Светлана Ледовская №2

Сны и чудовища

Сны и чудовища
Работа №1. Тема дуэли: Сон разума рождает чудовищ
  • Опубликовано на Яндекс.Дзен
Текст:

- Помилуйте, но я ведь действительно убил всех этих людей!

Больше ничего не оставалось. Только сдаться.

На следующий день я вернулась: в строгом костюме – пиджак, блузка, узкая юбка-карандаш, в руке – чемоданчик из кожи. Марк был со мной. Должна признать, выглядел он отменно: черный галстук, белая – я до сих пор уверена, выключи мы свет, она бы засияла в темноте – рубашка, волосы зачесаны назад.

Надзиратель кивнул нам и вышел. Марк с любопытством рассматривал комнату.

— Вот, значит, как оно все… Я такое только в фильмах видал. Потрясающе.

Серые стены, серый пол. Кажется, из… бетона? Серые стулья, привинченный стол, на малюсеньком окне под потолком – решетка. «Потрясающе».

Я достала пару ручек и блокнот, открыла на середине. Записала имя и число.

Марк глядел восхищенно.

- Потрясающе. Как ты…

Я молча протянула чемоданчик. Марк покорно взял его, положил на стол перед собой. Смотрел молча.

- Понятия не имею, как этим пользоваться.

За дверью – тяжелой, белой и большой, тоже с маленьким зарешеченным окошком, как отражение стены за моей спиной – послышались шаги, ключ провернулся в замочной скважине. Марк застыл с приоткрытым ртом.

- Потрясаю…

Я ткнула его локтем – под рубашкой, кажется, была теплая майка, вот это да – и поспешно подтянула к себе чемоданчик.

Открылась дверь.

Он вошел.

Больше всего Сэмюэл Блейк напоминал старого льва – не из тех, кто умирает в схватке с молодым и сильным соперником, но кто благоразумно уходит в саванну еще до того, как ему бросят вызов. Благоразумно ли? Или же повинуясь слепому, оглушающему, в жилах и венах (в сердце и венах? в сердце и голове? – подумать) стучащему инстинкту? Единственному, какой в этом мире имеет смысл. (пафос, пафос, пафос. Аника, остановись!)

Сходство только усиливалось песочного цвета робой (роба? комбинезон? уместен ли пассив? а если: Сходство только усиливала песочного цвета роба. Или – Песочного цвета роба усиливала сходство. Супер! Супер!)

Песочного цвета роба усиливала сходство. Песочная роба, песочная кожа – иссохшая кожа. И глаза, усталые, темные, цвета африканского горизонта. (серьезно?)

Я попросила снять наручники.


Я попросила снять наручники. Пока Сэмюэл растирал затекшие запястья, я украдкой сравнивала его с описанием в блокноте. Потом с тем описанием, которое полчаса назад дала Марку – на словах, пока мы добирались.

Письменная речь дается мне лучше, ей-богу.

- Здравствуйте, мистер Блейк.

Он поднял глаза – цвета африканского горизонта, ха! – и улыбнулся.

- А… Так мы, стало быть, решили сбросить маски. Оставить притворство. Ну, и как же на самом деле нас зовут?

- Агент Рид, а это старший агент Хочнер, - выпалил Марк. Я вспомнила, что туфли – на каблуке, высоком и тонком. Аккуратно поставила каблук Марку на ногу и надавила.

- Аника, мистер Блейк. Вы все еще можете звать меня Аника. Это Марк. Прошу прощения, он нездоров и, вот как сейчас, иногда испытывает сильную боль.

Марк пытался вытащить свою ступню в лакированном черном ботинке из-под каблука. Безуспешно.

- Присаживайтесь.

Сэмюэл Блейк опустился на стул. Темные глаза его (цвета пятен гепарда? ягуара? Аника, остановись!) с интересом разглядывали Марка. Я щелкнула застежкой чемодана и достала устройство с двумя катушками.

- Я знал, что вы федерал. Да, Марк, как только ваша очаровательная коллега вошла и протянула мне руку. Впрочем, видели бы вы себя, Аника, госпожа моя. Право, трудно было не догадаться.

- Сегодняшний наш разговор, мистер Блейк, будет записан.

- Правильно, Аника, правильно. Карты на стол. Я уж боялся, что вы вновь будете размахивать перед моим носом этой маленькой серебристой штучкой. Агент Рид… простите, Марк, неужели вправду можно было полагать, что я не различу обыкновенную зажигалку в том, что, по словам госпожи Аники, должно было бы представлять собой либо злокозненнейшее творение сатаны, либо плод одного из величайших измышлений человечества?

