных пирогов. За старшую дочь можно было не переживать. Единственное, чем зять не устраивал родителей, -- не любил борщ, предпочитал рассольник. Но это та малость, с которой можно смириться. Достоинств было гораздо больше.

В день свадьбы мама, пустив слезу, надела на палец старшей дочери янтарную мечту Жени. Катя, восхитившись для порядка, через несколько минут сняла кольцо с пальца. Во-первых, оно ей было велико. Во-вторых, не подходило к нитке искусственного жемчуга на шее. Искусственный жемчуг подарил жених, который уже через какой-то час станет мужем. Жемчуг Кате тоже не нравился своей искусственностью, но обижать того, кто любит пироги, но не любит борщ, ей совсем не хотелось. Во всяком случае, не в день свадьбы.

Мама манипуляций с кольцом не заметила. Надев кольцо на палец дочери, она ушла на кухню. Пора было заправлять майонезом салаты и ставить в духовку пироги.

За перемещением кольца внимательно наблюдала Женя. В тот момент, когда сестра сняла с пальца мамин подарок, но еще не положила его в шкатулку, Женя с надеждой ждала, что Катя отдаст кольцо ей. По праву первоприобретения.

Катя за несколько минут раздумий над тем, куда кольцо лучше пристроить, чтобы оно не затерялось в свадебном переполохе, не заметила наблюдавшей за ней Жени. Не заметила — и все тут! Ни одна невеста за час до заключения официального брака не обращает внимания на мелочи.

Когда кольцо наконец было небрежно брошено в шкатулку и над ним, тихо щелкнув, закрылась крышка, Женя вздрогнула. Шкатулка ей показалась гробом, в котором похоронили ее мечту. Похоронили во второй раз.

— Мама, — Женя решительно зашла на кухню, в которой царили необычные для их семьи праздничное возбуждение и беспорядок. — А почему ты решила отдать кольцо Кате? Почему?

— А кому еще? — спросила мама, утерев слезы, которые все текли и текли: то ли от репчатого лука, который шинковал папа, то ли от естественной радости по поводу свадьбы старшей дочери. А может и от того, что пироги сегодня особенно удались и не будет стыдно перед немногочисленными гостями. — Катюша замуж выходит. И я, как мама, должна что-то оставить ей в наследство.

— А что ты оставишь мне в наследство? — спросила Женя.

Папа перестал шинковать лук и испуганно посмотрел на жену. Мама молчала. Папа перевел взгляд на младшую дочь. Взгляд из испуганного сделался укоризненным.

— А тебе достанется квартира, — сказала мама. — Как нас с папой не станет, ты будешь полноправной хозяйкой.

— Я бы предпочла кольцо cегодня, а не ждать, пока вас не станет...

Женя вышла из кухни и прошла в уже свою комнату, которую до сегодняшнего дня делила с сестрой. Присела на диванчик, тоже ставший ее буквально с самого утра. Старое кресло-кровать, которое приходилось разбирать каждую ночь и собирать каждое утро, папа с Катиным мужем снесли к мусорным бакам. Женя сидела и думала: а хочет ли она семейного счастья? Такого, как у Кати или такого, как у родителей. Папа, без сомнения, маму любит. И пироги с ней печет, и борщи варит, и детей родил, а кроме купленного младшей дочерью кольца с мухой, застывшей в янтаре, маме передать в наследство старшей дочке было нечего. Не баловал папа маму подарками. Женя поежилась и решила со временем придумать новую мечту. В том, что в день Жениной свадьбы Катя не наденет на палец сестры заветное кольцо, Женя даже не сомневалась.

* * *

Папы не стало через два года после Катиной свадьбы. Он умер на кухне. В воскресенье. Дошинковал капусту для борща и пирогов, присел на табуретку, ласково посмотрел на жену и упал. Как-то сразу и окончательно. Мама страшно кричала. Женя испугалась, что мама этими криками разорвет себе нутро и умрет вместе с папой. Пироги в тот день сгорели.

В день похорон папы сёстры впервые за долгие годы сидели рядом на диване в комнате Жени. Катя ждала ребенка. Беременность сделала ее более мягкой и менее ироничной. Все хлопоты, связанные с похоронами папы, взял на себя муж Кати.

— Папа умер от скуки, — неожиданно произнесла Женя. — Столько лет каждое воскресенье — одно и тоже. Папе надо было или уйти от мамы, или уйти из жизни. Он выбрал второй вариант.

— Много ты понимаешь. — Катя нежно погладила свой выпирающий живот. — Папа умер от любви. Он так сильно все эти годы любил маму, что его сердце не выдержало накала.

