Ирис Ленская

Чужое стихотворение

Чужое стихотворение
Работа №3. Тема дуэли: Блок
Текст:

(-3 балла за превышение объема)

Перед сном телефон светится входящим сообщением от Коршуна о том, что стих принят в печать. Поэтому я засыпаю с улыбкой. Завтра Лера узнает, что я сдержал обещание и сделал наше задание.

Среди ночи раздается оглушительный треск, от которого я подскакиваю на кровати. Из распахнутой двери моей комнаты торчит топор, а двое бородатых великанов в холщовых одеждах, похожих на лесорубов, идут ко мне.

- Вы кто такие? – ору я. – Сейчас проснется мой отец и…

- Ханс, не оставляй топор на месте выполнения задания. Иначе Надзор опять потребует объяснительную, - с досадой напоминает лысый верзила второму ночному гостю.

Похоже, Ханса нисколько не задевает замечание коллеги. Он протягивает огромную волосатую руку за инвентарем, не сводя с меня убийственного взгляда. Дверь жалобно скрипит, отдавая топор. От страха волосы встают дыбом, а сердце сильно колотится. Я уверен, что они пришли убить меня.

- Людвиг, обходи его с другой стороны, - велит Ханс и замахивается топором возле моей кровати.

С воплем я скатываюсь на пол и краем глаза замечаю быстрое движение Людвига сбоку от меня. Я дергаюсь к стене, но острое лезвие все равно догоняет меня. К моим ногам шлепает моя правая рука.

- Моя рука! Мама! Папа! За что?

Волны боли накрывают меня и заставляют скорчится. Почему родители не просыпаются от шума? Неужели их уже убили? От этой мысли на глаза наворачиваются слезы.

- Никто не проснется и не поможет тебе. Сегодня ты выдал чужое стихотворение за свое, - любезно объясняет Людвиг. – Это серьезное преступление карается казнью.

Верзилы возвышаются надо мной, преисполненные торжеством правосудия. Особенно горят глаза Ханса. Не иначе лучший работник их безумной конторы. От рези в плече я не понимаю смысла слов Людвига, а бездумно пялюсь на отрубленную конечность. Ирония в том, что до этого момента я ненавидел свою правую руку за кривые пальцы, которые, как я был уверен, испугают любую девушку, тем более такую чувствительную, как Лера. Я даже издаю нервный смешок, переходящий в болезненный вой. Наверное, дровосеки думают, что с моей головой проблемы, раз я нахожу смешной эту ситуацию.

Так бы я оплакивал свою руку, как Людвиг будничным тоном произнес:

- Ханс, доставай мешок. Потом поедем к его подруге Валерии.

- Лера? Стих? Стойте! – выныриваю я из болота грусти, и лезвия дровосеков останавливаются возле моей шеи.

- Что вы сказали про чужое стихотворение?!

- Ты украл чужое стихотворение, - рявкает Ханс.

- Мы ничего не крали! – меня колотит крупная дрожь от страха за Леру, к которой наведаются это убийцы. – Мы сочинили свое стихотворение и отдали в школьную газету.

Людвиг молча вытаскивает из кармана школьную газету, которую напечатали этим вечером. С первой полосы смотрят моя угловатая физиономия и ангельское лицо Леры. Под фотографией следуют строки чужого стихотворения.

- Это стих Блока, - шепчу я. – Возможно, в редакции произошла ошибка.

- Хватит слушать его болтовню, Людвиг, - сдвигает брови Ханс.

- Вы не верите мне? Но это правда!

В глазах Людвига плещется сомнение, которое дарит мне надежду.

- Пусть малец обратится к создателю, Ханс.

По лицу Ханса видно, как ему не нравится эта идея. Ханс пробегает глазами стих в газете и вздыхает, отчего шторы взлетают к потолку, а на часах появляется трещина. Затем великан смотрит на топор, и кровь стынет в моих жилах. Вдруг трудолюбивый работник покромсает меня, решив не оттягивать удовольствие обращением к создателю.

- Если дежурит эта жеманная обезьяна, то я не поеду к памятнику, - наконец сухо говорит Ханс.

У меня вырывается вздох облегчения. Лесорубы поворачиваются к зеркалу на стене, тычут в него газетой и призывают дежурного. Тем временем я собираюсь действовать.