Я убрала каблук, чтобы Марк от облегчения не стал портить свет Божий словами, которые готовы были вот-вот выпрыгнуть из его рта, оттолкнувшись от подбородка.

Ужасно. Мне еще учиться и учиться экспромту.

Палец мой опустился на маленькую клавишу, мягко блестевшую на серебристой поверхности, и тут осознал разум мой, что вновь подхватила я чужой стиль и ему следую. Аника, остановись!

Катушки начали вращаться.

- Мистер Блейк, мы пришли узнать, как вы задумывали свои преступления.

- Задумываю, Аника, госпожа моя. Ибо – только тссс! – ночь через ночь я покидаю сие заведение и продолжаю – снова, и снова, и снова.

Когда он говорит, мне хочется плакать. Хочется закричать, затопать ногами, разрыдаться, устроить истерику. Это несправедливо, кажется мне, ужасно несправедливо. Но лицо мое остается каменным. Не знаю, смогла бы я это изменить, даже если бы захотела.

Он не верит мне. Ни одному моего слову. А между тем – он говорит, говорит своим голосом старого льва (какой у старого льва вообще голос? рык, что ли? пробегись потом еще раз), и взгляд его мягок, и на губах – полуулыбка. Говорит об убийствах.

Я не хочу о них слушать. Я знаю его слова, я столько читала, что, кажется, могу произнести их раньше него. Один мой друг коллега знакомый, любитель старых сериалов, рассказывал мне как-то об одном таком сюжете, где таинственное существо настолько полно погрузилось в разум героя, что начало говорить слова до того, как они сорвутся с его губ. (его – кого? разума? чертовы местоимения. и почему я так не люблю использовать синонимы?) Я запомнила название серии – «Полночь».

Полночь. И разум спит, и рождает чудовищ.

(и я торжественно поздравляю себя: вот мой читатель и передознулся пафосом)

Я не хочу слушать об убийствах – о них и без меня уже читало полмира. Мне даже не интересно, как он наводил детективов на их разгадку.

Мне интересно, как он их задумывал.

Величайшая загадка, по крайней мере, для меня – так близко, так близко! И – не ухватить, не дотянуться. Ускользает от меня, отгораживается его неверием.

Без результата несколько дней. Моя логика падает на колени перед его красноречием, его изощренной – безумной – гениальностью. Я не думала о цене. Спрашиваю себя: зная столько, сколько я знаю, должна ли была я догадываться?

Подхватывая нить его стиля, нанизываю на нее свои слова, как бусины.

Мои утверждения, моя правда, моя реальность для него что-то вроде мухи, бьющейся головой о стекло.

- Помилуйте, но я ведь действительно убил всех этих людей! – восклицает он.

Больше ничего не оставалось. Только сдаться.

(Боже мой, как же круто! Что, если мы с этого и начнем? Подумать!!!)


Я остановила запись. Пока Сэмюэла Блейка уводили, Марк сидел с каменным лицом. Не знаю, смог бы он это изменить, даже при желании.

Ключ повернулся в замке, звук удаляющихся шагов. И тут Марк не выдержал.

- Он что, во все это верит? Правда, что ли?

Закрыла чемоданчик, щелкнула замком.

- Ани? Ани?

Сидели молча, пока не пришел «надзиратель». Он оказался гораздо более подходящим собеседником для Марка, чем я, и, пока мы шли, от гулких стен эхом разносился их оживленный разговор, разговор журналиста и психиатра, пока бетон не сменил привычный белый пластик, знаменуя конец бутафорской зоны.

Марк может сколько угодно утолять свое любопытство, но статья – моя. Я добивалась этого слишком долго.

Голос старого льва звучал с моей голове. В искусственном мире творил он свои убийства. Свои кровавые, гениальные, выворачивающие наизнанку и заставляющие сердце биться быстрее произведения. Свои проникающие в самое сердце, в самый разум преступника, бессмертные свои романы.

Статья – моя, но стоит ли публиковать ее? Как повлияет она на популярность Сэмюэла Блейка? Простит ли человечество спящий его разум?

Простит ли тех, кто придумал заключить его в этот короб из бетона, чья дорога вымощена благими намерениями и порождениями его воспаленного мозга, реальность превратившего в сны и переживающего фантазии как реальность? Или работа продолжится – теперь с молчаливого согласия?

Моих читателей уже не спасти. Диагноз: передоз пафосом.

Я нанизываю на нить его стиля свои слова, как бусины, как стеклянный бисер чешского производства.

В одной руке чемодан с бутафорским магнитофоном, в другой – блокнот, в кармане – маленькое серебристое записывающее устройство.

Чудовища рождаются, когда разум спит. И нас влекут эти чудовища.

Интервьюируемый: Сэмюэл Блейк, писатель.

24 ноября 2120 года.