Женя с удивлением посмотрела на сестру. О каком накале она говорит? Ей почему-то вспомнилась нитка искусственного жемчуга, которую жених подарил Кате на свадьбу. Искусственность жемчуга никак не сказалась на качестве жизни сестры. То, что она раньше называла ежевоскресным скучным супружеским долгом, сегодня считает милыми домашними обедами. Во всяком случае, вдруг подумалось Жене, ни одного обеда с пирогами, борщом и рассольником, который родители готовили специально для зятя, Катя с мужем не пропустили. Да, сами они пироги не пекли и к себе не приглашали, но в родительский дом приходили исправно. Интересно, а если бы у родителей Катиного мужа была своя традиция семейных воскресных обедов — как бы сестра выкручивалась? Или, может, они ходят к родителям мужа по субботам? И Катя вовсе не беременна, а просто набита пирогами под завязку? Ничего-то она о жизни сестры не знает. Жене вдруг сделалось стыдно и неуютно от этих неправильных мыслей в день похорон. Но какими должны быть правильные мысли — она не знала.

Катя неожиданно обняла младшую сестру и тоненько заплакала. Ее плач тут же подхватила сидевшая у гроба мама. Катин муж заметался, не зная, кому из плачущих первой подать воду и корвалол. На Женю он смотрел с нескрываемым раздражением.

— Катя, а ты папу любила?

— Конечно! — сестра ни на секунду не задумалась над ответом на этот нелепый вопрос. — Очень любила!

— А когда ты это поняла?..

* * *

Мама, следуя традиции, заведенной папой, тоже умерла в воскресенье. Правда, не за готовкой. С папиным уходом ушли из их жизни и воскресные обеды. Мама одна пироги печь не хотела, ссылаясь на тяжесть процесса. Женя заменять папу не сочла для себя возможным. И ежевоскресные семейные встречи с пирогами переместились из родительской квартиры в квартиру старшей сестры. Муж во всем помогал Кате. Но борщ, в угоду маме, они не готовили. Обходились рассольником.

Женя с мамой не пропустили ни одного воскресенья. Мама с удовольствием играла с внуком, которого назвали в честь папы, Женя рассеянно ела пироги и смотрела телевизор. Телевизор в доме старшей сестры не выключался ни на минуту. Такая у них была традиция.

В то воскресенье, когда не стало мамы, они как раз собирались в гости к Кате. Мама непривычно долго стояла перед зеркалом в прихожей, рассматривала себя со всех ракурсов. Даже подтянула руками обвисшую кожу на шее. Затем вдруг тихо запела и начала пританцовывать. Женя с интересом наблюдала за происходящим. Что-то смутно знакомое было в этом танце.

Мама зеркальная сильно отличалась от мамы живой. Зеркальная мама была явно моложе и веселее. Она даже слегка заигрывала и кокетничала с Женей. Подмигивала. На пальце зеркальной мамы тускло мерцало серебром кольцо с янтарем. Мушка непонятной породы, которой положено быть застывшей, билась крыльями внутри камня. Ей хотелось вырваться на свободу.

Улыбнувшись своему отражению, мама достала из кармана губную помаду, которой давно не пользовалась. Подкрасила губы. Затем обошла застывшую в недоумении Женю, прошла на кухню, накапала в стакан с водой пятьдесят капель корвалола, выпила. Села на угловой диван, который они с Женей приобрели после папиной смерти, и умерла.

Женя села на диван рядом с мамой и обняла ее за плечи. Подумала, что уже и не помнит, когда они сидели в последний раз рядом обнявшись. Женя заплакала.

Все хлопоты, связанные с похоронами мамы, взял на себя Катин муж. Старшая сестра ждала второго ребенка. Женя не сомневалась, что родится девочка и ее назовут в честь мамы. И будут Катя с мужем растить своих детей, названных в честь родителей. И будут печь им каждое воскресенье пироги с мясом и капустой и варить рассольник. Женя не сомневалась, что родителям в доме старшей дочери будет хорошо.

В день похорон Катя надела на шею нитку искусственного жемчуга, чтобы мужу было приятно. А на палец — кольцо. В память о маме. Кольцо сестра не надевала со дня свадьбы. Мушки в янтаре не было.

— Катя, а ты маму любила? — не отводя взгляда от осиротевшего кольца, спросила Женя. Голос ее срывался.

— Конечно! — не задумываясь ни на секунду, ответила Катя на этот нелепый вопрос. — Конечно, любила!

— А когда ты это поняла?..