Надо проскользнуть за их спинами и убежать в спальню родителей. Обливаясь потом и сдерживая стоны, я оттягиваю обрезанный край футболки. Горящее плечо похоже на срез колбасы. Странно, что соврем нет крови. Неожиданно с кровати доносится шорох и всхлип. Я приподнимаюсь с пола, и у меня отваливает челюсть от удивления. Под одеялом я вижу свое тело, беспокойно потирающее левой рукой плечо, где все еще есть правая рука. Мокрый лоб, скорченное лицо и слезы говорят о том, что тело чувствует мою боль.

- Что это значит? Это все сон, да?

- Это не сон. Мы в другом измерении. Если не вернешься в свое тело до рассвета, то умрешь, - не оборачиваясь отвечает Людвиг.

У меня перехватывает дыхание. Слабость заставляет привалиться к стене и наблюдать, как между отражениями лесорубов в зеркале появляется силуэт, который перешагивает через рамку и оказывается в комнате.

- Дон-Жуан, мы ведем мальчишку к создателю, - Людвиг убирает в ножны на спине топор.

- Дорогие дровосеки, вам известно, что я с превеликим наслаждением отправлюсь в путь! А душка Ханс с нами едет? – растягивает в улыбке напомаженные губы Дон-Жуан.

Я не могу оторвать взгляд от петуха, зажатого у него под мышкой. Птица моргает, а затем издает пронзительный крик.

- Нет, я не поеду, - цедит сквозь зубы Ханс и покидает комнату. Очевидно, что у него неприязнь к этому персонажу.

Вслед за Людвигом и Дон-Жуаном я плетусь на улицу, оставляя в квартире свое замученное болью тело. У подъезда Людвиг открывает дверь ближайшей машины и садится за руль под капризные укоры Дон-Жуана об отсутствии вкуса в выборе транспорта. Обольститель устраивается рядом с дровосеком, поэтому я остаюсь в одиночестве на заднем сидении. Машина трогается с места. Я оборачиваюсь и вижу, что ее реальная оболочка, как и мое тело, остается на месте. Петух орет всю дорогу, и несколько раз содержимое его желудка оказывается на нарядном костюме Дон-Жуана. Горестные вздохи хозяина птицы прекращаются лишь у дома Леры.

Не успеваю я ступить на асфальт, как из кустов прыгает чудовище в розовом платье. Его голова разделена на две половины крепко сидящим в черепе топором, а на месте носа торчит кривое топорище. Следом появляет довльный Ханс.

- Л-лера? – заикаюсь я.

- Антон! Что ты наделал?! – гундосит она.

Я потрясенно смотрю, как при каждом движении головы, у нее бешенно вращаются глаза. В руке Леры зажата газета школы. Людвиг высовывается из окна и спрашивает Ханса:

- Мы же должны были отвезти их к создателю. Зачем ты всадил девчонке топор?

- Она признала, что стихотворение из газеты написано ею и юнцом, - скалится Ханс.

- Это не наш стих, Лера, - стону я. – Это же Блок!

- Откуда мне было знать? Ты же сказал, что сделаешь за нас задание и сочинишь стих. Я думала, что в газете напечатан твой стих.

- Хи-хи, - смеется Дон-Жуан, надушенным платком вытирая рюши на блузе. – Душка Ханс, ты поторопился! Хорошо, что голова осталась на плечах девчонки. Иначе она бы уже никогда не проснулась.

Лера садится в машину рядом со мной. Она рыдает и отворачивается от меня. При каждом маневре машины на дороге, топорище задевает переднее сидение.

У памятника Людвиг велит нам выходить. Сидящие на скамейке подростки не видят нас. Людвиг обращается к памятнику. Блок наклоняет голову, внимательно выслушивает дровосека и велит найти доказательства нашей невиновности, если такие существуют. А также он обещает прислать в помощь других персонажей. Когда слово дается мне, я нервно пожимаю плечами и тут же морщусь от боли:

- Я отдал листок со стихотворением Коршунову, он заместитель редактора школьной газеты Кати Волковой.

- Это точно Катька ошиблась и пустила в печать другое стихотворение, - от злости Лера перестает реветь.

- Ждите здесь, - памятник снова замирает.

Ждать приходится больше часа. Лера игнорирует меня, видимо, виня во всем меня. Думаю, что если мы останемся живы, Лера никогда не станет моей девушкой. На газоне Дон-жуан выгуливает петуха, который проявляет симпатию к голубям. Людвиг долго смотрит на проезжающие мимо машины, а затем объявляет:

- Едут.

Перед нами останавливается машина, из которой выходят Катя Волкова, Дима Коршунов, Ханс и донна Анна, чей катастрофически маленький пеньюар стягивает ее пышную фигуру.