Конкурс завершен:
Да
Другие работы:
+7
22:01
676
04:37
Неплохо, но написано очень дёргано и непонятно. Если бы была более последовательная манера изложения, то было бы лучше.
05:15
+2
Очень хорошо, потому что непросто. Что-то в духе «Молчания ягнят».
Тема раскрыта прекрасно, написано великолепно.
На мой вкус, маловато прямоты. Намёки, детали, полутона — в результате картинка рисуется, но нечётко. Не всё хочется разгадывать.
Но сам по себе такой стиль чертовски хорош, это я больше люблю разжёванное.
10:53
+1
Не буду писать отдельный комментарий, поставлю свою подпись здесь.
09:49
+1
Персонаж по имени Марк детектед crazyВносите Антона
21:17 (отредактировано)
+1
… и вынесите Марка. У меня так соседа зовут, он испортил нашей семье полтора триллиона нервных клеток.
Серийный убийца!!! crazy
Произведение мне очень и очень понравилось. Очень стильная атмосфера, слог, построение сюжета. Браво автору!
21:27
+1
А у меня есть герой с таким именем в тексте. И у моих знакомых. Где-то был уже топ самых используемых имен?
А мне нет, очень банально.
10:13
Качественно всё, но вот тяжеловато читать… но наверное, тут так и нужно, тут это на стиле некоторая тяжеловесность.
19:22
Так. Я перечитаю потом и вернусь, наверное, с более подробным комментом. Первоначально мне нравится. За заметки-пометки спасибо, интересно смотрится)))

Живое повествование, диалог, монолог. И разбросано всё, но собрать при желании можно — я такое люблю)))
20:17
И даже без перечитывания — ГОЛОС!
Оригинальный, интересный рассказ, построение, игра со словами и читателем. Опять же, история, которую лично мне захотелось перечитать.
Я вернусь позже и перечитаю. Спасибо автору!
10:45
Вернулась)))
Второй раз читать было интереснее, потому что знаешь, чем закончится и на что нужно обратить внимание. Лично мне и третий раз зайдет (и захочется) перечитать. Для меня это показатель.
Люблю такие истории — штришками на первый взгляд, но всё важно. И всё складывается. Очень хороший визуал, место смены декораций прям хочется из черно-белого нуара окрасить с такие холодные, отстранённые оттенки серого и синего.
Понравился Марк))) его восторг воссозданной атмосферой прошлого, взаимоотношения с ГГ — это смещает фокус, уводит, хитрит с читателем.
Момент с нанизыванием слов как бус на нитку тоже понравился. Яркий.
Мне немного непонятно, для чего воссоздавать для психа физически ту обстановку, в которой, как он считает, он живёт, но читательского дискомфорта я не испытала от этого.
В общем, ироничное, интересное, целостное произведение. Пример тех перевёртышей, которые я хорошо воспринимаю.
Форма опять же — шик! Классика плюс дневниковость, некоторая даже интерактивность, как мне показалось.

В общем, прошу автора считать мой голос за десять. Я получила огромное удовольствие как читатель. Вы молодец!
23:22
+1
Стиль понравился. Юмор от автора тоже. Очень тонко и иронично.
А вот суть немного ускользнула. Автора держат в бутафорской тюрьме, чтобы он придумывал новые сюжеты? Убийства? Что? Мне не очень понятно, он эти убийства записывает сам или его истории записывают на диктофон и после издают? Если это подразумевается, то увы, для меня не очень очевидно. Если где-то в тексте есть ответ, а я проглядел, то извиняюсь.

В целом идея рассказ понравилась. Стиль изложения тяжелый, но когда втянешься, идет как по маслу. Читал бы и дальше. Автору спасибо.
14:04
+2
Очень неплохо. Весьма живописно, психо-логично и интригующе. Кажется, я узнал автора. Язык хорош. Здесь много мыслей, размышлений. Субъективное ощущение, что мысли изложены как-то угловато, тяжело, я бы сказал. Не думаются они так. Как-то они алертней, что ли, потОчнее (от слова «поток»). Хотя, как знать… Близок, чтобы оставить свой golos.
18:26
+1
Замечательно, мне нравится эта игра с читателем, эта многослойность и недосказанность. Атмосферно очень. Мне не совсем нравится «передоз пафоса», ну потому что я, в таком случае, безнадежный «пафосоман», курящий его в одном странном месте в далеком-далеком Сингапуре…
19:54
+1
Эксперимент. Удачный
20:44
+1
ГОЛОС.
Интригующее, ирония в меру, интересно. Люблю такой стиль повествования. В дуэли все три рассказа очень хороши, но этот нравится больше.
Загрузка...
Светлана Ледовская №2