* * *

Через несколько дней после похорон Женю разбудил стук в дверь. Стучали так, как стучалась при жизни мама. Щепотью. Обычно так складывают пальцы, чтобы перекреститься. Мама щепотью стучалась. Женя всегда думала, что это от неуверенности. А сегодня вдруг поняла, что для мамы их квартира была как личный храм. А в двери храма кулаком не бьют.

Женя поднялась и открыла дверь. Ей даже не пришло в голову задуматься — а стоит ли это делать? На пороге стояла мама. Губы ее были слегка подкрашены, волосы убраны под старую вылинявшую косынку. На пальце тускло мерцало серебром кольцо с янтарем, в котором застыла мушка.

— Здравствуй, Женечка. — Мама поцеловала дочь и пошла на кухню. Женя поплелась следом.

Достав с верхних полок муку и сахар, мама занялась тестом. Женя принялась шинковать капусту.

— И борщ будем варить? — спросила она. — Или только пироги?

— И борщ, конечно. Как же без борща?

* * *

В воскресенье Женя проснулась поздно. Она не знала, пригласит ли ее Катя на домашний обед. И будут ли ее вообще приглашать? Одно дело, когда она сопровождала маму, и совсем другое дело — Женя сама по себе.

Раздался стук в дверь. Стучали щепотью. На пороге стояла старшая сестра. Молча прошли на кухню. Женя поставила разогревать борщ. Достала из духовки еще теплые пироги.

— Я и не знала, что ты можешь пироги печь, — удивилась Катя.

— Я и сама не знала.

— Один в один как у мамы. — Похвалила сестра. — И борщ вкусный.

— Спасибо. — Жене была приятна похвала. — Знаешь, что? Приходите ко мне в следующее воскресенье на домашний обед. Всей семьей.

— Придем, — согласилась Катя и начала водить по пустой после борща тарелке ложкой. Привычка с детства.

— Знаешь, Женя, я перед тобой извиниться хочу.

— За что?

— За кольцо. Я его потеряла. Оно мне велико было.

— Твое кольцо — ты и потеряла. Не за что извиняться.

— Ну, тогда я пойду. До следующего воскресенья.

— Катя, а ты меня любишь?

— Конечно! — ни секунды не задумываясь, ответила сестра. — Всегда любила!

— А когда ты это поняла?..

* * *

После ухода Кати Женя прибралась на кухне и прошла в свою комнату. На тумбочке лежала давно потерянная бархатная коробочка. Женя открыла крышечку. На синем шелке тускло мерцало серебром кольцо. Янтарь, в котором застыла непонятной породы мушка, был именно таким, о котором когда-то мечтала Женя.