- Людвиг, выслушай мальчика, - хлопает рестницами донна Анна.

Мальчик, про которого она говорит, это Коршун. Он беседует с великаном и сверлит меня пронзительным взглядом, от которого у меня появляется плохое предчувствие. Катя подходит ближе. Она как всегда спокойна.

- Этот номер газеты готовил Дима. Поэтому Ханс не стал слушать меня, - рассказывает она.

- А ты почему целая? – визжит Лера. – Из моей головы торчит топор, хотя я ни в чем не виновата!

Катя встает на цыпочки, заглядывает в открытый череп Леры и задумчиво говорит:

- А я думала, что у тебя их нет, Лера.

- Чего у меня нет? – не понимает она.

Их прерывает Ханс.

- Антон, Коршунов сказал, что ты передал ему стихотворение Блока, выдав за свое. Но Дима не узнал подмены.

Я сжимаю единственный кулак. Хочется выбить правду из хитрого лица Коршуна.

- Ты обманул всех нас, Антон, - приходит в бешенство Лера.

- Антон не мог так поступить, - встает на мою защиту Катя.

И почему я никогда не обращал внимания на красивые зеленые глаза Кати. Людвиг и Ханс одновременно шагают ко мне, но храбрая Катя преграждает им путь и под визг Леры вытаскивает из ее головы топор.

- Не двигайтесь, а то сами без рук останетесь, - угрожает она, а затем говорит мне: - Садись за руль.

Я хватаю пребывающую в болевом шоке Леру и тащу к припаркованной машине, чей салон забросан петушиными перьями. Не хватало, чтобы Ханс использовал Леру как заложницу, чтобы мы не посмели уехать. Я укладываю Леру на заднее сидение, а сам сажусь впереди. Рядом плюхается Катя. Я кладу левую руку на руль, а Катя шепчет:

- Я помогу тебе. Я знаю адрес Димы, надо найти твой стих. Поехали.

Я не утруждаю себя объездом препятствий, поэтому машина, словно призрак, едет сквозь другие машины и дома. Затем мы тащим Леру по лестнице к квартире Коршуна, чья входная дверь сама распахивается перед нами. Тогда я жалею, что мы оставили топор в машине, потому что на меня обрушивается орудие Ханса. Левая рука покидает мое покалеченное тело и скачет по ступеням вниз, словно не желая видеть мою скорую смерть. Лера падает на пол и замирает. Катя проскакивает мимо дровосека. Но Ханс смотрит только на меня и свирепо раздувает ноздри. Великан взмахивает топором, но я отскакиваю. Ханс снова и снова нападает, и мы кружимся на площадке перед квартирой. За дверью падает мебель и предметы. Похоже, Катя оставит настоящий погром после себя.

- Нашла! – слышу я, когда лезвие входит в мою спину.

Я падаю на колени и громко кричу из последних сил:

- Катя, прижми листок со стихотворением к зеркалу и позови персонажей. Пусть они скажут все сами!

Я проваливаюсь в темноту под шаги моих персонажей, выходящих из зеркала.

Я прихожу в себя под крик петуха, который загадил мою комнату. Вонь помета и духов Дон-Жуана бьет в нос. Обольститель сообщает, что Коршун останется в коме в наказание за ложь.

К выпускному выходит газета с моим стихотворением. Лера извиняется за свое недоверие. Я протягиваю ей руку с кривыми пальцами для рукопожатия, и по ее лицу проходит рябь отвращения. Я мимолетно отмечаю, что еле заметное вращение ее глаз еще сохраняется. Когда я подхожу к Кате, которая ждет меня в зеленом платье, и веду ее танцевать, то высказываю не дающую покоя идею:

- Катя, давай вытащим Коршуна?

И моя Катя бесстрашно кивает. А я и не сомневался в ней.

Конкурс завершен:
Да
+3
22:27
810
15:51 (отредактировано)
+4
Первое впечатление. Человеку минуту назад отрубили руку, а он всего лишь грустит. Дальше читать не стал.
17:55
Спасибо за комментарий! Ничего страшного, зато время сэкономили, у всех его мало! надеюсь, другой рассказ будет более убедительный для вас
16:39 (отредактировано)
+3
Мне нравится этот сюрреализм. Блок в качестве судии за плагиат. Хорошо придумано. Шутка про мозги к месту. Криворукий поэт будет счастлив с зеленоглазой Катей, а автору моё уважение и голос.
17:53
Спасибо! А мне тоже про мозги понравилось. В такой ситуации я бы тоже заглянула в череп
20:22
+1
А мне не нравится этот сюрреализм. Впрочем, мне вообще не нравится сюрреализм. Намешано всего, а зачем? Кому-то зайдёт, не мне.
17:52
Спасибо за комментарий!
20:27 (отредактировано)
+1
Рассказ стремительный и увлекательный. Правда, слишком уж стремительный.) Многое я уловить не смог, но удовольствие я получил.

