Xen Kras №1

Ледяная риза

Ледяная риза
Работа №1. Тема дуэли: Серебрильщик
  • Победитель
  • Опубликовано на Яндекс.Дзен
Текст:

Паучку трудно пробраться в голову. Приходится вначале эфирную паутину на темя, а потом уже по одной из ниток внутрь. Просто так паучок не приходит, выжидает головной боли, как пропуска, и только затем, – о, спаситель! – игольчатыми шагами спускается настроить в голове посеребренную холодную тишину, тикающую тонкими токами.

Не лечение, но отсрочка, не покой, но пусть хотя бы провал.

Потому что человеку правильно побыть в пустоте. И перед работой -- тоже. Смотреть, вроде бы, в сторону, но мысленными прикосновениями проходиться по будущим контурам. Сохранять ощущение ненамеренности интереса, не спугнуть невидимое присутствие глупым напором. Как бы исподволь коситься на разбросанные по мастерской признаки и знаки профессии: кисточки, пузырьки с лаком, куски ветоши, баночки с темперой, листы белого и желтого металла, ножницы, обрезиненный молоток, набор чеканов (одним опять вчера консервы открывал). И ждать, не расплескаться.

Ожидание – критически важно. Не выждешь, схватишься за инструмент раньше срока – пиши пропало. Внимание ушмыгнет, – это оно умеет, – ускачет, закатится под батарею, и – все: лак наплыл или запузырился, лист пробился, позолота где заморщилась, где криво легла, пыль проклятая налипла, волосы откуда-то, – откуда волосам-то взяться? мистика какая-то! – вроде пол мокрый, вытяжка шумит, а поди ж ты, длинный волос в прошлый раз обнаружился, откуда, зачем? Или – к чему?..

Исполненное же, созревшее ожидание покрывает все. Тогда и кисть сама бежит, и лак не натекает, и молоток бьет в самый раз, и не замечаешь как дышишь, потому что работа как дыхание и есть. Сердце, теперь налитое умиротворением до краев, стоит, не шелохнется, пустое и гулкое.

Леше Корябину на жизнь хватает, хотя новый оклад на икону заказывают редко. Чаще просят поправить не очень старую, дореволюционную халтурку-жестяночку. Что тоже хорошо: приносит трудовую копейку и еще остается на болгарское красное. Тут все просто, даже не интересно: старый оклад убираем, зачищаем, если нужно – режем новый, накладываем, трень-брень, стук-шмяк, вот вам три моих аккорда. Но иногда к Леше приходит удача. Войдет бочком, с извинениями, с вопросом, и внесет неизвестно как дожившую радость антиквара, с мутным от теплого дома, от долгого соседства живых тел лаком, когда рисунок только угадывается, и от того, что его почти не видно, а ты перед ним вот он, как есть, становится немного неспокойно и даже стыдно. Такие дни Леша помнит.

Так принесли и попросили серебряную ризу на старообрядческую еще, совсем древнюю стеллу марис, звезду морей, в расписной синей накидке. Сильное северное письмо, а глаза... Не досуха выплаканные, ставшие уже привычными, обратившиеся в себя глаза, а другие, с тонким белым мазком по краю атропинового зрака, будто вот-вот прольется душистая влага.

Поставил под окно на стул рассмотреть – день просидел напротив. Что там поправить, какой оклад поставить – все забыл, одна мысль в голове – кто, как, каким усилием так смог? Так и сидел перед доской, и оттого, что образ темный, почти неразличимый, страшный в своей обособленной, отдельной непонятности, – от этого обмирал и внутренне, как во сне, падал.

Темная доска, совсем темная, зимняя вода в проруби, а из глубокой воды лик смотрит, как проплывала барышня подо льдом, и вдруг вышла из-под него обомлевшему рыбаку, лицом к мерзлому небу. Потемневшее серебро – заснеженная гладь. Темнотой залитый взгляд из глубины взываю к тебе, один я, один, и о себе не знаю ничего, страшно мне о себе знать, как в ледяную воду спускаться, памяти своей боюсь...

Так проносилось у Леши в голове, а ведь не был он многогрешен. Как все, наверное, был, едва ли больше, но, когда приходила память, Леша выходил покурить.