Другие работы автора:
+23
23:45
569
09:27
+5
Прекрасная и жизненная история. bravoЭта закольцованность семейной жизни, подмены счастья, сложности любви — печально и грустно.
Спасибо большое!
04:36
+2
Спасибо! Очень, очень приятно получить от вас коммент
09:29
+4
Очень грустный рассказ, очень выразительно написан. История из жизни: у моей мамы было красивое янтарное кольцо, светло-коричневое с золотыми искорками внутри, в золотой оправе. Я его у неё попросила, но она сказала, что отдаст позже. Потом кольцо стало ей мало, и она надела его на мизинец. А для мизинца оно было велико, и она его потеряла. Так и не нашли.
А вообще надо говорить родным что их любишь чаще и при жизни.
05:22
+2
Непременно! Непременно надо говорить! Меня с детства, мне очень крупно повезло, к этому приучили.
И очень жаль, что у вас так получилось с кольцом…
07:16
+2
Ничего, кольцо это ерунда. Спасибо за рассказ, очень реальный и чуть-чуть магический.
О том, как непросто быть вторым ребёнком, знает только тот, кому довелось это прожить. sad
Хороший рассказ. Вы всегда умеете порадовать качеством rose
11:09
+5
Иногда второго/младшего балуют больше smile
Вполне возможно иногда так и есть. А ещё бывает, что старшему так кажется wink
12:39
+4
Я младшая — не кажется smile
13:01 (отредактировано)
+4
И я второй — вечно в обносках ходил sad
Ему новую форму, новые ботинки к первому сентября, а мне всё наследство, часто латаное…
13:20
+5
Это потому, что мальчики. А у меня — старший брат, хотя носила его джинсы и куртки. Но если дрались — наказывали всегда его laugh
Не ну так не честно sadнашли что сравнивать. У нас тоже сестрёнка самая младшая только одна была (на четверых) — с ней сюсюкались будь здоров!
13:38
+4
Честно! Нечего девочек обижать laughА вообще он меня защищал и опекал, как и положено старшему брату.
Я до сих пор её оберегаю и помогаю — даже гитару свою старую недавно подарил angel
13:45
+5
Какой вы молодец! rose
05:23
+3
Спасибо большое за отзыв!
Про второго ребенка не знаю… Я второй ребенок. У меня не было лучше друга, чем старший брат. Я из него, честно говоря, веревки вила
Почему я не родился девочкой
11:26
+6
Вот ведь писательское мастерство: все герои раздражающие до невозможности, их история не понравилась совершенно, а рассказ хорош! )
04:35
+4
Спасибо, Юля. Мне и самой герои не очень нравятся, все время хотелось вмешаться и сказать: «Ну что вы, ребята». Но, тем не менее, именно такие герои выписались. Я этот рассказ долго в себе носила и поняла, что ничего изменить не могу
14:40
+2
Рена, опять вернулась к твоему рассказу. Вот не могу все перестать о нём думать. Особенно о финале. Такое впечатление, что он подводит к мысли, что героиня тоже мертва. Не физически, возможно, но по сути. И этот вопрос сестре «А когда ты это поняла?». Она так же после смерти каждого родителя спрашивала. И пироги эти — будто на поминки. Наверное, я не то что-то тут вижу?
20:21
+3
Нет, героиня не умерла. Просто решилась задать основной вопрос при жизни. И мечта к ней вернулась. И, как мне кажется, она примет то, что отрицала всю жизнь, но жить по этой схеме не будет. Будет строить свою жизнь, но оставит в ней место для тех, кто ее любит. Для сестры, например
23:01
+1
Спасибо за пояснение)
06:45
+3
Мартин сказал «жизненная» история. Совершенно не согласна. История «смертная». Нет в ней жизни с самого детства. С самого наследства. Вспомнился эпизод из Карлсона. Малыш интересуется, придется ли ему жениться на жене старшего брата, ведь он все за ним донашивает. В советском мультике этот эпизод проскальзывает, наверное, только взрослые над ним посмеиваются. А здесь на этом целая судьба.
Странное слово судьба. Суд. Жизнь — это одно, она изменчива и непредсказуема. А судьба? Это так тебе на роду написано. А кто ее пишет эту судьбу. А вот род и пишет. Хрусталь в буфете, есть из него только по праздникам. Праздники по расписанию. И даже если сил нет на пироги, положено. Празднуй, радуйся! без праздника, чего радоваться?
«Привычка свыше нам дана, замена счастию она» — выводит А. С. Пушкин. Жизнь перестает быть жизнью, становится судьбой, а все это бережется ритуалом, остопоганившим обрядом. В жертву приносится время. Время друг для друга. А место близких заменяют вещи.
Противная ли девочка Женя? Конечно. Она же противится ритуалу. И своими рывками из замкнутого круга вполне может сделать больно маме, папе. Кате — нет. А себе? А еще как. Мечта не пришла чудесным образом через долгожданный подарок. Мечту она купила. И тут же не стало мечты. Да надев на палец кольцо, Женя только хуже бы сделала. Не получила счастья от купленной мечты. Ей понадобился ритуал — одобрения. А семья бы не одобрила. Полстипендии-то. А так мечта пошла в жертву.
Не знаю, к чему приведет возвращение кольца. Оно, конечно, чудесно. Но… не будет ли напоминать маму. Не станет ли символом долга. Символом нелюбви.
Это очень здорово, когда автор умело строит текст. Когда вот так кристально четко проводит больную идею. Без соплей, без кровопускания, а выверенным литературным языком. Не мятущейся душой, а мастерской рукой. Только так можно и душу затронуть читательскую, и ум его напрячь, и до сердца достучаться. Спасибо за рассказ.