И так как большую часть не понял, ничего больше сказать не могу.) Разве что нужна вычитка (опечатки, все дела).

Спасибо за рассказ! Если автор хотел сделать его забавным, то получилось.)
17:51
Спасибо! Да, вычитка нужна
20:58
+3
Ну и какой это сюрреализм. Нельзя чепопало называть сюрром.
07:16
+2
Похоже на Дали. Для меня всё, что похоже на Дали — сюр. Девочка с топором по всему лицу, парень с корявой отрубленной рукой, говорящий с ними памятник, свитки, заляпанные чем-то красным — я вижу иллюстрацию именно так. Море крови, горы трупов, и не страшно, потому что осознаёшь, что это сон на грани бреда.
07:24
Дали? wonderПростите, а где подобное у Дали?
07:32 (отредактировано)
+2
Я так его картины воспринимаю.
07:40 (отредактировано)
Спасибо, я знаю эти картины. Конечно, я никак не могу не понять не повлиять на ваше восприятие не этого незрелого, неумелого текста, не эпатажных картин Дали.ни отрубленных рук, вызывающих грусть, ни горы трупов я не вижу. Момент зачатия, рождения, не всегда человека, может, идеи, мысли, первичность и вторичность духа или разума, этапы жизни да, философии, смысла море, экспрессия безусловно, скандальный вызов, почему нет? А вот где подобное в тексте?
08:21
Вот я так вижу этот хоррор. Части тела есть, а ужаса перед ними нет. Кровь льётся, а не страшно. С учётом того, что я панически боюсь мёртвых существ (включая жуков), испытываю ужас перед людьми покалеченными (наверное, перекладываю ситуацию на себя, прямо-таки панические атаки) — для меня это показательно. А тексты ровные все три. На большой площадке ни один из них читать не будут. А для дуэли все три интересны и хороши. И это не в обиду авторам, подавляющее большинство моих текстов никто не читает, несмотря на их грамотность. У каждого текста есть свои читатели. И большинство выделяет из текста не то, что закладывал автор, а то, что нравится конкретно ему. Я выделила то, что нравится мне, описала картинку, которую вижу я в стиле Дали. Жаль, рисовать я вообще никак не умею. Для меня жанр этого рассказа, как бы теги к нему — сюрреализм, хоррор, юмор. Страшно до смешного, до той грани, что уже не страшно. как у Дали, где части человеческого тела уже и на части не похожи. «Предчувствие гражданской войны» я не люблю.
08:36
Ну при таком индивидуальном подходе, да, конечно, если вы так считаете, то принято, безусловно. Спасибо.
21:40
+2
Минус три балла? Автор, дорогой, рассказ можно было отжать до требуемого объема легко!
Блок. Поэт. На картинке к дуэли он же. Мне этот ход в дуэлях — использовать тему как имя или фамилию, никогда не нравился. Замени Блока на Есенина и рассказ не потеряет ничего.
Сам рассказ тоже не очень понравился. Слишком бойкий, что ли. Рассказ бойкий, а герой, какой-то, желейный.
17:50
Спасибо. Да, рассказ можно было бы уменьшить, что-то я много написала
12:18 (отредактировано)
Подурнело от сюжета. Много мяса и сюрреализма. Простите, я не ценитель подобных экспериментов.
17:49
Спасибо за комментарий! Жаль, что такая негативная реакция на рассказ
22:26 (отредактировано)
+1
По уровню фантасмагоричности напоминает вечеринку в цдл))))
Это было задорно
Лера игнорирует меня, видимо, виня во всем меня.

небольшой стилистический огрех проскочил, но это мелочь.
Идея и исполнение более чем недурны, Блок в тему.
Не могло не порадовать присутствие Антона.
ГОЛОС сюда однозначно. Я за продуманность и завершенность истории.