Невозможно сказать обо всем, что ему думалось, пока он так сидел. Порою и не думалось, а так, томилось, набухало дикими против всех правил словами. Иногда казалось ему, что не лицо перед ним плыло в черной воде, а сам он с рыбьим плеском погружался в мутное стекло, в неузнавание и неразличение. Ныряльщик за морскими звездами, ловец жемчуга. А камень тянет, не всплыть, и не сбросить.

Но выплыл, задышал опять (всегда выплывал пока), а зачем выплыл? куда?

На вернисаж.

На вернисаже как-то раз случайно встретила я вас...

Уходил уже, шел мимо группы, окликнули. Леша! – позвали, – Корябин, иди к нам! А он уже устал от гула, вскриков, устал подслушивать благоглупости, тошные звуки как-бы понимания. Обернулся – друзья стоят, еще с училища знались, – подзывают: давай, двигай к нам! Женщины с ними, у одной глаза знакомые. Странное чувство, вроде бы в первый раз встретишь, а кажется – уже было, правда, где встречались – не вспомнить.

Леша как-то так боком остановился, смотрит и не смотрит, знает и не знает, хочет и не хочет, а они улыбаются, машут.

Глаза у нее какие большие, думает Леша, кожа вокруг темнее, зрачки увеличенные, – близорукость? Что она видит такими глазами?

А видит она: тощий, в контражуре, со светящейся обводочкой силуэт.

Видит она: старенький, потертый пиджачок, брючки с пузырями, гладиться лень, ботиночки тоже не первой свежести.

Видит она: в Лешином желудке – бутерброд, в мыслях: еще бы взять, но неловко, зря выпил здешнего красного, подождал бы до мастерской... Теперь голова болит от вашей ржавчины.

Вот что она видит.

А Корябина Лешу, реставратора, она не видит, потому что вместо человека стоит поодаль мимопроходил темное пятно, ни лица нет, ни глаз, кто такой – ничего не рассмотреть, неудачно стоит, вне света, весь – сплошная тень... Неинтересный он какой-то, зачем ей? Вот что она видит. И видеть это больше тех двух секунд, что она уже на него из своей жизни потратила, ей не хочется.

Можно сказать, это было не узнавание, а примерка. Она не смогла примерить его к себе. И тут же забыла.

А он: что же за глаза-то?.. где я видел такие, где-то же видел, почти без радужки и белый мазок по самому краю зрака, чтобы вода... И вспомнил.

А она уже отвернулась к соседу и спрашивает: что за хмырь такой? А Леша не то, чтобы услышал, но по выражению лиц понял, что он, действительно, хмырь. Потому и дернулся к выходу. Он, в общем, догадывался про себя и раньше, так что не удивился, просто как-бы поставил точку, и продолжил уходить, только дернуло его.

Заторопился, потому что важно успеть дойти, когда на темя ложится тонкая паутинка и приплывает первый холодный эфирный запах. Паутинка покалывает, потягивает, эфир охлаждает, поначалу даже извращенно-приятно. Ничего не поделать, если началось, никакой анальгин не помогает, а чего посильнее – никто не даст, добыть негде, поэтому нужно переждать в тишине.

Все приходит в свое время, – и боль, и доктор. Скоро по паутине в голову спускается паучок, холодных дел мастер, коллега, в некотором смысле, и приступает к работе. Проходится все тем же эфирчиком, – отчетливый запах, никак не спутать, – чуть захолодит, чуть обезболит. Потом, зацепляя тонкими коготками, начинает выкладывать, высеребривать изнутри стенки черепа, кладет один к одному пристывающие к кости лоскуты, с небольшим – для экономии – перекрытием, закрывает внутреннюю поверхность наслоениями льда и оцепенелого одиночества.

Оставь полынью, – говорит паучку Леша, – оставь полынью темной воды, из которой посмотрят глаза...

Может быть, так и нужно, – успевает подумать Леша перед тем как замерзли и замерли его мысли, – чтобы ледяной оклад, заснеженный лед, а вместо лица – черная полынья, потому что никто не разбирает, что там, в воде, а нужно ли? Оставь только выход в стылую глубину, где стоит ее образ, атропиновые зрачки с тонким белым мазком по краю.