Дарите подарки. Любите, пока живы.
21:07
+1
Ух ты! Виктория, спасибо огромное! За такой комментарий можно душу заложить :))) Я думаю, что кольцо вернулось не просто так. Женя изменится. Она задала основной вопрос про любовь при жизни, если так можно сказать. Она не станет повторением мамы, которая не то что плохая, нет, просто по одной колее. Во всяком случае, мне хочется надеяться, что Женя изменить свою жизнь и научится быть счастливой. Этому ведь надо учиться, если без подарков с детства. Это, пожалуй, вы основную мысль уловили: говорить слова любви при жизни, подарки дарить просто так и те, которые важны.
21:18
+1
Бабуля, и снова читать Ваш рассказ- удовольствие!!! Очень благодарю!
сказала бы, что сердце на ваших историях отдыхает, но это будет неправда: вы каждый раз таких героев выводите, что какое там спокойствие))
Marrtin хорошо сказал: закольцованность жизни)) на фрагменте обретения мечты почему-то пошла у меня аналогия, что героиня в этом янтаре жизни мухой застряла, и доля этого ощущения не оставляла до конца. В этой-не-такой-как-хотелось-любви, в чудовищно фальшивых отношениях, в донашивании вещей, традиций, квартиры — какая-то пыльная тоска. И все время вопрос: «а когда ты это поняла?», в котором у меня ударение на «поняла» (потому что время в этой семье циклично, словно проходит каким-то особым течением). Так вот, нет понимания друг друга (и даже, кажется, себя), нет семейной эмпатии, и нет здесь ни положительных, ни отрицательных героев. Правда, вполне себе реальные люди.
Не до конца поняла историю с зеркалом (оно отражает фальшивую суть или показывает как раз истинное лицо? У меня и так, и так стыкуется) и момент с пропавшей из янтаря мушкой (тут даже версий у меня нет). Не вижу в этом авторской недоработки, понимаю, что не хватает моей «оперативки»))) Если мне кто-нибудь объяснит, буду благодарна.
Бабуля, спасибо вам огромное! Хоть что делайте, а рассказ получился тёплым. Янтарь ли, пироги ли сработали — командовали парадом вы))) rose
21:58
+3
Тема семьи, внутри семейных отношений муж/жена, родители/дети или другие сочетания, стали уже как бы, фирменным знаком или стилем. И темы неисчерпаемы, и понимание разнообразных коллизий углубляется и мудреет. Не знаем каким образом это достигается, но вот знает автор как донести все мысли и переживания до читателя, и мы, читатели, тоже становимся мудрее и опытнее и берем себе на заметку, и узнаем, клянемся никогда так не…
Впрочем, Виктория уже все здесь пояснила. И я пойду сейчас и номинирую ее на критика.
Но пару слов должен сказать.
Мартин сказал «жизненная история», наверняка имелось ввиду, что подобная история очень характерна для наших семей, для нашей страны, была, еще недавно, буквально до девяностых годов прошлого века. Сейчас слава богу уже не так. Больше себя, больше свободы и свободы выбора в том числе.
Кольцо что, кольцо символ, символ свободы выбора, свободы воли. Почему ушло, да потому что исполнилась мечта и что? Возможно успокоилась бы и осела в таких же традициях. Мне кажется в момент потери кольца/мечты, Женя полюбила мать, увидев ее мимолетное преображение, отца, когда он побежал домешивать тесто. Не зря же она спрашивала, а когда ты это поняла. Ну и конечно, пройдя через все описанные перипетии Женька кажется поняла, что дело, собственно, не в традициях, не в подарках, а в понимании любимого, родного человека, и готовности чем-то жертвовать ради него, т.е. жить не только ради себя. Вот когда она окончательно до этого дошла, тогда и кольцо прискакало к пирогам. laugh
Вот, как-то так.
Бабуле — огроменное спасибо за такие вещи.
10:04 (отредактировано)
+2
Ох, не знаю, не знаю. Уютный дом с борщом и пирогами, и мама с папой, и беззаботность, и защищенность. Я почувствовала море любви и счастья, вот оно вокруг — бери, не хочу. Но мечта зовет куда-то, ведь хорошо там, где нас нет. А жить и радоваться тому, что есть — это не для нас. Как-то так.
Очень тронул рассказ. Спасибо, Бабуля!
13:41
+2
Не так уж много надо времени, чтобы починить звонок. Звонок — это тоже символ? Или понадобилась причина, чтобы мать стучалась в дверь щепотью? Почему Женя мчалось с кольцом домой в надежде, что её равнодушные домочадцы разделят с ней радость от сбывшейся мечты? С чего это вдруг? Если Женя полюбила мать в тот момент, когда увидела её преображённой в зеркале, то почему у неё не потеплело в душе, и она продолжала тосковать по кольцу и ревниво следить за его судьбой? А мне вот семейная традиция с пирогами понравилась: никакая она не тоскливая и не «пыльная». На мой взгляд, не кольцо, а пироги — красная нить истории. Эти пироги и есть связь времён. И не уверена, что магическое возвращение кольца в этой истории уместно с точки зрения именно «магии». А сравнение Жени с мухой в янтаре — очень точное. Спасибо за историю:)
09:06
Грустно и трогательно… не заметила как прочитала. Спасибо)
11:35
Фу, такое отвращение к пирогам возникло.
"… Осуществленная мечта — это миг острого счастья..." — очень по-настоящему сказано.
Загрузка...
Илона Левина