з.ы. Ну нет, не соглашусь, что рассказ имеет отношение к сюрреализму. Он, конечно, с одной стороны бредов, но с другой — проводит четкую идею. Да и парадоксальности образов нет.
17:48
Спасибо!
12:12
+3
А мне понравилось. Весело, задорно, сюрреалистично и… кровищщща!!!
Автору плюс и ГОЛОС.
17:47
Спасибо!
12:14
+1
Очень странно. Технический вопрос: а почему рассказу нельзя плюсик поставить?
15:47
+1
Лайкнуть можете, но на статистику не влияет.
17:00
+1
Так в том-то и дело, что не лайкается.
09:26 (отредактировано)
+1
Кстати, у меня тоже unknown
12:38
+1
У одного Игоря Евгеньевича есть волшебная лайковая кнопка.
laugh
Не виноватая я.
Жаль что лайкнуть можно только раз.
Ну нет… Я, честно, не дочитал. Я так понимаю, это сон, тогда ощущения героя ещё хоть в какие-то ворота, но реплики… Он то орёт, поскольку натурально резанный, то изъясняется сложными предложениями.
17:59
Спасибо за комментарий! Все учту в дальнейшем
20:04 (отредактировано)
+2
Ну нинаю… Мне нравится. Весело, драйвово, про дружбу и любовь. Эх школа, школа. Как же там, все-таки, мило. Тут вот прям «школа жизни» без затей. Напомнило «В стране невыученных уроков» crazy
Плюс.
Походил, подумал. Все-таки здесь отстаиваются традиционные ценности и заповеди. И воздается без долгих отлагательств. Импонирует. И мораль, и юношеская бесшабашность, и умение идти до конца, и дружба, и любовь (говорил?). А посему:
ГОЛОС.
17:47
Большое спасибо!
Хи-хи))) Одежды, похожие на лесорубов, это нарочно, дя? laugh
Вообще порадовал автор. Но тут тот случай, когда жанр абсолютно не мой. Потому оценить объективно не могу blush
09:18
Увлекательная история, больше всех понравилась. Сюрреалистично, но понятно. Стремительное действие. Справедливое возмездие за плагиат-вот ды в наше время так, тогда во сне загнулась бы куча народу). Только вычитать! «Грустно» коробит, там что-то поотчаяннее должно быть. Ну и ещё несколько огрехов. ГОЛОС
17:46
Спасибо!
10:50 (отредактировано)
Это надо вычитывать и основательно переписывать, сокращая вдвое, меняя структуру предложений и т.д. Она, меня, моё… много словесного мусора.
Слишком много действия и слишком мало литературы. Классический случай, когда «размахивание руками» у рассказчика есть, а слога нет.
ЗЫ: Резковато сказал, насчёт слога. Кое-что есть, и чувствуется определенный стиль, но… Успехов вам, автор.
17:46
Спасибо! Согласна, есть над чем поработать в дальнейшем
Неофит
12:25
Мило, забавно, интересно, но голосовать За не буду. стара стала, что бы меня трогали на столько школьные истории, чтобы предпочесть это произведение познанию внутреннего мира. Но твердое 2ое место.
17:45
Спасибо!
13:05
Честно говоря, хотела бросить читать абзаце на четвертом. Не люблю я такой стиль написания — сухой, информационный, прямой. Но как это ни странно дочитала до конца, потому что рассказ оказался гиперболизированным и фантасмогоричным (отличное определение подобрала Таша) до абсурда. Поэтому ставлю плюс, но в остальном оставляю рассказ любителям этого жанра.
18:00
Спасибо!
13:14
Второе место на дуэли. Запутался в персонажах, союзниках и антагонистах. Концовка хорошая
18:00
Спасибо!
16:06
Из трёх рассказов, только этот рассказ можно назвать полноценным самостоятельным рассказом. Каких либо логических ошибок я не заметил, а язык рассказа мне приятен и понятен. Этому рассказу отдаю свой ГОЛОС
18:01
Спасибо!
Ольга
22:11
Совершенно непонятно, для чего это написано, какая цель? Какая мысль заложена в этом произведении. Мне кажется, что все, что пишется авторами (прозаиками или поэтами), пишется для того, чтобы читатель хотел это прочесть!!! Или я неправа и сейчас самое главное в творчестве просто выразить себя и чем эпатажнее, тем лучше? Для сюрреализма это примитивно!
Мне решительно не нравится подобная проза! Ну уж извините!!! «О вкусах не спорят»!!!
18:02
Спасибо за комментарий!
13:36
Простите, в этой дуэли я не могу ни один голос поставить. Тяжеленько читать…
Загрузка...
Марго Генер