Конкурс завершен:
Да
+12
21:00
673
00:48
+1
«Налитое» не должно быть «пустое». Тут либо одно, либо другое…
06:20
+1
Весьма своеобразно написано. Непросто.
И это заинтересовало.
Но и только. Только стиль.
Не заинтересовал герой, сюжет, загадка. Даже отгадывать неинтересно.
Спасибо за комментарий! Стиль — уже неплохо )
09:17
+1
Для меня много в стиле необычных словесных конструкций. Как-то Стас сетовал, что оригинальность стиля — превыше всего, что ему жаль, что все пишут «одинаково». Но как бы это попроще объяснить? Если вы хотите быть понятыми, говорите на понятном языке. Да, порой для донесения мысли, для атмосферы и нужны эти странные конструкции, иногда здорово смотрятся «авторские» находки. Но Когда содержание за паутиной словотворчества… Ну мне никак не прорваться.
игольчатыми шагами спускается настроить в голове посеребренную холодную тишину, тикающую тонкими токами.
Вот куда столько на одно предложение. Ну из всего этого я получаю ощущение укола. Да. Ну пусть, если так надо автору. Но потом-то дайте мне повествование. Хоть немножко нужно сделать вздох, получить опору под «ногами логики». Для меня этот текст настолько оригинальный, авторский, что я не понимаю, а я то здесь зачем, что мне читателю здесь делать? Прорываться в поисках смысла? Я так не могу.
потому что никто не разбирает, что там, в воде, а нужно ли?
Вот такое и у меня после прочтения. Но ведь это история перса. Он же вот, пришел к читателю. Нужно же. Но…
В общем, это только мое мнение, мне кажется, что за деревьями лес, но его не видно. А мне надо в лес. )))))
Дык, пока нащупается, как хочется, да отольется, как правильно, это ж сколько нужно бумаги испортить клавиш стереть )) Все пробы, эксперименты, погоня за блуждающим эхом себя )
10:07 (отредактировано)
+3
Оооо, какая прелесть! Это сразу в избранное, благо, теперь дуэлянтам перезаливать рассказы не приходится. Автор, спасибо большое, я ещё не раз буду перечитывать. И да — я к рассказам вот прямо так же подхожу, как Лёша к иконам, и влияем мы друг на друга примерно так же, как он со стеллой марис. Спасибо, это потрясающе! С паутинкой — просто нечто, мой любимый здесь образ.
ГОЛОС
Спасибо! Польщен! )
15:06
+1
Очень красиво. Мне показалось, там по контексту должно было быть не был безгрешен.
Спасибо за комментарий!
«Не был многогрешен» = грехи были, но не много, не больше других.
«Не был безгрешен» = грехи были.
Разные смысловые акценты получаются.
17:17
+2
Необычный рассказ.
Мне стало даже любопытно, что за образ такой старообрядческий?
Я люблю реставрацию, располагающий к созерцательности процесс. И ассоциаций рождается множество в этом потемневшем лике-проруби. Когда раскрывается медленно, по чуть-чуть, нельзя спешить, нельзя затянуть. И по кусочкам, под снятой старой олифой, оживают краски, которых давно никто не видел.
Понравилось как раскрыт образ через фразу:
длинный волос в прошлый раз обнаружился, откуда, зачем? Или – к чему?
Спасибо! Это не конкретная икона какая-то, а обобщеный образ. Глаза такие я у Феофана видел и на визинтийской школы иконах.
20:15
+1
О… набор словесной шелухи, щедро рассыпанной автором. Думаю, Ананас был бы в восторге — любит он поцветастее. (не в обиду, понятное дело).
Я же, вот, как раз это вовсе не люблю. Не люблю я, когда форма — единственное, что есть в работе. Рассказ, к слову, если почистить от воды, набравшейся из-за пестрости повествования, сократится в половину. И что останется в остатке? Человек, влюбленный в свою работу, похеревший при этом жизнь?
Ну, ничего нового — через одного такие.
Рассказ не вызвал каких-либо эмоций. Герой — пустышка. Не по рассказу, но по сути. Кроме умения работать по профессии и неглаженных штанов — что о нем известно? Ничего. Можно кое-что додумать, но зачем? Это не оживит персонажа.
Смешно, но в облике иконы оказалось больше жизни, чем во всех персах и самом рассказе. Вероятно, так и задумывалось. Не мое, совсем
Ананас был бы в восторге
Не все фрагменты, но кое-что в тексте мне нравится ))
Спасибо за комментарий! )
20:30 (отредактировано)
+3
Я не знаю, что это: магия, поэзия, музыка, может, хор ангелов? Но так хорошо, так эмоционально, так чувственно! Пойду поплачу. sorry
Поплакала. Почитала конкурентов. Тоже хороши, слов нет! И вернулась с ГОЛОСом. Эта работа зацепила и не отпускает. Полагаю, это шедевр!
Спасибо, Светлана! Вы очень добры! )
06:50 (отредактировано)
+2
ГОЛОС! Однозначно. Вах! Просто фантастика как хорошо!!! Каждую деталь хочется рассматривать — как на иконе. Тонко, психологично, затягивает. Лучший рассказ в теме.
Спасибо! Автору приятно читать такое )
01:24 (отредактировано)
+1
Потому что человеку правильно побыть в пустоте.

Это очень правильно
Мне понравилось все. И напевное повествование. И герой неприкаянный, который все про себя знает. Мне ни одно слово шелухой не показалось.
ГОЛОС
Спасибо! Очень польщен и вдохновлен оценкой.
Написано просто восхитительно, очень чисто. И всё. Мне напомнило Жадана. Но интригующая икона уходит куда-то, потом возвращается в самом конце… Структуры нет, сюжет неясный. Но сам язык — просто снимаю шляпу.
11:29 (отредактировано)
+1
Здорово, гармонично… Под впечатлением. Очень хорошим впечатлением, спасибо. Как уложены слова, будто действительно мазок к мазку, линии, точечки… Искреннее восхищение от меня! bravo
И ГОЛОС тут по прочтении трёх работ.
Спасибо! Очень приятно )
ГОЛОС
Сюжет во всех рассказах вызывает вопросы. Но только здесь атмосфера выглядит не как скелет, на который не хватило кожи, а как нечто полноценное. Ну и написано же прекрасно.
Спасибо! Над стилем работаю, приятно что обратили внимание )
13:29
+1
Про бутерброд понравилось. А в целом — не мое. Рывками читалось. Еле дочиталось.
Спасибо за комментарий! Если можно, объясните вкратце, в чем были «рывки». Это ритмика такая или в переходе от фрагмента к франменту были сложности? Заранее спасибо!
21:00
+1
Просто стиль не мой. Читать трудно. Поэтому единым потоком текст не вошел. Приходилось останавливаться.
Ага, понятно. Да, стиль может мешать, это так.
20:14
+1
Своеобразно. С сюрроватыми оттенками. При мигрени всё что угодно может померещиться и может быть использовано для облегчения. Возможно эти глаза напротив глаза из полыньи будут спасать от боли в дальнейшем. Сконцентрировавшись на темной воде и глазах — боль отойдет в сторону. Да, это должно помочь. Неоднозначно отношусь к таким витиеватым, отстраненным текстам, ибо легко можно перегнуть палку или переполнить чашу. Здесь все в рамочках и это радует. На удивление прочиталось легко. Плюс однозначный.
Спасибо! Вы легко считываете аллюзии на тексты песен, не в первый раз )
20:49
+2
Вот все пишут, что своеобразно написано, и как-то да, точнее и не скажешь) Что-то тонкое такое, неуловимое. Толком ничего не произошло, но вот от встречи на вернисаже (хотя и встречи то не произошло) что-то внутри с тоской проворачивается.
Сижу, формулирую, думаю над комментарием и смотрю на часы, потому что боюсь не успеть отдатьГОЛОС))
Спасибо! Я под впечатлением от вашего отзыва задумался над эпизодом на вернисаже и думаю: надо было сильнее контраст прописать, еще лучше бы сработало, мне кажется.
Загрузка...
Светлана Ледовская №1